?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
Тридцать три несчастья мистера Рочестера. Окончание
tanja_tank

Став невестой мистера Рочестера, Джейн ведет с ним все более интимные беседы. Она пытается разгадать загадку противоречивой, переменчивой натуры жениха. Она совершенно справедливо задумывается о том, не постигнет ли ее участь ее предшественниц, в которых мистер Рочестер жестоко разочаровался.

“— Но разве вы не капризны, сэр?

— В отношении женщин, которые нравятся мне только лицом, я становлюсь дьяволом, когда убеждаюсь, что в них нет ни души, ни сердца. Тогда мне в них вдруг открывается пошлость, банальность, а может быть, и тупость, грубость и дурной нрав; но чистый взгляд и живая речь, пламенная душа и характер, который гнется, но не ломается, восприимчивый и устойчивый, — в отношении такого существа я всегда буду нежен и верен.

— А вы когда-нибудь встречали такое существо, сэр? И вы любили такую женщину?

— Я люблю ее сейчас.

— Но до меня, — если я действительно отвечаю вашим высоким требованиям?

— Я никогда не встречал никого, похожего на тебя, Джен. Ты покоряешься мне и ты владеешь мной”.

Убедившись во взаимности, мистер Рочестер все более проявляет свою тираническую натуру. Джейн вынуждена вести с ним настоящие баталии, что настоять на соблюдении своих принципов. Она категорически отказывается от богатых подарков, стремления разодеть ее в пух и прах и обвешать драгоценностями.



“— Ведь можно Адель поехать с нами, не правда ли, сэр?

— Я сказал ей, что нет. Никаких ребят! Едете только вы.

— Позвольте ей поехать, мистер Рочестер. Очень прошу вас. Так будет лучше.

— Ничего подобного. Она только помешает.

Тон и взгляд у него были самые повелительные. Тяжелый гнет сомнений и неприятный холодок, которым веяло от предостережений миссис Фэйрфакс, успели уже отравить мою радость. Я вдруг почувствовала всю эфемерность и неосновательность своих надежд. Сознание моей власти над мистером Рочестером, которое мне давала его любовь, исчезло».

Мистер Рочестер рисует очень показательные картины будущей идиллии с Джейн: «Я собираюсь в ближайшем будущем овладеть навеки вашими мыслями, беседой и вашим обществом”. Он не скрывает, что намерен наслаждаться своим счастьем в полной изоляции. Вот что он рассказывает Адели:

“Я собираюсь увезти мадемуазель на луну, я отыщу пещеру среди белых долин и вулканических кратеров, и там мадемуазель будет со мной, и только со мной”.

В совершенно нарциссическом духе мистер Рочестер много фантазирует. Его фантазии вращаются вокруг «идеальной любви» (по словам Вакнина). Вот что он рассказывает Адели:

Это была фея, она пришла из страны эльфов, пришла с тем, чтобы дать мне счастье. Я должен уйти с этой феей от обыкновенной жизни в какое-нибудь совершенно уединенное место, вроде луны. Фея кивнула головой, показывая мне на рог месяца, который как раз поднимался над деревьями. Она рассказала мне о серебряной долине и алебастровой пещере, где мы можем поселиться. Я ответил, что охотно отправился бы туда, но напомнил, как и ты мне, что ведь у меня нет крыльев и я не умею летать. «О, — ответила мне фея, — это не важно! Вот тебе талисман, который устранит все трудности, — и она дала мне красивое золотое кольцо. — Надень его, — сказала она, — на четвертый палец левой руки, и я буду твоей, а ты моим. Мы покинем землю и создадим себе на луне собственный рай».

В ожидании свадьбы Джейн интуитивно сохраняет с женихом дистанцию. Это чувство непонятной тревоги, нестабильности, ожидание подвоха при внешнем благополучии испытывают все, кто близко контактирует с нарциссами.

“— Не соблаговолите ли вы пообедать со мной сегодня? — спросил он, когда мы въехали в ворота.

— Нет, благодарю вас, сэр.

— А отчего «нет, благодарю вас», смею спросить?

— Я с вами никогда не обедала, сэр, и не вижу причины отступать от этого, пока…

— Пока что? Как вы любите не договаривать.

— Пока иначе уже будет нельзя.

— Вы, может быть, воображаете, что я ем, как людоед или обжора, и боитесь быть моей соседкой за столом?

— Я вовсе не предполагала этого, сэр. Но я хотела бы жить этот месяц так, как жила.

— Вы сейчас же прекратите этот рабский труд гувернантки.

— Отнюдь нет! Прошу прощения, сэр, не прекращу. Я буду делать свое обычное дело. Мы с вами не будем видеться весь день, как и до сих пор. Вечером вы можете присылать за мной, когда захотите меня видеть, и я приду. Но ни в какое другое время дня.

(...)

- Но послушайте, что я вам шепну. Сейчас ваша власть, маленький тиран, но скоро будет моя, и тогда я уж вас схвачу и посажу, выражаясь фигурально, вот на такую цепь (при этом он коснулся своей часовой цепочки)”.

Также интуитивно Джейн подкармливает грандиозность жениха лишь малыми порциями. Пожалуй, это то самое управление нарциссом с помощью контролируемых выдач нарциссического ресурса, о котором пишет Вакнин.

“— Нравится вам мой голос? — спросил он.

— Очень.

Мне не хотелось поддерживать в нем тщеславие, которое было, кстати сказать, его слабой стороной, но, в виде исключения, по некоторым причинам я была готова польстить ему».

Однако Джейн не нравится сам романс, который исполняет мистер Рочестер. О чем она ему и говорит. Прочитайте внимательно этот фрагмент. В нем Джейн выдает некие ключи  теv, кто считает, что может «держать в узде» нарцисса. Но я еще раз предостерегу: с патологическим нарциссом такие «удерживания» редко приводят «дрессировщиц» к чему-то хорошему.

«Тут я услышала, как он назвал меня «злой девчонкой» и затем добавил:

— Другая женщина растаяла бы, если бы в ее честь были спеты такие стансы.

Я уверила его, что я от природы сурова и черства и у него будет полная возможность в этом убедиться. Да и вообще я собираюсь показать ему за этот месяц целый ряд неприятных черт моего характера. Пусть знает, какой выбор он сделал, пока еще не все потеряно.

Не собираюсь ли я успокоиться и поговорить разумно?

Успокоиться я могу, что же касается разумности, то я льщу себя надеждой, что говорю разумно.

Он негодовал, ворчал и чертыхался. «Очень хорошо, — решила я, — злись и негодуй, сколько хочешь, но я уверена, что в отношении тебя это самая правильная линия поведения, лучше не придумаешь. Я люблю тебя сильней, чем могу сказать, но я не собираюсь разводить сентименты, а своей колючей трезвостью я и тебя удержу на краю пропасти. Я сохраню то расстояние между тобой и мной, которое необходимо для нашего общего блага».

Мало-помалу я довела его до сильного раздражения. Когда он, наконец, рассердившись, отошел на другой конец комнаты, я встала и, сказав: «Желаю вам доброй ночи, сэр», — как обычно, спокойно и почтительно, выскользнула через боковую дверь и тихонько улизнула.

Так я держала себя с ним в течение всего критического месяца, остававшегося до свадьбы, и достигла наилучших результатов. Правда, мистер Рочестер был все время сердит и недоволен, но в общем я видела, что это его скорее развлекает и что овечья покорность и голубиное воркованье больше поддерживали бы в нем деспотизм, но меньше импонировали бы его трезвому уму и здравым чувствам и даже, пожалуй, меньше пришлись бы ему по вкусу.

(…)

Как только часы били семь, он ежедневно посылал за мной. Но когда я теперь появлялась перед ним, он уже не встречал меня такими нежными словами, как «моя любовь», «моя голубка», — в лучшем случае он называл меня «дерзким бесенком», «лукавым эльфом», «насмешницей», «оборотнем» и все в таком роде. Вместо нежных взглядов я видела теперь одни гримасы, пожатие руки мне заменял щипок, вместо поцелуя в щеку меня пребольно дергали за ухо. Ну что ж — это было не так плохо. Сейчас я решительно предпочитала эти грубоватые знаки внимания всяким иным, более нежным.

Я была уверена, что веду себя правильно. Но мистер Рочестер клялся, что я извожу его бесчеловечно, и грозился отомстить мне самым свирепым образом за мое теперешнее поведение, уверяя, что час расплаты уже не за горами. Я только посмеивалась над его угрозами. «Я знаю теперь, как держать тебя в пределах благоразумия, — думала я, — и не сомневаюсь, что смогу это сделать и дальше, а если одно средство потеряет силу, мы придумаем другое».

Как видим, Джейн поневоле включается в поединок. Вместо того, чтобы наслаждаться полным счастьем, умиротворением, она все время начеку и уже обдумывает будущие средства, с помощью которых будет держать мужа «в пределах благоразумия». Мистера же Рочестера этот поединок, начавшийся еще с первой встречи с Джейн, очень бодрит. Не имея никаких занятий, по-настоящему ему увлекающих, не умея наслаждаться яркостью и полнотой жизни в ее обычных, повседневных провлениях, он черпает эмоции в любовном противостоянии. И Джейн — прекрасный партнер для такого «спарринга»: она четко блюдет границы, дозированно податлива и выдает нарцресурс «по карточкам».

За пару дней до венчания в комнату Джейн наведывается Берта Мэйсон и в ярости рвет ее свадебную вуаль. Джейн спрашивает мистера Рочестера, что все это значит. И сталкивается с очень грубой попыткой газлайтинга.

“- А теперь, сэр, скажите мне, кто и что эта женщина?

— Прежде всего — создание твоего возбужденного мозга. Это бесспорно. Я должен быть осторожен с тобой, мое сокровище. Твои нервы не созданы для грубых потрясений».

Но Джейн вообще невозможно сбить с толку: «Уверяю вас, сэр, что нервы мои тут ни при чем. Существо это было вполне реальное. Все это совершилось в моей комнате».

Мистер Рочестер продолжает отрицать реальность произошедшего. Но Джейн предъявляет ему вещдок — разорванную вуаль. Он теряется, но тут же выдает новую полуфантастическую версию.

«Спустя несколько мгновений он продолжал уже бодрым тоном:

— А теперь, Дженет, я тебе все объясню. Это был полусон, полуреальность. В твою комнату бесспорно зашла какая-то женщина. И этой женщиной могла быть только Грэйс Пул. Ты с полным правом назвала ее странным существом. Вспомни, что она сделала со мной, что сделала с Мэзоном. На грани сна и бодрствования видела ее ты, но так как ты была в лихорадке, почти в бреду, — она показалась тебе фантастическим существом: длинные растрепанные волосы, припухшее и почерневшее лицо, огромный рост — все это плод твоего воображения. Это результат кошмара. Вуаль была разорвана на самом деле, и это на нее очень похоже. Ты, конечно, спросишь, зачем я держу эту женщину в доме? Когда мы будем уже не первый день женаты, я скажу тебе, но не теперь. Ты удовлетворена, Джен? Ты принимаешь такое объяснение тайны?»

Дальнейшие события мы знаем: венчание прервано, поскольку представлено доказательство того, что мистер Рочестер женат. Джейн впадает в ступор. Постигший ее удар столь велик, что психика отказывается осознать его. Поэтому Джейн цепенеет, делается безучастной к происходящему. Она не плачет. Не может. Джейн осознает: она жестоко ошиблась в мистере Рочестере. Он оказался не таким, каким она его считала.

«Я оглянулась на мою любовь: это чувство, которое принадлежало мистеру Рочестеру, которое он взрастил, замерзало в моем сердце, как больное дитя в холодной колыбели. Тоска и тревога овладели мной. Моя любовь не могла устремиться в объятия мистера Рочестера, не могла согреться на его груди. О, никогда не вернет он этого чувства, ибо вера обманута, надежда растоптана. Мистер Рочестер уже не был для меня тем, что раньше, он оказался не таким, каким я его считала. Я не винила его ни в чем, не утверждала, что он обманул меня, но в нем исчезла та черта безупречной правдивости, которая так привлекала меня, и поэтому я сама должна была покинуть его. Это мне было совершенно ясно. Когда, как, куда бежать — я пока еще не знала. О, как я была слепа, как слаба в своих поступках!»

Но мистеру Рочестеру невыносимо терять Джейн. Его прощальное объяснение с ней — пожалуй, самая душераздирающая сцена в романе.

«— Теперь вы знаете, что я негодяй, Джен! — воскликнул он с тоской, вероятно удивленный моим упорным молчанием и покорностью, которые были скорее результатом слабости, чем нежелания говорить.

— Знаю, сэр.

— Тогда так и скажите мне, честно и прямо, не щадите меня".

Мистер Рочестер рассказывает Джейн о тернистых и бесплодных поисках своего идеала. Но чем больше Джейн слышит о несовершенстве предшественниц, тем больше понимает, какой участи — обесценивания и оставления - она чудом избежала:

«Я сделала из этих слов тот вывод, что, если бы я забылась и забыла все, некогда внушенное мне, если бы под каким-либо предлогом или, ссылаясь на то или другое оправдание, не устояла перед соблазном и стала преемницей этих несчастных женщин, сэр Рочестер со временем испытал бы ко мне то же чувство, с каким теперь вспоминал о них».

В ходе этого разговора мистер Рочестер рассказывает о том, как изучал Джейн и влюблял ее в себя. Все это тоже очень показательно.

«Ты, вероятно, и не подозревала, что я думаю о тебе и наблюдаю за тобой. На следующий день я опять видел — незаметно для тебя, — как ты два часа играла с Аделью в коридоре. Я сидел в своей комнате, дверь была приоткрыта, я мог все слышать и видеть. В течение некоторого времени твое внимание было целиком поглощено Аделью; однако мне чудилось, что твои мысли отсутствуют. Но ты была с ней очень кротка, моя маленькая Джен, ты говорила только с ней и развлекала ее. Когда она, наконец, оставила тебя, ты сразу погрузилась в мечты и принялась задумчиво шагать по коридору. Время от времени, проходя мимо окон, ты бросала взгляд на густо валивший снег; ты прислушивалась к рыдавшему ветру и снова начинала ходить и грезить. И мне казалось, что в этих грезах наяву нет ничего мрачного; по временам в твоих глазах вспыхивало что-то радостное, на лице отражалось легкое волнение, которое говорило не о горестных, печальных и унылых размышлениях. Скорее можно было предположить по твоему взгляду, что ты предаешься юношеским мечтам, когда самый дух юности летит ввысь вслед за надеждой, устремляясь к небу своих желаний.

Голос миссис Фэйрфакс, говорившей с кем-то из слуг в холле, наконец заставил тебя очнуться. И как странно ты улыбнулась, Дженет. Это была удивительно умная улыбка. Она была насмешлива, — казалось, ты иронизируешь над собственными мечтами. Ты словно говорила себе: «Мои видения прекрасны, но я не должна забывать, что они совершенно нереальны. В моей фантазии я вижу алеющее небо и цветущий рай, но я прекрасно знаю, что мне нужно идти суровым путем и что мне грозят черные бури».

Однако в течение долгого времени я держался от тебя вдалеке и редко искал твоего общества. Как интеллектуальный сибарит, я хотел продлить удовольствие этого нового и волнующего знакомства. Кроме того, меня некоторое время преследовал страх, что, если я буду слишком свободен в обращении с этим цветком, его лепестки увянут и его чарующая свежесть исчезнет (зная за собой склонность к обесцениванию и опасаясь этого, мистер Рочестер оттягивал сближение — Т.Т.) . Я тогда еще не знал, что прелесть этого цветка не временная, но что он скорее напоминает неразрушимый и драгоценный камень. Кроме того, мне хотелось знать, будешь ли ты искать моего общества, если я отдалюсь от тебя, — но ты не искала его.

Меня интересовало, что ты думаешь обо мне и думаешь ли вообще. Я решил узнать это, и снова стал искать встреч с тобой».

Но даже сейчас мистер Рочестер словно не понимает всей тяжести своего проступка и глубины отчаяния Джейн. Взывая к ней, он делает упор на собственном несчастье и даже говорит, что Джейн отнимает у него счастье, обрекает его на ужасную жизнь. По сути, виновата опять она.

«— Одно мгновение, Джен! Подумай о том, что ждет меня, когда тебя не будет. Ты отнимаешь у меня всякую надежду на счастье. Что же останется? Вместо жены — эта сумасшедшая наверху; с таким же успехом ты могла бы отослать меня к трупам вон там, на кладбище. Что я буду делать, Джен, где искать мне друга и надежду?

— Поступите так, как я; доверьтесь богу и самому себе; уповайте на него, надейтесь, что мы встретимся там.

— Значит, ты не уступишь!

— Нет!

Ты обрекаешь меня на ужасную жизнь и на мрачную смерть? — Его голос зазвучал громче.

— Я советую вам жить безгрешно и желаю вам умереть спокойно.

— Значит, ты лишаешь меня любви и спасения? Ты снова толкаешь меня на случайную страсть, на порок?

— Мистер Рочестер, я меньше всего толкаю вас на эту жизнь, также не желаю ее и для себя. Мы родились, чтобы терпеть и страдать: вы так же, как и я. Смиритесь! Вы забудете меня раньше, чем я вас.

Значит, ты допускаешь, что я лжец. Ты оскорбляешь меня; я заявляю, что не изменю тебе, а ты утверждаешь мне в лицо, что изменю. Но о каких же изуверских взглядах, о каких извращенных суждениях говорят твои поступки! Неужели лучше ввергнуть своего ближнего в отчаяние, чем преступить созданный человеком закон, если это никому не принесет вреда? Ведь у тебя же нет ни друзей, ни родных, которых ты бы оскорбила, живя со мной».

Аргументация мистера Рочестера (у меня язык не поворачивается назвать эту сцену сахарным шоу, хотя это и есть его вариация) убойна, и Джейн периодически колеблется. Но...

«От этих слов даже моя совесть и мой разум изменили мне и предались ему, обвинив меня в грехе за то, в чем я ему отказываю. Они заговорили почти так же громко, как и мое сердце. А сердце не унималось. «О, уступи, — говорило оно, — подумай о его горе, подумай о тех опасностях, на которые ты его толкаешь, оставив одного! Вспомни, какая это натура! Подумай о том, какое отчаяние и безнадежность последуют за этой скорбью. Утешь его, спаси его, люби его! Скажи ему, что ты любишь его и будешь принадлежать ему. Кому на свете ты нужна? Кого ты этим оскорбишь?»

И все же я отвечала себе непреклонно: «Я оскорблю себя. Чем глубже мое одиночество, без друзей, без поддержки, тем больше я должна уважать себя. Я не нарушу закона, данного богом и освященного человеком. Я буду верна тем принципам, которым следовала, когда была в здравом уме, тогда как сейчас я безумна. Правила и законы существуют не для тех минут, когда нет искушения, они как раз для таких, как сейчас, когда душа и тело бунтуют против их суровости; но как они ни тяжелы, я не нарушу их. Если бы я для своего удобства нарушала их, какая была бы им цена? А между тем их значение непреходяще, — я в это верила всегда, и если не верю сейчас, то оттого, что я безумна, совсем безумна: в моих жилах течет огонь, и мое сердце неистово бьется. В этот час я могу опереться только на ранее сложившиеся убеждения, только на решения, принятые давно, — и на них я опираюсь».

Джейн покидает Торнфильд по-английски. Совершенно справедливо опасаясь преследований мистера Рочестера и, возможно, того, что в какой-то момент не сможет им противостоять, она меняет имя и оседает в маленьком провинциальном городке.

Через год она решается проведать мистера Рочестера, хотя бы посмотреть на него издали, чтобы убедиться, что с ним все в порядке. Но застает Торнфильд в руинах и узнает о пожаре, гибели Берты Мэйсон, увечьях мистера Рочестера и его уединенном житье в Ферндине. Она тут же едет к нему, и вскоре все завершается свадьбой.

А вот теперь давайте все вместе подумаем, насколько Джейн может быть счастлива в браке с таким человеком...


Что-то я в детстве даже не задумывалась, насколько Джен ловко ведёт с ним разговоры.
Хотя я не понимала, почему считается, что Рочестер её любит, если он её постоянно то отталкивал, то приближал, то ревновать заставлял...
Хотя, кстати,и Сент-Джон вёл себя не лучше, уговаривая Джен положить жизнь за его идеалы служения.

Сент-Джон был честен, к тому же мужчина при деле. Джен убил бы (или нет) климат Индии, но не замашки такого мужа.

Мда. Вот не зря мне казалось, что с Сент-Джоном ей было бы куда гармоничнее.

Это Вам казалось. :)) Я сейчас посмотрела фильм 2011 года с Вашиковской и Фассбендером, так там такой Сент-Джон с тираническими замашками, помноженными на религиозный фанатизм, что Рочестер по сравнению с ним просто зайка.

Мда, а с XIX века ничего и не изменилось, как я посмотрю.

Ким Саид против тоже мистеров Рочестеров :-) Первые пять ложек лапши, которую вешает Рочестер на уши Джен, описаны в статье 10 заблуждений, которые мы принимаем за проявление любви: http://ru-dark-triad.livejournal.com/66584.html

ну наверное он, когда стал калекой начал внушать, что это её вина, что она его покинула и она виновата в том, что произошел пожар и тд... отсёк её от светского мира, и вот она за ним ухаживает...

И на жалость давил очень виртуозно.

После ваших исследований совсем по другому взглянула на любимую книгу.
И на свои отношения с мужчинами, которые вели себя очень похоже...
Теперь кажется, что она с ним не будет счастлива. Только если он изменится после осознания, что его обаяние и привлекательность для других исчезли, и он нужен только ей одной. Но почему-то в реальной жизни даже самые неказистые и никому не нужные экземпляры всё равно считают себя пупами Земли.

Самым неказистым очень хочется самоутвердиться за счет кого-то. Кстати, изменяют чаще всего некрасивые, недовольные, неуверенные, они же и самые обидчивые и потому злые.

