Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

"Жертва демонов" Антон

Эта история начиналась как многообещающий роман, но "помидоры завяли", не успев распуститься. Тем не менее, долгих семь лет лирический герой время от времени появлялся в жизни читательницы, невнятно сетуя на превратности судьбы и вздыхая о прошлом, но ничего конкретного не говоря и не предпринимая.

Традиционные нарциссические пинги - "дерганья за леску"... Это если быть в теме. А если не знать, что означают эти периодические появления нарцисса, очень легко долгие годы есть себя поедом, искать в себе вину за несложившиеся отношения, отвергать других достойных людей, все сильнее погружаться во фрустрацию и, по сути, сливать свою жизнь в унитаз.

Примерно так прошли у читательницы последние семь лет с тех пор, как она видела Антона в последний раз. К счастью, она прошла терапию у хорошего специалиста, ее мироощущение постепенно изменилось, и она вновь готова радоваться жизни, а не терзаться упущенными возможностями - возможностями, которых не было изначально...

"Когда мы познакомились, нам обоим было слегка за 20.

Я училась на курсе по творческой специальности в другой стране, на каникулы приехала в родной город и как-то вечером оказалась в компании, где до этого знала всего одного человека, был в числе присутствующих и Антон. Я взглянула на него всего один раз, и мне сразу показалось, что мне нужно срочно знать о нем все.

В нем было что-то цепляющее, в манере держаться или во взгляде, в образе в целом. В той компании я почти всех видела впервые, но все были симпатичными и дружелюбными, поэтому и к Антону обратилась довольно легко и непринужденно с вопросом вроде “чем занимаешься?”, но в ответ услышала нечто резкое и довольно пренебрежительное, будто я его отвлекла от чего-то и я не из той лиги, чтобы его отвлекать.

Про себя пожала плечами, подумала, бывает. Я говорила не больше других, но, что бы я ни говорила, Антон непременно говорил что-нибудь обесценивающее, мог придолбаться к какому-нибудь слову и иронически его повторять, мог намекнуть, что я ничего интересного не могу рассказать и все это ерунда. Причем такая реакция была только на мои реплики.

Антон рассказывал, как с каким-то своим приятелем вляпывался в забавные истории, делал всякие эффектные вещи. Как у него была девушка, сделавшая ему подарок своими руками, который оказался недолговечным, а с девушкой он расстался, поэтому больше у него не будет такой вещи.

Гнев и милость

Еще про какую-то девушку, за которой «ухлестывал» к неудовольствию ее отца, такое что-то. И я понимала только, что мне нужна всего одна вещь в этом мире, чтобы Антон перестал обесценивать то, что я говорю, и просто разглядел девушку во мне.

А потом случилась очень странная вещь. Он резко перестал иронизировать над моими словами, мы перекинулись парой фраз, о творчестве и вообще, и тут оказалось (или мне показалось), что мы на одной волне. Мы не могли глаз друг от друга отвести, говорили, когда кто-то перебивал, переглядывались многозначительно, потом продолжали с того же места.

Мне казалось, что все вокруг перестало существовать. В его глазах было столько нежности и восхищения, я была реально под кайфом от этого, даже когда мы все уже разошлись. Кто-то упомянул известную рок-группу, я сказала, что люблю одну из их любовных песен, и Антон начал ее петь. Словом, реализовывался довольно-таки волшебный сценарий.

Его внешность трудно было назвать выдающейся, он был скорее обычным. Не мечта, но и не ужас, летящий на крыльях ночи. Но что-то в нем было, что делало его привлекательнее многих, кому с внешними данными повезло намного больше. Не харизма, но что-то магнетическое и затягивающее без знака «плюс».

Меня совершенно не покоробила его фраза о некоей селебрити «Она там, кажется, простаивает (то есть не состоит в отношениях), срочно надо ехать *туда, где она живет,* и браться за дело»

Он добавил меня в друзья в жж и периодически писал какие-то, как мне казалось, очень неглупые комментарии. Общий образ, который сложился в моей голове, был примерно таким: человек, который с презрением относится ко всякой дешевой мишуре/ известности и хочет создавать реально красивые вещи (он тоже создавал какие-то объекты творчества с нуля).

Как Антон меня "спас"

Летом мне снова нужно было в родной город получить кое-какие документы, чтобы подать их еще на один курс в другой университет, уровнем повыше. Я пишу о своем приезде в жж и в посте же пишу “возьмите меня куда-нибудь с собой”, не обращаясь ни к кому конкретно. Антон пишет мне, что надо действительно меня куда-нибудь «взять»

(у меня есть высшее гуманитарное образование, и я лишь сейчас в ретроспективе поражаюсь, почему меня раньше это не напрягло. Я вообще не припоминаю, чтобы у него были конструкции, где женщина была бы субъектом чего-либо)

Еще небольшая вставка обо мне. Я демисексуальна (могу желать только тех людей, с которыми есть эмоциональная связь, до Антона это была лишь парочка селебрити, отношений я особо не искала, потому что никто не нравился), но не знала об этом тогда. Романтическая любовь казалась мне чем-то безумно важным, но я натыкалась на вечную проблему «никто не нравится».

Поэтому встреча с Антоном показалась мне чем-то безумно важным и, быть может, предрешенным судьбой. Потому что «не везло», но внезапно «повезло». Другой факт обо мне: я долгое время считала (не буду вдаваться в подробности - почему), что психологическое насилие по отношению ко мне – это ок. Что я его то ли заслуживаю, то ли, как минимум, от меня зависит, чтобы его не было, что я должна так выстроить с человеком отношения, чтобы насилия не было. Что не в них дело, а во мне. Это касалось подруг, например, хотя сейчас понимаю – зачем я терпела, надо было сразу с вещами на выход.

Итак, Антон попросил мой телефон у общего знакомого, он, прежде чем дать, спросил у меня, можно ли. Мы с этим знакомым оба из так называемых хороших семей, что Антон не из наших кругов – было очевидно для него и в общем-то для меня, но мне тогда казалось, что выйти за пределы своего круга круто что ли. А Антона к людям наших кругов то ли тянуло, то ли что-то ему в нас нравилось.

Потом мы с Антоном таки пошли гулять в один прекрасный вечер. Опять этот нежный взгляд, ощущение, что кроме нас на всем глобусе нет никого.

Во время прогулки меня едва не сбил внедорожник в переулке, Антон тогда резко рванул меня к себе и потом не выпускал секунд пять, с тех пор всегда брал меня за руку, чтобы перевести через дорогу. Сейчас я не могу вспомнить, но не исключено, что внедорожник ехал по другой траектории и не мог меня сбить. В любом случае, скорость была вряд ли больше 50км в час, он бы успел затормозить. Сейчас, когда у меня есть права, я это понимаю. Я стояла спиной к проезжей части, мне сложно судить. Но там точно было не так узко, чтобы нельзя было объехать, машины полторы проходило.

Я долгое время думала об этом как о безумно важном моменте, как я была взволнована, когда он прижал меня к себе, сейчас я уже не знаю, точно ли мне угрожала опасность. У Антона, правда, плохое зрение и прав нет. Этот эпизод можно оставить под вопросом. Но ведь это была отличная возможность сократить дистанцию, особенно психологическую.

В кафе он слишком внимательно просил у официантки принести что-то, что мне было нужно. Принес черновики стихотворений, спросить, что я думаю, ведь я разбираюсь в литературе. Одно было про момент возникновения влюбленности, было очень красиво, меня нереально проняло, я не стала скрывать, как сильно мне понравилось.

Второе было страшнее. Вкратце, суть такова, что девушка ждет лирического героя, время идет, она все ждет, как будто на ней проклятие, пока он встречается с другими. И что ей плохо, а она все ждет. Но я, разумеется, не придала значения. Где-то кольнуло, что ненормально фантазировать на такие темы. Но я была во власти текста номер один, при том что он непрозрачно намекал, что это обо мне.

Я отменила встречу с лучшей подругой в тот вечер. Я должна была занести ей книги, которые она у меня забыла. Подруга звонила мне и выносила мозг, я извинялась, пыталась ее успокоить. Антон все это слышал. Так как встретиться мы договорились за несколько часов до этого, может, не надо было быть великим математиком, чтобы понять, что я не поехала к подруге из-за него. Только я думала, что никто не придаст этому значения. Я не знаю, отметил ли он это про себя где-то или все же нет.

Неслучайная встреча

Я поступила в университет в том же городе, где училась раньше. Город из тех, о которых мечтают очень многие. Опять же на остаток лета вернулась домой. Написала Антону, но он как-то вяло прореагировал. Я думала, что должны же мы встретиться как можно скорее после всего, что было. Он очень любил говорить о «магии», о волшебных состояниях, когда все магически совпадает и от красоты и естественности происходящего сносит крышу.

Время шло, а Антон мне все не писал. Я привыкла не навязываться, если нет ответной реакции, затаилась, но очень переживала. Хотела его видеть, как будто нет ничего важнее. Общий знакомый написал мне «мне сказали, ты пока в нашем городе? Видел недавно Антона, он сказал». Я понимала, что какая-то жизнь и какое-то свободное время у него есть, но он почему-то не спешит видеть меня. У меня был легкий майндфак, потому что это слегка не вязалось с нашей прошлой встречей.

Потом случилось так, что наш общий знакомый пригласил меня на тусовку в клуб. В соцсетях среди тех, кто собирался прийти, был Антон. Я нервничала очень сильно, в итоге прихватила с собой скромный подарок, который купила ему в том городе, где училась. Теперь думаю: ведь он мог догадаться, что не говорил мне, что будет там, то есть я узнала об этом откуда-то еще. Легенда, что я пришла только и исключительно увидеться с нашим общим знакомым, не срасталась от слова “совсем”. Просто я почему-то решила, что никто не придаст этому значения.

В какой-то момент Антон проходил мимо меня, я его окликнула. Он выглядел так, будто был рад меня видеть, как будто опять кроме меня никого в клубе нет. Он не знал, что я поступила в новый университет. Узнал об этом лишь в тот вечер. Хотя я писала об этом в жж. Тогда мне это не показалось странным, теперь кажется. Если человек нравится, наверное, как-то интересуешься тем, что ему важно, а что могло быть для меня важнее?

Мы пару раз прошлись по клубу, вышли на улицу, все это время какие-то девицы делали вид, что знают его весьма близко, гладили по волосам, проходя мимо, он особо не уворачивался (да, бравирование своей насыщенной сексуальной жизнью и проблемами с алкоголем – это тоже было про него). Потом сказал, что пойдет с кем-то поздоровается, опять начал с этими (а может, и с другими) девицами уже обниматься. Я стояла ковырялась в телефоне, делала вид, что мне все равно.

Через некоторое время мы с Антоном нашли какой-то тихий угол, где сидели и разговаривали. И снова я чувствовала себя какой-то уникальной и нереально прекрасной. Мой грошовый подарок был слегка со смыслом, немного о том, что мы раньше обсуждали, но Антон сказал, что это очень важная для него вещь потому, что он всегда хотел именно это еще раз увидеть перед смертью. Опять магия, волшебство совпадений. «Ты об этом не знала, но так даже лучше»

Стоит ли говорить, что после этого наше общение опять сошло на нет. Меня колбасило как никогда прежде и как не колбасило перед собеседованием в универститет. Он продолжал писать в своем блоге о том, что кругом демоны и как алкоголь разрушает его.

Осенью я начала собираться  на учебу. Чемоданы, билеты, вот это все. Мне страшно, что я его не увижу. Я все-таки выпила успокоительного и заставила себя позвонить Антону. Мы очень трогательно поговорили, и я вскользь сказала, что уезжаю через 5 дней. Опять сумасшедшая нежность в его голосе, я опять была под кайфом.

Позвонил он мне РОВНО накануне моего отъезда часов в 5 вечера. Договорились встретиться в 7 или 8, не помню. Шел дождь, Антон опоздал на полчаса. Сейчас вспоминаю, что не извинился. Нашли какое-то кафе, он попросил то, что я люблю. Какое-то стихотворение опять отдал, поэтичное и трогательное.

Пока мы шли к метро, он взял меня за руку, чтобы перевести через дорогу, – он часто так делал, еще летом. И тогда я впервые сжала его руку. Он попытался задержаться в относительно темном переулке, чтобы поцеловать меня по-настоящему, но мне показалось это слишком вульгарным, в итоге мы попрощались в метро более-менее цивилизованно, только обнимались очень долго.

Той же осенью у меня украли ноутбук и много нужного оборудования. Когда я написала об этом Антону, он ответил довольно коротко «не переживай, а я <создал кое-что новое>». По контрасту с моими новыми одногруппниками, которых я знала от силы недели две-три, с которыми толком не успела познакомиться и которые полчаса меня успокаивали, давали кто сигареты, чтобы я успокоилась, кто номер телефона на случай, если мне нужна будет какая-нибудь помощь, это смотрелось слегка странно. Но я же опять не придала значения.

Я случайно наткнулась на старый жж Антона. У него странная манера «линять» периодически. Заводить новые страницы, стирая старые. И там были странные вещи, с одной стороны цинично-инструментальное отношение к женщинам, с другой – мечты об идеальных несуществующих девушках, которых он хотел любить. Я была романтичной дурочкой и подумала, что здесь нет противоречия.

"Важные люди куда-то пропадают"

Какое-то время спустя у меня был день рождения. Очень странно, но меня поздравили все кроме Антона. Ах да, две недели я была в родном городе, но почему-то мы опять так и не встретились. Именно в мой ДР он начал мне писать, я писала курсовую. Жила я на тот момент одна, слово за слово так вышло, что я пригласила его приехать, что он и не преминул сделать.

С ДР не поздравил, хотя принес какую-то смехотворно бесполезную фигню даже не в подарок, а “вдруг тебе для проектов пригодится”, я сказала “спасибо, у меня как раз ДР”, но он меня и тогда все равно не поздравил. Случайность?

У меня были “эти дни”, поэтому ряд вещей был исключен, зато было неисключено многое другое, чего так называемые “приличные девушки не делают” (я так не считаю, если что). Я ни о чем не жалею, я хотя бы знаю, что такое быть с любимым и желанным (таким, как я, это сложно – см. выше), тогда это было реально прекрасно. Он говорил что-то вроде “мне за тебя страшно, ты уверена, что будешь в порядке?”

Мы засыпали обнявшись, он рассказывал, как ему было плохо в прошлом, как он экспериментировал с веществами, как все кругом бессмысленно и важные люди куда-то пропадают. Я помню, что ответила, что чтобы не пропадали, надо стараться и работать, взять хотя бы меня и мою лучшую подругу, чего я только не сделала, чтобы сохранить ее в своей жизни (честно говоря, думала, он не запомнил)

А утром случилось вот что. Я поняла, что по моей вине был какой-то призрачный риск залететь, и сказала ему об этом. У него было очень недовольное лицо и он сказал мне нереальную гадость, обесценившую вообще все мои чувства к нему и тот факт, что я его желала. Вместо того, чтобы сказать, что ему пора, я еще решила продолжить с ним обниматься и проч. После этого он начал мне рассказывать, какой он испорченный и плохой, в голове одна грязь, ему стыдно за это и не хотелось бы таким быть. Такой он, словом, плохой парень канонический, с темной стороной.

Когда Антон уходил, я спросила «что теперь?» и он ответил мне «посмотрим» тоном, который мне не понравился. Я купила таблетки для контрацепции пост фактум, под ними как-то дописывала курсовую. Дома у меня в городе, где я училась, не работало отопление, и опять я могла говорить об этом со всеми кроме Антона. И я чувствовала, что виновата, что спросила его «что теперь?» Сейчас понимаю, что это был нормальный вопрос. «Чувак, мы с тобой не просто дружим, а физическая сторона вопроса отдельно взятая меня не интересует». Это же нормально, сказать «Если у нас с тобой разные планы, давай тогда прощаться».

"Ты для меня... убежище"

Мой главный проект в университете был очень сложным психологически. Антон знал об этом. Но при этом ничего опять мне не писал. Я вернулась на весенние каникулы в родной город. Мне писал один человек из университета, поддерживал, и я была ему очень благодарна. Я им восхищалась по ряду причин, между нами была какая-то химия, но Антон, конечно, всю ее перечеркивал.

Опять-таки незадолго до моего отъезда обратно Антон снова начал мне писать. Не тогда, когда я писала ему, что мне плохо и страшно, а тогда, когда он сам решил. Мне не нравилось, как он направлял разговор. Было ощущение, что либо я принимаю его условия, либо я его не увижу. Очень сильно напрягало.

Но потом он наконец снова ко мне приехал и случилось что-то очень странное. Я не могла желать его во время обычного секса. Он вдруг показался каким-то посторонним человеком, которого я не знала. Вот эта жестокость, которая меня напугала в предыдущий раз, проявилась в полный рост. Это было очень похоже на изнасилование, я лежала и думала, когда же это закончится, он вообще не думал обо мне, ни разу не спросил, все ли в порядке, в итоге у меня до кульминации дело так и не дошло. Утром этот же сценарий повторился снова.

Еще до того, как Антон проснулся, я помню, как сидела и думала – надо линять с этого корабля, лучше никогда не будет, будет только хуже. Плюс он мне наплел, что «не надо ждать от себя фейерверков» (оргазма), я даже не нашлась, что ответить. Я хорошо изучила свое тело и знала, что оно умеет. Я просто хотела, чтобы это сделал со мной любимый и желанный человек, и безумно расстроилась, что этого не произошло.

Антону я сказала, что уеду в тот город, где училась, насовсем. Он не стал возражать, сказал только, что может быть, сможет ко мне приехать. Я спросила, что я для него такое, он ответил “убежище” (комплимент, блин!) Тогда я спросила, что если я влюблюсь в того человека из университета, которым восхищалась (меня колбасило, мне было психологически тяжело из-за проекта, я себя не оправдываю, но еще мне хотелось проверить Антона, увидеть реакцию, реакция была странная). Так или иначе, мы целовались минут 15, опять этой жестокости в нем не стало, он снова был супернежный и будто растворялся во мне.

С тех пор я его больше не видела, но история на этом вовсе не закончилась, а только началась.

Я сама во всем виновата?

Любопытно, что обе эти последние встречи очень плохо на меня влияли. Я чувствовала себя какой-то вычерпанной до дна, вымотанной, несчастной. Несколько дней минимум было нужно, чтобы уровень энергии восстановить. Антон напротив весь светился и выглядел довольным. Оба раза он становился выше меня ростом утром после, обычно я была немного выше него. Может, просто позвоночник растягивался, я не знаю. Мне это казалось поэтичным, сейчас уже кажется криповатым.

Я начала думать, что я эгоистка (мама всю жизнь мне это втирала, я и согласилась с ней, когда не следовало) и нужно что-то делать для Антона, а то ему так плохо, у него же демоны и проблемы с алкоголем, надо его отогреть и оттуда вытащить.

Однако мои немногочисленные сообщения и комментарии игнорировались, оставались без ответа. В октябре я нашла в соцсетях его фото с какой-то девицей, выложила их ее подруга с восторженными комментариями о том, какая чудесная пара. Потом он у себя тоже что-то выложил.

Почувствовала ли я себя так, будто меня предали? Скорее да. Меня так идеализировали и рассказывали мне, как между нами все нереально важно и волшебно и прочее. Впоследствии я узнала, что их официальные отношения начались буквально пару месяцев спустя после нашей с ним последней встречи. Видимо, этому тоже что-то должно было предшествовать.

Началось мое сошествие в ад. Конечно же, это я была виновата, что не положила себя на рельсы ради смутных перспектив неизвестно чего, я отыскивала в своем поведении ошибки и думала, как можно было этого всего избежать. Я ничего не соображала, ничего не делала, чтобы остаться в той стране. Мне казалось, ни моя новая степень, ни то, что я живу в городе, о котором многие мечтают, ничего не стоит. Что вообще все вокруг ничего не стоит.

Я понимала, что Антона стыдно было бы предъявить моим друзьям, потому что он слишком необразован и неумен (у него не было высшего образования на тот момент, у меня резюме было скорее такое, что гордиться были основания), а потом мне было стыдно перед Антоном, что я такая поверхностная и так о нем думаю.

Еще была мысль, что дай ему его идеал – он продержится два дня, потом начнет предъявлять молчаливые претензии, что этот идеал живой человек, ему бывает плохо, бывает нужно сочувствие и так далее. Что идеал не захочет лежать на полочке, пока его с полочки не снимут, чтобы удовлетворить свои эмоциональные и прочие потребности. Вот это чувство у меня все время было, что меня как бы кладут на полочку, чтобы не отсвечивала, пока не потянутся за мной.

Появление Антона (2011)

Я вела блог, большей частью писала, где была и что видела, но иногда меня прорывало и я писала стихи или еще что-то. Как-то выложила арт-фото себя в слегка эротичном виде и стихи, где намек был на Антона, вроде как без него все не то и все не так.

Через какое-то время (2011 год) я получила от него сообщение. Суть его была такова, что он меня недостоин и что он кроме боли ничего мне не мог причинить, поэтому решил, что исчезнуть – самое лучшее. Почему не исчез окончательно – не объяснил. Я подумала, что не устоял перед фото. Я была похожа на его идеальных женщин-селебрити, от каждой понемногу.

Но сейчас мне кажется, что могла быть другая причина. Были ли в письме намеки на то, чтобы я дала ему второй шанс? Я не знаю, вроде были. Но было такое ощущение, что он хотел, чтобы я сама что-то делала, приняла какое-то решение. А мне было просто странно, что он за спиной другой девушки пишет мне черт знает что. Я бы 100% развелась на это, если бы не знала.

Дело в том, что я сидела в фейсбуке, а Антон вконтакте, к тому же под ненастоящим именем. Вероятно, он не знал, что я знаю. Так или иначе, на «я должен стать другим человеком», я ответила в ключе «захочешь – станешь». Я жила очень странной жизнью, поэтому иногда меня прорывало на пронзительные посты в блоге, я их не стирала. Но носилась с этой мыслью, что он меня любит, остальное фигня. Могла познакомиться с реально красивым парнем, которому была интересна, потом встать и уйти, не прощаясь, просто потому, что с Антоном было красивое и неземное, а это ерунда полная, как у всех, пошлость и пустота (точнее, казалось таким в сравнении?). Сейчас кажется, что это было очень глупо.

2012

Прошло года полтора с предыдущего письма, и Антон опять мне написал. Опять ерунду, что это он один во всем виноват, что его разрушили эти его демоны, что между нами было действительно нечто нереальное, я не помню, что я ответила, но две недели спустя сломалась и под действием джина с тоником написала «мне правда было безумно дорого то, что между нами было».

Я никогда раньше не говорила ему, что люблю его, боялась больше всего на свете, потому что чувствовала, что все как у Оруэлла, «если мы кому-то говорим, что любим его, даем ему право делать нам больно». Если бы мне кто-нибудь тогда объяснил, что это не нормальная динамика взаимодействия мужчины и женщины, было бы круто.

Комментарий моей мамы: «Он как сидит там в засаде и ждет, когда ты начнешь приходить в себя. Стоит тебе прийти в себя, он выскакивает из-за угла».

У меня не нашлось сил и ресурса остаться в том городе, пришлось вернуться назад домой. У меня началась уже тогда депрессия и мысли о том, чтобы покончить с собой. Все это время я думала, что должна вытащить Антона из круговорота токсичного образа жизни.

Через какое-то время после возвращения на родину не выдерживаю и спрашиваю, все ли у него в порядке. Ответил какую-то чушь, потом начал мне рассказывать, какая я прекрасная, что внешне, что внутренне, и вообще с ним такого никогда ни раньше, ни позже не было (все еще живя с той девушкой, ага).

И вот здесь я начала по-настоящему ломаться, мне кажется. Мне начало казаться, что я ничего не стою. А может, и раньше так казалось. Мои проекты встали, я не могла найти в себе энергии их делать. Мне было страшно. Все мои друзья были в других городах. Лучшая подруга меня ударила ножом в спину, у меня никого не было совсем. И вроде как я своими собственными руками создала эту ситуацию.

Потом все было как в летаргии. Писала вебкод за деньги, что-то переводила. Никуда не хотелось ходить, только качать сериалы. И я все время боялась, что не будет как с Антоном. Я не понимала, почему он ничего не делает, чтобы быть со мной, если он (как мне казалось) меня любит. Зачем такое говорить/писать и потом даже не отвечать на сообщения. Всегда последнее сообщение было моим, а он куда-то сливался.

Даже пять лет спустя после последней нашей встречи я могла услышать песню по радио и начать вспоминать его. Как будто мое тело было отравлено, кровь отравлена памятью о нем. Иногда я начинала сочинять сценарии, в которых мы снова были в жизни друг друга. Например, как соседи по квартире. Что он больше не практикует токсичный образ жизни и начал новую жизнь.

2016

В прошлом году я нашла себе гениального специалиста, который поправлял мне в частности эмоциональный фон то в одном аспекте, то в другом. И летом я получила письмо от Антона. Мне было очень смешно, я совершенно не поняла, что ему надо. Вот это очень забавный момент, он никогда не говорил, что ему нужно, стоило спросить об этом – сливался в небытие.

Послала его в довольно саркастичных выражениях. Потом, когда открыла для себя демисексуальность, началось опять, - “надо ему написать, наверное, из-за моей ориентации у нас тогда все разладилось, он, бедняжка, чувствует себя виноватым, он же не знал, что мне больно не из-за него, это же я как раз почему-то не смогла его хотеть”. Спасибо умным людям, отговорили меня от этого.

Недавно (впервые в жизни случайно, пожалуй) наткнулась на очередную его страницу в соцсетях (он часто удалял старые и делал новые), сердце начало биться, хотя я точно понимала, что не хочу его больше видеть и знать его не хочу. То ли от страха, то еще от чего-то (это же адреналин, если я правильно помню). Потом прочла некоторые ваши посты. Про эту иллюзию “меня никто так не” и про соблазнение. Не могу сказать, что паззл сложился, но это объяснение кажется логичнее любого другого.

Понимала все эти годы только то, что, если бы мы продолжили видеться, было бы только еще хуже. Но и так – полная потеря себя, любви к жизни. Энергии было очень мало, все было скучно, мало что интересовало. Больница, потому что мне нужна была операция (генетика была, но и психосоматика была тоже, столько лет считать себя неудачницей и никчемным недоразумением, особенно в любовных делах), операцию я перенесла очень тяжело.

Мне не жаль моих эмоций, только жаль, что на другом конце, возможно, была совсем другая история. И обидно, потому что я лучше многих чувствую людей, их мотивы и какую-то базовую суть. И вот несмотря на такие якобы таланты я приняла нежность за истинную сущность, а жестокость – за маску и психзащиту, хотя все было наоборот. Помню только, как все во мне кричало “беги”, когда у него вдруг был этот стальной взгляд и во время этого странного секса, какого-то отстраненного что ли.

Иногда было ощущение даже во время поцелуев и ласк, что он все делает как по протоколу, хотя вроде как искренне, но какая-то механистичность в этом была. Я только не нашла в себе сил не жалеть, что убежала (иногда думала, что могло бы быть совсем неплохо, хотя сейчас, пока печатала, думала, с чего бы вдруг стало хорошо?). А с другой девушкой он вроде до сих пор. Совпадение или нет, не знаю, но на совместных фото всегда она как-то льнет к нему или восхищенно смотрит, а он как бы позволяет ей все это делать.

Сейчас прошло больше 7 лет с того момента, когда мы с Антоном виделись в последний раз. С помощью разных специалистов я исцелила свою душу окончательно и чувствую себя хорошо, чувствую себя тем человеком, которым была, который готов жить дальше и получать от этого удовольствие. Мне наконец-то кажется, что внешнему миру есть, что мне предложить, и я не стану от этого отказываться.
Tags: гарем, жизнь после нарцисса, игра в любовь, идеализация, истории читателей, нарцисс, нарциссическая зависть, обесценивание, обольщение, параллельные жертвы, пинг, эмоциональный вампир
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 217 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →