?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
Работник секс-просвещения Олег Владимирович
tanja_tank
Учителя, врачи, священнослужители, психологи — мы автоматически выдаем им значительно больший кредит доверия, чем остальным. К сожалению, люди, выбравшие своей стезей работу с нашими телами и душами, иногда оказываются опасными типами...

Рассказывает читательница Таня:

«Когда я перешла в 10 класс, у нас появился новый учитель русского языка – Олег Владимирович. Ему было чуть за 40, харизматичный, он сразу завоевал наши симпатии. И больше всего он понравится нам тем, что был «своим парнем».


Олег создал инициативную группу старшеклассников – штаб, который занимался организацией различных мероприятий. Там он вел себя еще более по-свойски, настаивал, чтобы его называли на «ты» и по имени: «Ведь здесь я не ваш учитель, здесь мы одна команда».



Почти все свободное время мы проводили в штабе, готовили мероприятия, учили друг друга петь, рисовать и играть на музыкальных инструментах. Олег проводил с нами занятия по психологии. Он очень легко шутил и поощрял шутки в нашей команде. Только много лет спустя, я, анализируя все события, поняла, что шутки Олега очень часто были над кем-то из нас, и он не просто безобидно подшучивал, а подкалывал и высмеивал нас прилюдно. Если кто-то на него обижался, Олег заводил внеочередную лекцию по психологии, говорил, что обижаться на шутки глупо, а если шутка задевает, то это повод задуматься и покопаться в себе.

Штаб стал для меня вторым домом. Мне казалось, что я попала в сказку, что мы особенные, потому что в нашем штабе были свои правила, которые выделяли нас на фоне всех остальных школьников, у нас было не принято пить, курить, материться, было почетно хорошо учиться и заниматься творчеством. Многие взрослые и дети до сих пор считают Олега чуть ли не Ушинским наших дней, и очень немногие знают его истинное лицо.


Почти полгода Олег не обращал на меня внимания, я даже не была уверена, что он знает, как меня зовут. Но вот однажды он попросил, чтобы я зашла к нему в кабинет на конфиденциальный разговор. И вот он сообщает мне, что у одной девочки в нашем штабе пропал кошелек с деньгами и золотые сережки. И главная подозреваемая - я. Я была в настоящем шоке! Я просто не знала, что мне сказать, чем себя оправдать. А Олег рассказывал дальше. Оказывается, во время пропажи в штабе находилось всего 5 человек и я в том числе, со всеми остальными он уже побеседовал и с них подозрения сняты.



Кроме того, на следующий день сережки были сданы в ломбард, и приемщица якобы сказала, что сдавала девушка, похожая на меня. Я была готова провалиться сквозь землю от страха, стыда, обиды. Олег попросил разрешения посмотреть, что у меня в сумке. Именно попросил, очень мягко и сказал, что если я откажусь, то он поймет, но я должна понимать, что тогда подозрений станет еще больше. Я согласилась.

Он попросил меня, чтобы я сама вытащила все из своей сумки. Я вытащила, показала все карманы, открыла все косметички и кошелек. Олег внимательно все осматривал и время от времени комментировал содержимое: «О, какая у тебя книга, не думал, что ты читаешь Хэмингуэя», «А зачем тебе такая яркая помада, в твоем возрасте еще рановато краситься» и т.д. Это было невероятно унизительно.


Я немного пришла в себя и сказала, что не имею отношения к воровству и готова доказать это чем угодно. Олег сказал, что я похожа на приличного человека и что если будет доказано, что я тут ни при чем, то он готов будет на коленях просить у меня прощения. После этого Олег сказал, что пока идет следствие, меня придется отстранить от работы штаба, и пригласил на встречу через три недели, тогда он сможет сказать, могу ли я остаться. И еще попросил завтра принести мою фотографию, чтобы он мог показать ее в ломбарде.