Ну, по нынешним временам отношения с таким человеком были бы кошмарными. По тем временам в ситуации Джен -- вполне сносными. Да, будет ныть по поводу того, что это она его бросила и поэтому с ним случилась такая беда. Потом заявит, что ее никто не заставлял ехать к нему и выходить за него замуж. Помучает подозрениями и ревностью к тем мужчинам, с которыми она общалась во время своего скитания. Будет время от времени закатывать истерики. Но реальных возможностей сломать Джен у него нет, так что она вполне может адаптироваться и воспринимать его ужимки и прыжки как "чем бы дитя не тешилось". Она в жизни еще не такое видела.

В общем-то да, человека адаптированного к жизни с нарциссами - еще одним нарциссом напугать сложно. Кроме того, я даже подозреваю, как бы сами поставщики, наиболее успешно адаптировавшиеся к жизни с нарциссами в погоне за этой адаптивностью - не стали бы перенимать основные нарциссические методы и способы "игры".)) А потом эта игра уже втягивает настолько, что и сама она не заметит, как превратилась в точную его копию. Разумеется это отыграется позже на детях. Если большой ребенок Рочестер захочет завести детей.

Edited at 2015-03-20 04:33 am (UTC)

В свете описанного, мне хочется верить, что Рочестер умер бы в скором времени, до того, как свести Джейн в могилу.
Я помню раньше считала Джейн очень сухой и глупой. Всегда было в голове - как можно было не остаться с ним. Он же такой несчастный.
Спасибо за разбор!:)
Мне кажется еще примерно в таком духе ведет себя герой "Гордость и Предубеждения", мистер Дарси.
Надо будет перечитать эти книги, взглянуть, так сказать, на них новым взглядом

Да у него уже нет ресурсов для сведения в могилу своей жены. :)) Он не хозяин ситуации. В худшем случае у него случится бзик и он застрелится или повесится, чтобы хоть как-то причинить боль окружающим и развести их на эмоции. Больше он ни на что не способен в его положении.

Таня, хотелось бы почитать ваш разбор романа "Мастер и Маргарита".
Очень знаковое для русской литературы произведение.
Спасибо. :)

Здравствуйте, Татьяна! Интересные у вас разборы фильмов и книг по теме, читаю с удовольствием! Спасибо вам.
А скажите, фильмы Калина красная и Афоня как то относятся к теме нарциссов? Что вы о них думаете?

Рада, что вам нравится.
Калину и Афоню смотрела давно, по разу. Отложилось, что герой Шукшина очень... хм, своеобразный. Вот этот "народ для разврата собрался" и скопище незнакомых людей, нанятых за еду.

И к Афоне есть вопросы. Но надо пересматривать, вникать... Спасибо за наводку. :)

(Deleted comment)
Вот здорово, что есть по этой теме такие работы, как у автора блога. Все расписанно с конкретными примерами из жизни, и они настолько типичны, что не распознать их невозможно.
Отношения с нарциссом похожи на болезнь, как мне кажется. И здорово, что можно знать симптомы, а главное последствия такой болезни. Возможно, многие, прочитав книгу, решили прямо сейчас прервать деструктивные отношения.
Самое страшное тут, что калечится не только моральное, но и физическое здоровье.
Я вчера подумала, пока писала - за полгода я 3 раза болела бронхитом, с температурой и сильным остаточным кашлем, и один раз ангиной, которую до этого не помню у себя лет 15. Я за предыдущие лет 5 столько не болела в общей сложности. Плюс постоянное изменение общего самочувствия - головокружение, расфокусировка зрения и рассеянное внимание, потеря аппетита и нарушенния сна. Все закончилось вскоре после того, как я мысленно приняла решение, что этого человека в моей жизни не будет.
А так все это у врачей не диагностируется, не лечится, но может привести к обострению хронических заболеваний, а то и просто к несчастным случаям. Я, например, в этот период почти перестала водить машину, потому что было несколько аварийных ситуаций из за головокружений и рассеянного внимания.

Это признаки ПТСР!

Роман он и есть роман. В нем будет так,как захочет автор:)

Английские романы часто имеют социально-морализаторский пласт. История Рочестера рассказывается с точки зрения Джейн. Джейн не доверяет мужчинам, она "читала книги ,написанные мужчинами о женщинах", сомневается в мужской верности в принципе ,но ищет ,в то же время, доверия,близости и личностного наполнения, взаимного вдохновения. Джейн - художница, она творческий человек и в Рочестере угадывает(или - желает найти, как единственное спасение от одиночества?) саму себя - некрасивую, но ищущую,романтическую душу, пылкого индивидуалиста с богатой фантазией.

Что вполне может быть истолковано в духе романтического литературного жанра как "судьбой им предназначено было быть вместе - некрасивым и высокодуховным".

Но при желании можно истолковать это и как нарциссическое "отзеркаливание": "Я - такой же как ты, я - это ты, люби меня!".

Стык романтизма и реализма в самом романе дает о себе знать:)

История заканчивается "наказанием" Рочестера за грехи его молодости; можно предположить, что по такой логике,он,скорее всего, будет очень дорожить своей женой и сиделкой.
Джейн получает своё: она ухаживает за полуслепым Рочестером, который уже не будет ей изменять и полностью в её власти.

Джейн как бы получает своё выстраданное счастье(помним, что Бронте - человек христианской культуры, христианство утверждает необходимость искушений и испытаний. Джейн остаётся твёрдой перед первыми и вторыми, выдерживает искушение)

С её собственной стороны, она невольно оказалась к нему жестока, не зная б этом. Капнула ему яда на и без того открытую рану. Так что она ,скорее всего, будет сносить его капризы и дальше, тем более,что теперь он от неё полностью зависит.

В форме его слепоты она получает гарантию того,что он не будет заглядываться на красавиц(оппозиция "красивая дурочка-умная монашенка" постоянно повторяется в романе. Джейн - что-то среднее) - цвет глаз своего ребенка в финале романа ему едва-едва удается различить,и это для него большая радость.

Сможет ли Рочестер испортить Джейн жизнь? Судя по возрасту и уже созданной социальной репутации - не станет, даже если будет иметь возможность.

Разве что морально-вербально, но в контексте христианской культуры женщина должна терпеть обличения такого рода, если учитывать время,место и контекст.

Бронте скорее всего желает персонажам счастья.
У Джейн характер дрессировщицы тигров.
Рочестер ещё и давит ей на материнский инстинкт.
Он - большой ребенок, с вечными проблемами, а Джейн ему - надежная, "ударопрочная" мама, которая не даст "распуститься", в отсутствие силы воли.

А ИРЛ - все бывает очень по-разному.


Наткнулась на ваш ЖЖ совершенно случайно. Спасибо большое. Жаль, правда, что не было такого чудесного разбора лет 7-8 назад. Было бы весьма актуально.

Заходите к нам :)

Крутится у меня в голове мысль давно, диалог Сирина и Златовласки меня опять к ней вернул.
Хотелось бы обсудить вот что.

Приведу мнение манипулятора savposebe19: "У меня первая девушка была 8,5 лет, с 16 до 25, "безумно любила", истерики, попытки суицида, потом вышла замуж - через неделю со мной спала. Встретил год назад, 25 лет прошло, у неё двое детей - "Я как любила тебя, так и люблю всю жизнь". От 45 до 50 у меня были две девушки, на 20 и 25 лет меня младше. Девушки в итоге познакомились и последние три года дружили. Боялись моего раздражения до оторопи. Год назад встретил женщину, с которой у меня были отношения с 97-го до 2001-го(она была и есть замужем). Она тогда,давно говорила задумчиво: "Да, коготок завяз, всей птичке пропасть". Сейчас у неё крышу свезло окончательно, она сняла квартиру, уходит от мужа(я не хочу, но она говорит, что женщина не может жить с нелюбимым, когда любит другого). К чему я это? А к тому, что ужасные "манипуляторы", которыми глупая Кэт пугает своих не менее глупых читательниц, могут(и чаще всего бывают) очень привлекательными людьми(иначе бы тетки не привязывались). А уже потом, когда тетка полюбит(в меру своих способностей) этого привлекательного внешне и внутренне мужчину - он начинает "манипулировать", что свойственно практически любому человеку на земном шаре. Он начинает ставить условия. И женщине приходится выбирать: или оставаться с лохом-Васей, но с сохраненным "Я" или любить достойного мужчину, но, естественно, выполняя его условия. Не все на такую любовь способны, подавляющее количество женщин на самом деле никого не любит, кроме себя(тутошние - лучший пример), а отношения с хорошим мужчиной им нужны для поднятия самооценки."

На вопрос, а счастлива ли его жена он ответил: "Абсолютно уверен. Она меня ждала 10 лет, я был женат на другой - ни разу тогда не сказала ни слова упрека. "Я самая счастливая" - всю жизнь повторяет. "Ты даже не знаешь - какой ты хороший. Таких больше нет на свете. Я так тебя люблю." Да дело и не в словах. Она о моей маме заботится больше, чем я; всегда говорила: "Л.А. мне как мама, я буду всегда ей благодарна". Много всего. В вашей жизни этого нет, вы не поймете или не поверите."

Вот еще: "когда женщина на самом деле любит(2-й вариант) - ей подчиняться воле мужчины легко и приятно. Проблемы Кэт и здешних теток(впрочем как и большинства вообще) - в том, что они на самом деле никого не любят, кроме себя. "

Теперь подбираюсь к вопросам. Женщины разные. Хоть и в одном обществе живем, а воспитывались по-разному и модели отношений, вложенные в голову в семье, могут отличаться. Одна убежит от нарцисса быстро, другая завязнет, третья всю жизнь проживет. Меня интересует, что нужно нарциссу - подчинение и выполнение его условий или постоянное унижение, чтобы жертва чувствовала себя плохо и от этого он кайф ловит? То есть вне зависимости кто перед ним, женщина, готовая терпеть ради любимого все, или женщина с четким осознанием своей ценности и уважающая себя и знающая свои потребности, его стратегия будет одинаковой - вызвать ощущение дестабилизации, зависимости, и обесценивание настолько, чтобы это заметила сама женщина?
То есть он неизменно успокаивается именно на страдании жертвы? Возможно ли, что женщина настолько сломана до отношений, что готова выполнять все его условия сразу и не считает это унижением или такая жертва нарциссу неинтересна? И может ли быть такой тип женщины, которая от этого не страдает? Или нарциссу нужны именно страдания?


Edited at 2015-03-22 11:52 am (UTC)

*Мой ник не склоняется, ударение на второй слог - СирИн :-)*

Что же касается "Что нужно женщине". Да, все мы разные. Но структура потребностей, как я понимаю, у всех одинаковая (можно для простоты взять пирамиду Маслоу). Вопрос в том, какими способами люди удовлетворяют эти потребности, в частности, те, которые невозможно удовлетворить самостоятельнос (потребность в признании, приятии, любви к примеру). И тут всё зависит, как я понимаю, от базовых установок.
1. Отношение к миру как к дружелюбной и ресурсной среде или как к враждебному окружению с дефицитом ресурсов, которых на всех может не хватить.
2. Основная стратегия получения ресурсов от других - договор или насилие (и манипуляция как разновидность насилия).
3. Личностный уровень развития по Уилберу (жизнь на уровне Маски и Тение - как у нариков и иже с ними, т.е. они даже с собственным Я не могут разобраться, интегрировать его, не говоря уже о том, чтобы о других заботиться (за исключением откорма на убой)) или трансперсональность (когда твоё Я включает в себя не только целостный образ себя, но и других людей, и среду обитания во всей полноте).

Поскольку это вопрос верований, которые закладываются в раннем возрасте и формируют нашу личность, отсюда выбираются и стратегии удовлетворения потребностей.

Нарциссы (как и их жертвы) все разные. Поэтому ответы на последние вопросы зависят от специфики конкретных людей и складывающихся между ними отношений. Думаю, что если нарцисс и его жертва стоят на позиции "мир - говно, кругом враги", то они могут образовать друг с другом долгоиграющий союз.

Пересматриваю сериал 1983 года с Зилой Кларк и Тимоти Далтоном. У меня невольно возникает мысль, что Бронте описывает неправдоподобную ситуацию: в таких условиях у Джейн не мог сформироваться такой характер. Осиротевшие в раннем детстве дети, которые потом мыкаются по чужим домам и не видят там любви и ласки, довольно быстро ломаются и уже к позднему детству утрачивают способность заявлять о своих желаниях и потребностях. Джейн Эйр ведет себя, как Шарлотта Бронте, которая все-таки была желанным и любимым ребенком и несмотря на свои психотравмы имела сильный тыл в виде большой и дружной семьи.

Казалось бы, теоретически это так. Не могла Джейн вырасти такой с таким количеством психотравм за спиной.

Но почему-то так случается. Сужу по собственной бабушке (ныне покойной). В детстве потеряла всю семью (голод на Украине), воспитывалась при колхозе, выживала сама, собирала зернышки, которые подбирала под вагонами. Потом война. Не в тылу.

Всю жизнь человек выживал. Мне ее характер кажется сходным с Джейн. Она была такая же добрая, чуткая, чувствительная, но при этом с высоким чувством собственного достоинства, очень сильная морально. Прожила 92 года. Ушла с ясной головой, не потерявшая интереса к жизни и людям.