Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

Моя сестра - "инопланетянка". Окончание

И скучно, и грустно

К 14 годам Марина была уже махровой манипуляторшей. Кроме этого начала выпивать и пила уже запойно. Когда была трезвой, придумывала, где и чем можно поживиться. У нее была своя компания, в основном, мальчишки, которые для нее воровали в школьных раздевалках или отбирали у подростков на улице деньги и что-то ценное.

Как-то у нее появился велосипед. А через некоторое время пришла милиция, велик забрали и увели одного из ее друзей. А Марина скорчила из себя девушку-паиньку, сказала, что велик дал ей покататься мальчик. Никто не сказал, что это она всегда придумывала, у кого и что отобрать. Потом она с другими ребятами подкараулила потерпевшего и "поговорила" с ним, запугала, чтоб он сказал, что сам дал ей велик. Это подняло ее авторитет среди "своих".

Когда ей становилось скучно, она начинала кого-нибудь доставать, бить и издеваться. Издеваться она любила больше всего еще и морально. Например, могла заставить младшую девочку смотреть, как она сдирает шкуру с живого еще мышонка. Или как отрубает котенку лапы, а потом бросает его в ведро с водой.

Частенько устраивала так, что как будто эта девочка в этом участвовала, заставляла ее принести ведро или подержать что-то. Когда потом девочку отпускали, она ревела и не могла успокоиться. А потом Марина еще заставляла эту девочку воровать для нее, напоминала ей: "Ты же теперь с нами, да?  Помнишь, как мы вместе..." В интернате ее боялись. Когда Марина уходила в запой, все облегченно вздыхали.

Марина ищет мужа

Ко мне у нее тоже всегда были претензии. Когда ей что-то было нужно, она начинала говорить, что я единственный родной человек, который у нее остался, что мы сестры, мы семья, мы должны быть вместе и друг за друга. Это означало, что я должна что-то для нее сделать. Когда она добивалась, чего хотела, то сразу забывала о сестринской любви.

Когда мы заканчивали интернат, появился вопрос, куда идти дальше учиться или работать и где дальше жить, после интерната ребята переселялись в общежития при ПТУ или заводе или техникуме, если кто туда поступит. И Марина серьезно об этом задумалась, даже перестала бухать на какое-то время. В ПТУ ей не хотелось, работать на заводе - тем более, и вообще жить в общаге ее не привлекало.

И она обратила свой взгляд на мужчин постарше с целью выскочить замуж. Выбрала она одного врача, за его двухкомнатную квартиру и спокойный податливый характер. Некоторое время "пасла" его, втерлась в компанию из его двора, чтобы примелькаться. Начала аврально учить биологию, чтобы прикинуться интересующейся медициной. Придумала себе легенду, что она хочет поступить в мед, но ей очень трудно, потому что она детдомовская, у нее тяжелое детство, в детдоме сложно подготовиться к вступительным экзаменам, у нас почти все хулиганы и спокойно жить не дают нормальному человеку.

И большую ставку она делала на свою симпатичную внешность. В общем, она прикинулась умной красавицей с тяжелой судьбой и начала активные действия. Она подстроила "случайную встречу", распорола себе ногу и прикинулась, что она так неудачно упала с велика. Перед этим она тренировалась падать во дворе интерната, просчитывала, как распороть ногу, чтобы было правдоподобно. Даже одежду для такого случая отобрала у одной скромной и тихой девочки. Сама она таких "инкубаторских платьиц" не носила.

Охмурила она своего доктора за пару месяцев. Как-то я сказала ей в самом разгаре их романа: "Ты же его не любишь" , она сразу же взорвалась: "А чё, меня что ли кто любит?! Или тебя кто-то любит?! Тебе хоть раз кто-нибудь хоть сраную конфетку дал?! Хоть что-то для тебя сделал?! Вот и сиди молчи! А я сама возьму, что мне надо!"

Но эта злость появилась в ней не потому, что она жила в детдоме и ее никто не любил. Когда мы жили с родителями и были любимы, эта злость уже в ней была. А теперь "никто не любит" - это был просто отмаз такой.

Марина рожает первого

Скоро Марина перебралась жить к нему. В интернате появлялась, чтобы показаться на глаза учителям и воспитателям. Сказала мне как-то: "вот приживусь, и тебя из этой помойки вытащу". Это потому, что выпускные должна была сдавать за нее я. Но в последний момент она передумала, потому что её доктор очень обеспокоился, что ей обязательно нужно поступить в мед. С учебой у нее никогда проблем не было, мозги у нее работали прекрасно, проблемы были только с отношением к людям. И она сдала экзамены на отлично.

Но надолго прикидываться влюбленной девочкой ее не хватило и она запила. Ее "любимый" это терпел, потому что она "очень несчастна", у нее "очень тяжелая жизнь" и ей "пришлось очень несладко". Она уже успела поплакаться ему, как ее изнасиловали и приплела ещё много такого, что сама устраивала другим. Как ее, бедную и несчастную, заставляли смотреть на издевательства над котятами, или как ей насильно водку в рот вливали. И якобы поэтому она и пьет, ее мучают тяжелые воспоминания.

Затем она оказалась беременной, обнаружила это, потому что не смогла больше пить, от алкоголя ее сильно тошнило. И первой ее мыслью было сделать аборт, ведь беременность создает ей неудобства. Но потом ей пришло в голову, что она может использовать беременность, чтобы получить от своего "любимого" еще больше заботы и привязать к себе еще крепче, чтобы эта забота не кончилась когда-то из-за ее пьянок - гулянок. Ребенок ей был не нужен.

Еще до родов она сказала, что прикинется недомогающей и позвала меня "в няньки". Потом говорила: "Да мне родить пришлось, чтобы вытащить тебя из детдома, как обещала!" Муж крутился вокруг любимой Мариночки, а я удивлялась, как это у нее получается, так заморочить человека, что уже может чуть ли не откровенно плевать на него, а он убежден, что она просто несчастная, но очень светлый и хороший человечек.

Марина рожает второго

Затем она родила второго ребенка, и исчезла на несколько месяцев. Появилась, когда на выпивку больше не могла достать денег. Муж ее лечил, ухаживал за ней, ведь Мариночка с похмелья очень болела. Она делала вид, что раскаивается, даже брала на руки своих детей. Но явно ничего к ним не чувствовала, быстренько отдавала мне и изображала болящую. Мне так и говорила, что ничего не чувствует и не понимает, почему люди вообще хотят детей, "как можно хотеть эти сопли, крики и обгаженные подгузники?" Ничего больше она в детях не видела.

Дети, к стати, ее боялись, сразу начинали плакать, как только я подносила их к маме. И я думаю, что её алкоголизм - это большое благо для них на самом деле, так она просто где-то куролесила, и не трогала своих детей. Детям очень повезло, что ей не приходило в голову их воспитывать. Они росли без нее, называли мамой меня.

Когда она появлялась, некоторое время приходила в себя с тяжелого бодуна, затем "наводила порядок", то есть ко всем придиралась, всех строила, всех "учила уму", и затем забирала деньги или отбирала их силой и исчезала бухать снова. Муж временами задумывался о их ненормальной жизни, проводил с ней воспитательные беседы, угрожал разводом. Она изображала покаяние, "бралась за ум", даже поступила-таки в мед и с интересом проучилась там первый курс. Но ее интерес быстро закончился, она заявила, что хочет быть юристом и мед бросила. На самом деле она вообще не хотела работать. Поступила на юрфак, но и здесь учиться ей скоро наскучило.

Марина на страже правопорядка

Ей все делали поблажки, ведь у нее двое маленьких детей, и ей очень тяжело. У меня иногда просто челюсть отваливалась, как она умеет обрабатывать людей в свою пользу, так что ей верят и ее жалеют. Она вообще всегда умела быстро сходиться с людьми, у нее много "полезных" приятелей во всех сферах жизни.

