Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

Моя подруга в белом пальто (Вся история. Окончание)

(картина Марк Спейн)

Что еще… Через много месяцев молчания, в мой следующий день рождения Юля меня поздравила в вацапе. И вообще была очень приветливой. Как будто ничего не произошло. Я же теперь боялась написать лишнее слово. А еще через пару недель она позвонила уже из Петербурга. Если раньше Юля всегда сообщала мне даты и номер рейса, когда она куда-то летела, то теперь она не говорила мне ничего.

Юля, как бы между прочим, сказала, что хочет купить котенка. Я раньше ей столько про эту породу говорила, у нас жил котик такой, очень был ласковый, и, кстати, хорошие котята были в свое время у одной хозяйки, она живет в паре часов от Питера, мы с ней много общались на форуме.

Так вот, Юля берет свои слова обратно, это определенно та порода, которую она хочет. Мы поговорили, Юля говорила очень тепло. Положили трубку, и вдруг я понимаю, что недавно только прочла на форуме, что женщина та продает котят, таких как нужно Юле.

Звоню ей, спрашиваю, если я с ней договорюсь, ты поедешь, заберешь котенка? Она говорит, вообще-то я сама собиралась искать котенка, но если ты сама договоришься, я возьму.

Я написала той женщине, конечно, она пообещала. И дня два, пока Юля котенка не получила, мы переписывались в вацапе, как хорошие друзья. Я спросила, может быть, кошка явилась причиной такого потепления отношений. Юля ответила – так ведь это ты сама котенка мне предложила и договорилась с хозяйкой, я здесь не при чем. А мне почему-то казалось, что к этой мысли меня осторожно подвели. Хотя…


Тварь дрожащая

Юля всегда говорила, что она не завистливая и не манипулятор. Стоило мне прислать ей фото моей кошки, она говорила, что я ведь в курсе, какие кошки ей нравятся, и точно не те, что нравятся мне. И присылала мне фото своих двух кошек, которых ей подарили дети, очень редких и очень дорогих кошек, стоимостью в несколько тысяч долларов.

Стоило мне отправить фото своего торта, как она говорила – а это вот мои торты. И присылала фото своих шедевров. Если раньше подобные фото вызывали во мне только радость за Юлю, то в последнее время я испытывала почти беспрерывно чувство зависти. Я была не ровня ей во всем. Я чувствовала себя тварью дрожащей, которая не смеет.

Не манипулируя и ничего не делая, она, тем не менее, каким-то образом смогла опустить меня из положения равной ей, где я могла восхищаться и радоваться за неё, в положение именно бесправной дрожащей твари, которая могла только молча завидовать и смотреть издалека снизу вверх на свою звезду.

Завидовать мне разрешалось всегда, впрочем. Конечно, я старалась бороться с завистью и унынием. Я не понимала, почему я теперь постоянно ей завидую, ведь Юля просто хотела со мной поделиться своей радостью, своими умениями. А я, как завистливая дура, все только портила.

Когда об этом заходила речь, я иногда говорила Юле о своих недостатках, я их прекрасно осознавала, о зависти, о гордости, о своей созависимости. Я была очень искренней в своих разговорах с ней, невольно давая в руки информацию, которую, при желании, можно было, наверное, использовать против меня. Юля же в ответ всегда говорила, что ни зависти, ни гордости никогда не испытывала, потому что в ней этого нет вообще, даже ее мама удивляется. И она настолько сильный человек, что у неё нет никаких зависимостей.

Еще Юля всегда чувствовала, какое у меня настроение, она меня считывала просто «на раз».

Чем больше я обо всем думаю, тем больше всплывают в памяти какие-то моменты, которые кажутся мистическими, ибо для них нет абсолютно никаких рациональных объяснений.

Вот, например, прочла в блоге историю про Яна. Девушка пишет - Мистика какая-то - концентрация боли была так высока, что в люстре вдруг ни с того, ни с сего лампочка взорвалась!

И я вдруг вспомнила, что происходило в самые последние дни моего отъезда из дома Юли. Когда я приехала в первый раз, чтобы увидеться с Юлей у нее дома, то вечером накануне отъезда я сидела за столом у Юли в столовой. Столовая у них разделена барной стойкой на обеденную зону со столом и хозяйственную зону. Юля сидела за барной стойкой, лицом к обеденной зоне, а я за столом в этой самой зоне, боком к ней, и мы разговаривали. Мы всегда, если садились за стол, то каждый на свое место, Юля, ее муж, дочь и я, каждый сидел на своем стуле. То есть, я всегда сидела на этом стуле, и все было нормально.

Стулья у них из натурального дерева, очень прочные. Ничто не шаталось абсолютно. И вот во время этого разговора стул подо мной вдруг внезапно просто развалился в щепки. Он не хрустнул, не зашатался, он просто разломался на несколько частей, словно взорвался. Я упала. Мне, конечно, было очень стыдно, что я сломала стул, но было одновременно очень смешно, потому что я вспомнила сцену из фильма "Любовь зла", где полная героиня сломала стул в кафе. Я, конечно, не худенькая, но и не настолько слон, чтобы сломать стул.

