?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
Их Сиятельство Алексей
tanja_tank

Вскоре после разрыва с «венцом творения» Михаилом в жизни читательницы Юлии нарисовался следующий нарцисс — Алексей. Результатом этих отношений стало дальнейшее резкое снижение Юлиной самооценки и приобретение хронического гастрита. Послушаем ее рассказ.

Знакомство

Нас познакомила моя близкая подруга, которая хотела помочь мне поскорее выкинуть из головы Михаила. Алексей был старше меня на 3 года, в моем вкусе и производил впечатление очень мужественного и начитанного человека, популярного среди своих многочисленных знакомых. Уже на третий день знакомства он пригласил меня в гости и развлекал интересной беседой до того момента, как метро "неожиданно" закрылось. Мне пришлось остаться у него, что меня даже обрадовало: новый знакомый мне так нравился, что не хотелось прерывать общение.


В итоге я осела у него: каждый вечер порывалась уехать домой, каждый вечер Алексей придумывал какое-нибудь развлечение или интересное занятие, дававшее нам повод не расставаться. Утром он отвозил меня на работу на машине, а вечером забирал с работы и вез к себе. Так неожиданно я начала жить с мужчиной всего через несколько дней знакомства.

Через пару недель мой гардероб перекочевал в его квартиру, я уже была знакома с его родителями, которые жили здесь же, и которым я пришлась по душе. Все это время между нами с Алексеем сохранялись исключительно платонические отношения, хотя мы спали в одной кровати. Первый секс был беспомощным и невпечатляющим, но я списала это на счет волнения, и мы нескоро предприняли вторую попытку...

Семья

В детстве Алексей был обожаемым младшеньким, любимцем отца и гордостью матери. Вокруг него водили хороводы все домочадцы и родственники, мальчику прочили блестящее будущее. Мать носилась с ним, как с наследным принцем крови, чуть ли не до самой школы вывозила на прогулки не иначе как закутанного в меха, разве что без короны, видимо, с коронами было туговато в СССР. Особенностью этой семьи была зацикленность матери на ее знатном происхождении, чем она очень гордилась и привила на основании этого сознание собственной исключительности сыну.

В подростковом возрасте все поменялось: мальчик, привыкший к всеобщему восхищению, не справлялся со школьной программой, в секциях и кружках, куда его отдавали, вел себя, как "прима" и демонстративно пытался дискредитировать преподавателей. В вуз он не поступил, окончил ПТУ и пошел работать, с творчеством тоже не складывалось - наличие таланта нивелировалось нежеланием учиться. Родители сменили восхищение на попреки и сетования по поводу его неудавшейся жизни.

Чуть позже Алексей поступил на платное отделение технического университета и кое-как закончил его: к экзаменам и диплому его готовили все друзья, которых отец обзванивал и уговаривал помочь сыну. Отец пытался сгладить последствия материнского воспитания, но и сам чаще всего шел на поводу у сына, порой делая странные вещи. Скажем, в старшей школе носил ему обед в комнату, к компьютеру, от которого мальчик не отлипал, даже пытался кормить с ложечки, и это не метафора.

Его "козыри"

У Алексея было две гордости - родословная и талант непобедимого спорщика. Виртуозно выискивая необходимую информацию в сети, он мог в два счета доказать, что черное - это белое, что доктор наук ничего не смыслит в своем предмете, а он, не имевший систематических знаний ни в одной сфере, знает все на свете. Впоследствии это умение он успешно применял против меня, пытаясь доказать, что мой диплом ровным счетом ничего не стоит. Родословная также регулярно использовалась в качестве "тяжелой артиллерии", когда необходимо было привести убойный аргумент в свою пользу: "Не к лицу потомку славного рода тратить свое время на крестьянку". Или: "Ну что еще можно ожидать от плебейки!"

Первые "звоночки"

Как и в случае с Михаилом, мне снова предъявили соперницу, а точнее, сразу нескольких. Алексей пользовался успехом у девушек, причем две его обожательницы находились в кругу близких друзей, о чем меня сразу же информировали. Кроме того, Алексей периодически рассказывал мне о бывших пассиях, которые сплошь были сногсшибательными красотками, танцовщицами и спортсменками. Фотографию одной из них, в стиле ню, он предъявил мне через месяц после начала отношений, и это привело меня в уныние: равняться на эту девушку было сложно.

Также Алексей сравнивал меня со своими знакомыми интеллектуалками, сравнение выходило снова не в мою пользу: мои литературные предпочтения опять оказались негодными, кино я смотрела поверхностное, стихи писать не умела.

Порой на Алексея накатывали приступы самолюбования: как женщина, он крутился перед зеркалом, собираясь на встречу или на работу. "Я обалденно выгляжу!" - периодически констатировал он. Комплименты в мой адрес, и без того нечастые, совсем иссякли где-то через пару месяцев после начала отношений. Алексей охотно критиковал мой стиль, выбор одежды, называл меня "карликом" за небольшой рост, а выяснив, что я особенно стыжусь своих не самых длинных ног, делал упор и на это. Мои интеллектуальные способности и знания подвергались ежедневным атакам, причем изо всех споров победителем выходил Алексей - я тушевалась, начинала злиться и оттого скорее сдавалась.

Камнем преткновения в наших спорах были сословные различия. Алексей настаивал, что люди "голубой крови" во всем лучше "плебеев", умнее, красивее, благороднее, поэтому они должны пользоваться привилегиями и уважением, а "плебеи" должны прислуживать и подчиняться. Меня бесила такая теория, я запальчиво отстаивала свою позицию, напоминала, что «плебейское» происхождение не помешало мне получить диплом и выучить иностранные языки. На это Алексей всегда отвечал градом доказательств моей несостоятельности как специалиста, мы ругались, после чего я чувствовала себя, как выжатый лимон и часто засыпала, будто под наркозом. Алексей же совершенно спокойно продолжал играть на компьютере и никогда не извинялся.


На мои просьбы поговорить о причинах наших конфликтов, обсудить их и прийти к компромиссу, выработать "правила игры" и систему табуированных тем, Алексей реагировал полнейшим игнором и погружением в игру. Либо слушал меня с отсутствующим выражением лица, а затем говорил: "У меня лично все хорошо, меня все устраивает. Не понимаю, чего ты бесишься".

Он довольно скоро попытался максимально сузить мой круг общения, ограничив его лишь общими друзьями, не разрешал мне отправляться на посиделки с подругами, настаивая на своем присутствии, что, конечно, не устраивало уже их. Частенько в день моих тренировок он придумывал какое-нибудь интересное мероприятие или неотложное дело, уговаривал меня пропустить занятие и остаться с ним. Уступив несколько раз, я поняла, что ему не нужно мое общество: осознав, что я никуда не ухожу, Алексей возвращался к играм и забывал обо мне напрочь. После нескольких таких случаев я перестала вестись на его уговоры, за что заслужила обвинение в безразличии и неготовности к совместной жизни.


Довольно быстро вылез еще один "косяк": Алексей явно кайфовал, изводя меня своей медлительностью. Скажем, в день, когда нам с утра нужно было куда-то спешить, он до последнего валялся в кровати, пропуская мимо ушей мои побудки и не замечая принесенный в постель завтрак. А потом вскакивал, ругая меня за то, что не проявила достаточно настойчивости. Если я просила его о помощи в домашних делах или в чем-либо еще, Алексей мог позвонить кому-нибудь и часами болтать, наблюдая, как я бешусь, а потом, положив трубку, интересовался: по какому поводу истерика?

Алексей любил фотографировать, считал себя мастером, но упорно отказывался снимать меня, ссылаясь на мою нефотогеничность и неинтересный типаж. При этом непрестанно фотографировал всех наших знакомых, особенно девушек. Меня это очень обижало, я спрашивала, чем же ему не угодил мой типаж, на что он обычно отвечал, что во мне нет шарма, что лицо простецкое, что я не умею позировать.

Одним из самых болезненных вопросов была религия. Семья Алексея придерживалась православия, но, как вскоре стало понятно, только его обрядовой части. Они посещали церковь на Пасху, святили куличи и яйца, пару раз в год ездили в один из монастырей нашего города, посетить могилу святого, их дальнего родственника (чем Алексей очень гордился), но в целом не соблюдали больше никаких норм поведения, не соблюдали постов. Однако, узнав, что я равнодушна к вопросам веры, Алексей заявил, что меня нужно "приучать", раз мы собираемся жениться - без венчания он не согласен.

Это стало еще одним камнем преткновения, я своих позиций упорно не сдавала, хотя один раз меня таки вытащили в церковь и на крестный ход, сказав, что своим отказом я обижаю семью, которая впустила меня, человека иного круга, в свое родовое гнездо. Свобода вероисповедания с детства казалась мне одним из самых важных принципов, который следует уважать и соблюдать, поэтому такое подход заставлял меня чувствовать себя неуютно, подневольно.

Секс

Это были отношения почти без секса. Где-то через три месяца наша интимная жизнь свелась к дежурному акту раз в две-три недели. Последние полгода нашего полуторалетнего романа мы не занимались сексом вовсе. Поначалу я недоумевала, принимала это на свой счет, старалась быть изобретательной и действовать активно, но это ни к чему не приводило. При этом на людях, в дружеской компании Алексей изображал страсть, обнимал меня, откровенно шутил на тему секса, вообще, вел себя раскованно. Но стоило нам остаться наедине, показное влечение сменялось безразличием, я почти всегда ложилась спать одна, а Алексей углублялся в компьютер.


Его страстью была игромания - он мог неделями не спать по ночам, играя в онлайн-игры, литрами поглощая кофе и выкуривая по 2-3 пачки сигарет. Я вставала по утрам с больной головой, просила его не курить в комнате, но все было бесполезно, словно просьбы уходили в пустоту. В итоге я пристрастилась к курению и кофе сама, спустя год у меня появился хронический гастрит.


На мои жалобы по поводу отсутствия секса Алексей реагировал по-разному. Сначала он говорил, что не стоит торопиться, что все наладится, когда мы привыкнем и приноровимся друг к другу, а потом заявил, что готов показывать чудеса в постели только после свадьбы, в отношении законной супруги. В финале наших отношений причиной была объявлена моя непривлекательность и дурной характер. Я плакала, просила, злилась, наконец, смирилась, решив, что с интересным человеком можно жить и так.

Первый шок

Неожиданно скончался отец Алексея, он явно переживал, даже плакал, стал беспомощным, как ребенок, и я забыла все обиды и прониклась нежностью и решимостью помочь ему пережить потерю.

Через неделю после печального события споры и ссоры возобновились, во время одной из перепалок я швырнула на пол первую попавшуюся вещь, как оказалось, подаренную Алексею умершим отцом. Он подошел ко мне и ударил по лицу, я заплакала, Алексей стал извиняться, крепко обнимать и утешать меня. Я понимала, что сама погорячилась и решила, что это случайность.

Позиционная война

Со временем наши отношения стали напоминать поле боя: каждый день мы пикировались, примерно раз в неделю пикировки приводили к ссоре, в результате которой я порывалась уйти и начинала паковать чемоданы, надеясь, что он не пустит меня и изменит свое отношение. Он не пускал, возвращал, порой внося меня в дом на руках, на виду у всех, но никогда не извинялся, объясняя, что не видит смысла извиняться за мои истерики.

А я и впрямь стала походить на истеричку: мы начали ссориться на людях, создавая некрасивые ситуации, в которых Алексей всегда оказывался более спокойным и выглядел правым. Его мать всегда поддерживала меня, пыталась урезонить сына, но делала только хуже - Алексей замыкался в себе и игнорировал нас обеих. Мы с ней в такие дни уединялись на кухне, пили кофе, секретничали, она просила меня не бросать его, т.к. считала, что я благотворно влияю на его характер.

Насилие

Постепенно насилие вошло в нашу повседневную жизнь. После того случая с пощечиной было еще несколько неоднозначных моментов, когда мне прилетал подзатыльник, пощечина, или меня швыряли на стену или на пол. Алексей не извинялся, говорил, что я сама его довела до этого, а мои попытки пожаловаться кому-либо встречали недоумение: "Ты шутишь? Да ты преувеличиваешь, он, наверное, так играет. Такой вот человек".

Даже в моменты шуточной и вполне мирной возни Алексей «случайно» делал мне больно, пока я не начинала кричать, после чего удивлялся: "Мы же просто играем!" Своим родителям я ничего не рассказывала, синяки прятала под одеждой, постепенно поверив в то, что это всего лишь наши "любовные игрища", не более, такая вот манера поведения. Хотя убедить себя в том, что мне это нравится, не удалось. Если я отвечала на удар, то завязывалась короткая драка, в которой я неизменно проигрывала. Стыдно признаться, но через какое-то время я сама могла первой влепить ему пощечину, да и вообще, стала несдержанной и вспыльчивой.


Несостоявшаяся помолвка

Несмотря на все сложности в отношениях, Алексей неоднократно высказывал желание жениться на мне, что ужасно льстило. Он любил планировать нашу свадьбу, фуршет после церемонии и свадебное путешествие, придумывал мне платье и описывал будущую семейную жизнь, и планы эти мне были совсем не по душе. Он непременно хотел венчаться, я должна была быть непременно в шляпке, и у нас должны были родиться непременно четверо сыновей, для каждого была определена стезя: военный, моряк, врач, священник. Я уже из вредности в пух и прах разносила эти мечты, после чего он замечал, что я, видимо, не готова пока к браку, да и не сильно-то гожусь на роль супруги человека его круга. А ведь должна за счастье почитать.


Вот тут я как-то сумела не удариться в попытки подогнать себя под требуемый шаблон идеальной невесты, а просто махнула рукой - замужество меня не привлекало на тот момент. Через какое-то время до меня дошли слухи, что Алексей рассказывает всем общим знакомым и даже родственникам, что он передумал на мне жениться, а я теперь кусаю локти и извожу его истериками. Это было так глупо и странно, что я даже не стала никого разубеждать. Вероятно, в этот момент я начала постепенно остывать к нему, хотя в минуты ссор и расставаний все так же чувствовала себя безжизненной и несчастной.


Но все чаще и чаще после "разборок" я ощущала безразличие к происходящему и апатию. Окружающие стали отмечать, что я подурнела, притихла, все чаще выглядела подавленной и тоскующей. Даже его мать посетовала, что Алексей убил во мне какую-то искру, делавшую меня интересным и веселым человеком. А мне все больше становилось все равно: что будет со мной, что будет с нами. Я всерьез задумалась об уходе.

Сахарное шоу

Словно почувствовав это, Алексей резко переменился: встречал после работы с цветами, водил в кафе, дарил подарки, смотрел со мной интересующее меня кино, признавался в любви, даже снизошел до секса и прекратил критику в мой адрес. Я не понимала, с чего такие перемены, но, тем не менее, понадеялась на возможность счастливого будущего.

Разрыв

Стоило отношениям немного устаканиться, случился очередной косяк с рукоприкладством, снова я была сама виновата, снова он был вынужден "привести меня в чувство". Я поклялась себе, что это в последний раз, о чем известила и его. Алексей пожал плечами: что он может поделать, если я сама нарываюсь.


Последний акт драмы случился прилюдно, в день городского праздника. Мне в очередной раз в пылу ссоры прилетела пощечина, после чего я успокоилась, затихла на весь вечер, а утром начала собирать вещи. Алексей притворялся спящим, пока шли сборы, но как только я заговорила по телефону с родителями с просьбой забрать меня домой, вскочил и потребовал объяснений.

Уходила я тяжело: он плакал, я плакала, он обнимал меня и просил остаться. Его мать плакала на кухне: "Алексей не найдет никого лучше тебя! Он останется одиноким! Останься с ним!" И все-таки я ушла.

Жизнь после разрыва

Сразу же после моего ухода мы встретились снова - Алексей пришел с цветами, повел меня в кофейню, где стал уговаривать вернуться. Я почти плакала, но держалась, хотя мне безумно хотелось снова оказаться в нашей комнате, снова жить привычной, хоть и непростой жизнью с этим взбалмошным человеком. Меня насторожило то, с какой уверенностью Алексей держался - он как будто не сомневался, что я вернусь, куплюсь на его обаяние. Наверное, это очевидное позерство заставило меня "включить овцу", упереться рогом и уже из вредности отказаться от воссоединения.

Мы встречались еще неоднократно, через какое-то время у меня начался новый роман с новым сложным человеком. После довольно долгого "холостого" периода, во время которого наши общие друзья склоняли меня вернуться, передавали мне вести о его "переживаниях", Алексей тоже нашел себе девушку, сильно младше себя. Поначалу я радовалась, чувствуя свою вину за его страдания и переживая из-за тех гадостей, которые начала ни с того ни с сего говорить обо мне его мать. Эта милая женщина голубых кровей почему-то начала называть меня шлюхой и прочими подобными эпитетами.

Алексей и его новая девушка казались идеальной парой, пока после очередной встречи с ними, на которой девушка начала вдруг на пустом месте истерить, меня не осенило: это же я пару лет назад, он повторяет тот же сценарий! И точно - постепенно их скандалы стали учащаться, стали более заметны знакомым, начались драки, наконец, пошел слух, что девушка пыталась покончить с собой.

В этот момент мне стала ясна цель, с которой Алексей устраивал наши встречи в присутствии своей новой подруги: как когда-то он мучал меня, держа при себе обожательниц, демонстрируя фотографию голой красотки, так теперь он начал изводить ее, демонстрируя меня. Окончательно картинка сложилась, когда кто-то из общих знакомых передал мне сплетню о том, что я, оказывается, не даю Алексею прохода своими домогательствами и так довожу его, что он уже начал жаловаться друзьям!

Уже выйдя замуж, я снова побывала у Алексея в гостях вместе с мужем. До сих пор не совсем понимаю, для чего он нас позвал: его мать даже не поздоровалась с нами, только когда я представила ей супруга, фыркнула: "Ну надо же... муж!". Сам Алексей весь вечер вел себя так, будто это мы сами напросились к нему в гости, пришли нежданно-негаданно, все время демонстративно тискал свою девушку, рассуждал о будущих сыновьях и нес какую-то чушь. Мой муж удивленно молчал, ему такое поведение тоже казалось странным. Может, Алексей хотел показать нам, как у него все хорошо. После этой встречи я полностью обрубила с ним все контакты.


Гыгыгы, про "плебейство" :-))) Мой муж не может похвастаться голубой кровью... своей, но он хвастается... моей. Т.е. он своим новым бабам говорит: а вот жена моя - из графьёв. Боги, ну а ему-то с этого какой респект? Что в его голове при этом, интересно? Я же не Екатерина Великая, и близость со мной не сделала его графом Орловым :-)

Они чокнутые на родословных...

Ага. Одна читательница рассказывала, как ее перверзный любовничек кичился "дворянской" фамилией своей жены.

М-дааа... Из огня да в полымя. Недаром специалисты говорят: нужно выждать минимум год прежде, чем начать новые серьёзные отношения. Теперь я понимаю, почему. Ни в коем случае нельзя "вышибать клин клином".

"Алексей убил во мне какую-то искру, делавшую меня интересным и веселым человеком".
- Вот это вот не менее страшно, чем рукоприкладство.

Мне кажется - это более страшно. Я до сих пор такую искру не восстановила - а уж пятнадцать лет прошло. Не знаю, можно ли тогдашнего моего назвать нарцисситом, но дестроил он вполне профессионально. В итоге к нему я пришла этаким игривым котёнком, а ушла - разбитой куклой...

"...слушал меня с отсутствующим выражением лица, а затем говорил: "У меня лично все хорошо, меня все устраивает. Не понимаю, чего ты бесишься"
Знакомо. Этакая сказка про белого бычка. (

Видимо, это некое нарциссическое клише, маскирующее бесчувственность. Только находясь в "нормальных" отношениях, становится понятно, насколько неадекватна такая реакция на нервный срыв по идее любимого человека. Лично я бы не смогла с каменным лицом слушать жалобы или игнорировать попытки договориться: ведь жалеешь же, сопереживаешь близкому человеку, видеть его боль и унижение по-настоящему больно.

Вот вот,прошу помочь с убореой,а он медлит,а потом-тебе что надо что б я в ту же секунду подскочил?!я говорю да)


А мой на любую просьбу отвечал: что, прямо сейчас?

- Принеси мне, пожалуйста, чаю!
- Что, прямо сейчас?
- Помоги мне набрать воды!
- Что, прямо сейчас?
- Вызови такси.
- Что, прямо сейчас?

Спасибо вам, Таня, за паноптикум. Выдающиеся персонажи.

На подходе - не менее колоритные фигуры. :)

Кажется, демонстрация соперниц и сравнивание - это прямо их коронная фишка, точный признак, по которому можно сразу же вычислить нарцисса.
И красоваться перед зеркалом.

Нет, не согласна. Мой нарцисс не хвастал бывшими.

ну этот паразит хоть попсу не слушал

Дааа, этот товарищ слушал русский рок, который мне тоже не сильно близок, ясен пень, мне было сказано, что я не понимаю всей глубины сложных текстов, насыщенных метафорами и иносказаниями. Но главной фишкой был джаз, с ним вышло, как с православием: сам Алексей не сильно от него фанател, но узнав, что я вообще не разбираюсь в данной области, начал меня сначала "приучать", а потом гнобить за неспособность проникнуться музыкой интеллектуалов.

М-да... В этой истории мелькнуло опять нечто знакомое для меня. У меня один бывший тоже демонстрировал показушную религиозность, категорически заявлял, что я должна стать католичкой (он сам католик), чтобы мы с ним обвенчались. Причём, без венчания было нельзя!)) И ещё он мечтал о большой семье и заявлял, что у нас будет не меньше 4-х детей. Мне столько детей не хочется и я начинала возражать, считая, что двух достаточно, а он на мои возражения обижался, якобы я недостаточно его люблю, раз не хочу много детей.
И он хоть и не из "графьёв" был, но тоже не простой: хвастался, что у него в роду было много немцев и поляков, гордился своей немецкой фамилией. Русских он не любил и считал быдлом.Россию терпеть не мог, хотя уезжать из неё не стремился. Мы с ним часто спорили и ругались, когда он начинал при мне рассуждать о русских - "тупой биомассе", "быдле" и "низших существах". Человек не желал понимать, что он и меня невольно оскорбляет, потому что я русская. Да и у него-то, на самом деле, всё-таки русской крови было больше, просто фамилия передалась иностранная)) Но вот человек хотел как-то возвыситься над соотечественниками! Впрочем, что это я в прошедшем времени, - он и сейчас, наверное, точно так же рассуждает.

Алексей, кстати, считал, что его предки - польские короли и немецкие аристократы, приводил в качестве аргумента девичью фамилию матери. Мои же приземленные папенька с маменькой засомневались: "Немец, говоришь? А по лицу-то совсем другая национальность вырисовывается, тоже любят себя немцами называть."))) Я тогда чуть не задохнулась от возмущения: "Да как вы можете! Антисемиты! Вы ничего не понимаете!"
И рассуждения о "биомассе" тоже имели место, к сожалению. Я всегда на этом момента начинала пускать искры и рычать, что вообще-то на плечах этой "биомассы" тяготы всех войн лежали, на их горбу "благородные" жили себе припеваючи. Но это было бесполезно, как я сейчас понимаю, спор-то был не ради истины, а ради того, чтобы вывести оппонента из равновесия и унизить.

"пытаясь доказать, что мой диплом ровным счетом ничего не стоит" - я тоже такого знаю, сам с непонятным дипломом, полученным благодаря родителям, зато он постоянно высмеивал тех, кто говорил про свое образование. Красный диплом, несколько высших образований или ученая степень по его мнению, это показатель крайней степени глупости.

"после чего я чувствовала себя, как выжатый лимон и часто засыпала, будто под наркозом" - тоже знакомые ощущения, после ссор было ощущение, что он все чувства и эмоции выпил, и появлялось ощущение бесчуственности, наркоза.

Вот интересно, болезненный вопрос диплома и проф. пригодности - это так у нарцисса собственные комплексы прорываются или все-таки вполне осознанный способ изводить "врага"?

Я так поняла, что Его Сиятельство вообще не доучились, нигде не работали, а все время посвящали компьютерным играм?

Не совсем так: Его Сиятельство работали системным администратором, что добавляло +100 очков к эго (странная черта у людей этой профессии, неоднократно замечала), ему льстило быть всем нужным, востребованным. Но настоящей страстью были именно игры, порой из-за бессонных ночей, проведенных за компьютером, Алексей мог проспать работу, почти всегда опаздывал.

Радует, что герой рассказа нынче счастлива в браке.

А еще пришла мысль, что с ними, как с абсолютным злом - нельзя договориться, бесполезно воевать, ему можно только противостоять. Наверное этому мы здесь все и стараемся научиться.

очень хорошо, что есть этот блог...это надо читать, это надо знать, об этом надо говорить...когда у меня была такая же херня, я думала, что я одна такая, я с ума сходила, не понимая, что и как происходит...этому надо учить своих детей - уметь обращать внимание на некоторые признаки при общении со своими избранниками...и не бояться уходить от них

Точно - очень часто в таких отношениях чувствуешь себя одиноко! Ведь для посторонних людей все эти сложности с партнером-нарциссом не видны, даже наоборот, общие знакомые и даже близкие друзья могут осуждать жертву: мол, чего ты бесишься, чего ты ему/ей мозг ешь? А жертва, как рыба на суше, только рот разевает: "Ребята, да вы что? Вы разве не видите?" Так что просить помощи и даже поговорить порой бывает не с кем.

И при этом вы часто упоминаете друзей, подруг - вот это одиночество в толпе!
А вы собираетесь проанализировать свое пристрастие к самовлюбленным неудачникам, объяснить, как смогли изжить в себе это и оценить нормального мужчину? Это было вы очень полезно - помочь действенным советом товарищам по несчастью. Многие не могут освободиться и мучаются годами.

Я уже анализирую, буквально с того момента, когда сказала себе: "Все, больше никаких ярких и роковых страстей. Дайте мне обыденности и покоя, да побольше, побольше))" Сложнее всего было поверить в то, что я это все не "заслужила", не "сама нарвалась", не "пошла по кривой дорожке" - а ведь именно в этом меня уверяли знакомые, друзья, даже родители. Пришлось признать свое право на счастье, а это ох как непросто, если считаешь себя чуть ли не дрянью. Но этот такой простой с виду процесс занял несколько лет, ведь нарциссы убивают в человеке главное - веру в людей. Жертва может озлобиться и начать видеть "врагов" в каждом встречном, может не разглядеть и оттолкнуть хорошего человека, с которым могли бы сложиться доверительные и партнерские отношения.

Тут несколько вопросов появляется.
1. Родственники и друзья - не поддержка, а орудие угнетения. Не появлялась ли у вас мысль, что вам предлагается прислушиваться к людям, которые ниже вас по уровню? Например, вы упоминали, что ваша сестра, человек из ближайшего окружения, сразу раскусила вашего поклонника.
2. Почему считается, что не партнерские и доверительные отношения, а роковые страсти - это романтично? И что считать ярким?
2а. Почему рукоприкладство - не противоправное действие, а романтическое проявление?
3. Почему образованные, разумные, работающие люди позволяют себя подавлять и оскорблять (независимо от пола)?
4. Слабые незрелые люди тяготеют к играм - в последнем случае компьютерным, в религию, благородное происхождение. Подавление жертвы - тоже игра.
5. Вампиры не то что бы убивают веру в людей, но застилают горизонт. Понятие нормы смещается, искажается (типа- бьет, так хоть не до смерти). Жертва не то чтобы озлобляется, но устает от жизни, как в концлагере.
Слава богу, у вас это в прошлом!

1. Как ни печально, в моем случае это было так. Особенно в истории о моем третьем нарциссе, которая еще не опубликована, это просто какая-то одна одиночеству в толпе. У меня на момент этих нездоровых отношений вообще был кавардак в голове - я сомневалась в своей адекватности (особенно после нескольких очень некрасивых нервных срывов и драк), поэтому стыдилась довериться кому-то в своих переживаниях. А если кому и доверялась (самым близким и тем, кто казался умнее меня), то получала закономерный отлуп, так что желания обратиться к кому-то менее зрелому не возникало. Сестра, кстати, раскусила двух первых товарищей, жалела меня, но вот на третьем присоединилась к общему осуждающему хору. Все-таки, есть же поговорка, что если бьет по морде третий муж, то виновата морда...
2. Я думаю, что благодаря некоторым произведениям литературы и кино нам под видом любви преподносится влюбленность, когда все ярко, легко, красиво, либо нездоровая зависимость, когда бушует лютая страсть и одержимость. А дружеские, трезвые отношения отождествляются с охлаждением, с потерей любви, хотя на самом деле просто влюбленность трансформируется во что-то более зрелое. А ведь как часто в романтических драмах зрителю рисуют такую картину: у героя семья, дети, быт заел, работа надоела, жена уже привычная и домашняя, с ней хорошо хохотать над глупой комедией и дурачиться во время пикника, но спят они уже в пижамках с мишками... А потом он в метро видит ЕЕ, таинственную незнакомку - и понеслааась: извержение вулкана, буря в душе, черное кружево и чулки под мини-юбкой, бурный секс в самом неподходящем месте, ее вредные привычки кажутся соблазнительными и милыми, вот оно, свежее счастье! И зритель вздыхает: дааа, вот она, любоффф...
Интересно, что в 22 года, посмотрев культовый фильм "9 1/2 недель" я, как и многие, думала, что это фильм о несбывшейся бешеной любви. И только много позже,прочитав книгу (!) осознала, что это история болезни. И красивый финал фильма совсем иначе описан в книге - героиня явно попала в беду, была на грани. А мы все ищем чего-нибудь этакого...
2а. А вот это для меня всегда было загадкой, т.к. даже смиряясь с насилием, я всегда его ненавидела, ни секунды ни считала романтичным. Может, это все оттуда же, из красивых лживых историй о великой любви? Мол, так ее любил, что аж не мог себя в руках держать? Ну или другой вариант, озвученный довольно адекватными и уважаемыми мной мужчинами: ну а вдруг девушка что-то такое ужасное сделала, что по-другому никак? Я была в шоке, услышав такое.
3. Не знаю. Надеюсь, что блог Татьяны в общем числе правильных ресурсов поможет это понять. В моем случае - неуверенность в себе и наследие родительского воспитания Меня могли ударить в детстве, не сильно, не пороли, но это было возможно. Также мне все время приходилось искать одобрения матери, ее критика воспринималась, как показатель моей "некачественности", я все время "не дотягивала" до идеальной дочери. Вероятно, эта выдрессированная потребность добиваться одобрения и терпеть критику, стали отправной точкой.
4. Могу только предположить, что это так. Все мои знакомые игроманы отличались какой-то незрелостью, нежеланием возвращаться "в реальный мир". Один был влюблен в компьютерных героинь, в аниме-девушек. Когда я спрашивала, что не так с живыми девушками, он говорил: "Сложно с вами..."
5. Правда, тотальная усталость была моим постоянным спутником, какая-то выжатость, апатия, нежелание что-либо делать, даже менять свое положение. В некоторых историях о вампирах (довольно новых, в старых легендах я такого не встречала) упоминается эйфория, в которой пребывает жертва вампира - она помогает переносить боль и не замечать свое плачевное состояние.

Что то тут даже я не понимаю зачем идти к нему в гости да еще с мужем. Это неуважительно по отношению к мужу как минимум - идти с ним в гости к бывшему.

Не могу не согласиться. Я не останавливалась на подробностях "жизни после", так что поясню: Алексей следующие 3-4 года вообще не уходил с горизонта, все время "тусовался" поблизости, поддерживал со мной связь, поздравлял с праздниками, дарил небольшие презенты, мы пересекались на вечеринках (его приглашала моя подруга, его родственница), он вел себя "примерно", иногда помогал. В общем, сложилось впечатление, что мы можем если не дружить, то общаться без негатива. Это сейчас я понимаю, что сие не было дружбой, просто меня держали на орбите, "про запас", чтобы при случае уколоть новую девушку или еще для чего. И когда я вышла замуж, супруг с Алексеем тоже познакомился - через мою подругу, на общем сборище, мы общались не столько с ним, сколько с той компанией, где он вращался. Удивительно, но ревности тут не было - муж как будто вообще не рассматривал Алексея, как мужчину, поэтому и спокойно воспринимал его неожиданные попытки "подружиться". Но после этого последнего случая, решил, что на фиг оно нужно.