?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
Психолог от... дьявола. Часть 2
tanja_tank
Тренинг для бывших детдомовцев

Теперь я расскажу, чем еще он меня зацепил и вызвал к себе определенные чувства. Помните, та девочка - героиня вашего поста говорила своей маме "его нужно понять", и готова была нянчиться с ним, как с глубоко травмированным ребенком. Что же там нужно было понимать, и что там вызывало глубокое сочувствие, сострадание и желание жалеть и нянчиться?

В первую фазу нашего романа, когда Лияз со мной встретился и у нас только все закрутилось, я узнала, что он вел специальный тренинг для бывших детдомовских ребят, которые пережили насилие. Тренинг бесплатный, на основе программы 12 шагов. Организовать ему кто-то помогал, вел он один. Мне он разрешил поприсутствовать в самом начале, и я набросала себе небольшую запись в блокнотик. Больше чем уверена, эта же тема звучала со всеми его жертвами.

Вот что это за тренинг, моя запись:

"Старое помещение дворца культуры. Достаточно большой бывший зрительный зал, из которого убрали все кресла. Полумрак, стулья стоят на таком расстоянии, что сидящие смогут дотянутся друг до друга только если оба протянут руки. Лияз объясняет, это создает ощущение безопасного личного пространства. Для участников очень важна безопасность. И очень важно знать, что до тебя здесь никто не дотронется, если ты сам не протянешь руку навстречу. Несколько прожекторов освещают небольшой клочок впереди. В этом пятне света стоит Лияз. Его видно хорошо.

Мальчишки лет от 16 до 18 медленно проходят в зал, если они пытаются рассмотреть друг друга, это невозможно, в зале темно и видно только очертания фигур. Рассаживаются.  Лияз выдерживает паузу и начинает медленно и очень проникновенно:

Всем привет! Меня зовут Лияз, я благодарю вас, что вы пришли. Я попытался создать здесь безопасную территорию, где мы можем быть собой и говорить о том, что с нами случилось и что происходит сейчас. Я благодарю вас, потому что мне нужно это так же, как и вам.

Так же, как и вы, я вырос в инкубаторе, так же, как вас, меня били, насиловали и чморили. Так же, как и вы, я долго знал своё место инкубаторской шестерки. Я выживал и часто принимал решения, которые будут осуждаться нашим высокоморальным обществом. Так же, как и вы, я избегал говорить об этом, чтобы не упираться в свои чувства стыда, боли и вины. Я чувствовал себя хуже всех, я чувствовал себя грязным, я чувствовал себя недостойным смотреть людям прямо в глаза. Я пытался найти свою нишу в том статусе опущенного, который мне определили, и стал проституткой, а потом сутенером.

В тринадцать, чтобы уйти из инкубатора, я соблазнил препода по музыке, фактически продался за возможность нормально спать по ночам и жрать не оплеванное другими. В семнадцать я связался с уголовником, который проиграл меня в карты. Чтобы не быть шестеркой, я видел только один путь - продавать других таких же как я. Чтобы справиться с чувством унижения и стыда, я стал агрессивным, и унижал других.

Чтобы справиться с чувством вины, я пустился во все тяжкие и стал считать это нормой. Чтобы справиться с завистью к тем, кому повезло больше и кто жил нормальной жизнью, я стал люто их ненавидеть. Но чтобы я ни делал, ничего не изменится, пока я не признаюсь себе в своих настоящих чувствах и не позволю себе это чувствовать. Это страшно. Поэтому я предлагаю нам сделать это вместе. Здесь вы найдете понимание. Здесь никто никого не осудит, потому что мы все знаем, как это важно для нас.

Я расскажу вам о себе все, что со мной было, что я чувствовал, в чем конкретно считал себя виноватым и в чем действительно виновен. Я буду разбирать все, что со мной произошло и все, что делал я сам. И на примере себя я расставляю дня нас все точки. Но прежде я хочу сказать вам одну важную вещь, и я хочу, чтобы вы это поняли. Вы не можете быть виновны в том, что делали с вами другие. Сейчас я прошу вас громко и уверенно сказать это вместе со мной. Я не виновен в том, что делали со мной другие!"


И дальше он мне рассказывал, как его насиловали, как над ним издевались, что он чувствовал. Все это очень эмоционально. Когда я это слушала, я заплакала.

Сразу скажу, много позже он рассказывал, что чисто по фактам правда почти все. Но он никогда не испытывал тех эмоций, о которых говорил и которые очень правдоподобно тогда показывал. Более того, ему понравилось насилие, он и сам издевался над младшими. Но тогда, в самом начале нашего общения, я этого не знала.

Тренинг произвел на меня огромное впечатление. Лияз в моих глазах был и несчастным маленьким забитым ребенком, и смелым, мужественным и очень сильным человеком, который ради этих ребят может признать такие вещи, выворачивает себя наизнанку и помогает им. Тренинг мне показался хорошо продуман, видно, что человек серьёзно этим занялся, как бы душу в это вложил, это ведь и время и силы моральные и мозги надо прикладывать. Ну, просто герой. Памятник при жизни.

Магия "немного виноватой" улыбки

Можете себе представить, каким было отношение к Лиязу после этого? И вот на этом там строилось все, вокруг этого все и крутилось. Он рассказывал, как он жил в детдоме, я жалела и сочувствовала. Потом, когда он вел себя как угодно странно или агрессивно, я прощала все, потому что видела в этот момент не хитрожопого проходимца - психопата, а того маленького забитого ребенка, которому очень больно и плохо. И все этим объясняла. А потом мне отвешивалась доза детской улыбки, как бы немного виноватой, немного смущенной, но очень правдоподобно искренней, и я велась на эту улыбку вся с потрохами.

Даже когда он прямо говорил о себе что-то, я видела в этом другой смысл. Он говорил мне, что не видеть плохого, вытеснять из сознания плохое, это моя установка с детства. Прямо утверждал, что я, как и многие, не имею хорошей опоры внутри себя и ищу эту опору в других. Его объяснения - он кажется мне сильным, уверенным, и я бессознательно стремлюсь на него опереться. Я в этом нуждаюсь и вытесняю из сознание все, что может этому помешать. Поэтому я старательно отворачиваюсь от того, что он о себе говорит. А от чего отвернуться невозможно, нахожу приемлемые объяснения.

Частично это было правдой. Но только небольшой частью правды, в той степени, что я действительно хотела отношений с таким мужчиной, на которого можно опереться в общечеловеческом понимании, надежного и верного. Основным же было то, что я очень его жалела. Можно сказать, я усыновила его в душе. И эти нормальные человеческие чувства из души не выкинешь.

Наши отношения развивались быстро. Мы проводили вместе весь вечер, гуляли, смеялись, радовались жизни (он не проявлял эмоций, но я думала, что он привык себя сдерживать после такого-то детства). Из психопатического можно отметить, что он любил экстрим. Гонять на мотоцикле, проносясь на большой скорости перед машинами, обгонять и подрезать. Обязательно без шлема. Любил погонять с мотоциклистами поздно вечером. Но меня с собой "погонять" не брал. Я это понимала - не хочет мной рисковать.

Прыгал с парашютом, и я с ним в одной упряжке, одну прыгать не пускал, и было приятно такая забота. Как-то мы с ним нарвались на местную гопоту. Он сразу оживился, глазки заблестели, как будто даже обрадовался. Но я хоть и заметила это в нем, обратила внимание только на то, что он сразу поставил меня себе за спину. Начал их подкалывать и всячески их правоцировать - я это объяснила себе, как желание отвлечь их от меня и принять удар на себя. Но ребята что-то в нем почуяли и драки не вышло. Был явно разочарован, когда они ретировались.

Вообще, когда я читала ваше описание Долохова, отметила, что мое впечатление тогда от него было точно таким "А какой храбрец на поле боя! Словом, очередной «плохой хороший человек», но, скорее, хороший, чем плохой, просто такой вот многогранный и не понятый косным обществом". Добавить только "А какой умный и тонко чувствующий!" - и это выразит весь мой восторг в то время от "охотника".

Он видит меня насквозь

Ночью мы сидели у него на съёмной квартире и разговаривали. Мое впечатление - никто не умеет так слушать как он. Он буквально всматривался в меня, ловил каждое слово. Никто не умеет так понять, как он. Он понимал, что я хочу сказать еще до того, как я это озвучила. Он говорил за меня, что я чувствовала в те моменты, о которых рассказывала. Никто не умеет так адекватно объяснять что-то, как он. Он очень четко и ясно объяснял, почему я могла поступить только так, а не иначе. О чем бы я ни спросила, он объяснял так, чтобы мне было это понятно до конца. Он называл это "объяснять на языке клиента".

Никто не умеет быть таким искренним и открытым, как он. "Я никогда не буду тебе врать" - сказал в самом начале и ведь правда почти не врал. Просто рассказывал о себе не все сразу. Давал информацию строго дозировано, так чтобы сначала я находила объяснение меньшему из зол, привыкала к этому, оправдывала, принимала его таким, а потом вползала на следующую ступеньку и понимала его дальше, чтобы у меня постепенно "росла толерантность" и ужасное уже не было для меня шокирующее ужасным, а превращалось во "вполне объяснимое".

И те крохи информации, что он мне постепенно скармливал о себе, казались мне именно его откровенностью, искренностью и открытостью. Как же, ведь он говорит о себе правду! Он мне доверяет! Причем вот все это он объяснял мне сам. Когда я что-то о себе рассказывала, я чувствовала себя так, будто я выхожу раздетая на улицу, а он обнимает меня, укрывает и отводит в безопасное место. У меня было ощущение, что он видит меня насквозь, но это не пугало, наоборот, мне было с ним легко и спокойно. Несмотря на то, что он прямо говорил мне, что это иллюзия и моей психике выгодно все так видеть, потому что я нуждаюсь в понимании и принятии.

Вообще эти постоянные объяснения меня нервировали, я начинала дергаться, присматриваться, так ли это. Но его слова не соответствовали тому отношению, которое он мне показывал, не соответствовали тому впечатлению, которое он на меня производил. Например, он говорил, что он психопат и не умеет любить. Но при этом мы очень душевно с ним разговаривали, он был очень внимателен ко мне, обнимал, целовал, всячески показывал обратное тому, что о себе говорил. И чтобы не дергаться, я стала пропускать его эти слова мимо ушей и ориентироваться на то, что я от него вижу. А видела я тогда только хорошее.

Буквально за неделю я стала говорить ему о себе абсолютно все, чего раньше никогда никому не говорила. Мне казалось, что мы очень сблизились и привязались друг другу. Я влюблялась все больше и думала, что это взаимно. И это действительно была иллюзия, которую он специально создавал и наблюдал за результатом. И я скажу, что в этом и состоит самый главный кошмар и ужас. Он чувствует свое превосходство, свою власть, потому что буквально видит все движения человеческой психики. Я была для него подопытным кроликом, он вызывал во мне именно те эмоции и чувства, которые хотел. И это не преувеличение. Психопат - психолог - это катастрофа. В его психопатических мозгах знание психологии превращается в оружие.

"Я психопат. Я говорил. Я не виноват, что ты не слышишь"

Я была счастлива от наших отношений пару месяцев. Затем все произошло так, как описано в "Охотнике на психологов". Буквально на ровном месте в одночасье он изменился. Вот ещё минуту назад мы очень доверительно разговаривали и вдруг он перебил меня в прямом смысле на полуслове, заржал и начал тупо передразнивать. Сказал, что я ему надоела, достала его своим нытьем и всеми этими сантиментами. Все это говорил с гадким таким тошнотворным выражением. Я спросила, почему он это делает. Он ответил:

- Скучно, господа. Давайте насрем в рояль.

Встал и ушел не обращая больше на меня никакого внимания.

Я чувствовала себя ужасно. Я не понимала, что произошло. Это была какая-то бессмыслица. Я даже оскорбленной себя не чувствовала, потому что это было какой-то глупостью. Казалось, что он сейчас вернется и как-то более менее внятно все объяснит. Ведь он же адекватный человек!

После его ухода я почувствовала страшный эмоциональный голод. После сильных эмоций с ним все казалось серым и пресным. После такой иллюзии душевной близости я чувствовала себя одинокой и несчастной. И я искала причину в себе. Не в смысле разбора, почему меня накрыли такие чувства, в чем я нуждаюсь и т.д., а в смысле, что я сделала не так? Может я задела его чем-то? Он детдомовский, много чего плохого было в его жизни, может я была неделикатной? Может слишком много говорила о себе и мало внимания уделяла ему? Что же я сделала не так?  Я написала ему. Попросила объяснить, почему же он все-таки ушел. Его ответ:

"Я психопат. Я говорил. Я не виноват, что ты не слышишь. Лучше подумай, почему у тебя вылезло "папочка ушел, папочка чем-то недоволен, значит я в чем-то виновата". Когда ищешь вину в себе, есть иллюзия контроля, верно? Это выгодно, видеть вину в себе. Если виновата ты, то можешь это исправить. Если ты не виновата, то бессильна на что-то повлиять. Бессилие страшнее вины. Если ты бессильна, то можешь не получить то, в чем нуждаешься, это от тебя не зависит. Если виновата, то исправишься и получишь. Надежда умирает последней)))".

Никакой конкретики. Ни слова о том, что он не хочет отношений со мной. Ни слова вообще конкретного ответа на мой вопрос. Но опять психоаналитические рассуждения и намек о моей некой психологической ущербности.

Я поняла это, как что-то воспитательное. Что он наглядно мне что-то показывает. Я искала во всем этом какой-то смысл, и решила, что я должна что-то понять, что-то осознать, и тогда он вернется. И я понимала и осознавала на все лады. О чем и писала ему каждый день. Он ответил "А почему тебе не приходит в голову, что никто не имеет права тебя воспитывать?" И больше не отвечал.

Почему не приходило в голову? Да потому, что он был мне нужен. Мне были нужны те отношения, которые он же мне и изображал в начале романа. Я очень хотела быть с ним. И я искала, как мне исправиться, чтобы он вернулся. Он был прав, что я бессильна в этом вопросе, я признавать не хотела. Я хотела надеяться на лучшее, ведь до этого он показывал чувства ко мне, показывал, что я нужна ему. И в плохое не поверила.

Потом Лияз объяснял, что с моей стороны это тоже была манипуляция. Объяснял - если человек ушел, так или иначе он сделал свой выбор. Когда я пытаюсь как-то на его выбор повлиять, сделать что-то чтобы он захотел быть со мной, вернулся, я пытаюсь им манипулировать. Конечно, я ничего плохого ему не хочу, но на его свободу все-таки покушаюсь, хочу получить его себе. А Лияз первым делом видит все именно в таком ракурсе и манипулирует этим сам.

Но на самом же деле было не совсем так, я не хотела им манипулировать. Я не хотела вынуждать его быть со мной. Я ориентировалась на те чувства, которые он мне уже показывал, на его желание быть со мной, которое он мне уже показывал. То есть я ориентировалась на то, что чувства ко мне и желание быть со мной у него уже есть, я не вызывала их в нем специально путем манипуляций. Я хотела только вернуть наши отношения, которые уже были и по непонятной мне причине расстроились. Если бы он четко и ясно сказал, что он сделал выбор, и я ему не нужна, я оставила бы его в покое. Но таких конкретных слов от него в то время не было. И объяснения про "человек сделал выбор" были уже значительно позже, когда он вернулся, и акцент в этих объяснениях был не на его выборе, а на моих якобы манипуляциях.

У меня все валилось из рук. Я думала только о нем, о том, что я сделала или сказала не так, о том, что мне сделать, чтобы исправиться. Мне казалось, он единственный интересный мужчина на планете. По аналогии с Долоховым - кто еще сможет так интересно вылакать ром, рискуя свалиться с карниза? Кто еще умеет так дерзко разговаривать с генералами? Да ему же сам черт не страшен. Почему это качество представлялось мне ценностью? - потому что я сама была не слишком смелой и уверенной в себе, я чувствовала потребность в неком защитнике, который поставит меня себе за спину и за меня уверенно разберется со всеми чертями, которые могут мне встретиться.

А он еще и специально формировал во мне такую самооценку, чтобы я в этом еще больше нуждалась. И он продемонстрировал мне именно это – я сильный, я смелый, я легко решу все проблемы. Показал товар лицом, так сказать, помахал морковкой перед носом. Отсюда и моя потребность его обязательно оправдать. Конечно, не только отсюда, но по большей части из нормального человеческого сочувствия. Он деструктивный, это так, но это же глубоко травмированный человек! Его нужно любить и жалеть. Пока я была с ним, у меня возникло чувство, что я нужна этому человеку, как может быть нужна мама маленькому ребенку. И теперь, когда его не было рядом, мне хотелось быть с ним, как если бы я действительно усыновила ребенка.

А кроме этого, он единственный, кто может меня понять. Единственный, кому до меня есть дело. Вот такую кашу из чувств он во мне вызывал. В общем, я ужасно тосковала по нему. Просто не описать словами, как. С ним все чувства были в превосходной степени.

Отключение функции "демонстрировать эмоции"


Он вернулся неожиданно. Я шла домой, он подбежал и схватил меня за руку. У меня перехватило дыхание, он потащил меня к себе и устроил мне феерический секс, едва мы ввалились в квартиру.

И все понеслось еще стремительней, чем было. Я в этот же вечер переехала к нему на съемную квартиру с вещами. (Собственной квартиры у меня тогда не было, я жила с семьей родственников)

Не знаю, как было у него с другими, со мной он в период  возвращения ничего особенно не изображал. Я была и так счастлива, что он со мной. И из-под маски нормальности постепенно все более отчетливо поползли социопатические уши. Теперь большую часть времени Лияз пребывал в состоянии полного безразличия ко всему, даже когда был чем-то занят. Как будто функцию "демонстрировать эмоции" отключили. Если он в таком состоянии читал, называл это "скачиваю инфу".

Включался резко и неожиданно. Вот только что безразлично скачивал инфу, и вдруг разгорался неимоверным желанием заняться со мной любовью. Или вдруг резко швыряет книгу об стену. Или включается и заводит душевный разговор. И затем снова переходит в безразличный режим, идет пить чай, как будто ничего не происходило. Почему я не отметила для себя, что это ненормально? - так ведь это глубокий травматик, он и не может быть абсолютно нормальным.

Здесь посмотрите, что произошло - когда я в нем не нуждалась, у меня не было к нему чувств, он был именно нормальным и адекватным, то есть старался таким выглядеть. А когда я уже привыкла объяснять себе его странности, когда я уже досыта наплакалась над его ужасным детством, о котором он часто упоминал, когда он стал восприниматься мной, как родной и близкий, когда я уже боялась его потерять, он расслабился, потому как был уверен, что я именно так это и объясню себе - он глубокий травматик, и потому его некоторая ненормальность - это нормально.

К стати, в одном из постов было про то, что Леший рассказывал про пытки. Я видела у Лияза книгу о пытках в средневековье. Там были описания пыток и жуткие картинки. Я спросила, где он взял эту гадость и зачем ему это, он ответил, что это медицинская литература и что палачи очень хорошо разбирались в медицине. Как будто это был какой-то довод. Но больше он ничего не объяснял, а я уже не видела у него этой книги.


"Приехал крутой экстрасенс. Решает все проблемы"

В комментах к «Охотнику» был вопрос о его работе. В то время он получал неплохой доход от того, что ссужал деньгами азербайджанцев, привозивших овощи на продажу. Я с ним ходила на оптовый рынок, и там несколько человек с ним расчитывались. Разговаривал он с ними на их языке. Я не знаю, может это так принято, они все при встрече обнимались, и я тогда думала, что это его друзья. Его называли что-то вроде супергэ сакэл. Запомнила, потому что похоже на «супер аксакал». Сначала так и перевела себе, и решила, что это означает супермен. Он перевел это "бабайка". Еще чаще его называли "гардаш", он переводил «брат».

Кроме этого дохода он работал психологом через переписку, в чате и по телефону. И вел платные тренинги вместе с кем-то еще. Как-то я видела объявление, там было написано, что из столицы к нам приехал до жути крутой экстрасенс, и поможет всем желающим решить их проблемы. Помещение они снимали в старом дворце культуры. Тренинги были трехдневные, с 9 утра до 9 вечера. Назывался тренинг, кажется, "новая жизнь" или что-то вроде этого.

В конце первого дня, он демонстрировал такой трюк - становился спиной к аудитории, и предлагал любому желающему подойти к нему. Человек подходил и Лияз говорил ему о его жизни и о его проблеме. Вообще в этом нет ничего сверхъестественного, любой хороший специалист в области психологии может сделать то же самое, особенно если учесть, что никаких конкретных имен или дат не называлось, а за 12 часов общения с небольшой аудиторией уже можно составить себе психологический портрет каждого.

Но выглядело это впечатляюще. Мне он объяснял, что по реакциям человека можно легко определить, что было в его детстве, как по симптомам можно определить болезнь. Те или иные обстоятельства детской жизни вызывают соответствующие реакции, а по степени закрепленных установок можно судить об остальном. Если понимаешь этот механизм, легко можешь просчитать в человек все, и об его прошлом, и предсказать его будущие поступки. Он это понимал и этим пользовался.

Деньги у него были в достаточном количестве. Но он считал, зачем за что-то платить, когда можно взять это даром. Как-то он сказал, что все люди бездушные твари, копошатся в своей никчемной жизни, и плевать им, что где-то в детдоме в эту минуту мучают какого-то пацана. Никто об этом не думает, никто не собирается его жалеть и защищать. И в прошлом, когда он был несчастным ребенком, ему никто ничего не давал, никто о нем не заботился, никто не защищал, а потом никто не собирался ему помогать с этим справиться, психологов интересуют только деньги, без денег можешь хоть сдохнуть, никого это не волнует и т.д. так что все люди на планете существенно ему задолжали к тридцати-то годам. Так почему бы ему не взять часть этого долга в материальном эквиваленте?

Отсюда его обман хозяев, у которых он снимал жилье, и вообще всех, кого возможно обмануть. А возможно он обманывал и просто из любви к искусству, позже он сказал, что все эти оправдания о несчастном детстве - это просто отмазка для таких идиоток, как я, у него самого совсем другие мотивы. Сам он прекрасно понимает, что он делает и зачем, и ему не нужны для себя оправдания. Но все это вскрывалось уже когда отношения подходили к концу.

"Охрененно сложная" клиентка

Как к психологу к нему обращались по рекомендации от тех, кому он помог. И рекомендаций этих было немало. Иногда работал бесплатно, если ему это было интересно. В такого клиента включался полностью и действительно были хорошие результаты. Как пример - в то время он взялся работать с женщиной с психосоматикой. Она писала, что ей очень плохо, она задыхается по ночам, у нее жуткая аллергия, и при этом говорила, что в очную терапию ни к кому не пойдет, никому не доверяет, боится, что ей сделают больно. Тут же она говорила, что считает правильным, а что неправильным, каким по ее мнению должен быть психолог, как человек, и как он должен бережно с ней обращаться. Говорила что-то вроде "батюшка в церкви сказал, из-за кого я заплачу, тому в тысячу раз мои слезы отольются".

Лияз сказал, что она требует к себе какого-то очень особого отношения, будто говорит "я не такая, как все". Консультировать ее никто не стал ни на одном форуме, все хором послали к психиатру, увидели там признаки то ли пограничника, то ли психиатрической клиники. Лияз предложил ей пообщаться по переписке. Мне сказал, что клиентка "охрененно сложная и интересная". Сейчас я бы сказала, он плотоядно облизывался, предвкушая, как интересно ему будет "в нее играть".

Но тогда я видела, что он загорелся ей помочь и действительно помог. Включился он в нее полностью и через несколько месяцев плотной переписки она пришла к такому состоянию, что уже достаточно хорошо о себе понимала, психосоматика сошла до минимума, она была уже готова к очной терапии и спокойно без проблем пошла к психотерапевту. Дальше, как он выразился, ничего сложного, нужна рутинная работа по адаптации, а ему это уже не интересно.

Я не удивлюсь, если у него окажется немало благодарных клиентов, которых он буквально спас и они считают его благодетелем, вот никто их в терапию не брал, а он пожалел и взял и помог и ни копейки денег не взял, ну широкой души человек. Но дело в том, что он не боялся рисковать, читай, не боялся навредить, он действовал  исключительно из собственного интереса. Психологи не берут клиентов, особенно заочно по переписке, когда есть вероятность, что клиенту это может принести вред, нормальный психолог лучше отправит тяжелого клиента к кому-то более опытному. Лияз плюет на это с высокой колокольни.

И дело не в том, что он самонадеян до беспредела. Ему просто плевать, что будет с этой "куклой". Ему интересно - он в нее играет. Он не гнушался и правоцировать клиентов для наглядности. Одна такая же "интересная" клиентка в процессе его терапии попала в аварию, когда он умышленно справоцировал ее на истерику. Потом он ей эту истерику наглядно предъявил и разобрал. Для него это все был просто рабочий момент. Он разбирал ее с безразличием робота. Ни ее "больно" ни ее "страшно" не находили в нем ни малейшего эмоционального отклика. Он выстраивал логические цепочки "больно, потому что установка...", "страшно, потому что установка...", "чувство возникает, потому что..." Это все он хорошо понимал, но на большее он не способен.

Еще такой момент, в процессе терапии он начинал раздражаться на необходимость отвечать клиенту вовремя. Бывало, специально тянул с ответом, мне говорил, что терпеть не может чему-то подчиняться, ему тесно в каких либо рамках. Свободолюбивая душа.

(Продолжение в следующем посте)

  • 1
А куда он пишет резюме? Или это фигура речи? В смысле, нарабатывает портфолио? :)

да, фигура речи :) вы правильно поняли мою мысль :)

  • 1