?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
"Настойчивый поклонник" Леня
tanja_tank
Героиня этой истории хочет еще раз напомнить нам о том, как важно не скрывать, не молчать о том, что творится дома, за закрытыми дверьми - "как бы ни было стыдно и неудобно".

Второй момент, на который ваше внимание хочу обратить уже я: опасайтесь людей, которые вас "добиваются".

У многих это почему-то считается признаком настоящей любви и постоянства, женщины гордятся такими "настойчивыми поклонниками" и нередко в итоге решают выйти за них замуж даже без сильной любви со своей стороны - совершенно логично ожидая стабильной и ровной совместной жизни с "серьезным" и "надежным" мужчиной.

На самом же деле настойчивый поклонник еще на этапе "ухаживания" демонстрирует полное пренебрежение вашим "нет". Не зря афоризм гласит: уговаривать - значит, насиловать. Поэтому психологи (в частности, Литвак) советуют: предлагайте что-либо только один раз.

Выходит, настойчивый поклонник - это уже сталкер...

"Некоторое время назад была убита коллега знакомой. Ее муж упирал на то, что у нее неуравновешенная психика, и она совершила самоубийство. Но у нее в рабочем столе нашли письмо с рассказом о том, что творится у них в доме в течение нескольких лет, об угрозах и действиях. И в случае ее смерти она называет виновником мужа. А до этого - она молчала...

...С будущим мужем я познакомилась совсем юной. После школы я не поступила в универ и пошла работать кассиром, т.к. нужно было выживать. Как раз в то время подружка познакомилась с одним молодым человеком, пригласила меня в ту компанию, где я увидела будущего мужа – Лёню. Он сидел в углу, смотрел на меня сбоку так исподлобья, и улыбался.

Внешне он был крупного телосложения, лицо такое очень скуластое с массивными надбровными дугами, большие выразительные глаза и большой рот с пухлыми губами. Мордоворот, как потом называла его моя мать. Я уже не помню, как и в какой момент он ко мне подошел, но мы познакомились, болтали, проводил домой. Потом уже он сказал, что влюбился в меня ту же секунду, как увидел, с первого взгляда.


"Иначе ты бы не дала"

В другой раз все уже было не так невинно. К своему немалому удивлению я напилась в хлам. У нас с ним был секс, который я почти не помню. Спустя время, муж мне рассказал, что он подливал водку в бокал с вином. Иначе, сказал он, ты бы не дала. Вот такое вот «романтическое» знакомство.

Вообще, алкоголем я баловалась совсем недолго - еще до встречи с Лёней, в период проб взрослой жизни. Тогда же и первый интимный опыт был, которым меня муж попрекал весь период брака. А так - я не пила даже в самые темные моменты своей жизни. Не было такой потребности никогда. Даже когда был самый ад, инстинкт самосохранения, видимо, сигналил, что с алкоголем «дорога в никуда» станет еще короче.

Мне было ужасно стыдно наутро. Конечно, я не собиралась с ним встречаться. И выпрошенный у меня номер домашнего телефона (он записал его на обоях в прихожей) я тогда тихонько оторвала и выбросила. Но, оказывается, он предусмотрительно продублировал его еще куда-то.

Стали мы встречаться, куда-то ходить на свидания, гулять. Ну, т.е. выбор того, встречаться или нет, он сделал за меня. Получается, если мужчина очень настойчив и просто, не интересуясь особо моим мнением, подходит и берет, то я за ним иду в отношения. Где этот баг зашит во мне, как называется и как это исправить?

Секса пока больше не было – я была против, и, соответственно, откатили назад к конфетно-букетному периоду. Он дарил мне мягкие игрушки, иногда цветочки, ходили в кафе и все такое. Его друг Саша, смазливый парень с хорошо подвешенным языком, тогда нравился мне гораздо больше. Но Лёня был упорным, приложил множество усилий, чтобы мы с ним стали парой.