Работать она устраивалась и опером в милицию, и судебным приставом. У нее "мужской" жесткий характер, для того, чтобы описать имущество, выселить или даже для охраны в суде - самое то. Для нее это было раздолье, она особо ничего не делала, частенько пила прямо на работе. Потом начались реформы в юридической системе, и Марине пришлось уволиться, когда она в очередной раз не вписалась в дверной проем в судебном зале, и кто-то написал на нее "кляузу", что пристав пьяна до невменяемости.

Ее это ничуть не расстроило. Работать она вообще не хотела. Пила запойно, деньги отбирала у мужа. Временами устраивалась куда-то, восстанавливалась в мед, но все ей в итоге становилось скучно и неинтересно.

Когда через 10 лет "совместной" жизни муж всерьез решил с ней расстаться, она тут же оказалась беременной третьим ребенком, и  якобы "одумалась". Просила меня, когда ее муж рядом, учить ее шить или вязать "или что там делают все эти пузатые клуши". Как только муж уходил на работу, бросала вязание и материлась по поводу своей несчастной жизни, как ей, бедняжке приходится страдать за кусок хлеба и крышу над головой.

После рождения третьего она, как всегда, занедужила, и дрыхла целыми днями, а муж взял отпуск за свой счет и занимался ребенком и ей, болящей. Я тогда была уже сама замужем и у меня были свои дети, но Маринины старшие тоже часто жили у меня, а она меня совестила, что я бросила ее детей на произвол судьбы. Как я могла так ее подставить - выйти замуж и родить своих!

Марину ничто не "вштыривает"

Где-то после 40 ей наскучило все, что раньше приносило удовольствие. Ни алкоголь, ни разнообразный секс, ни приключения, ни аферы - ничто больше не "вштыривало". И тогда у нас у всех начался ад. Это были ее постоянные истерики, мат, пинки и побои, она ярилась безо всякого повода, набрасывалась на всех, кто оказывался в пределах видимости.

Огромные потоки дерьма, бешенства и ярости полились на нас. Мы как будто попали в клетку к разъяренному тигру. Ее старшие дети уже выросли и быстренько сбежали аж в другой город, практически без денег и без вещей. Последние копейки выскребли, чтоб на билеты хватило. Легче устраиваться где-то с нуля, голодать и ночевать черт знает где, чем находиться рядом с разъяренным хищником.

Младшего я забрала к себе, за что однажды получила по голове сковородкой. Но посадить ее не удалось, каким-то чудом она устроила себе алиби, что она в это время пила со знакомыми операми. Я же оказалась виноватой в ложном доносе и в итоге все списали на травму головы, что я ничего не помню, а упала сама и ударилась.

Потом она мне призналась, как она это устроила. Когда я упала, она быстренько поехала к этим своим знакомым с предложением выпить. И не к кому-нибудь, а именно к операм, чтобы если что, "своим" больше поверят. А они алкоголики те еще, обрадовались, быстро надрались на халяву и когда протрезвели на следующий день, сами не помнили, во сколько начали с ней пить.

А потом она им поплакалась, что я хочу у нее отбить мужа и на нее наговариваю, а она ведь, добрая душа, с чистым сердцем в это время пила с ними, старыми друзьями. И ей все поверили, как всегда, "своя" ведь. Она это мне рассказывала с той мыслью, что вот какая она умная, как придумала выкрутиться и всех провела. Раскаяния не было ни в одном глазу.

Ее муж, замечательный врач - терапевт, не выдержал и начал пить сам, причем в конце рабочего дня, когда нужно было возвращаться домой. Напивался до бесчувствия. Все знакомые были в шоке, когда находили его в стельку пьяного в кустах по дороге домой. А Марина быстренько представила себя жертвой его тайного многолетнего алкоголизма. И ей действительно сочувствовали.

Марина узнает, что она социопатка

Но ее действительно уже ничто "не вштыривало". Она говорила, что чувствует себя мертвой, не знает, куда деться от пустоты внутри, прямо готова повеситься.  И через несколько лет истерик и ярости, которые ничего ей не давали, ей пришлось наконец озаботиться вопросом, что с ней такое.

Заинтересовалась психологией, нашла много чего по "своей" теме, много чего о себе поняла. Но это ничего не изменило. Теперь она манипулирует людьми с большим знанием дела. Психопатию болезнью не считает и говорит, что сейчас и медики не считают это болезнью. Для нее это не признание своей болезни, а просто самоидентификация. В ее понимании это просто другой вид гомо сапиенса. Есть эмпаты и есть психопаты. Два разных вида. Есть животные травоядные и есть хищники. Хищник не виноват, что нуждается в мясе. Это ее философия.

Как-то она пошла по программе "12 шагов" для алкоголиков, говорила, что группа анонимных алкоголиков - это огромное пастбище ресурса. Сейчас говорит, что мечтает попасть в терапию к психотерапевту, что её изводит постоянная пустота, ведь ее совершенно ничего больше не радует. Пить она бросила по этой причине, ей с алкоголем стало все так же пусто, как и без алкоголя, а от него еще и с похмелья мучение.

"Человеческий ресурс" тоже стал для нее пресным и безвкусным. Истерики и ярость тоже прекратились. Наверное, сама устала за несколько лет непрерывного ора. Она говорит, что не видит в них смысла, только пустой расход энергии. Но мы все еще чувствуем себя, как на вулкане.

Теперь она якобы готова над собой работать, но у нее нет на психотерапевта денег, он ведь гораздо дороже алкоголя. Говорит, что если бы какой-то терапевт ей занялся, она вела бы себя прилично и над собой серьезно работала. Она сравнивает это с починкой машины. Если бы она видела, что у соседа сломалась машина, а она проходила мимо, то ей ничего не стоит немножко задержаться и помочь, ведь она хорошо в этом разбирается. Так же она понимает и психотерапию, что терапевту ничего не стоит немножко обратить на нее внимание и подсказать, как Марину ремонтировать, ведь психотерапевт в этом разбирается.

Она понимает так, что работать над собой она будет сама, а психотерапевту ничего не стоит сказать ей, что ей нужно делать. Что нужно быть с терапевтом в терапевтических отношениях, она не понимает. Она вообще ничего не понимает про отношения. Она может изобразить для мужа отношения "идентичные натуральным" на какое-то время.

Но по настоящему отношения она понимает так, что каждый сам по себе. Терапевт сам по себе, ему ничего не стоит подсказать, что ей делать, и она всегда сама по себе и сама для себя. Никакого настоящего взаимодействия с кем бы то ни было. Я вот не представляю, как можно стать нормальным человеком без настоящего взаимодействия с людьми. А она не понимает, зачем взаимодействие нужно и что это такое. "Скажите, как подкрутить мне шестерёнки в голове и все".

Муж ей верит и несмотря на все ее выкрутасы, все еще на что-то надеется. Пить перестал и не съеден еще окончательно только потому, что Марина большую часть жизни не бывает дома, все где-то бухала и жила у пьющих приятелей. А муж всю проблему списывал на ее алкоголизм и мечтал ее вылечить.

В периоды трезвости она прикидывалась перед ним любящей и кающейся, использовала это время, чтобы закрепить его привязанность к ней. Несколько лет ее истерик прошли, и у него снова забрезжила надежда, что вот она бросила пить, она стала честно говорить, что она психопатка и алкоголичка, и скоро все наладится. Так что он продолжает верить в чудо.

Сейчас она снова "ходит по 12 шагам" с алкоголиками по программе, якобы теперь "по-настоящему". А я сочувствую этим алкоголикам и очень сильно сомневаюсь, что ей вообще хоть что-то поможет.
Tags: истории читателей, мнимо ничтожный нарцисс, обольщение, психопат, сахарное шоу, соковыжималка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 339 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →