?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
В психушку – после беседы с психологом
tanja_tank
Моя знакомая перенесла три ЭКО - без эффекта. По непонятным причинам. От третьей попытки она решила отказаться, но врач из Центра (по ЭКО, не знаю название) вцепилась в нее бульдожьей хваткой: надо!

После третьей неудачной попытки знакомая перестала брать трубу на вызовы врачихи, а решила еще раз пройти обследование. И тут выяснилось, что в матке у нее полип, и, видимо, именно он и мешает зачатию.

После удаления знакомая быстро забеременела. Сейчас у нее уже двое детей. Но она до сих пор возмущена тем, что ей делали дорогостоящее ЭКО (я уже молчу о гормональной нагрузке на организм), не выяснив ее основной проблемы.

"Их и не волновало, забеременею ли я, - говорит она. - Им чем больше ЭКО я пройду - тем больше денег - тем лучше. На последствия для моего здоровья и душевного состояния им было совершенно наплевать".

В похожий переплет - но уже в сфере душевного здоровья - попала и сегодняшняя героиня. Настоятельная просьба: комментируем крайне осторожно и исключительно действия врача!


Легкий нелегкий диагноз

"Я с детства была человеком очень эмоциональным, впечатлительным и ранимым. В итоге заработала себе диагноз: окончив с красным дипломом журфак МГУ, пошла работать на телевидение корреспондентом. Работа эта реально очень нервная, да еще и начальник службы новостей был очень токсичным человеком.

Так что после трех лет работы угодила в Клинику неврозов с серозным дерматитом – из-за постоянной стрессовой ситуации расчесала себе сгибы локтей, запястья, мочки ушей и под коленями.

Психиатрический диагноз легкий, с таким даже на учет в ПНД не поставят: расстройство личности по эмоциональному типу. Не только не поставят, но еще и будут гнаться, чтобы вручить водительские права и право на ношение оружия (шутка юмора, но это действительно так).

Диагноз-то легкий, но...

Я никогда не истерю, не колочусь башкой об стену, не бью посуду, более того – я практически не умею плакать (иногда мне кажется, что это мне как раз и мешает – нет возможности выплакать проблему). Просто меня очень легко можно развести на гнев и злость, особенно когда совершается явная несправедливость.
Но при этом заболевании разум полностью сохранен, и я себя контролирую. Могу разок рявкнуть, топнуть ногой – и все. В результате меня считают отходчивой, более того, спокойным, дружелюбным и контактным человеком, но это не так. Внешне я успокоилась, а внутренне начинается «прокручивание» проблемы и самоедство: все время думаю, как бы надо было «правильно» повести себя в стрессовой ситуации, что надо было ответить агрессору, кто в чем был не прав (может, все-таки я?), и так далее. Тем более, что я хоть и профессиональный журналист, не умею ответить мгновенно: у меня всегда умная «словесная» мысля приходит опосля, увы.

На стадии загона гнева внутрь я внешне выгляжу спокойной, но зато я почти перестаю спать, все время анализируя создавшую стресс ситуацию и придумывая для себя возможные выходы из нее - постфактум. Это мешает мне работать и вообще жить, потому что потом вылезает психосоматика, причем часто непредсказуемая.

Обычно – гастродуоденит и холецистит. Но вот в первый раз, когда легла в Клинику неврозов, все-таки пропустила очевидные сигналы организма и доигралась до расчесывания… И во второй раз – дошла до панических атак.

В конечном итоге, хочу сказать: давно поняла, что это расстройство личности по эмоциональному типу неизвестно, чем вылезет. Так что я, пережив несколько дней с «кипежем» внутри, понимаю, что сама ЭТО, то есть, свои переживания, не смогу остановить, и по собственному желанию госпитализируюсь.