Я вспоминаю то время смутно. Помню, что было весело. Но также помню, что Лёня глумился над моим пальто. Я ж девчонка нищая была. Еще помню, он как-то раз дал под зад ногой какой˗то девушке, идущей впереди и мешающей пройти. Я извинялась перед ней. И мог в одиночку затеять драку с незнакомыми парнями на улице (я еще упрашивала их не избивать его), мог дать в лицо мужчине, потому что ему показалось, что тот на меня посмотрел с вожделением. Как-то разбил об пол стационарный телефонный аппарат, приревновав меня на пустом месте к кому то.

Один раз он подвел меня со встречей, и я оказалась в два часа ночи одна на улице. А как-то раз, приревновал меня в клубе к кому то и кинул (я совершенно поводов не давала, кстати – просто была юная и симпатичная и на меня обращали, конечно, внимание), я была вынуждена возвращаться ночью одна пешком домой. Тогда еще не было такого – вызвать такси. Да и денег лишних не было. Потом он говорил, что шел все время позади и следил, чтобы меня никто не обидел.

Нет бы мне тогда задуматься. Но я, глупая малолетка, принимала это за великую ко мне любовь. В остальном он был заботлив и нежен. Беспокоился – сыта ли я, например. Потом Лёню отчислили из вуза. Какая-то мутная история. Он устроился на работу.

Его ужасная семья

Мы стали жить вместе. Снимали убитую квартиру на четверых. Мы с Леней и Саша с девушкой. Все было хорошо. Там Лёня впервые сказал, что любит меня, я зачем-то ему сказала, что – тоже. Я что-то чувствовала к Лёне, но вряд ли это была прям любовь.

Надо сказать, что Лёня был не местный. И уж не помню, как так вышло, но мы с Леней переехали из той квартиры ко мне домой. У меня там была мать. Моей матери он не очень понравился сначала, и она вяло возражала против моего самоуправства. Но он приносил в дом деньги, был чрезвычайно к ней внимательным, хозяйственным – косметический ремонт, полочки, краны и все такое. И мать стала благосклонна к нему.

Потом он повез меня знакомиться со своими родителями. Родители его жили очень далеко, в большом селе. Меня приняли очень радушно, его мать называла нас голубками и всячески выказывала радость, что у сына такая хорошая девушка.

Отдельно скажу о семье. Отец всю жизнь тиранил мать (это потом я все узнала, после свадьбы), пил, избивал, изменял. Свекровь, правда, теперь все отрицает – не было такого, говорит. Хотя некоторым вещам я сама была свидетель. Свекровь до брака получила хорошее образование, но ее карьера была зарыта в землю. Выйдя замуж, она стала вести огромное хозяйство и работать на овощебазе, ее гнобила и периодически поколачивала ее собственная свекровь.

Оба деда, со стороны отца и матери Лёни, занимались тем же – измывались над женами. Ну, как бы – ничего такого, обычное дело в деревнях. Свекровь всегда фанатично любила дочь, младшую сестру Лени. Когда та родилась, Лёне было 7 лет. Сын был задвинут на вторые роли. Если до этого он даже спал с матерью, после рождения дочери был отлучен. Внимание Лёне доставалось по остаточному принципу.

До сих пор пенсионерка-свекровь своей взрослой дочери буквально служит. В общем, роли у Лёни и его сестры в детстве были: плохиш и пай-девочка. За многочисленные проступки его всегда физически наказывали, причем, довольно жестко. Он сам рассказывал мне, например, такой случай: он упал откуда-то и сильно поранился, разодрал в мясо пятую точку, а доковыляв, истекая кровью, домой, без разбирательств лишних, еще был отлуплен по тому месту ремнем, за то, что убежал гулять, что-то там не сделав по хозяйству.

Но Лёня за такое спартанское воспитание был благодарен родителям - мужика из него сделали.

Но тогда мне казалось, что я попала в семью, которой у меня самой никогда не было. Все казались такими дружными, друг о друге заботились. Они были такие по-крестьянски крепкие фермеры˗хозяйственники. Кстати, Лёня мне стал потом пенять, что из-за меня «стал мягкотелым каким то», имея в виду, что ему якобы трудно теперь помогать отцу в забое скотины домашней на мясо или на продажу.

У меня там внезапно открылась жутчайшая аллергия неизвестно на что. Я задыхалась и кашляла надрывно. Это длилось весь месяц, что мы там были. Я измучилась, мне давали какие-то таблетки, антибиотики, в том числе. Мы приехали домой, я обследовалась – но ничего не нашли.

Аллергия сошла на нет сама сразу же почти по приезду домой. Но тут я узнала, что беременна (конечно же, Лёня не любил презервативы). Врач меня не отговаривала, но предупредила, что последствия бесконтрольного приема этого большого количества лекарств, могут быть очень и очень печальными, могут сказаться на ребенке. Лёня переложил принятие этого решения целиком на меня. Я сделала аборт. Эта рана и сейчас со мной.

Пока все хорошо, но...

Потом мы решили пожениться. Предложение он мне не делал никак, к слову. Я вообще не помню, как так вот получилось, что мы это решили.

После свадьбы я сделала очередную глупость. У Лёнечки были проблемы с работой – не было же прописки. Реально или он так это все преподносил. Т.е. как бы мне нужно было решить эту проблему или он не будет иметь возможности работать и сядет дома.

Сначала ему делали временную регистрацию, потом постоянную. И вот как-то постепенно он окончательно поднял голову и установил свои правила. Если раньше он был гостем, то потом стал хозяином. Он всячески это подчеркивал.

Он мог заистерить – юбка короткая, декольте глубокое, зачем крашусь на работу. Он требовал завтрака горячего к 6 утра перед работой. Он больше не спрашивал разрешения посмотреть футбольные матчи или фильмы, а я была вынуждена засыпать под это. Но, правда, тогда еще он особо не скандалил, и если я настаивала, шел навстречу. Если и ссорились, то не сильно и ненадолго.

С ним произошло мое становление сексуальности. Он был нежным и чутким к моим желаниям, я стала получать оргазм с ним. Он научился обращаться с моим телом, на какие кнопки и когда следует жать, чтобы получить результат. Примерно через год получилось так, что я уволилась с одной работы и искала другую. В этот момент оказалась снова беременной.

На этот раз ни о каком аборте речи не шло. Я с самой первой секунды, как узнала, решила рожать. Он опять был ни за, ни против. С беременностью, с осознанием себя как матери я очень переменилась. Я готовила себя к материнству, училась не плыть по течению, а быть ответственной. Четко осознала, что никогда больше не буду одна в этом мире, но теперь у меня есть огромная ответственность за жизнь человека. Я буду любить ребенка и оберегать.

Беременность протекала не без проблем совсем, но в целом, вполне хорошо. Лёня был заботлив, зарабатывал, нашел даже подработки (кстати, как-то так вышло с самого начала, что бюджет вела я, он отдавал зарплату мне, так было и в семье его родителей), а я не работала ˗ кто бы меня взял уже беременную.

В это время муж восстановился в институт, и я помогала ему, чем могла в учебе. Лёня устроился работать на завод как раз по профилю, но пока рабочим. Это «пока» стало вечным.

Был момент – Лёня провоцировал меня, беременную, на ревность, намекал, что одна коллега к нему не равнодушна, и другая домогается его, но он – кремень! Потом сам же и отрицал это все. После того, как у меня была угроза, и я попала в больницу на сохранение, муж запретил мне что-либо делать по хозяйству вообще. Все сам. И с рождением ребенка показал себя хорошим отцом. Помогал с малышом в выходные, мчался с работы домой, готовил еду.

Я погрузилась в материнство. Ребенок был сыт, ухожен, практически идеально здоров. Идиллия. Спустя какое то время я восстановилась, мы наладили секс. Но предохранение я взяла уже в свои руки, случайностей больше не должно было быть категорически. Да, к тому времени постепенно и как-то незаметно отвалились мои друзья мужского пола (тут поспособствовал Лёня), и часть подруг (это вышло из-за рождения ребенка, я была первой, кто родила, тусоваться уже не могла и не хотела).

Вспоминаю еще, что отметила тогда еще – муж совершенно не умел сам себя занимать. Ему было очень скучно и тягостно наедине с собой. Я должна была участвовать во всех его занятиях и общаться с его друзьями. Мне не хотелось. Тот же Саша, нашедший себя в продажах (он действительно мог впарить кому угодно что угодно), стал очень хорошо зарабатывать, чем очень любил макнуть нас с мужем. А приватно мне намекал, что я вот из-за мужа-неудачника вечно в безденежье. А остальные Лёнины приятели были и того неприятнее (значительно позже появилось пара нормальных парней, с которыми можно было вполне сносно общаться).

Еще Лёня жестко наказывал кошку за проступки. Она стала вредничать и гадить на постель, за что бывала уже жестоко бита. Я пыталась защитить животное, но ведь как бы он это выставлял где-то даже справедливым – он же просто так ее не обижает, только за дело, а в остальном - ее любит. У мужа был необъяснимый для меня дар, он отлично умел договариваться с людьми, если ему было нужно. Как у него это получалось, совершенно непонятно, но это мне казалось таким качеством «защитника».

Часто использовал слово «обидно». Ему постоянно было обидно, в очень многих ситуациях. И даже ссоры с людьми или со мной он начинал: «Мне обидно, как это так, что ты/он/они так вот поступили и сделали по своему».

Великий перелом

Я потом еще много думала, что же произошло с нашей семьей. Что-то случилось в его голове или ему просто надоело изображать хорошего мужа и отца? Однозначного ответа нет. Порывшись в памяти, выделила переломный момент. Это случилось, когда ребенку был год. Все постепенно, но неуклонно набирая обороты, покатилось под откос.

На лето он отправил нас с ребенком к родителям в деревню, отвез нас и вернулся на работу. Не скажу, что там было хорошо. Одна с ребенком в чужом доме, практически без денег. Было там много вроде бы мелких и ничего не значащих, но очень неприятных разговоров и событий. Связь с мужем была раз в неделю на домашний телефон (дорого!) из сельсовета. Потом муж выслал мне денег, я сама организовала сложный путь домой с пересадками (поезд плюс самолет), и мы вернулись домой.

Вот после этого я стала замечать изменения в его поведении. Мать моя доложила мне, что без нас он устраивал пьяные дебоши с приятелями, не ночевал дома, попортили чье-то имущество. Она ему высказывала свое недовольство, но он ее игнорировал.

Еще, пока меня не было, он набрал техники бытовой в кредит и мебели. Это вроде было и хорошо – позаботился о семье, но финансово было тяжко. Но заработанное он по прежнему отдавал мне, и я аккуратно и в срок ходила все оплачивать, на остаток умудряясь как-то покупать еду и необходимые вещи для семьи. Справедливости ради отмечу, что свекровь иногда высылала деньги, контейнеры с продуктами, что было очень существенно для нашего дырявого бюджета.

И все же денег все время не хватало из-за кредитов, а виновата стала в этом я – не работаю и не умею тратить. Упреков было все больше. Доходило до того, что я стала отказывать себе, в чем только можно. Тогда и на всю жизнь я сделала однозначный вывод, что полагаться ни на кого нельзя, кроме самой себя, и что мне нужна финансовая независимость. Еще я сильно поправилась и как-то на лицо пострашнела.

Моя мать и муж стали очень сильно конфликтовать по любому поводу. Они рвали меня на части как собаки кусок мяса. Я обязательно должна была становиться на чью-то сторону. Каждый, конечно, считал, что - на его. Съехать от матери мы не могли. Денег лишних не было ни копейки.

Муж стал все чаще выпивать. Я помню, как промежутки трезвости сокращались: раз в три месяца, раз в месяц, каждую неделю. Под алкоголем он становился агрессивен, но тогда я его еще не боялась. Он просто выматывал мне нервы.

"Нас сглазила какая-то падла"

Когда ребенку исполнилось два года, я вышла на работу. Искала любую, чтобы было рядом с садиком, ведь я должна была всегда иметь возможность забрать и отвести ребенка, ни на кого не надеясь.

Устроилась туда же, где работала мать, но в другой отдел. Тоже на неквалифицированную работу. Меня очень быстро повысили - я училась на лету всему новому. Потом еще повысили. Так прошло года два. Стало легче финансово. Это было парадоксальным, но мужу не нравилось это положение дел. Он без конца меня ревновал не пойми к кому ˗ в женском-то коллективе, часто бухал, скандалил.

Появились такие фишки как: обматерить меня за какой-нибудь «проступок», пренебрежительно отзываться о моих умственных способностях типа «начиталась книжек тупых, теперь самая умная, что ли?», «я тебе не кто-то, ты меня под каблук не загонишь и не пытайся». Мог швырнуть мою книгу о стену, что мне казалось особенно кощунственным.

В тот период я как раз начала превращать потихоньку свое хобби в источник дополнительного дохода, так муж мог исподтишка мешать мне этим заниматься. Однажды выбросил в окно мои тапки, которые его раздражали шуршанием.

Появились еще такие привычки: бросать трубку, если он был рассержен (вообще стало очень много психов у него по любому поводу и без), он мог психануть, развернуться и уйти, бросив меня где-нибудь на улице или в учреждении. Стал заявляться домой под утро ˗ всегда на это были очень веские причины. То типа, перебрал, шел домой и его ограбили и избили (фингал и сломанный нос предъявлен мне), то просто отмечали на работе очередной «день взятия бастилии» и время не рассчитал, то у приятеля остался дома – «ачотакова?»

Во время этих загулов частенько он подвешивал меня в тревожное паническое состояние – в телефонной трубке я все время слышала длинные гудки, или абонент вне действия сети, или звуки веселья. Появились тонны вранья различного масштаба, среди которого были крупицы правды, и я терялась чему из этого верить, а что - ложь.

Он часто терял деньги, ключи, паспорт, телефон, брал новый в кредит или перезанимал у кого-то бесконечно. Я стала жить в постоянном стрессе. Все время было тревожно и неуютно, была в ожидании неприятностей.

В тот период он стал мне часто рассказывать, что был на волоске от смерти или увечья. То чуть не упал спиной с высоты на работе «и только цепочка с крестиком спасла – зацепился за гвоздик и успел схватиться руками», то отрезало на станке кусок пальца «а могло бы всю руку!», то какие-то отморозки его всё без конца били в темных переулках (ага, его то – лба здорового и агрессивного).

Кстати, относительно веры… Он был крещеный еще в детстве и всегда носил крест серебряный, хотя в церкви особенно не бывал. Там ему становилось плохо и неуютно. Потом он мне упирал на то, что его сглазила какая-то падла, от этого все и беды наши. Крестики терялись как заколдованные, чернели без конца, цепочки рвались, но он покупал новые и продолжал носить.

Кругом больная

Один раз он пропал на три дня. Такого еще не было, что вот так надолго. Я не знала, куда бежать, была в ужасе. Обзванивала всех его друзей. В милицию меня отговорили идти, типа все равно сразу заявление не возьмут о пропаже взрослого мужика. Он объявился весь такой виноватый, прости-люблю, ну забухал, дурак. Был паинькой какое˗то время.

А у меня как отрезало страх за него, устала бояться, стала думать – да и хер с тобой (он потихоньку во мне убивал человеческие чувства к себе). Потом он еще несколько раз проворачивал этот номер, оскорбляясь - чо это я не бьюсь в истерике и не обзваниваю морги. Я уверена, что таким образом, он воровал у меня душевные ресурсы, предназначенные ребенку. У него повторялась травма детства, когда с рождением сестры мать переключила любовь на нее.

Ревности к сыну прямо не показывал, но часто называл меня чокнутой наседкой. С моей матерью их конфликты продолжались. Финансово был бардак. Он мог не принести зарплату, потеряв или пропив. Я тянула на свою кредиты, все расходы на жизнь и ребенка. Исчезла даже иллюзия стабильности и покоя, которую он создавал ранее и чем меня и привлек.

Я цеплялась за стремительно ускользающую нормальную реальность. Держала лицо на работе, с друзьями, и вообще везде. Для ребенка пыталась создать здоровые условия жизни. Из симпатичного парня муж превращался в какого-то обрюзгшего мужика. Учиться тогда уже он бросил, ушел с предпоследнего курса, впоследствии обвинив в этом меня.

Тут начались звонки банков, так я узнавала, что он брал новый кредит. На мои вопросы, увещевания, взывания к совести - были скандалы. Однажды он стащил у меня из кошелька последние пятьсот рублей на еду. А потом еще снял деньги с моей кредитной карты, которая лежала у меня на всякий пожарный. Я жутко разозлилась, он просил прощения и обещал, что такое не повторится.

С этого момента эту кредитку я уничтожила, а свою зарплату складывала на дебетовую карту, пин от которой от него скрывала, и саму карту прятала. Он злился из˗за этого.

В то время я и стала серьезно думать о разводе. Но это еще не оформилось в решение. Примерно в тот же период вопрос с моей учебой встал особенно остро. Я и раньше хотела пойти получить высшее образование, т.к. это была больная тема для меня. Я мучительно переживала свое лузерство. И если не пойти учиться, то мой небольшой доход ˗ это был потолок, что я могла заработать и куда подняться.

Я поступила в вуз на заочное. Причем на специальность, о которой давно мечтала в соответствии с моим хобби. Это мужу не очень понравилось, хотя декларировал он обратное, так благородно - «я все силы приложу, но Я ТЕБЯ ВЫУЧУ!» (он, конечно, меня хорошо выучил, но вовсе не в этом смысле).

Чинил мне препятствия. Мог подвести меня и не прийти с работы вовремя, и я прогуливала или все время опаздывала ˗ с кем мне ребенка оставить? Выручала часто моя мать, как ни странно. Благо сессии длились недолго, в основном, я учила и писала курсовые и контрольные между ними.

Мы увязали в долгах, взятых не пойми на что, все глубже. Стресс, скандалы, безденежье ˗ это, в чем я жила все время. Примерно тогда начались мои болезни. Одно за другим, а что-то было и одновременно.

У меня стал подергиваться глаз. Вес скакал - то быстро набирала, то моментально скидывала. Лицо было постоянно в прыщах. Проходили одни, появлялись другие. Стали вылезать фурункулы и гидраденит (это те же фурункулы, но огромные - в подмышечных впадинах). Мне делали операции, их вскрывали, откачивали огромное количество гноя, появлялись новые. Это все сопровождалось температурой, ломотой в костях, головной болью.

Мне чистили кровь на УФО, но это не помогало. Немела левая рука, то только пальцы, а то и до локтя. Была тяжесть за грудиной, отекало лицо. Появились фибролипомы. Я не вылезала из ОРЗ. Грипп сменялся гнойной ангиной с температурой сорок. Несколько раз был цистит, однажды с кровью – увозили по скорой. Посыпались зубы – кариесы, пульпиты, кисты. Появились проблемы с суставами, они скрипели и болезненно щелкали, особенно коленные и челюстные. Открылась язва желудка с «голодными» и «ночными» болями.

Что я пережила, когда врач сказал «что-то явно с иммунитетом» и среди прочих анализов было нужно сдать кровь на ВИЧ… Ждала результата неделю (тогда как-то долго было в поликлинике это) и все это время обмирала от смертельного ужаса: «А что, если он где-то подцепил и заразил (хотя мы после рождения ребенка и предохранялись всегда по моему жесткому настоянию)? Здоров ли ребенок?»

Да, мы ж еще и трахались часто – секс был просто таки моей обязанностью, в том числе, всю беременность. Без этого он злился. Слава Богу, результат на ВИЧ и прочие страшные болезни был отрицательный, я стала сдавать какие-то иммунограммы, пила иммуномодуляторы. Мой организм решил самоуничтожиться, по ходу, тогда. На моих фото, особенно последнего периода семейной жизни, замурзанная женщина за сорок, а ведь мне было 25-28 лет.

Но парадокс, чем страшнее и больнее я была, тем больше нравилась мужу. В пик моих болезней он даже почти прекратил на какое-то время свои пьянки. Об изменах с его стороны я и не думала, в общем то ˗ он был помешан на мне всегда, а тогда ˗ особенно. Забегая вперед, скажу – потом все постепенно прошло. Что-то я вылечила, что-то само. Правда, позже рванула бомба замедленного действия – раковая опухоль.

Но физически я здорова сейчас абсолютно, насколько может быть здорова женщина тридцати с хвостиком лет. Мне досталось от природы сильное и выносливое тело. Я теперь регулярно его обследую и берегу, тратя достаточно большие средства на это. На память мне остался рубец от язвы и послеоперационные шрамы.

Долги

Дальше стало еще хуже. Муж перестал приносить хоть какие˗то деньги, находя тысячи причин. То обманули, то украли-ограбили, то еще что˗то. Работа, ребенок, домашние дела, учеба, безденежье, долги, угрозы из банков и новые оттуда «сюрпризы», болезни, регулярные скандалы, в том числе, и с матерью. Эта круговерть меня выматывала, а муж жил как бы сам по себе. Он от всего отстранился и все чаще пил.

К этому всему прибавилась смерть моей бабушки. Но и это еще было, как потом оказалось, хорошей жизнью. Я разговаривала с ним по-хорошему и по-плохому. Я умоляла, увещевала, взывала к совести, угрожала – прекратить это все. Просила найти другую работу, думала, что, может, мужики его спаивают? Свекровь тоже придерживалась этой версии, а может, и внушила мне ее.

Он, то обещал сделать все, чтобы исправить ситуацию, то скандалил и обвинял меня в своей жизни собачьей. Тогда я уломала его не без помощи свекрови подшиться, закодироваться. Мне казалось, что это хотя бы частично поможет что-то исправить. Я надеялась, что станет хотя бы спокойнее жизнь.

На тот момент стало проблемой даже выбрать несколько дней, чтоб совсем без алкоголя, и в эти дни провести процедуру. Я потратила далеко не лишние деньги на это, мы ходили туда вместе (я не доверяла ему уже совсем, боялась, что обманет), и пара дней прошли без пьянок, а потом он приполз в говно. Как??? Оказывается, можно как-то откатить эту процедуру назад. За отдельные деньги, что он и сделал.

Тогда же я как-то наткнулась на возле дома – он стоял, покачиваясь, а на нем висела девка, такая же пьяная. Я прошла просто мимо. Это не было для меня чем-то, причинившим мне боль. Это была просто как бы фиксация факта – он еще и так делает.

Он убеждал меня потом, что мне это показалось. Кстати, к тому времени я его деньгами уже не распоряжалась, карту зарплатную отдала ему. Зачем мне лишние обвинения, что это именно я плохо веду бюджет и потому в нем постоянная дыра.

А потом начался самый страшный период нашей семейной жизни. Вскрылся ужас ужасный ˗ он должен банкам уже совсем крупную сумму. Он пытался, оказывается, платить своей зарплатой какое то время ˗ вот куда она девалась, но все равно у него ничего не выходило. Я до сих пор не знаю, на что он брал. Он озвучивал разные версии, путался.

Начали снова звонить коллекторы. Я взвыла, я смертельно устала, я не могу больше. Он стал пить по-черному. Нависла угроза увольнения (до этого то он как то выкручивался, на легкое пьянство на заводе смотрят как бы сквозь пальцы, если уж не совсем - трезвость там не является нормой жизни для большинства). Звонки участились, в любое время суток, пошли угрозы. На домашний, на мобильные.

Он подогревал мой ужас рассказами, что уже его сажали в машину и угрожали, что расправятся с семьей, если не заплатит. Моя мать психовала, он психовал. Я полностью потеряла какое-либо подобие контроля над своей жизнью и всей ситуацией. Он так раскаивался, так рыдал, намекал и угрожал самоубиться (несколько позже, в апофеоз кошмара, я мысленно молила: «ну пусть он сделает ЭТО уже, пожалуйста, я лучше похороню и оплачу долги потом»).

(Окончание в следующем посте)

  • 1
У меня скоро будет похожий пост
Пожалуйста, добавьте меня в друзья или подписчики, чтоб не пропустить

Не могу добавить, к сожалению, лимит, предоставляемый ЖЖ, давно исчерпан. Надеюсь на понимание. А ссылку на свой пост можете разместить здесь, когда опубликуете. Если она улетит в подозрительные, я потом ее открою.

да, психосоматика такая же была и у меня- суставы, отеки на лице,под глазами, скачки веса, то 55 кг, то 63 кг в течении месяца могли быть, мне казалось это странным . Но у меня еще и щитавидка резко увеличилась, в течении полу года как с ним жила. Я не верю, что это было просто такое резкое совпадение.
Очень удивительно- но вот это- "У меня там внезапно открылась жутчайшая аллергия неизвестно на что. Я задыхалась и кашляла надрывно. Это длилось весь месяц, что мы там были. Я измучилась, мне давали какие-то таблетки, антибиотики, в том числе. Мы приехали домой, я обследовалась – но ничего не нашли." было один в один. Аллергопробы вообще ничего не показали у меня. Сухой надрывный кашель, слезились,чесались глаза, непроходящий насморк. Все прошло как уехала из его квартиры.


Аллергия эта непонятная была только в доме его родителей. Вообще, слушать свое тело нужно, получается, очень внимательно.

Таня, а Литвак рекомендуется? Читать? Просто я прочла интервью и цитаты, и в шоке от этих определений "психолога": тупицы, идиоты, проститутки, любовная тягомотина и пр. (?)

Литвак не просто психолог с дипломом шарашкиной конторы. Он закончип мединститут, был психиатром, а затем стал психоаналитиком

Ольга, не видела ваш вопрос про Литвака и не нахожу ваш коммент, чтобы ответить. Поэтому отвечаю здесь.

Я открыла для себя Литвака лет в 30, это было 12 лет назад. Читала, и вся моя интуитивная жизненная концепция как бы обретала осмысленность с каждым его тезисом. Очень много толкового. Моя любимая книга у него - "Командовать или подчиняться", там про самореализацию, карьеру, служебные отношения, сотрудничество и т.д.

Лет в 35 побывала на группе у Литвака (как журналист), когда он приезжал в наш город. Понравилось далеко не все.

Сейчас я перечитываю Литвака. "Психологический вампиризм", "Если хочешь быть счастливым", "Принцип сперматозоида". Некоторые моменты вызывают несогласие. Даже хотелось пост сделать.

Но в целом, думаю, на то мы и взрослые люди, чтобы брать у Литвака и других то, что нам кажется правильным, и отвергать неправильное, при этом благодаря этих людей за принесенную пользу и не ругая за то, что в чем-то их взгляды не совпадают с нашими.


Я не это имела ввиду. Мне его тон не нравится. Беспардонность какая-то. Такое чувство, что наша суета-сует ему до одного места. "Девица должна трудица, не плюй в колодец - пригодица, ии как говорится".

А дайте ссыль? Мне тоже иной раз коробит в нем это... высокомерие, что ли, к некоторым группам людей.

Мне кажется, Литвак - самый настоящий интеллектуальный нарцисс. Мое мнение. Безусловно, он умен. Но мне читать его статьи неприятно. Там сплошное обесценивание и неуважительно отношение к окружающим. Даже у Вакнина (который тоже нарцисс и как раз описал нарциссизм изнутри) такого нет.
В общем-то, я для себя поняла, что даже если человек умен, то не стоит читать его статьи, если его статьи вызывают у тебя отторжение. В мире много хороших профессионалов. А тратить свое психическое здоровье, читать эти статьи, пребывая в постоянно шоке от определений, не стоит. Точно так же, как не стоит строить близкие отношения с неприятным человеком, который заставляет тебя переживать тяжелые чувства, даже если у него на первый взгляд много достоинств - кандидатская диссертация, большая квартира и дорогая машина.

Начала читать. Интересный момент с номером телефона на обоях - это значит показуха была, чтобы девушка увидела? Фу вообще.


Не думаю, что это показуха. Тогда еще мобильных телефонов не было)) Ну, у кого то были, конечно. Это конец 90-х. Куда то надо было ему записать.

Я думаю, это проявление неряшества. Хорошо укладывается в описанный "вонючий" образ.

Мне подумалось про показушность из-за того, что номер-то он себе продублировал, но записал на обоях, чтобы девушка увидела. Прочитала коменты ниже - оказывается, что это была общая записная книжка.

Большое спасибо за пост!

  • 1