Анализируя эту ситуацию сейчас, я думаю вот что. Факт воровства был, это подтвердила та девочка, у которой украли кошелек. И она рассказывала мне, что действительно обратилась к Олегу, он пообещал разобраться, а потом рассказывал ей, что подозревает меня, потому что я из бедной семьи, а также рассказывал ей про мою семью. То есть, он разузнал о моей семье еще до того, как поговорил со мной. Затем он проводил расследование самостоятельно, так как милицию лично я не видела и со мной как с главной подозреваемой никто не беседовал. Был ли ломбард? Не факт. Зачем ему нужна была моя фотка? Тоже вопрос. Зачем ему нужно было залезть в мою сумку? Разведка.



Через три недели мы встретились, Олег начал с того, не передумала ли я за это время оставаться в штабе. Я сказала, что да-да-да, что я очень соскучилась и т.д. После этого Олег сообщил, что подозрения не подтвердились, и что я не причастна к воровству.



За эти три недели я много гуляла с одноклассницей Олей. А у нее была подружка Маша. И вот как-то она позвала своего парня и двух его друзей, и мы пошли гуляьть. Оказалось, что один из тех парней, Сергей год назад закончил нашу школу и тоже когда-то работал в штабе у Олега. Он-то мне и сказал: «Будь осторожнее с ним, он не тот, за кого себя выдает». Я была удивлена и стала просить Сергея рассказать подробнее, что он имел в виду. Сергей некоторое время мялся, а затем сказал: «Как ты думаешь, откуда у учителя такая машина?». На самом деле у Олега была неплохая «Тойота». «А на какие шиши он каждый год ездит за границу, а то и не один раз? А дома ты у него была?», - продолжал Сергей.


Меня возмутило это. Во-первых, я не привыкла считать чужие деньги, во-вторых, с нас Олег никогда не брал денег. Через много лет я узнала, что Олег искал спонсоров и гранты для проведения различных мероприятий, тем более, что многие из них мы проводили для других школ, детсадов и детдомов. В смете он наверняка закладывал зарплату исполнителей, а нам, конечно же, не платил. Впрочем, это не самое страшное, и если бы он был нормальным человеком, то это была бы вполне достойная оплата за то, чему он нас учил.


А Сергей продолжал: «А ты знаешь, что Олег любитель школьниц?». «А ты что, свечку держал, что ли?», - спросила я. «Нет, не держал, просто девчонки рассказывали, да и видел, как они уезжали с ним», - сказал Сергей. Я не поверила. Ну не мог наш хороший Олег делать такое. К тому же он женат, у него двое детей. Да мало ли, подвозил он девчонок до дому, разве нельзя?


Я рассказала Сергею историю с пропавшими сережками, и он рассмеялся: «Ну, это его любимый прием, он меня точно так же из штаба выгнал, когда я слишком много узнал, обвинил в воровстве и выгнал». И даже тогда я не поверила Сергею. Я верила, что плохие люди - другие, не такие, как Олег.


Через несколько дней мы снова пошли гулять с девчонками, и Маша сказала: «Представляете, я вчера познакомилась с вашим Олегом!». Поздно вечером она стояла на остановке и ждала автобус, тут около нее притормозила «Тойота», оттуда выглянул мужчина и предложил подвезти. Маша согласилась. Мужчина представился Олегом, сказал, что работает учителем, делал комплименты, попросил у нее телефон, оставил свой и предложил еще встретиться. Я не поверила Маше, тогда она предложила прямо сейчас позвонить ему и послушать, что он будет говорить. Она включила громкую связь на телефоне. Олег сразу узнал Машу, начал с ней заигрывать, предлагать встретиться и вообще разговаривать так, как я ни разу не слышала, чтобы он разговаривал.

И даже это не заставило меня поверить, что Олег педофил. Во-первых, Маша выглядела старше, во-вторых, они так и не встретились больше, Маша не захотела.


Прошло около двух месяцев, моя одноклассница-нарцисска наболтала что-то обо мне Оле, и та очень на меня обиделась и сказала, что после уроков хочет со мной серьезно поговорить. Прозвучало это очень угрожающе. Я сказала, что после школы пойду в штаб, Оля сказала, что дождется меня. Вечером я вышла из школы с несколькими ребятами из нашего штаба, Оля поджидала меня с Машей и несколькими парнями. Они пошли за нами и стали кричать, что они подкараулят меня одну и тогда я пожалею, о том, что говорю гадости про подругу. Я пыталась сказать, что я ничего плохого не говорила, ребята тоже пытались за меня заступиться, но нас не хотели слушать.


На следующий день Олег позвал меня к себе и спросил: «Что у тебя случилось? У тебя какие-то проблемы?». Откуда он узнал? Но тогда я подумала, что Олег почувствовал, что меня что-то беспокоит. Я расплакалась, потому что очень переживала из-за ссоры с подругой, о том, что она мне не верит. Я рассказала все это Олегу, и он сказал: «Понятно… Не беспокойся, они тебя больше не тронут». И действительно, Оля меня больше не трогала.



Через несколько дней Олег позвал меня к себе в кабинет и попросил подробнее рассказать об этой ситуации. Я рассказала и пожаловалась, что у меня вообще какая-то беда с одноклассницами. Олег выслушал мои истории и сказал, что это, наверное, потому что я не умею строить отношения с людьми. Он предложил мне помочь с этой проблемой, и я с радостью согласилась.


Тогда я еще не знала, что с одноклассницами меня ссорит та нарцисска. Потому как в штабе, где ее не было, у меня были подруги, с которыми я не ссорилась.


Первым делом Олег дал мне несколько книг по психологии и сказал, что я должна их прочитать и пересказать ему. Мы стали часто встречаться. Мы говорили о психологии, между делом Олег выспрашивал меня обо мне, о моей семье, об учебе. Но наши отношения не переходили грань отношений отца с дочерью.


Однажды я напомнила Олегу, что он обещал извиниться передо мной на коленях, если я окажусь не замешана в истории с воровством. Он очень удивился, что я об этом вспомнила и сказал: «Ну раз обещал, то сделаю». Он встал на колени, взял меня за руку и улыбаясь извинился. Но улыбался он одними губами, глаза были такие холодные, что я испугалась и пожалела, что напомнила ему об этом.

Через несколько месяцев я не могла себе представить жизни без Олега. Он стал таким родным. У меня не было отца, и я очень завидовала детям Олега. У нас были очень доверительные отношения, он стал много рассказывать о своей жизни. Сейчас понимаю, что в основе всех его рассказов было «О какой я великий», он постоянно бахвалился, рассказывал, как он сделал то, что другие не смогли и т.д.


Через некоторое время я стала испытывать угрызения совести, что вот Олег мне так доверяет, а у меня камень за пазухой – я все вспоминала то, что рассказал мне про него Сергей. И тогда я решила поговорить об этом с Олегом. Но он только посмеялся: «Как другим не дают покоя успехи других. Ты что, правда считаешь, что я на вас наживаюсь? Я у тебя хоть копейку когда-то взял?». Затем я рассказала про его любовь к девочкам. Олег снова посмеялся: «Ну это я тоже уже слышал. Ты в это веришь?». Вот так он умудрился, не дав мне ни одного ответа, убедить меня в том, что он ангел. Потом время от времени он подкалывал меня этим, типа: «И чем мы с тобой тут занимаемся, по мнению твоих друзей?»



Я все больше привязывалась к Олегу, и тут он окатил меня ледяным душем. Однажды я засиделась допоздна в штабе. Тут зашел Олег и строго сказал: «А почему ты еще не дома? Ты слишком много времени тут торчишь». Я ответила, что занимаюсь проектом, а дома мне делать нечего. «А как же уроки, мне не нужно, чтобы у вас были проблемы с учебой из-за общественной работы», - сказал Олег. Я ответила, что уроки я сделала, проблем с учебой у меня нет. Олег ни с того ни с сего рассвирепел и, сжав кулаки, сквозь зубы процедил: «Отстраняю тебя от этого проекта за неподчинение, в течение месяца чтобы я тебя здесь не видел». И ушел.


Я была в шоке. За что? Что такого я сделала? У меня действительно не было проблем с учебой. На следующий день я попыталась поговорить с Олегом, но он сказал, что очень занят и что мне нужно много думать о своем поведении. Я ревела несколько дней, перестала ходить в школу. Потом я позвонила ему и сказала, что я думала-думала, но так и не поняла, чем вызвано такое решение. Он ответил: «Я сказал, а ты не подчинилась. Я не должен такого допускать, если не хочу, чтобы коллектив был разрушен. Вы все должны мне беспрекословно подчиняться». Это было что-то новенькое. Конечно, у нас была определенная иерархия, и Олег был лидером, но не до такой же степени. К тому же, как я писала в самом начале, обстановка в штабе была очень демократичная, Олег поощрял лидерство и креатив.


Месяц я была в депрессии, почти ничего не ела, ни о чем не могла думать, страшно боялась, что Олег совсем меня выгонит. Через месяц он как ни в чем не бывало принял меня обратно, и мы продолжили мое психологическое воспитание. Кстати, все наши индивидуальные занятия сводились к разбору моих ошибок в общении, поиску моих психологических проблем.


После первого ледяного душа Олег еще несколько раз окатывал меня холодной водичкой. То вдруг начинал кричать на меня при всех за выдуманный косяк, то раскритиковывал в пух и прах мою идею. Я больше с ним не спорила, помнила, чем это закончилось в прошлый раз. Каждый раз после ледяного душа он очень ласково со мной разговаривал и говорил, что это все для моего же блага, что он хочет сделать меня лучше, а изменения невозможны без боли. Он рассказывал мне о моих недостатках и тут же типа хвалил: «Но ты упорная, если будешь работать над собой, из тебя обязательно что-то получится».


Примерно через полтора года моего пребывания в штабе Олег начал ко мне подкатывать уже серьезнее. Правда тогда я этого не поняла. Он вдруг стал очень активно интересоваться моей личной жизнью, спрашивать, встречаюсь ли я с кем-нибудь. Я как раз в тот момент рассталась с молодым человеком и рассказала об этом Олегу. Он поинтересовался, в чем причина, я сказала, что мне не интересно со сверстниками, они кажутся мне поверхностными. На это Олег сказал, что в этом возрасте лучше встречаться с парнем постарше, с более опытным. Я тогда не восприняла это как сексуальный подкат, потому что все это делалось так осторожно, по чайной ложке и воспринималось как забота старшего брата.


И вот мой выпускной. Я выпила, он тоже, мы потанцевали, и вот он зовет меня к себе в кабинет «поговорить». Как только мы зашли туда, он начал меня целовать. Я одновременно была в шоке и в то же время я уже давно в него влюбилась и была так рада, что это происходит. У меня в голове по очереди стучали две мысли: «Этого не может быть, это все сон!» и «О да, это правда, он со мной, я ему нравлюсь!».


Олег начал меня раздевать. Но когда дошло до дела, я спросила: «А как мы будем предохраняться, я не хочу забеременеть». Олег сказал: «У меня ничего нет, но если ты мне не доверяешь, то давай не будем». Я сказала: «Давай отложим это на другой раз». Тогда Олег попытался заняться со мной анальным сексом, но я закричала от боли, и он прекратил. После этого мы уснули на диване в его кабинете.


Утром я проснулась с мыслью, что это был сон, но увидев рядом спящего Олега, поняла, что мне не приснилось. Я была на седьмом небе от счастья – ТАКОЙ мужчина влюбился в меня, я ведь не знала тогда, что можно заниматься сексом без любви. Олег проснулся, когда я расчесывалась. Он поцеловал меня и когда я спросила: «Мы еще встретимся?», промурлыкал: «Конечно».



Но после этого в течение нескольких месяцев (!) Олегу было не до меня. А я изводила себя поисками причины такого охлаждения. Я думала, что это потому, что я недостаточно привлекательна и сексуальна. И очень страдала.


Осенью я продолжала заниматься проектами штаба, но уже не могла проводить там столько времени, потому что училась в университете и начала работать. Несколько раз Олег предлагал мне встретиться и продолжить то, что мы начали, но каждый раз что-то не срасталось, то срочные дела, то негде, то еще что-то. Правда несколько раз мы в его кабинете занимались оральным сексом. И я была уверена, что он меня любит.


Как-то раз я вспомнила о том, что рассказывал мне Сергей и спросила Олега: «Так значит, это была правда?», он ответил: «Ну я же не виноват, что девчонки в меня влюбляются». Потом как-то раз я спросила про его жену (это был его второй брак, первый продлился всего несколько месяцев), Олег сказал, что она давно его не привлекает и что в 40 лет у женщины уже совсем не то тело. Самое интересное, что я его тогда не воспринимала тем, кто он есть – долбаным педофилом. Я так ему доверяла, что воспринимала это как норму.

Итак, Олег распалял меня, но не допускал до тела. Параллельно он стал много говорить о моих недостатках, теперь не только о психологических, но и о физических. Например, я, по его мнению, была толстая (55 кг при росте 170 см и 3 размер груди). Меня это очень задевало, мое ощущение собственной непривлекательности и отвержения росло с каждыми днем. Сейчас смотрю на свои фотки и думаю, от чего тогда можно было комплексовать, стройняшка с очень женственными формами.


Прошло несколько месяцев и в один прекрасный день Олег позвонил мне, сказал, что его жена и дети уехали, и он приглашает меня к себе домой. Я была на седьмом небе. Олег сделал мне массаж, мы долго-долго целовались. Потом вдруг он резко встал и сердито сказал: «По-моему, ты не хочешь меня». Я начала его убеждать, что очень хочу. Он сказал, что не заметно. Что именно он хотел заметить, для меня до сих пор загадка. Может, он добивался моих слез, признаний? Может, хотел, чтобы я умоляла его о сексе?..


В итоге в 10 часов вечера Олег выставил меня из своей квартиры, не предложил отвезти меня домой и даже не проводил до остановки, сказал, что у него много работы. Я шла до остановки по темным дворам, дрожала от страха, от стыда и мне было очень горько, что я опять разочаровала такого мужчину. Я очень боялась, что Олег больше не захочет меня видеть.

Через несколько дней при встрече я начала извиняться, что так получилось. Олег обнял меня и сказал, что мы не последний раз видимся. Но потом у нас опять никак не получалось встретиться.


Однажды вечером мы остались вдвоем в штабе с еще одной девчонкой, которая училась со мной в параллельном классе и тоже уже выпустилась. Болтали мы болтали, слово за слово, и она рассказала мне, что спала с Олегом. Я была в шоке, оказалось, что это случилось за месяц до нашего выпускного. Потом еще они встречались до его отъезда в отпуск (это когда на меня времени никак не находилось), а потом она ездила к нему домой. Не исключено, что в тот самый день, когда он меня выставил.


На следующий день я решила с ним поговорить. Он сказал, что ему не понятно, чем я недовольна, он мне ничего не обещал, он свободный взрослый мужчина, и что все, что было - это мой собственный выбор. К концу разговора он вообще вывел к тому, что это я его соблазнила, я ведь столько времени за ним бегала! Жесткий газлайтинг. И в этом он был мастер – мог что угодно перевернуть с ног на голову.

После этого у меня сорвало башню. В эту же ночь я поехала в клуб и переспала с первым попавшимся парнем. На следующий день рассказала об этом Олегу, надеялась, что он приревнует, но он только сказал: «Рад за тебя, надеюсь, тебе понравилось». Я несколько месяцев жестоко страдала, то сама отдалялась от Олега и избегала его, то говорила себе, что он все же любит меня и надо дать ему шанс это показать.

Однажды Олег позвонил мне поздно вечером и пригласил меня в гости. Я жутко обрадовалась и пока разговаривали, стала думать, как мне сбежать, потому что как раз в это время мы гуляли с одним парнем. Но тут Олег мне говорит: «Только я не один, ко мне брат приехал, ты ведь не против?». Меня как будто по голове ударили. Я сказала, что не смогу приехать, потому что гуляю с другом. Он сказал: «Ну как хочешь» и повесил трубку.


В этот вечер я переспала с этим другом. В течение следующих двух месяцев я переспала еще с десятком парней. Понимаю, что глупо, но мне хотелось доказать Олегу и самой себе, что я нужна, что меня хотят, что я красива и сексуальна. Но все парни казались мне пустышками, бледной тенью моего прынца. Мне казалось, что я никогда и никого не смогу полюбить.



Я ушла из штаба, сославшись на загруз в университете, и меня по-настоящему ломало. Иногда я целыми вечерами сидела на полу, смотрела на телефон, лежащий передо мной, и боролась с желанием позвонить Олегу. Иногда я часами мысленно беседовала с ним. Занимаясь сексом с другими парнями, я представляла Олега.

Я стала заниматься спортом и перестала есть, в надежде похудеть и наконец понравиться Олегу. Я считала, что у нас ничего не вышло, потому что я «толстая». Позже я узнала, что как раз в это время он встречался с двумя девушками, одна была на 10 кг легче меня, а вторая на 20 кг тяжелее.

Примерно через год меня более-менее отпустило, и я решила сама позвонить Олегу. Он был для меня каким-то незавершенным гештальтом, и я была готова на все, лишь бы с ним переспать.

Он пригласил на чай, я пришла к нему с подругой. Начались всякие сексуальные шуточки. Подруга хихикала, он ее явно очаровал. Сразу после нашего ухода Олег написал мне СМС: «А какие у тебя отношения с подругой?». Я не поняла, что он имеет в виду и написала, что-то вроде, что мы дружим уже несколько лет. Следующая СМС: «А вы любите друг друга?». Я ответила, что да, так и не понимая, что он имеет ввиду. И дальше: «А как именно вы любите друг друга? Я сразу понял, что вы татушки». Я была в шоке, написала, что ничего подобного, а он мне начал писать, что зря, и что мне надо попробовать. Потом в течение нескольких дней он мне присылал свои сексуальные фантазии о сексе с двумя девушками. Я показала это подруге, она тоже взяла его телефон и начала писать ему. Через несколько дней он предложил встретиться, мы согласились, но... он снова пропал.

После этого Олег стал пинговать меня раз в 3-6 месяцев. Все начиналось с СМС: «Как дела?». Потом он рассказывал о своих очередных достижениях, потом начинал спрашивать, что у меня новенького в сексе, а потом рассказывал о своих сексуальных фантазиях (исключительно извращенных – то групповой секс, то гомосекс), потом предлагал встретиться, я радостно соглашалась, и он пропадал. После этого я каждый раз чувствовала себя отвергнутой, как будто он снова выгнал меня на улицу среди ночи. И каждый раз обещала себе больше не вестись на его подкаты. И каждый раз велась, думала: «А вдруг теперь все получится».


Через четыре года Олег предпринял особенно сильный пинг. Я была уверена, что смогу без эмоций его отшить, но он обладал удивительной способностью находить больные места и дергать за крючки. Закончился этот пинг тем, что я поняла, что я прямо сейчас напишу ему, что побегу за ним хоть за край света. Я из последних сил выключила телефон и умчалась в гости к подруге, где она поливала меня холодной водой и обещала привязать к батарее, потому что у меня была настоящая истерика.


Через несколько дней мне стало легче, и тогда я возненавидела Олега. У меня наконец открылись глаза на все, что он со мной делал, я наконец поняла, КАК именно он ко мне относился. В тот момент я просто хотела его убить.


Пинги Олега случались все реже, потому что я перестала вестись и подкалывала его: «А что, тебе кроме меня больше никто не дает? Или ты уже и не можешь?».


Пару лет назад у него умерла жена. Умерла от рака, не дожив и до 50 лет. С таким муженьком это вполне закономерно, страшно представить, какое количество девушек мечтало оказаться на ее месте и посылало ей проклятия. Во время ее болезни и после Олег снова активизировался, нашел меня в соцсетях и стал ныть, как ему плохо. Он ни разу не говорил о том, как плохо его жене, о ее страданиях, или что он ей сочувствует. Ни разу! Она болеет – ах, как мне плохо и тяжело. У нее такие боли – ты не представляешь, каково это - быть рядом. Ей делают химию – ах, сколько денег я потратил на лечение. Она умерла – ох, я несчастный, остался совсем один. Ни капли сочувствия ни к страдающей, умирающей жене, ни к общим детям.


Кроме того, он устроил показные страдания в соцсетях, выставляя фотки умершей жены и статусы о том, как ему пусто и плохо. Когда я написала, что «ты говоришь о своих страданиях, но страдала-то твоя жена, тебе себя жалко больше, чем ее», он очень разозлился, сказал, что я злая и бездушная. После этого мне совсем противно стало с ним общаться, и я стала отвечать односложно на его последующие сообщения. Но он все равно хоть раз в год, но всплывает в моей жизни. Последний его пинг был год назад...

По моим данным, он переспал с огромным количеством молодых девчонок. Я лично знаю десятерых, а сколько их было всего, страшно подумать. Некоторые делали от него аборты, многие — лечили «букеты».


У него наблюдалась явная бисексуальность, он как-то признался, что у него был секс с мужчиной. Да и вообще его привлекали исключительно извращения. И, по-моему, ему было интересно не столько спать с девочками, сколько соблазнять, «развращать» их, делать одержимыми собой и готовыми на все. Думаю, я подверглась особым издевательствами потому, что была сильно влюблена в него. Ему нравилось изводить меня пренебрежением и отказами, в то же время подогревая мой пыл. Страшно подумать, он занимался со мной «ментальным сексом» около 7 лет! Слава богу, что мне хватило сил выкинуть его из головы и перестать кормить.


  • 1

Re: тут все проще

Вообще-то Вы либо забыли, либо не знали простой факт: иерархия есть не везде и не всегда. Функциональная иерархия возникает там, где есть общие коллективные цели: для их достижения нужен вклад каждого и делегирование полномочий управления коллективом одному человеку или группе людей. И есть иерархия нефункциональная - власть ради власти, все построилис, кто-тут-омега-лишь-бы-не-яю

"но для вас, заметьте, существует только полная власть)"
- Эээээ, даже не знаю, чо сказать. Сами придумал, сам посмеялся :-)))

"нет, я говорю о ВСЕХ проявлениях иерархической борьбы. а не о некоторых. ВСЕХ значит ВСЕХ. частные проявления бывают разными. не надо сужать и уводить в удобную вам область. чтобы передернуть и назвать это чем нибудь другим, выхватив другие детали, присущие только этой частности)"
- Спасибо, теперь уже я посмеюсь над Вашей дремучестью.

"дела зовут. откланяюсь"
- Не надо кланяться, это не чат, тут можно в любое время дискуссию продолжать, хоть через год. Для Вас это неочевидно? Думаете, мы тут сидим у монитора, ежесекундно жмём F5 в надежде поскорее прочесть Ваши реплики?

  • 1