Юля спросила, почему я смеюсь, вместо того, чтобы плакать от боли. Я ответила, что вспомнила фильм, и что мне абсолютно не больно. Тогда Юля сказала, я думаю, тебе все-таки больно, просто ты не хочешь в этом признаться.

Во второй раз, опять в день накануне моего отъезда, случилась такая история. Юля готовила одно из блюд национальной кухни, а ее муж купил несколько видов типичных пирожков, чтобы я попробовала. Юля очень рассердилась, что я теперь буду есть пирожки, которые он принес, а не то, что она приготовила. Мне было очень неловко, и я попыталась сказать, что он хотел, как лучше, и что я с радостью попробую все.

Но, похоже, лучше было молчать. Юля перестала со мной разговаривать, а мы все вместе собирались поехать купить сувениры перед отъездом. Всю дорогу в машине Юля напряженно молчала, вел машину Юлин муж, а я могла только молиться, чтобы Бог как-то помог эту ситуацию изменить, потому что мне совсем не хотелось быть источником конфликтов между мужем и женой. Когда мы выходили из машины, вдруг у Юли разорвались кроссовки, новые, очень качественные. Она их надела совершенно целые и ехала в них, просто сидела и ехала в машине. Так вот кроссовки внезапно лопнули на несколько частей, словно взорвались изнутри, за ту минуту, что Юля выходила из машины! Зато она вышла счастливая, улыбающаяся, как будто этой ссоры не было, и она со всеми нормально разговаривала.

И я вот думаю, неужели она меня так ненавидела, что от этой невысказанной ненависти могла ломаться мебель и лопаться обувь? Мне сложно объяснить происходящее, потому что у меня нет этому рационального объяснения.

Меняю веру, наказываю догхантершу

И да, я сделала это – после 27 лет в протестантской церкви я перешла в Православную. Теперь я могла по-православному бороться со своими страстями, с унынием, навязчивостью и завистью. Теперь я выбрала религию по себе, то есть ее, Юлину, и теперь одним разногласием в нашей жизни станет меньше. Я написала об этом Юле.

Она позвонила на пару минут, сказав, что ей абсолютно некогда, она занята в Петербурге и в деревне, где у них дача, но что ей настолько хочется расспросить меня о причинах, приведших к Православию, что она мне перезвонит, и обо всем расспросит, и все разузнает. Но, конечно, так и не перезвонила. Потому что ей всегда некогда.

Однажды я ей написала, раз ей всегда так некогда, раз она так занята со своими тортами, может, я закажу у неё пару тортов, оплачу их изготовление, а она, вместо изготовления тортов для меня, потратит время на разговор со мной. Юля рассердилась, даже очень, и сказала, что на эту тему она со мной разговаривать не намерена.

Итог, за два с половиной года – один звонок по скайпу, несколько звонков по телефону, ни одной встречи, три присланные мне Юлины фотографии, немного фото ее внука, ее великолепных тортов, ее собак и кошек, ее отдыха на море и дачи ее родителей под Петербургом. Почти никакой информации о самой Юле и огромное количество смайликов и иногда сообщений ни о чем.

Что еще. Иногда Юля возникала из небытия. Однажды написала мне про девушку одну с того нашего кошачьего сайта. Про то, что она догхантер. Это такие люди, которые охотятся на собак, травят их разной отравой, мелкими стеклами и ядом, завернутыми в фарш, отчего животные погибают в страшных мучениях.

– Эта девушка у тебя в друзьях на сайте, удали ее, - написала Юля. – Я сейчас напишу всем своим друзьям, чтобы они ее удалили, и если не удалят, то я их самих удалю из друзей.

Потом Юля написала, что ей очень хочется наказать эту девушку, и сделать так, чтобы все узнали, чем она занимается. И что Юля это сама непременно сделала бы, но вот она совсем не в курсе, что для этого надо. И я тогда предложила ей помочь. Юля очень обрадовалась, а я несколько дней занималась только этой догхантершей.

Для начала нашла всю информацию в сети, зарегистрировалась на нескольких сайтах и форумах, скачала все доказательства в виде скринов с закрытых догхантерских страниц и прочее. Потом начала писать везде – везде, где можно было оставить эту информацию, и на сайте Прокуратуры, и на сайте Президента, и на сайте полиции того города, где живет эта девушка, и во всех местных газетах.

При этом, конечно, я весь ход дела описывала Юле. Это продолжалось до тех пор, пока Юля не написала, что хватит, и что я итак сделала все, что могла. Потом она написала, как она мной гордится, что я это сделала. Я думала, что теперь-то уж она поняла, что я надежный и принципиальный человек, и что наше общение станет прежним, но продолжалось то же самое – много-много сообщений от меня, а потом пара слов и смайлик от Юли.

Заслуживаю одобрение

Был еще такой случай. После взрыва в Петербургском метро погибла одна из женщин с нашего сайта. Юля мне написала, что на кошачьем сайте все продолжают вести себя так, словно ничего не произошло. А ей самой так бы хотелось написать тему об этой женщине, которая погибла во время теракта. Ты же знаешь, говорила она, я не умею обращаться с компьютером так, как надо, не умею вставлять фотографии в текст.