В общем, на сегодняшний день лежала в Клинике неврозов два раза, и два раза – в санаторном отделении клиники ХХХ. Санаторное отделение там ничем по режиму не отличается от Клиники неврозов – свободно входи-выходи с 8 до 21 часа, гуляй, где можешь и хочешь, лекарства самые легкие, плюс отличная физиотерапия.

Вот и хочу рассказать, как оказалась в ХХХ в четвертый раз (надеюсь, последний).

Психолог с добродушным лицом

Весной прошлого года мы с мужем запланировали ЭКО. На тот момент мне было 42 года, и хоть у мужа есть дочка от первого брака, он очень хочет мальчика, а я тем более не прочь! Сдали часть анализов – все очень (тьфу-тьфу-тьфу!) хорошо.

И вдруг, когда узнала, что придется перенести гормональную стимуляцию, стало страшно, потому что у меня в 20 лет уже был очень негативный опыт вмешательства в гормональную сферу, который привел к семимесячному дисфункциональному кровотечению, которое едва сумели остановить.

Пожаловалась маме на свой страх. Та сказала:

- Не бойся. У тебя просто комплекс отличницы: ты опять боишься, что не сдашь экзамен. А это не экзамен. Ну подумаешь, в 1994 тебе попалась двоечница – участковый гинеколог! Столько лет прошло, медицина далеко вперед ушла, и ЭКО теперь тебе сделают профи – доктора наук. И вообще, подумаешь, в первый раз не получится – получится во второй. Расслабься. Ты же сама знаешь: у вас деньги есть, чтобы оплатить минимум три попытки. И я добавлю, если что. Успокойся. Всему виной твой перфекционизм. Я тебе постараюсь найти психолога.

Насчет перфекционизма и комплекса отличницы – действительно, есть такое дело (физмат-школа и красный диплом МГУ о том свидетельствует), и жить мне мешает он очень сильно. Что в быту, что в работе – мне все надо сделать на «пять».

И вдруг мама неожиданно быстро нашла профильного психолога – некую Наталью Сергеевну ХХХ. Доктор наук, обе диссертации – по проблемам борьбы с перфекционизмом и связью его с депрессией. На сайте мне особо понравилось ее лицо, доброжелательное такое. Думала, доверюсь…

Ну и написала ей сообщение по мылу, сообщив свой диагноз. И что лежала уже два раза в Клинике неврозов, и один раз в ХХХ на почве стрессов. Как оказалось потом, это и было моей главной ошибкой.

Вообще-то, я в связи со своим заболеванием наобщалась с психологами, психотерапевтами, психоневрологами и психиатрами достаточно. Но такого отношения к пациентам ни разу не видела! Весь этот часовой сеанс был для меня реальным шоком!

Я привыкла к тому, что представители этих профессий спокойно выслушивают суть проблемы – пусть даже и надуманной пациентом. Ну а потом уже что-то советуют или рекомендуют. Главное – спокойно, тактично, все хорошо.

Я профессиональный журналист и редактор, поэтому без труда подготовила этой психологине вполне нормальный устный рассказ о том, когда, по моему мнению, возник у меня перфекционизм, что имеет место быть в настоящее время… Все бы заняло минут 20, не больше: я ведь знаю скорость своего произношения, поработав на ТВ. А потом, как я надеялась, можно уже бы и какие-то выводы сделать – ей самой, уже для меня. Все-таки психолог…

Но ей удалось свести меня с ума за короткое время – за час всего лишь.

Воспроизвожу беседу, как помню.

"Короче, короче рассказывайте!"

В общем, пришла на прием.
- Вы не возражаете, что я буду записывать на листочке? Это только для меня – я хочу понять, как вам помочь.
Согласилась.

- У меня проблема в том, что я перфекционист. Я поэтому и обратилась к вам, вы же доктор наук…
- Так, гляньте на часы: видите, у нас уже меньше часа осталось. 57 минут, точнее. А вы только на час записались. А я еще не знаю, как вам помочь! Короче, короче рассказывайте!
Это было первым шоком.

- Да я вам заплачу за два часа – за два приема, в следующий раз приду и дорасскажу, деньги есть!
- Не надо, вы покороче сейчас, лучше в следующий раз я помогу уже. Так, вы мне написали, что лежали в Клинике неврозов дважды, и в прошлом году – в ХХХ. Почему?
- В первый раз расчесалась до серозного дерматита из-за стресса на работе, а…
- Ладно, хорошо, я записала. Дальше рассказывайте.
- Так вот, я сначала, после школы, поступила во Второй медицинский, но ушла по собственному желанию после второго курса, и поступила на журфак…
- Это неважно. Еще раз – вы понимаете сами, почему вы легли в Клинику неврозов во второй раз?

Тут я была уже удивлена такой манерой ведения беседы, но раз спрашивают – надо отвечать.
- Слушайте, в 2012-2013 году у меня были панические атаки…
Хотела сказать: «но мне их вылечили в Клинике неврозов…»:

Но нет, меня опять прервали:
- И как давно они у вас длятся? В каких ситуациях они у вас возникают? Вам что, до сих пор никто не сказал, что от панических атак никто еще не умирал?
Я смотрю на нее, и понять не могу: то ли она это всерьез, то ли шутка какая…

Во-первых, я же четко указала, что ПА у меня были в 2012-2013 году. Во-вторых, употребила глагол прошедшего времени – «были». Это вообще что? Она меня не слышит и не видит? Ладно, говорю:
- Послушайте, мне панические атаки вылечили в Клинике неврозов осенью 2013, вы меня не дослушали. Все нормально, все хорошо, теперь меня больше это никак не беспокоит. И психолог в Клинике неврозов сказала, что от этого еще никто не умирал…
- Что, прямо в Клинике неврозов ПА вылечили?

Ей-Богу, она в этот момент была очень недоверчивая и подозрительная. Прямо по выражению лица считывалось. Было похоже, что она Клинике неврозов в плане лечения панических атак не доверяет.
Но я подтвердила – да, вылечили там.

- А когда у вас была последняя ПА?
- 6 сентября 2013 года, после этого и сдалась в Клинику неврозов, поняв, что ПА грозят не только мне, но и моему окружению…
- А вы уверены, что это было в 2013, а не в прошлом, 2015 году? И не в этом? Вы в себе не сомневаетесь? И да, посмотрите на часы: мое время дорого.
- Слушайте, никто из близких никогда на мою память не жаловался! 6 сентябра 2013 ехала за дочкой мужа от первого брака в Люберцы! Мне надо было забрать ее от мамы в час дня железно! Мама в срочную командировку уезжала! Соответственно, ПА наступила в 12.10-12.15 на платформе Выхино! Я помню все обстоятельства! Именно после этого я и пошла в Клинику неврозов, потому что поняла опасность: а если бы я не успела к часу, то…
- Ладно, не важно, продолжим. Рассказывайте дальше.

Сейчас, написав это, поняла, что разговор был гораздо более путаным: я по-прежнему пытаюсь структурировать хотя бы для себя эту беседу… На самом деле все было гораздо хуже.

Меня постоянно пытались прервать, и ей это удавалось до такой степени, что когда она мне разрешала говорить, я начинала с «Ну… Этооо…», пытаясь вспомнить, о чем я, собственно, рассказываю… Я хочу ДЕЙСТВИТЕЛЬНО внятно рассказать о проблеме, а меня сбивают и сбивают… То возвращают к началу проблемы, спрашивая внезапно, что заставило меня уйти из медиститута и поступить на журфак в 1993 году, то заново переспрашивают о работе на ТВ, то вдруг возвращают к проблемам с первым мужем в 1997…

Причем она переспрашивала меня о том, что я рассказала буквально минуту назад – и я видела, что она это записала! Бесконечные скачки туда и обратно по времени, и с постоянным указанием на время!

Дальше разговор шел примерно в том же стиле:
- Так вот, у меня с июля 2012 по сентябрь 2013 было 7 панических атак…
- Часы, часы, Лена! Взгляните на часы! Осталось меньше 45 минут!
- Да я вижу, вы меня послушайте!!!
- Я только и делаю, что вас слушаю. Так что у вас за проблема?

К этому моменту, как я сейчас понимаю, она сама рулила мной. Или нашим разговором, как угодно. Вместо рассказа о перфекционизме как проблеме, с которой я пришла к ней, получился невнятный рассказ о диагнозе. Я действительно потеряла нить разговора.
- У меня были ПА, в некоторых я теряла сознание…

И тут Наталья Сергеевны скроила очень скорбную и сочувствующую мину и трагическим тоном сообщила:
- Вы знаете… Панические атаки не могут сами по себе заканчиваться обмороком. У вас органическое поражение головного мозга.

Вот тут бы мне и уйти, хлопнув дверью громко. Ведь знаю прекрасно, что психологи (уж сколько лет с ними общаюсь) не имеют права ставить диагнозы.

Для начала я офигела, потом первой мыслью пришло в голову сказать, что у меня есть три подружки, у которых ПА заканчивались обмороком. Но я это проглотила, высказала вторую мысль и, как оказалось, это было правильно:
- Слушайте, меня с 2013 года проверили на ЭЭГ – 2 раза, МРТ – 2 раза, РЭА и УЗДГ – 2 раза. Ну ничего ни в Клинике неврозов, ни в ХХХ не нашли, кроме невротического паттерна на ЭЭГ.

Это был единственный случай за всю беседу, когда Наталья Сергеена сникла и сказала:
- Ну, тут всякое бывает…

Однако, она тут же начала допытываться, как же у меня возникли панические атаки.
- Я крупно поссорилась с мужем, и съехала на время к маме. Работала в это время на месячном испытательном сроке редактором в самой редакции, срок закончился, меня отпустили на удаленку...
- Короче, мое время дорого. Гляньте на часы! Что у вас там с ПА, и покороче!
- Я потом, с психологом в Клинике неврозов, поняла, что просто в этот день перегрелась. Везла зарплату и гонорары – 57 тысяч в совокупности, и на станции Киевская мне от контраста температуры стало плохо, я испугалась, что если потеряю сознание, то деньги украдут...
- Меня не интересует, что там у вас было на Киевской, что у вас с мужем было?
- Господи, да послушайте меня! Я же начала об этом говорить! У него есть дочка от первого брака, у нас все прекрасно, но я считала, что она слишком много времени зависает у нас...
- Так значит, вы ревнуете?
- Конечно, ревную! Мы тогда еще хотели забеременеть естественным путем, но все выходные она нам мешала...

Опять сочувственное выражение лица, диагноз "бред ревности", и вопрос:
- Так что же, когда вы попросили мужа убрать девочку из вашей личной жизни, он вас избил?
Это нормально вообще, да?!

- Да вы что?! Просто я сказала, что съеду к маме, а они тут пусть сами пусть разбираются. Квартира моя, я, пожалуй, отдохну чуть-чуть, а он пусть бывшей жене объяснит, что тусоваться Оле у нас каждый его выходной не надо.
- Причем здесь бывшая жена?

Я же только что объяснила, кажется! Насколько Наталья Сергеевна вообще позволила объяснить.
- Да это она к нам Олю направляет, как только...
- Нет. Он вас заставил съехать под угрозой насилия, я так понимаю. Ну что же, ему дочь была важнее, а тем более, ваша квартира.
- ДА НЕТ!!! Я сама ушла. Хотела заставить его подумать и поговорить с бывшей...
- Ладно, вернемся к паническим атакам. Что у вас там было? И покороче, пожалуйста.
- Ушла я, он мне звонил, говорил, что не может бросить Олю...
- Стоп. А какие отношения у него с дочкой? Не подозреваете ли вы, что он скрытый педофил?

Тут я конкретно прифигела.
- Слушайте, вы меня спрашиваете о чем?!

Она спокойно так опять переменила тему:
- О панических атаках. Продолжайте.
- Так вот, у меня был стресс, я не хотела его терять...
- Понятно, чисто женский конфликт между альфа-самкой и бета-самкой.

Вот тут я впервые по-настоящему взбесилась:
- Да послушайте же меня!!! Я! Просто! Съехала к маме! Потому что! Он должен был сам разобраться! На него спихивала ребенка бывшая жена! И они в итоге разобрались!
- Вы себя осознаете? Вы в себе не сомневаетесь?

Вообще, лейтмотивом беседы было вот это: "У вас как там с мозгами? Вы уверены, что все в порядке?"

Еле-еле, кое-как, продираясь сквозь дебри ее вопросов, перебиваний и "перста указующего" на часы, сумела донести до нее мысль, что атаки у меня начались потому, что живя у мамы два месяца, опять "прорабатывала" внутри ситуацию, пропустила явные гастритные сигналы организма, ну и заработала себе панические атаки.

Честно, вторую часть беседы не помню особо. Ну разве только, что я пыталась переорать Наталью Сергеевну, когда она меня прерывала своими вопросами. Помню, что в ответ на мои вспышки мне сыпали диагнозами направо-налево. А заодно – и всем моим близким, о которых я имела несчастье обмолвиться.

Я пыталась ввести разговор в конструктивное русло, было дело, что опять временами начинала беситься и кричать: «Ну послушайте же, хватит перебивать меня! Я хочу рассказать, а вы сбиваете меня с толку!»..

А она в ответ всегда указывала мне на часы и сообщала, сколько времени у меня на все про все осталось.

Черт, ну буквально каждые две минуты показывала, что ее время очень дорого!

Помню один эпизод. Наталья Сергеевна внезапно спросила, что там у меня за такая «трагичная» ситуация была на ТВ, что я легла с расчесами в Клинику неврозов.

Тут надо уточнить. Я действительно изначально хотела рассказать ей, что там было с начальником.
Секрет прост: я до телевидения работала с ним в газете ХХХ. Оказалось в итоге, что этот редактор очень крупно ворует с нашей корреспондентской зарплаты. Поймали его за руку как раз на краже из моего оклада. Он решил, что виновата именно я, что это я на него донесла, и, когда мы встретились на ТВ, начал меня третировать, добиваясь всеми способами, чтобы я сама написала «по собственному».

Я уже 33 раза поняла, что время Натальи Сергеевны дорого, поэтому хотела объяснить просто и кратко, что и раньше работала с ним и он проявил себя как вор, и воровал потом и на канале, но она прерывает:
- Безразлично, что у вас там с ним было в газете. Короче! Что было на ТВ?
- Подождите, ну выслушайте! Я с ним работала до ТВ, он и тогда воровал…
- Так, мне безразлично, кто там из вас был вор, в чем у вас был конфликт? Времени у нас мало, гляньте на часы. Вкратце расскажите.

В этот момент я впервые подумала, что меня действительно намеренно сводят с ума. Она ведь вроде задала сама простой вопрос о том, в чем причина конфликта. Я пыталась ответить внятно и кратко, как могла – ее даже попытка совершенно не устраивает! Что она вообще хочет от меня услышать, в конце-то концов?! Ответила так кратко, как могла:
- Так я же объясняю, что он открыто воровал! И в ХХХ, и на ТВ, я об этом знала, и он буквально заставлял меня написать заяву об уходе!
- А почему других не заставлял?
- Боже мой, да он мастерски третировал весь коллектив! Послушайте меня!!!

Я действительно в тот момент была готова вызвонить всех моих бывших коллег и подруг с ТВ, благо, что телефоны сохранились, чтобы они ей рассказали, что за тварь этот человек был. Но она отмахнулась:
- Так, я это все слышала. Мне это не нужно. В чем суть именно вашего с ним конфликта? Почему именно вы оказались в Клинике неврозов, а не остальные?

Ну вот е-мое, ну что, она не понимает, что у меня просто подходящая нервная организация оказалась, а у других – нет? Я уже не стала даже упоминать о том, что я подвергалась особым его третированиям – она все равно не услышала бы и опять прервала бы…

В общем, в этом месте я просто открыто завыла, сжав кулаки, она выдала еще какой-то диагноз, и беседа продолжилась в таком же безумном стиле.

Вот еще роскошный эпизод, произошедший где-то за 15 минут до конца сеанса.
- Вы пьете?
- Нет, разве только по праздникам и немного пива.

Строит скорбно-сочувственное лицо, и качая головой, выдает утвердительно:
- Нееет, вы пьете.
- Послушайте, я же говорила, что у меня гастрит и холецистит с восьми лет, меня от крепких напитков просто выворачивает, вино я сама не люблю, а немножко пива могу выпить только по праздникам!
- Ну а праздник каждый день, конечно!

Злюсь, буквально выкрикиваю:
- Да не пью я!!! Да, работаю сейчас на удаленном доступе, но попробовали бы вы поредактировать письма читателей в пьяном виде!!!
- О, значит, в выходные пьете! Два дня в неделю – уже зависимость!
- О Боже!!! Да не пью я!
- Пьете!
- Честное слово, ну хватит об этом!!!
И тогда она перевела разговор на другую тему.

Представляете, час вот такого безумного разговора! Потом, анализируя его, я обнаружила, что она дала мне сказать о перфекционизме, с которым я к ней пришла, всего три или четыре фразы. Все остальное потонуло в абсолютно бессвязном потоке бреда с постоянным указанием на время, прерывании моего рассказа идиотскими вопросами, переспрашивании о том, о чем я рассказала буквально минуту назад и настолько подробно, насколько вообще можно было в такой ситуации.

За пять минут до конца сеанса она довольно резко меня прервала, сказав, что ей все понятно, она меня выслушала и теперь даст заключение.

Заключение было таково: у меня одновременно 5 или 6 расстройств личности, 3 или 4 мании. Причем сейчас у меня обострение и мне надо серьезно лечиться. Плату она не возьмет, поскольку помочь не может.

Поскольку я, несмотря на проведенную со мной крышесрывную беседу, прекрасно помнила, что психолог не имеет права ставить диагнозы, да и столько диагнозов одновременно ни в одну даже самую буйную голову не влезет, бросила ей, только чтобы отвязалась:
- Хорошо, пойду в Клинику неврозов или в свое санаторное отделение.

Со скорбной миной и качанием головы мне было сказано следующее:
- Нет. Увы, нет. Поздно. Санаторное отделение уже с этим не справится, и тем более, Клиника неврозов. Я предлагаю вам лечь к нам, в ZZZ.

Z слышала много негативных отзывов о ZZZ, о чем ей и заявила. Слышала, например, что там испытывают лекарства, и многих больных родственники через две-три недели буквально выцарапывают оттуда – с ухудшением, чтобы приводить в порядок в других больницах.

- Ну что вы, - она вдруг стала такой смешливо-ласковой! – Во-первых, мы знаем, что перед выздоровлением всегда наступает ухудшение на фоне терапии (ну да, ну да, что-то сама я такого ни разу не слышала!.. какое-то потрясающе новое слово в лечении болезней!). А во-вторых, насчет лекарств - это слухи! Мы не испытываем лекарства, мы их разве что апробируем!

Хорошенькая подмена понятий – в лицо человеку с таким журналистско-филологическим стажем, как у меня! Синонимами воспользовалась… Я просто обалдела от наглости.
- Спасибо, я схожу к своей лечащей в XXX, пусть она решит. Может, и в острое отделение положит, если сочтет нужным.
- Как хотите… - она вдруг стала официально-сухой. – Только не вздумайте делать ЭКО: у вас на гормональной стимуляции будет психоз!
На этой приятной ноте и распрощались.

&&&

Когда я вышла, у меня было ощущение, что мне надели на голову кастрюлю и очень долго били по ней поварешкой. Через полчаса полегчало, но в метро я уже не смогла читать книгу: началось мое «переваривание» и «прокручивание» проблемы и самоедство.

Дома я рассказывала об этом «приеме» маме и мужу, и совершенно не могла остановиться. Возвращалась и возвращалась к одному и тому же, пытаясь «выкипеть» весь негатив, который эта «психолог» на меня обрушила.

Я даже позвонила знакомой паре семейных психологов, пытаясь понять, что это было и почему она так со мной – у тех рухнули челюсти от рассказа, но они просто развели руками. Действительно, что это?!

Вечером меня уже сильно тошнило, ночью я не могла спать, а на следующий день началась адская изжога и фонтанирующая рвота. Любимая реакция организма, что же поделаешь.

Это было воскресенье, и подавив рвоту церукалом, но не избавившись от гастрита, я стала собирать манатки, чтобы в понедельник госпитализироваться. Знала, что все – сама бы я не успокоилась и работать не смогла бы.

Когда я добралась до приемного отделения, дежурный врач поднял мою историю болезни, и очень удивился: мол, мы же вас в прошлом году с таким стабильным улучшением выписали, и месяц назад на консультации были в нормальном состоянии, с чего это вы так?

Я рассказала ему, как дошла до жизни такой, и у него глаза реально полезли на лоб:
- Господи, да она, похоже, действительно пыталась свести вас с ума! Зачем?!
- Откуда я знаю?! Хотите – спросите у нее, могу телефончик дать.
- Ну уж нет, я еще пока сам в палату не хочу!

Ну а уж когда я передала ее слова про ЭКО, что у меня на гормональной стимуляции будет психоз, он аж ручку выронил:
- ЧТО?! Откуда она вообще это взяла?! У экошниц в худшем случае истерики, а вы к ним не склонны… И как она вообще пациенту могла сказать такое?!

История не меньше потрясла и мою лечащую, правда, она смогла только сказать:
- Ну вы и попали! Это что-то феноменальное!

Я посоветовалась с ней, нельзя ли написать об этой мадам в какую-нибудь профессиональную организацию, но она лишь покачала головой: беседа не записана, доказать ничего невозможно. Да и мадам скажет просто, что ведь я оказалась в больнице в конечном итоге – значит, у меня и впрямь было обострение, которое она заметила.

Уже немного успокоившись в больнице, я позвонила подруге рассказать о том, что со мной случилось. Подруга тоже с расстройством личности, но каким именно – я не спрашивала. Во всяком случае, машину она водит.

Имя психологини я не сказала, но как только дело в рассказе дошло до предложения лечь в ZZZ, она вдруг спросила:
- А это не Наталья Сергеевна ХХХ?
- Откуда ты знаешь?!
- А она стойко сводила с ума несколько сеансов подряд не только меня, но и моих родителей, уверяя, что у меня аутизм и шизофрения! Это у меня-то – закончившей истфак МГУ и там преподающей! Аутизм и шизо! И да, вот про алкоголь – это, похоже, ее любимая «фишка». Меня она тоже уверяла, что я бухаю, хотя я ей объясняла тыщу раз, что каждый день за рулем, и езжу в МГУ преподавать, а не фигней маяться.
- Но зачем?!
- Насколько поняла, в этом центре «свои» пациенты ложатся платно, не по ОМС. Я так думаю, если человек и так с диагнозом, она просто его «доводит до кондиции», чтобы положить. Она с тебя не взяла деньги за прием, надеясь, что получит больше, когда согласишься лечь.



  • 1
Вот блин, сколько у меня терапевтов было всяких и разных, но чтоб так... Надо всегда с включённым диктофоном в кабинет входить, не иначе >__

  • 1