Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
"Золотой ребенок", который "испортился". Часть 2
tanja_tank
Подростковый возраст. Первый отпор. Разговоры о сексе

В старших классах я дважды уходила из дома надолго. Жила у папы с его новой женой. Первый раз сбежала в ночи, прихватив с собой только пузырек с галазолином (у меня постоянно был насморк, а я очень стеснялась набитого носа).

Тогда же произошел первый отпор, когда я дала маме сдачу. В итоге избиение превратилось в драку. После нескольких раз бить меня мама перестала.

Мама вообще скрывала от других свои приступы бешенства, но иногда даже хвасталась ими. Вернее, тем, что вот она так со мной, а я ее все равно люблю. Мне было лет 14, она избила меня деревянной вешалкой (плечиками), на следующий день я с ней помирилась (я всегда мирилась). В этот день пришел в гости папин коллега, который мне очень нравился (не влюбленность, а просто он был очень обаятельный человек, очень умный и эрудированный, мне нравилось его слушать). И мама мимоходом сказала ему про меня: "Вешалкой ее вчера побила, а все равно ластится". Мне было очень стыдно.

Как только у меня стала оформляться фигура, мама с одной стороны, критиковала меня за то, что я якобы только об одном и думаю (один раз она выискивала в моих тетрадках, на что бы сорваться, и нашла страницу, изрисованную “мужскими половыми членами”, а на самом деле это были недорисованные медвежьи мордочки – язык = “член”, а сама круглая мордочка = “тестикулы”, при этом рядом, на этой же странице были более продолженные рисунки – с глазами, например).

С другой, постоянно считала, кто сколько раз на меня посмотрел. Говорила мне не носить лифчик, потому что у меня такая “свежая девичья грудь”. Грудь на самом деле была маленького размера, но я все равно стеснялась.


При этом мне не покупали красивого белья, у меня не было ни одной пары красивых белых трусиков, а на дворе стояли 90-е, летом были в моде полупрозрачные белые шорты и штаны. Да и вообще я всегда была одета хуже и беднее всех в классе. Да, мои родители были бюджетники и не могли позволить дорогой гардероб.

Но в классе была девочка, родители которой работали обычными участковыми врачами. У нее не было сотни смен гардероба, но у нее был модный китайский пуховик с цветной кроличьей опушкой, а я ходила в клетчатом несуразном пальто из детского отдела. У нее были модные джинсы, а у меня появились только когда бабушка дала мне денег специально на джинсы. Я не требовала ничего, ходила в том, что есть, потому что знала, что денег нет, но вы держитесь.

Зато деньги находились на книги. Книг было очень много. С каждой зарплаты мама шла в книжный и возвращалась с сумками книг. Она очень гордилась своей библиотекой. А я на вручение диплома пошла в платье, которое мне подарила тетка (это было одно из ее старых платьев, но тетка была молодая, лет на 10 старше меня). А на бал золотых медалистов со всей области, где мне среди 10 других отличившихся, вручал диплом и памятный подарок губернатор, я пошла в костюме, который мне одолжила моя мачеха. Зато библиотека была богатая.

Последние два школьных года я жила с папой и его новой женой, вернувшись только незадолго до выпускного. Приходилось ездить на электричке. Я очень этого стеснялась, никому не говорила, что больше не живу с мамой. Кстати, на выпускной я не пошла - не было денег. Их, наверно, на самом деле не было, мама в этом смысле не обманывала. Но другие родители начали готовиться к выпускному за год. И я была единственной из класса, кого не было на выпускном.

В мои лет 16-17 у меня была попытка каминг-аута – честного разговора с мамой о том, что я испытывала все эти годы. Разговор прошел на надрыве, с моими соплями и слезами, а мама обвинила меня в злопамятности и неблагодарности, мол, я не помню книг и игр, которые мне покупались десятками и сотнями (это правда), зато очень хорошо другое помню.