Конечно, я опять предложила сделать это за нее. Юля поблагодарила меня, и я опять ринулась в бой. Скачала всю информацию и создала тему. Юля опять писала, какая я молодец и бла-бла-бла… Я, по своей наивности, опять решила, что наметилось потепление в отношениях, но нет. Все осталось по-прежнему.

Осознание того, что заслужить Юлино одобрение, ее внимание, ее общение и ее время невозможно абсолютно ничем – ни раскаянием, ни извинениями, ни помощью, ни хорошим поведением, ничем совершенно, - это осознание причиняло мне невыразимую боль.

Не скажу, что уже отболело. По сей день живу надеждой на то, что когда-нибудь она вспомнит, что я не такая уж плохая, и что со мной вполне можно общаться.

Но самое удивительное происходило уже несколько раз. Как только я решаю совсем перестать общаться с Юлей, но, конечно, ничего ей про это не говорю, беру в руки телефон и нажимаю на ее имя в вацапе, чтобы заблокировать, вот в тот самый момент она мне пишет, что у неё что-то случилось плохое, то обругала соседка, то умер один из родственников, то она подскользнулась на лестнице и вывихнула ногу, то муж заболел, то дочь заболела, то внук заболел, то у кота проблемы с ушками, что угодно, и я бросаюсь утешать, писать добрые слова, ну как же, подругу надо поддерживать…

Причем с тех пор, как она тогда мне написала такую отповедь в день рождения, она пишет сама только в те дни, когда я решаю заблокировать ее везде. Пишет, каждый раз сообщая не самую приятную новость про здоровье своей семьи или про какие-то другие проблемы. В остальные дни первой пишу я, получая от нее через какое-то время общие фразы, смайлики и многоточия. Как она это чувствует, не знаю.

Хотя она с самого начала говорила, что считывает меня на раз, когда я на неё сержусь или обижаюсь. И просила не обижаться и не сердиться на неё никогда. Потому что от моей обиды у неё все сжимается, даже дышать трудно.

Совершенно случайно наткнулась сначала на статью о нарциссах в сети, потом нашла Танин блог, многое прочла и поняла. Решила заблокировать Юлю и больше не общаться с ней. Меня хватило дней на 10 или больше. Заблокировала везде, скайп, телефон, вацап, электронка. Потом начала меня совесть мучить. Что я за подруга такая, а вдруг Юля поймет, что я ее заблокировала, и ей это причинит боль, ведь я знаю, как это больно, когда с тобой без объяснений прерывают общение.

И вот ровно в ту секунду, когда я ее разблокировала в вацапе, она начала писать. И написала большое письмо. Таких она не писала с того моего самого дня рождения. И после этого она пишет, сама, много, обо всем, прямо как раньше. Я, конечно, отвечаю, но мне так и хочется спросить, надолго ли такое ее расположение, и как скоро это закончится.

Наученная горьким опытом, я писала долгое время просто дежурные фразы типа доброе утро-день-вечер, у нас все еще снег, ничего не растаяло, ничего личного, никаких мыслей ни о чем. Но зато она пишет вот прямо точно, как раньше, такие глубокие и содержательные письма, и почти каждый день.

И всегда – Верочка, милая, родная, как же я тебя люблю, и как ты мне нужна, и это правда. И вот говорят, точно, не буди лиха, пока оно спит. Написала ей про дочь, потому что она собралась на каникулы ехать поработать в Англию, и получила в ответ щелчок по носу. Написала про выборы – опять щелчок. Ну, тут я обнаглела немножко и говорю, а чего это ты на меня наезжаешь? То, что я живу в этом городе и в этом регионе, вовсе не делает меня такой же, как те, о которых ты так пишешь.

Что, что ты, я тебя вообще не имела в виду, я только про вашего мэра, и про вашего губернатора, и про тех, кто к ним в гости ездит. Так Юля ответила.

И потом пишет, я завтра тебе обязательно позвоню, поговорю. Но не позвонила, как всегда. Ни после выборов, ни до сих пор. Написала, ты же знаешь, у меня много работы по дому.

Много раз я извинялась перед ней и просила прощения. В Прощеное Воскресенье опять попросила прощения, просто так, без уточнений, за все. Какое-то время мы переписывались, потом я все-таки спросила, почему она тогда, почти три года назад, не общалась со мной полгода. Она ответила, что у неё были причины, потому что я высказывала ей претензии, за то, что она стала уделять мне меньше внимания. Прости, пожалуйста, Юлечка, написала я. Сама Юля никогда за этот случай не извинялась, потому что она не считает ни в чем себя виноватой. В том, что наши отношения стали такими, виновата была только я.

И вот начиталась я статей в вашем блоге, да и в других тоже, и думаю, а может, это не столько я человек, с которым нормальная дружба просто невозможна, и который все портит, хотя и это, думаю, есть, а просто Юля – нарцисс? Потому что ни с кем из других подруг, а с некоторыми я дружу уже 40 лет, и с института, 35 лет почти, никогда ничего подобного не было.
Tags: истории читателей, обесценивание, пинг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 384 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →