Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

"Увидя почерк мой, Вы, верно, удивитесь..." ("Нарциссические" стихотворения Апухтина)

На днях пришло письмо от давней читательницы:

"Еще с детства помню, как папа, особенно когда собирались гости, иногда любил читать стихи Апухтина. Был у нас дома сборник его стихов. Я запомнила стихотворение "Письмо". Тогда я не вслушивалась в текст.

И вот недавно он вновь начал читать его. Я уже была после отношений с нарциссом. И что-то с первых же строк меня зацепило. Скажу, что мой папа совсем не нарцисс и совершенно позитивный человек. И про нарциссов если и что-то знает, то только от меня. Я так думаю, что он просто выучил это стихотворение и все... И при удобном случае декламировал.

Почему-то сегодня я вспомнила про это стихотворение. И наконец-то я прочитала вдумчиво весь текст "Письма". А потом еще и ответ на письмо. Ответ нарцисса!!! Я живо представила себя и в роли автора письма (женщины) и в роли княгини, о которой идет речь в письме. Обе - жертвы нарцисса. Здесь и классическое поведение нарцисса, а главное - его откровение: "...Прошу Вас довести до сведения их, Что я - бездушный эгоист, пожалуй..."

И обвинение во всем жертвы " А что касается до нашего разрыва - Его хотели Вы. "

И пинг в конце!"

Добавлю от себя несколь слов о самом Алексее Апухтине. Этот талантливый поэт и прозаик, живший во второй половине 19 века, "был весьма мнителен, легко раним, «поэт милостью божией», вместе с тем имел репутацию шутника, остроумного и блестящего импровизатора".

Кстати, как утверждает Нина Берберова в биографическом романе "Чайковский", Алексей (Лёля) стал и первым "любимым мальчиком" великого композитора. В семье Чайковского считали, что именно Лёля «развратил» Петрушу в 13-летнем возрасте (сам Апухтин к тому моменту был уже любовником классного наставника Шильдер-Шульднера).

Ну а теперь сами стихи, в которых настолько точно описана динамика нарциссического сценария, что я не вижу смысла в моих комментариях. Пинги, параллельные жертвы, желание "открыть глаза" вчерашней сопернице, сахарное шоу... Я не буду выделять показательные строки. Вы сами все увидите. В комментариях прошу поделиться увиденным :)


Письмо (1882)

Увидя почерк мой, Вы, верно, удивитесь:
Я не писала Вам давно.
Я думаю, Вам это все равно.
Там, где живете Вы и, значит, веселитесь,
В роскошной южной стороне,
Вы, может быть, забыли обо мне.
И я про все забыть была готова...
Но встреча странная - и вот
С волшебной силою из сумрака былого
Передо мной Ваш образ восстает.
Сегодня, проезжая мимо,
К N. N. случайно я зашла.
С княгиней, Вами некогда любимой,
Я встретилась у чайного стола.
Нас познакомили, двумя-тремя словами
Мы обменялися, но жадными глазами
Впилися мы друг в друга. Взор немой,
Казалось, проникал на дно души другой.
Хотелось мне ей броситься на шею
И долго, долго плакать вместе с нею!

Хотелось мне сказать ей: "Ты близка
Моей душе. У нас одна тоска,
Нас одинаково грызет и мучит совесть,
И, если оттого не станешь ты грустней,
Я расскажу тебе всю повесть
Души истерзанной твоей.
Ты встретила его впервые в вихре бала,
Пленительней его до этих пор
Ты никого еще не знала:
Он был красив как бог, и нежен, и остер,
Он ездить стал к тебе, почтительный, влюбленный,
Но, покорясь его уму,
Решилась твердо ты остаться непреклонной -
И отдалась безропотно ему.
Дни счастия прошли как сновиденье,
Другие наступили дни...
О, дни ревнивых слез, обманов, охлажденья,
Кому из нас не памятны они?
Когда его встречала ты покорно,
Прощала все ему, любя,
Он называл твою печаль притворной
И комедьянткою тебя.
Когда же приходил условный час свиданья
И в доме наступала тишина,
В томительной тревоге ожиданья
Садилась ты у темного окна.
Понуривши головку молодую
И приподняв тяжелые драпри,
Не шевелясь, сидела до зари,
Вперяя взоры в улицу пустую.
Ты с жадностью ловила каждый звук,
Привыкла различать кареты стук
От стука дрожек издалека.
Но вот все ближе, ближе, вот
Остановился кто-то у ворот...
Вскочила ты в одно мгновенье ока,
Бежишь к дверям... напрасный труд:
Обман, опять обман! О, что за наказанье!
И вот опять на несколько минут
Царит немое, мертвое молчанье,
Лишь видно фонарей неровное мерцанье,
И скучные часы убийственно ползут.
И проходила ночь, кипела жизнь дневная...
Тогда ты шла к себе с огнем в крови
И падала в подушки, замирая
От бешенства, и горя, и любви!"
Из этого, конечно, я ни слова
Княгине не сказала. Разговор
У нас лениво шел про разный вздор,
И имени, для нас обеих дорогого,
Мы не решилися назвать.
Настало вдруг неловкое молчанье,
Княгиня встала. На прощанье
Хотелось мне ей крепко руку сжать,
И дружбою у нас окончиться могло бы,
Но в этот миг прочла я столько злобы
В ее измученных глазах,
Что на меня нашел невольный страх,
И молча мы расстались, я - с поклоном,
Она - с кивком небрежным головы...

Я начала свое письмо на вы,
Но продолжать не в силах этим тоном.
Мне хочется сказать тебе, что я
Всегда, везде по-прежнему твоя,
Что дорожу я этой тайной,
Что женщина, которую случайно
Любил ты хоть на миг один,
Уж никогда тебя забыть не может,
Что день и ночь ее воспоминанье гложет,
Как злой палач, как милый властелин.
Она не задрожит пред светским приговором:
По первому движенью твоему
Покинет свет, семью, как душную тюрьму,
И будет счастлива одним своим позором!
Она отдаст последний грош,
Чтоб быть твоей рабой, служанкой,
Иль верным псом твоим - Дианкой,
Которую ласкаешь ты и бьешь!


Р.S.

Тревога, ночь,- вот что письмо мне диктовало...
Теперь, при свете дня, оно
Мне только кажется смешно,
Но изорвать его мне как-то жалко стало!
Пусть к Вам оно летит от берегов Невы,
Хотя бы для того... чтоб рассердились Вы.
Какое дело Вам, что там Вас любят где-то?
Лишь та, что возле Вас, волнует Вашу кровь.
И знайте: я не жду ответа
Ни на письмо, ни на любовь.
Вам чувство каждое всегда казалось рабством,
А отвечать на письма... Боже мой!
На Вашем языке, столь вежливом порой,
Вы это называли "бабством".


Ответ на письмо (1885)

Увидя почерк мой. Вы, верно, удивитесь:
Я никогда Вам не писал,
Я и теперь не заслужу похвал,
Но Вы за правду не сердитесь!
Письмо мое - упрек. От берегов Невы
Один приятель пишет мне, что Вы
Свое письмо распространили в свете.
Скажите - для чего? Ужели толки эти
О том, что было так давно
На дне души погребено,
Вам кажутся уместны и приличны?
На вечере одном был ужин симпатичный,
Там неизвестный мне толстяк
Читал его на память, кое-как...
И все потешилися вволю
Над Вашим пламенным письмом!..
Потом обоих нас подвергнули контролю
(Чему способствовал отчасти самый дом).
Две милые, пленительные дамы
Хотели знать, кто я таков, притом
Каким отвечу я письмом,
И все подробности интимной нашей драмы.
Прошу Вас довести до сведения их,
Что я - бездушный эгоист, пожалуй,
Но, в сущности, простой и добрый малый,
Что много глупостей наделал я больших
Из одного минутного порыва...
А что касается до нашего разрыва -
Его хотели Вы. Иначе, видит Бог,
Я был бы и теперь у Ваших милых ног.

P.S.

Прости мне тон письма небрежный:
Его я начал в шуме дня.
Теперь все спит кругом, чарующий и нежный
Твой образ кротко смотрит на меня!
О, брось твой душный свет, забудь былое горе,
Приди, приди ко мне, прими былую власть!
Здесь море ждет тебя, широкое, как страсть,
И страсть, широкая, как море.
Ты здесь найдешь опять все счастье прежних лет,
И ласки, и любовь, и даже то страданье,
Которое порой гнетет существованье,
Но без которого вся жизнь - бессвязный бред.

Tags: газлайтинг, гарем, жизнь после нарцисса, игра в любовь, ледяной душ, литературные герои, нарциссический ресурс, обесценивание, обольщение, параллельные жертвы, пинг, сахарное шоу, утилизация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments