?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
«Необыкновенный, преступный и привлекательный» Федор Толстой (Прототип Долохова №2)
tanja_tank
Родственник Льва Толстого, Федор Толстой по прозвищу Американец (1782 — 1846) мне кажется похожим на Долохова более других. Писатель видел его считанные разы, но он глубоко запал ему в душу. "Много бы хотелось рассказать про этого необыкновенного, преступного и привлекательного человека", - писал он.

"Американец" словно бравировал своей жестокостью и порочностью, а экстравагантность его выходок порой достигала такого масштаба, что давала повод усомниться в его психическом здоровье. Это была широко известная и настолько одиозная личность, что удостоилась даже строк Пушкина:

В жизни мрачной и презренной
Был он долго погружен,
Долго все концы вселенной
Осквернял развратом он.
Но, исправясь понемногу,
Он загладил свой позор,
И теперь он — слава богу —
Только что картёжный вор.


Граф Фёдор Иванович Толстой с детства обладал незаурядной физической силой, бурным темпераментом, был непредсказуем и жесток. С ранних же лет отличался злопамятностью и мстительностью по отношению к тем, кому случалось его разозлить. А сделать это было, как вы понимаете, проще простого...


"Со всеми перессорился. Всех перессорил"

В кадетском корпусе Федор в совершенстве освоил стрельбу и фехтование, что сделало его крайне опасным противником на дуэлях. Первый поединок у него состоялся уже в 17 лет. Он вызвал офицера, который отчитал его за нарушение дисциплины. Но это была «разминка»...

В 23 года Толстой предпринял первую большую авантюру. В 1803-м он обманным способом затесался в экипаж шлюпа «Надежда» капитана Крузенштерна и отправился первое кругосветное плавание корабля под российским флагом. Рассказывают, что Толстой таким образом улизнул от очередного наказания в полку. Он выдал себя за своего двоюродного брата-тёзку, который числился в составе экипажа, но не желал плыть.

Это была отнюдь не увеселительная прогулка: люди ехали работать, налаживать экономические и дипломатические связи. Разумеется, для Толстого все это было скучищей. Мало того, что он околачивал груши сам, он еще мешал работать другим. Он часто провоцировал ссоры, лично цапался с самим капитаном.

От его злых розыгрышей стонала вся команда. Однажды он напоил священника и приклеил его бороду к доскам палубы сургучом, запечатав казённой печатью. В итоге бороду пришлось отрезать, чтобы протрезвевший батюшка смог освободиться — Толстой напугал его, что печать ломать нельзя. Вам это не напоминает квартального, которого Долохов с Курагиным привязали к спине медведя и спустили в реку?

В другой раз неуемный Толстой прокрался в каюту Крузенштерна (на фото) со своим любимцем, орангутангом, которого купил где-то по пути. Он достал тетради с записями Крузенштерна, положил сверху лист чистой бумаги и стал показывать обезьяне, как заливать чернилами бумагу. Затем он оставил обезьяну в каюте, и она, подражая Толстому, заляпала чернилами тетради капитана. Все записи Крузенштерна оказались уничтожены.

Вот такие они, психопатические забавы, замешанные на зависти и стремлении разрушать.

Толстого то и дело сажали под арест, но он не унимался. Потеряв терпение, Крузенштерн высадил его на Камчатке вместе с орангутангом. О своем долгом пути домой Толстой впоследствии много рассказывал, но понятное дело, делить нужно было на десять.

С его слов, он провёл несколько месяцев среди аборигенов Аляски, там сделал множество татуировок, которые охотно демонстрировал. Орангутанга он, по одним слухам, съел, по другим — сожительствовал с ним. Надеюсь, это все же шутка, как и сожительство Долохова с Анатолем. :)

Бытописец Вигель, путешествовавший в то время по России, встретил Толстого в Удмуртии и описал этот эпизод так:

«На одной из станций мы с удивлением увидели вошедшего к нам офицера в Преображенском мундире. Это был граф Ф.И.Толстой. Он делал путешествие вокруг света с Крузенштерном и Резановым, со всеми перессорился, всех перессорил и как опасный человек был высажен на берег в Камчатке и сухим путём возвращался в Петербург. Чего про него не рассказывали…»

"Дядя Федя"

Как только Американец прибыл в Петербург, его арестовали и отправили на гауптвахту. А Александр 1 издал указ, запрещающий ему въезд в столицу. Понятно, что о блестящей военной карьере мечтать уже не приходилось. Из элитного полка его упекли на службу в малоизвестную крепость, где он прослужил с 1805 по 1808 год.

Но — привет психопатическому обаянию! - он сумел обаять князя Михаила Долгорукова (на фото слева), и тот взял его к себе адъютантом. Долгоруков называл его «дядей Федей» (а «дядя» был на два года младше!) и, открыв рот, слушал его бесконечные байки о себе, любимом.

Толстого отправляли на самые опасные операции и там он чувствовал себя в своей стихии. На русско-шведской войне он активно участвовал в боях, а потом, рискуя жизнью, возглавил разведывательный отряд при операции на берегу Ботнического залива. Эти подвиги, способствовавшие быстрой победе России, реабилитировали Толстого в глазах начальства, и в 1808 году ему разрешили вновь служить в Преображенском полку в чине поручика (а он давно оттуда вылетел за постоянные нарушения дисциплины), а через год произвели в штабс-капитаны.

Однако «ремиссия» длилась недолго. По осени того же 1809-го Толстой дрался сразу на двух дуэлях. В первой из них он смертельно ранил сослуживца, капитана Брунова, о сестре которого распускал грязные сплетни.

А через несколько дней состоялась дуэль с молодым прапорщиком Александром Нарышкиным, который утверждал, что Толстой обманул его в карточной игре. По другим сведениям, Толстой подозревал, что Нарышкин был одним из тех, кто передал Брунову отзыв Толстого о его сестре. Разумеется, это стало для Американца прекрасным поводом докопаться до человека.

Во время карточной игры, передавая Нарышкину туза, Толстой сострил: «Тебя бы оттузить». Нарышкин вызвал графа на дуэль и был смертельно ранен. За это Толстой был на несколько месяцев заключён в гауптвахту в Выборгской крепости, а в 1811-м уволен из армии в чине рядового и сослан в Калугу.

Но недолго он усидел в своем имении. В 1812-м Толстой снова пошёл на войну, на этот раз добровольцем на оборону Москвы. В Бородинском сражении был тяжело ранен в ногу. По рекомендации Раевского, который в письме Кутузову отметил мужество Толстого, он получил Орден святого Георгия, был реабилитирован и даже получил чин полковника. После войны он окончательно уволился из армии и поселился в Москве.

Богач, бедняк

В Москве он увлеченно вел светскую жизнь и явно наслаждался перешептывания за своей спиной и всеобщим вниманием к своей персоне. При случае любил паясничать на публике. Так, вспоминают его выходку на спектакле "Горе от ума". Он услышал строки из монолога Репетилова:

"Ночной разбойник, дуэлист,
В Камчатку сослан был, вернулся алеутом,
И крепко на руку не чист;
Да умный человек не может быть не плутом.
Когда ж об честности высокой говорит,
Каким-то демоном внушаем
:
Глаза в крови, лицо горит,
Сам плачет, и мы все рыдаем".


Тут Толстой встал и громко объявил в зал: «Взяток, ей-богу, не брал, потому что не служил!», что было встречено аплодисментами.

Язык у Толстого был подвешен очень хорошо. Кроме того, «мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь»… Поэтому вскоре он снискал себе репутацию острослова и вообще, гиганта мысли. Он был на короткой ноге с лучшими поэтами эпохи — Баратынским, Грибоедовым, Жуковским, Денисом Давыдовым, был знаком с Пушкиным и Гоголем. Фаддей Булгарин писал о нем:

«Умён он был, как демон, и удивительно красноречив. Он любил софизмы и парадоксы, и с ним трудно было спорить. Впрочем, он был, как говорится, добрый малый, для друга готов был на всё, охотно помогал приятелям, но и друзьям, и приятелям не советовал играть с ним в карты, говоря откровенно, что в игре, как в сраженье, он не знает ни друга, ни брата, и кто хочет перевести его деньги в свой карман, у того и он имеет право выигрывать».

Отойдя от ратных подвигов, Федор Толстой пристрастился к картам. При этом с психопатическим эксгибиционизмом рассказывал, что любит «играть наверняка» и «не полагается на фортуну», что означало чистосердечное признание в шулерстве. Как заявлял герой одной из здешних историй: «Да, я такой. Ну и что?»

А. Н. Вульф писал:

«Где-то в Москве Пушкин встретился с Толстым за карточным столом. Была игра. Толстой передёрнул. Пушкин заметил ему это. «Да, я сам это знаю, — отвечал ему Толстой, — но не люблю, чтобы мне это замечали».

Толстой часто выигрывал крупные суммы, но импульсивно их профукивал, чтобы завтра доедать десятый хрен без соли, крупно проигравшись. Да, случалось и такое, что ушлый любитель «играть наверняка» становился жертвой еще более прошаренных шулеров...

"Развратом изумил четыре части света"

«Славился» Толстой и своими беспорядочными половыми связями. Женился он только в 39 лет на танцовщице-цыганке Авдотье Тугаевой (1796—1861). До этого они несколько лет жили «просто так», пока не произошел один случай.

Мария Каменская в своих «Воспоминаниях» пишет:

«Раз, проиграв большую сумму в Английском клубе, он должен был быть выставлен на чёрную доску за неплатёж проигрыша в срок. Он не хотел пережить этого позора и решил застрелиться. Его цыганка, видя его возбуждённое состояние, стала его выспрашивать.
— Что ты лезешь ко мне, — говорил Ф. И., — чем ты мне можешь помочь? Выставят меня на чёрную доску, и я этого не переживу. Убирайся.
Авдотья Максимовна не отстала от него, узнала, сколько ему нужно было денег, и на другое утро привезла ему потребную сумму.
— Откуда у тебя деньги? — удивился Федор Иванович.
— От тебя же. Мало ты мне дарил. Я все прятала. Теперь возьми их, они — твои.
Ф. И. расчувствовался и обвенчался на своей цыганке».


Но жена «не дотягивала», поэтому после свадьбы Толстой услал её года на три в деревню и приставил к ней гувернанток.

Тугаева родила двенадцать детей, но зрелого возраста достигла лишь дочь Прасковья Фёдоровна. Старшая дочь Сарра обладала поэтическим даром, но была психически неуравновешенной и умерла в 17 лет. По одним данным, от чахотки. По другим, тронувшись умом. По крайней мере, Пушкин писал о ней в 1836 году:

«Видел я свата нашего Толстого. Дочь у него так же почти сумасшедшая, живет в мечтательном мире, окружённая видениями».

Все остальные дети Толстого родились мёртвыми или умерли в младенчестве.

Неизвестно, сколько раз в своей жизни Толстой дрался на дуэлях, однако, по некоторым данным, он убил на них одиннадцать человек. Их имена он записывал в особую книжечку. И по мере того, как умирали его дети, он вычеркивал из списка очередное имя и ставил сбоку слово «квит».

От Толстого мог пострадать и Пушкин. Поэт готовился вызвать Толстого из-за того, что тот запустил о нем гадкий слух — будто бы Пушкина перед отправкой в ссылку в 1820 году выпороли в охранном отделении.

Пушкин был настолько оскорблён, что поклялся вызвать обидчика на дуэль сразу же по возвращении из ссылки. Кроме того, поэт ответил Толстому эпиграммой, которой я начала этот пост, и еще одно четверостишие о нем написал в послании «Чаадаеву»:

«Или философа, который в прежни лета
Развратом изумил четыре части света,
Но, просветив себя, загладил свой позор.
Отвыкнул от вина и стал картёжный вор?»


Желание наказать обидчика в Пушкине не утихало долгих шесть лет. Все это время он регулярно упражнялся в стрельбе. И в сентябре 1826-го, как только появился в Москве, велел передать Толстому вызов. Но по счастью, Толстой в то время в столице отсутствовал.

Позднее другу Пушкина Сергею Соболевскому удалось примирить Пушкина с Толстым. Возможно, что Толстой был и сам заинтересован в примирении, так как знал, что убийство Пушкина наверняка разорвёт его отношения со многими известными поэтами, дружбой с которыми он дорожил.

"Он развил одни только буйные страсти"
Старость психопата была более спокойной, чем вся его предыдущая зигзагообразная жизнь. Он охладел и к дуэлям, и к картам, стал богомольным. Несколько раз выезжал за границу, где познакомился с Герценом, который писал о нем:

«Один взгляд на наружность старика, на его лоб, покрытый седыми кудрями, на его сверкающие глаза и атлетическое тело, показывал, сколько энергии и силы было ему дано от природы. Он развил одни только буйные страсти, одни дурные наклонности, и это не удивительно; всему порочному позволяют у нас развиваться долгое время беспрепятственно, а за страсти человеческие посылают в гарнизон или в Сибирь при первом шаге».

Умер Толстой 24 декабря 1846 года после непродолжительной болезни, в кругу семьи. Перед смертью он несколько часов исповедовался священнику. Похоронили Толстого на Ваганьковском кладбище, где его могила до сих пор сохранилась. Его вдова пережила его на пятнадцать лет, пока ее не зарезал собственный повар, решивший ее ограбить.


  • 1
Вот есть же в этом все же вселенская несправедливость - умер в кругу семьи, старость была спокойная.

Какая прекрасная картина! Порок налицо.


А как тебе его "святая простота"? Мол, знаю, что передергиваю в картишки, но не люблю, когда это замечают и мне об этом говорят? :)

Да зачотная вещь! Правда глаза колет - вот уж где кааааать кольнет - башню сносит и налет лоска, аки ветошь....

Ой, Таня, вы думаете мы справимся? Он такой сложный. Запуталась вконец.
Нарц.черт хоть отбавляй:
-наслаждался всеобщим признанием, вёл активную светскую жизнь
-"Выставят меня на чёрную доску, и я этого не переживу"
-по диагонали почитала о нем Сергея Толстого, писал, что не был верующим, а был ханжой
-хорошие отношения с литературной элитой, некоторыми родственниками
-у себя дома у должника вырвал зуб и дико испугался, когда ему пригрозили расправой
Психопатических черт тоже много:
-рвался на передовую
-не боялся смерти
-не был законопослушен
-дом превратил в карточный притон
-во фразе Пушкина "Дочь у него так же почти сумасшедшая" увидела, что и Фёдора он считает почти сумасшедшим (да и не он один)

Ну, и кто он?
В психиатрических справочниках все разжуют и в рот положат, знай себе глотай: сначала теория, потом клинический случай. А тут? Все сами должны )))

По-моему, он как раз-таки очень простой. Я определяю его как социопатонарцисса с большой толикой истероидности. Все сказанное о Долохове, можно в полной мере отнести к Федору Ивановичу. По-моему, Лев Толстой придал ему даже внешнее сходство со своим родственником.

Если вы хотите более подробного расклада по социопатическим, нарциссическим и истерическим чертам, то напишу вечером.

Да, спасибо большое, с интересом почитаю.

У меня получилось, что он псих:
-были видения (считаю, галлюцинация)
-психически больная дочь
-рассказывал, что туземцы хотели сделать его своим царем

Все нарц.и психопатические проявления идут фоном, суть - психически больной человек с единичным (судя по записям других) шубом. То есть личность деформированая, но не съедена психболезнью.
Пока такой вывод.

Спасибо, очень интересно :)

чо-то слишком смачный господин. может какие-то эндокринологические проблемы у него были? к старости гормональный фон изменился, и он угомонился. Поняв, сколько наворотил, испугался и стал замаливать грехи

С одной стороны, некоторые выходки какие-то совсем уж экстравагантные, почему я и задумалась о психиатрических проблемах.

С другой стороны, социопатонарцисс с яркой истероидной составляющей, наверно, дает такую картину. Долохов по "озорству" чем-то напоминает Макмерфи из "Пролетая над гнездом кукушки", но у Макмерфи я не вижу нарциссических черт, а у этого - навалом.

У Макмерфи озорство всегда в пользу людей, или в радость, если не в пользу. (хотя в жизни, я думаю, Макмерфи все-таки был бы гадким типом). А у Дорохова, судя по тексту поста - всегда во вред другим.

психически больная дочь говорит в пользу наследственной психиатрии

Судьба жены, по-моему, показательна. И дальнейшее обхождение муженька с ней.

Ужасный тип. По-моему, прототип большинства тех, кто лезет за сейчас пиаром, не останавливаясь ни перед чем.

Когда начала читать про Крузенштерна, первая мысль - высадил бы на каком острове и всех делов. Но дядька оказался гуманней, по рисунку мне прям понравился, кажется приятным и не злым человеком. Вот, кстати, чувствуется разница с портретом того же Толстого. Несмотря на молодой возраст, взгляд скучающий и избалованный, будто все ему наскучило в этом мире.

После прочтения материала Галковского о Пушкине у меня сложилось впечатление, что у поэта тоже была склонность к психопатии, не слишком яркая, но все же. И это вполне укладывается в картину гениальных людей. К счастью для нас, свою склонность он направлял в творческое русло. Но вот дуэлянт он был завзятый, потому что ещё сильно вспыльчивый, его друзьям часто стоило больших трудов эти дуэли расторгать. Поэтому меня не удивило желание поэта даже спустя продолжительное время вызвать Толстого на дуэль. И кто знает, может Толстого и напугал сам факт связываться с таким человеком, хотя едкая эпиграмма вполне себе повод для вызова на дуэль.

"по мере того, как умирали его дети, он вычеркивал из списка очередное имя и ставил сбоку слово «квит»."

Для такого чудовища даже собственные дети лишь средство загладить вину за смерть человека. А что, удобно,


статью в википедии я писала

Моё почтение!

В таком случае большое вам спасибо, я опиралась на нее, мне она очень понравилась :)

да, он явно был псих

А у вас еще про кого-то есть статьи в Вики?

это вот вы зря спросили)))

вот тут вниз чуть-чуть промотайте, там список
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A3%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA:Shakko


Этот вот длиннющий список - ваш?! С ума сойти :) Огромный труд.

А почему зря спросила?

ну к тому, что его не прочитать, либо начать читать - и пропасть совсем


Снимаю шляпу. Вау!

  • 1