Студенческие годы. Свобода

Как я уже говорила, я была очень болезненным ребенком: у меня был хронический гастрит, хронический синусит, а также многочисленные травмы (главотделения хирургии детской городской больницы меня в лицо знал, один раз я умудрилась загреметь в травму, когда... лежала в лор-отделении). Травмы вызывались в том числе суицидальным поведением: крыши, подвалы, стройки, рискованные трюки, все такое. Про механизм я прочитала уже потом: что человек совершает рискованные поступки, балансируя на краю, рискует здоровьем, а иногда жизнью.

Например, я перелезала через балконы, рискуя упасть. Один раз мы лазили по стройке, я шла по очень тонкому краешку, был участок, где вообще было не за что уцепиться, я посмотрела назад, увидела под собой камни и принесенную кем-то и разбитую трехлитровую банку помидоров, отчетливо поняла, что если упаду сейчас спиной вперед, то не выживу. Это было на высоте где-то трех метров. Было очень много травм - переломов, вывихов.

И стоило мне уехать учиться в другой город, как к концу года я забыла, что такое боли в желудке. Я практически не болела даже ОРЗ.

Опять про секс. Напутствуя меня перед отъездом, мама сказала, что если я забеременею, то чтобы не делала аборт, а отвезла бы ребенка ей, а она вырастит. На тот момент у меня не то что секса не было, я и не целовалась по-настоящему ни с кем, но мама мне заранее приписала уже и беспорядочную сексуальную жизнь, и то, что я готова пойти на аборт или фактически отказаться от ребенка, отдав его маме.

Мама умудрялась доставать меня даже на расстоянии. Помню, я стала заниматься единоборствами. Мне очень это нравилось, и вот был первый экзамен. Я очень волновалась, но сдала. Я, радостная, звоню маме поделиться счастьем, она мне говорит: “Да, хорошо, но мне бы хотелось, чтобы ты больше читала”. И все, счастье сдулось, как шарик. Можно подумать, я когда-то мало читала.

У меня была очень низкая самооценка. Всю жизнь, сколько я себя помню. Я смотрю мои фото тех лет, я была красивая девушка, яркая, необычная. Но все мое отрочество прошло под аккомпанемент маминых слов: “Зато ты умная”. Она очень любила рассказывать, какой красавицей была, как ее обожали мужчины, как хотели увести от папы, даже когда она была беременная мной, когда родилась я. И добавляла, что я не красивая, но “очень симпатичная”.

Когда у меня появлялись первые намеки на какой-то интерес ко мне мальчиков, мама тут же все обесценивала. Когда я еще училась в школе, какой-то незнакомый мальчик позвонил по телефону, и я очень долго с ним разговаривала, он флиртовал со мной, а я с ним. Папа тогда подтрунивал, что у меня появился роман, а мама говорила, что это просто одноклассник позвонил узнать домашнее задание, что я “еще маленькая” (а мне было лет 14-15).

Свою застенчивость я стала лечить знакомствами в “аське”. И тоже сказала об этом маме. Ее реакция: “Наверное, ты очень интересно разговариваешь об истории и культуре (это еще один ее напев из детства: читай книги, общие знания, а то с тобой будет не о чем поговорить)” Я тогда с удовольствием сказала, что мы говорим о всякой ерунде, а собеседникам нравятся в основном мои фото (ничего интимного, но я научилась выгодно подавать свою внешность, кстати, до сих пор получаюсь хорошо на фото либо когда не знаю, что меня фотографируют, либо когда фотографирую сама в веб-камере, чтобы видеть лицо и точно знать, как я сейчас выгляжу, если меня фотографирует кто-то другой, я зажимаюсь, лицо каменеет – очень плохо каждый раз получаюсь).

Взрослая жизнь. Работа. Игра в догонялки

Я училась в Москве. И к окончанию моей учебы мама тоже перебралась в Москву, потому что в нашем родном городе “быдло, жлобы” и не понимают ее возвышенную натуру. Так получилось, что мы обе стали ходить по собеседованиям, и обе получили работу в один день. Обе устроились, обе через месяц получили первую зарплату – мама 200 долларов (это было давно, и тогда это были нормальные, хоть и не шикарные деньги даже для Москвы), а я – 400 долларов, хотя изначально договаривалась на 250, но я очень хорошо работала.

Радостная, я купила тортик и бутылку вина, помчалась домой порадоваться и поделиться радостью с мамой (мы тогда жили вместе). Поздравления я от нее услышала, но первой фразой была: “Каак, тебе дали столько много? Почему мне так мало, а такой соплюшке, как ты, так много?” (разные компании, разные должности, все разное)

Потом началась игра в догонялки. Я не могла жить с мамой долго. Ссоры, скандалы, постоянно включенный телевизор, а мне надо было сосредоточиться. Один раз был скандал, когда в отсутствие мамы стала смотреть какой-то детский фильм, мама пришла на середине и хотела его переключить. А я хотела досмотреть (единственный раз – всегда выбирала, что смотреть по телевизору, она).

Началось: я и дебилка, раз смотрю такие тупые фильмы (а он не тупой, просто детский), и специально довожу ее, и много всего еще. Вообще скандал мог начаться вообще на пустом месте: она спрашивает меня, не слишком ли мятая ее блузка (а она вообще очень наплевательски относилась и к внешнему виду, и к гигиене), а блузка явно видно, что неглаженая, с глубокими заломами. Я об этом ей говорю, говорю, что на работу в ней идти нельзя. И начинается.

Короче, довольно скоро я нашла себе новое жилье. И началась игра в догонялки. Мама не уживалась ни с кем. Ее увольняли или заставляли уволиться со всех работ, при том, что она была (и есть) отличный специалист. Но у нее был (и есть) отвратительный характер. Она постоянно сетовала, ну как такому милому душевному человеку, как она, попадаются на пути такие гадины.

Я ушла на другое жилье, через какое-то время мама теряет работу, жилье ей оплачивать нечем, я две аренды не потяну, мы опять съезжаемся. Мама сидит дома, работу искать не торопится, хотя просит меня распечатать на работе списки вакансий – это у нее такая игра, она сидит их и перебирает. Да, и меня же гнобит – я у нее офисный планктон (не самого низкого уровня: копирайтер, переводчик, редактор), а она – творческий человек. Я вынуждена ходить на работу от и до, а она встает в 11 утра (и потом не спит до глубокой ночи, смотрит телевизор, мешая мне спать).

Как только мне повышают зарплату, я съезжаю на другое жилье, оплачивая две аренды. Мама находит себе работу, говорит, что ее начальница и коллеги - “попки” и “соски”, и я понимаю, что на этой работе она тоже не задержится. Через какое-то время ее просят с квартиры. Опять приходится съезжаться. Такое происходит несколько раз: я вырываюсь, но что-то случается, и опять нам приходится жить вместе.

Один раз она приходит ко мне (я снимала двухкомнатную квартиру напополам с парнем, мы были не парой, каждый жил в своей комнате, отношения дружеские) и просится жить со мной, плачет, говорит, что “тонет”. Она в то время снимала комнату в коммуналке и соседи, по ее словам, ее травили. Возможно, и правда травили. Пересказывала мне в подробностях, какие гадости говорили ей, а также неоднократно говорила, что меня эти соседи называли “американской подстилкой” (у меня был американский бойфренд, и я вообще не могу понять, почему мама им сказала об этом, но главное – зачем мне пересказывала их слова, я была в гостях у мамы за все время раза три, ни разу с ними не пересекалась).

Постепенно мама начала все копить, тащить домой всякий мусор. Опять покупала книги, книжных шкафов не было, она укладывала их в штабеля. В последнем месте, где мы жили, на первом этаже установили “библиотеку”: люди приходили и оставляли там ненужные книги, можно было взять то, что тебе понравилось, можно было избавиться от своего книжного хлама. Мама каждый день приносила оттуда книжки. Сначала она забрала интересные для нее, потом забирала “книжные кирпичи”.

Я не выдержала и уехала обратно в родной город. Там я прожила почти два года, прежде чем мама вернулась, потому что “в Москве все снобы и хамло”. Осуществлять ее переезд должна была я. В Москве куча книг, вы помните? А еще куча комнатных растений, в том числе всяких монстер и фикусов с ведровыми горшками.

Я наняла грузовую газель в родном городе, поехала на ней в Москву, потому что “в Москве заказывать газель дорого”, и вообще мама не знает, где их найти. До Москвы около 1000 км, выехали ночью, останавливались на несколько часов, чтобы водитель поспал (в это время он выключал мотор, и становилось очень холодно). Я жутко не выспалась. Вдобавок у меня начались месячные.

Мама о приезде знала. Но когда мы приехали, оказалось, мало того, что у нее еще почти ничего не собрано, так ее еще и не было дома – она на работе праздновала свое увольнение (редкий случай, когда у нее завязались хорошие отношения с начальницей, показательно, что все остальные ненавидели ее и хотели выжить). Я звонила ей несколько раз, но она особенно не торопилась.

Приехав, она стала пихать книги в коробки, выкапывать цветы из горшков. Таскать все пришлось мне, потому что у мамы почки и “по-женски”, а я же “здоровая и сильная”. После бессонной ночи, с ноющей болью в животе, я умоляла ее не брать хотя бы землю в горшках – это было несколько ведер земли, не считая горшков. Не брать доски, натасканные с помойки. Я расплакалась тогда от усталости.

Нет, она взяла каждую тряпочку. И таскала все я. Когда приехали домой глубокой ночью, оказалось, что не работает лифт. Мы жили на третьем этаже, но все равно пришлось все таскать. И опять мне. Это был какой-то кошмар.

Потом мы с мамой прожили где-то два года, пока я не встретила своего будущего мужа и не стала жить с ним. Я вечером поехала кататься на роликах, не заметила бегавшую в темноте девушку и очень сильно упала. Стесала себе всю кожу на колене и бедре, так сильно, что заживало около года, и где-то полгода было похоже, что я вылила себе на ногу кипяток.

К тому времени квартира уже начала превращаться в катакомбы. Мама тогда спала в большой комнате, а я в другой комнате на полу (потому что на диване уже жили книги). Я не против того, чтобы спать на полу. Но тогда я еле-еле передвигалась по стенке до туалета, там каким-то невообразимым способом делала "пистолетик" (приседала на одной ноге, выставляя прямую вторую ногу вперед), держась за стенки, и так садилась. Потом так же возвращалась обратно, у меня постоянно текла сукровица, и нога болела постоянно. Можете представить, каково мне было ложиться на пол в этом состоянии.

Но мама не только не предложила мне временно поспать на диване, а когда я слишком долго лежала днем на диване, она меня прогоняла, потому что "всем надо полежать". К тому же я не могла сидеть, не могла ходить, я весь день лежала, а постеленное на пол одеяло, хоть и было достаточно мягкое для восьми часов сна (причем я постоянно ворочалась, меняя позы во сне), но для 24 часов лежания его уже не хватало.

(Окончание в следующем посте)

  • 1

А где первая часть? Не вижу.


Косяк, извините. Сейчас появится

Дорогие коллеги, а что думаете о причинах вот этого:

"И мама мимоходом сказала ему про меня: "Вешалкой ее вчера побила, а все равно ластится"" -

просто много раз такое слышала от самых разных родителей, что вот мол я не просто не люблю ребенка, а открыто его не люблю, а он-дурачок (дурочка) все равно меня любит! Это что? Упоение властью? Садизм? или нечто иное? просто логике такое как-то слабо поддается...

Edited at 2017-11-23 01:47 pm (UTC)

Презрение садиста к жертве, которая видится превращенной в коврик. Во взрослых отношениях то же самое.

Упоение властью - конечно.

А то и месть за то, что ребенок, который "обещал быть золотым", взял да испортился. Месть за обманутые ожидания, причем виноват в обмане сам ребенок.

Это распухшее ЧСВ
Мой биологический папаша такой. Никогда не скрывал, что меня не любит, что он сына хотел. Зато теперь ТАК удивляется, что я с ним не общаюсь

Вот-вот. Как говаривала моя токсичная бабуля: "И за что ты меня так ненавидишь, что я тебе сделала?" - да так, ничего, просто открыто говорила, что во мне нет достоинств, сплошь недостатки, и что я сволочь, потому обречена на одиночество и несчастье. Совсем ничего :)))
Но моя не говорила, что НЕ ЛЮБИТ, напротив - что так желает мне добра, чтобы я наконец стала нормальной и выжила :) Бред, ага. А она искренне верила, что делает как лучше.

Edited at 2017-11-24 12:17 pm (UTC)

Они настолько небрезгливы, что не различают, чем подкармливают свое чувство превосходства. "Фу, какой гадкий у меня ребенок" для них звучит так же значительно, как "Ах, какой необыкновенный у меня ребенок". Мне случалось слышать это от матери с интервалом в несколько минут. Это вы пытаетесь анализировать и искать логику, им это не надо.

Ну да, вероятно, тут такой посыл, что мой ребенок - это именно МОЙ, как вещь, что бы он ни делал - все равно МОЙ.

Я ту же самую горделивую похвальбу не раз слышала от мамы в отношении ее котов, когда я уже жила отдельно: "Побила его тапком/веником, а он не может в ссоре, ему надо помириться. Выходит и ластится".

Ну да, вот как выше и сказали мы с Юлей, Ксенией и Таней - 1. МОЙ кот, моя вещь, моя собственность, и 2. Куда он денется, все равно ради сосиски станет таким, как я хочу... (низведение до тряпочки и согревание собственного ЧСВ)
Это еще и игра на самых примитивных и порой низменных чувствах оппонента ради того, чтобы его себе подчинить.

Про каминг-аут. Я себе такую роскошь смогла позволить только когда отделилась от неё совсем (в 19 лет). Иначе она стала бы чморить с удвоенной силой. Да и то не сразу, а лет эдак в 25 "поговорили". Я вообще не помню ни одного счастливого момента с мамой. Но так жёстко я ей задвигать не стала. Жалость, всё-таки, есть... Худо-бедно. Ну, высказала я про истерики, швыряния предметов (подчас весьма опасных), постоянные унижения, про то, что могла уйти на весь день, не оставив еды — вообще, никакой (и запереть меня, при этом), да много ещё про что. И что же услышала я в ответ на предъявы? Та-дам!
1) "мама обвинила меня в злопамятности и неблагодарности" (с) (прям под копирочку, сука, работают) и да, я ж только плохое помню;
2) "что ты преувеличиваешь, не сочиняй, не было такого";
3) "надо быть добрее, зло в себе копишь, заболеешь от этого; мать надо за всё прощать, кто тебе роднее?";
4) "скажи спасибо, что родила".
Ну и вишенка на торте: "Слушай, подза*бала ты меня. *уёвая мать? Ну и вали отсюда"

Ну я и свалила в тот раз. Как и всегда сваливала, — это когда берёшь обратный билет на через неделю, а не выдерживаешь и трёх дней общения с милой маменькой, и сдаёшь билет, чтобы купить на раньше.

Да, кстати, на счёт накопления хлама. Это с ней тоже случилось, чуть не с помоек всё тащит. Я давно останавливаюсь в гостинице, приезжая к ней. Ибо выгребать эти авгиевы конюшни не намерена. Пусть хоть мхом всё порастёт. Ты меня тоже подза*бала, мама.

Edited at 2017-12-11 06:51 pm (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account