Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

"Неудачная" дочь "прекрасной" матери

Недавно видела в маршрутке очень стройную, нарядную маму с полной дочерью-подростком, одетой скромно и заметно неряшливо. Смутно удивилась.

Вспомнила о них, когда читала эту историю... Следом пошли другие воспоминания. Знавала девочку, которая резко прибавила в весе за летние каникулы: уходила 30 кг - вернулась 42.

Сразу стала "жиртрестом" в наших недобрых глазах - и надолго. Она объясняла скачок веса тем, что гостила у родственников, которые закармливали ее. Она похудела, но после 25 лет.

А сейчас я вспомнила, что в то же время у этой девочки сменилась фамилия. Ее мать тогда повторно вышла замуж. Больше никакой информации о жизни той семьи у меня нет, но недавно появилось ощущение, что "копать" надо где-то здесь, а не в "раскармливающих" родственниках.

Допустим, "раскормили" ее, но при возвращении из гостей вес, наверно, должен был начать снижаться? Как у многих после отпуска довольно быстро сходят 3-5 кг, нагулянных у шведского стола.

...Тип деструктивного воспитания, описанный в этой истории, можно назвать гипоопекой. Ребенок растет как трава, им почти не интересуются. Можно хоть на голове ходить, хоть наркотики принимать - родители не обратят внимания.

"Очень надеюсь, что не упущу ничего важного. Все же многое с годами забывается, и, вполне вероятно, самыми красочными будут описания именно последних пары лет, когда все обострилось. Вполне возможно, что кому-то мой рассказ покажется лайтовым и «самавиновата», но мне действительно больно с этим жить.

Итак. Я родилась в семье семнадцатилетней студентки медучилища и двадцатилетнего алкоголика-раздолбая. Свадьба была, как водится, по залету, но интересно то, что родители мамы отговаривали ее от этого шага, а она была влюблена.

Прожили мои родители вместе всего года два. За это время отец успел окончательно осточертеть бабушке и дедушке (родители мамы) в их собственной квартире своим пьянством и враньем, поэтому был скоренько оформлен развод, и отца отослали обратно к его родителям.

Важно упомянуть, что подробностей я не знаю, поскольку эта тема была (и есть) табуирована у нас, и какие-то крупицы информации я выманивала долгие годы то у бабушки, то у дедушки. С мамой не говорила почти, не хотела ее огорчать. До сих пор, если меня хотят больно дома уколоть, говорят: «Как же ты похожа на Поперечникова (фамилия изменена)».


"Тебя могло бы не быть"

Мои более-менее осознанные воспоминания начинаются лет с пяти: у мамы появился замечательный (как тогда казалось) человек, Игорь (имя изменено), который стал мне папой, и, хотя мне и объяснили, что это не так, я сама выбрала так к нему относиться.

Одно из самых ранних и самых жутких воспоминаний: я как-то косячу, и расстроенная мама говорит мне: «А тебя могло и не быть. Я могла бы выпить таблеточку и тебя бы не стало. Но я тебя родила».

Когда я припомню ей эти слова много позже, она разъярится и начнет кричать, что никогда бы в жизни такого мне не сказала.

Жили мы, хоть и дружно, но бедно. Мама с бабушкой пекли по ночам пирожки на продажу, мама была постоянно на работе, как и Игорь с дедушкой, и воспитывала меня в основном бабуля. Временной отрезок – конец девяностых-начало двухтысячных.

Помню, что меня, на самом деле, баловали и старались радовать даже при ограниченных ресурсах. Да, конечно, иногда прилетало то от бабушки, то от мамы, но в основном за дело. Хотя… дикий страх от замахов людей рядом, даже если человек просто резко случайно руку вскинул, у меня почему-то остался.

Когда мне исполнилось четырнадцать, произошло сразу несколько глобальных (с точки зрения нашей семьи) событий. Однажды я зашла домой, села за общий комп, и обратила внимание, что папа не закрыл свой почтовый ящик. Любопытство взяло верх, и я с ужасом прочитала о некой Катеньке, которую папа, мой любимый, мой самый родной и веселый, целовал во все места и мечтает увидеть вновь. Промучившись несколько дней, я все же рассказала маме, и вот тут заверте…

Папа очень быстро собрался и уехал в столицу к своей маме, якобы «на заработки». Я винила себя в этом.

Мамин "досуг"

Тем временем мама несколько поменяла вектор профессии и начала зарабатывать очень неплохие для нашего городка деньги. Собственно, с этого момента и начались все самые смачные события в моих с ней отношениях.

Было все. Были пьянки, с которых она приходила, падала, блевала, и заставляла меня это убирать. Были ночные уезды к каким-то мужикам. Помню, как она заходит домой под вечер, берет из шкафа красивые трусики, прижимает палец к губам – не говори бабушке, куда я уехала – и сваливает на всю ночь.

Или вот еще примечательный случай: маме нужно ехать на конференцию, поезд через полтора часа, ее еще нет. Тут она в умат пьяная вваливается в дверь со своим мужиком, отправляется проблеваться, я прыгаю возле часов и ору на ее бойфренда, ему по фигу. Я еду с мамой на вокзал и буквально запихиваю ее в поезд. Мне шестнадцать.

Тем временем я стремительно лажала по жизни. Дело в том, что в школе я была крайне тихим и подтравливаемым ребенком, у которого были неприятности с классом. Но это пол-беды. Гораздо хуже, что на фоне то ли гормонального сбоя, то ли нервов, то ли всего сразу, я начала набирать вес. К пятнадцати годам я была симпатичным пухляшом с забитым взглядом, а мама – роскошной молодой женщиной, уверенной в себе, красивой и хорошо одетой.

Ей было явно неловко появляться со мной на публике. Мне, в свою очередь, не нравились мамины друзья, пусть и небедные, но алкаши, и я пыталась сливаться, но не всегда это удавалось. Черт, да я и не знала, что я могу отказаться и никуда не идти. Откровенно говоря, у меня только пару лет как появилось осознание права на свое мнение и свою жизнь.

Мама у меня была типа воскресной. Проверить дневник, взять в кафе, встретиться с друзьями, отправить меня домой, продолжить тусовку.

В мои семнадцать лет, перед поступлением и уездом в другой город, как-то раз она затащила меня в ванную и предложила нюхнуть кокаина. На полном серьезе, потрясая пакетиком перед лицом.

Перед тем, как начать рассказывать о поступлении, я должна сделать небольшую ремарку: технически, мне ничего не запрещали – ни пить, ни курить, ни заниматься сексом. Как я до сих пор шучу, «моя мама научила меня самому главному: не смешивать бухло и пользоваться презервативом». Фишка в том, что я была настолько вялой и домашней, что даже домой приходила не позже пяти вечера, какой тут секс и алкоголь.

Так вот, поступление. Я прошла в крупный столичный вуз и крупный областной, который был в часе езды от родного города. Посовещались и выбрали второй: сыграла роль близость и то, что я ехала поступать с лучшей на тот момент подругой.

Настало время подачи оригиналов. Я пыталась доказать маме, которая к тому моменту несколько остепенилась и бросила жечь напалмом, что нужно ехать вотпрямосейчас, на этой неделе, иначе меня не зачислят. Она отмахивалась: «поедем, когда МНЕ будет удобно».

В итоге мы, конечно, опоздали. Если бы не счастливая случайность, если бы не фантастическое происшествие – вахтер заметил рыдающую девочку у списка абитуры и предложил подождать декана, который принял решение записать меня в заочку – быть бы мне маникюршей в родном городе. Но повезло.

"Ты же понимаешь, что ты толстая"

Надо сказать, что в семнадцать я все же похудела для выпускного и считалась вполне гармоничной для своего возраста-роста (170). Но потом, на стрессе от учебы, другого города, и т.д., и т.п., разъелась я примерно до 50 размера, и мама не преминула заострить на этом внимание. Она вообще крайне озабочена внешностью, особенно моей. К примеру, мне не разрешали красить и стричь волосы, потому что они у меня роскошные, а у мамы… ну, такие себе.

В общем, жили мы себе отдельно, даже поддерживали какое-никакое общение (с бабушкой каждый день созванивались, с мамой – через день, а еще каждые выходные я ездила домой). Курсы шли, я чуть не вылетела из вуза по причине депрессии и завала, а потом вдруг взялась за голову и стала одной из лучших, вес держался на той же отметке, мама перестала адски бухать…

И тут я впервые в жизни влюбилась взаимно. Пробыли вместе с парнем полгода, он уехал в другой город на противоположном краю страны, я должна была переехать к нему и выйти замуж на следующее лето, но приехала на новогодние каникулы только для того, чтобы узнать: а) я толстая, б) помолвка отменяется, в) все это время он мне изменял. Сказать, что я пережила некислое дежавю и вспомнила папу Игоря, ничего не сказать.

Почему этот эпизод примечателен, так это из-за реакции мамы. Напоминаю: первая большая любовь (а я была из редкостных максималистов и верила, что ЖИЗНЬ КОНЧЕНА, Я ОСТАНУСЬ СТАРОЙ ДЕВОЙ), крушение планов на ближайшие годы, полная жопа. Мама была со мной эмоционально ровно два дня. Уже через неделю, когда она застала меня размазывающей сопли, она искренне удивилась, почему я вообще об этом помню. К слову, отходила от этой истории с замужеством я еще года два (на самом деле, подозреваю, это тема для отдельного поста, потому как жених мой оказался тем еще фруктом, но мозг в ужасе стер почти все детали).

Я закончила вуз, нашла работу и уехала теперь уже за 500 километров. И тут начинается самая свежая и самая крутая часть истории. За три года, прошедшие с того момента, я разъелась до ста с лишним килограммов. Знаю, это кошмарно. Я пыталась похудеть разными способами, но неизменно бросала, и все возвращалось с плюсом, но история все же не о ширине моей талии, а о реакции моей мамы.

Если пару лет назад, когда я весила примерно 95, она просто присылала мне старые фотографии с пометкой «Вот так ты мне жутко нравишься!» (хотя тогда она уже говорила, что я жирная), то, когда я обрезала волосы, начался конкретный адок.

Помню, что, когда прислала ей фотографию с новой прической под мальчика, не получила от нее ответного сообщения. Удивилась и перезвонила. В трубке были слышны истерические рыдания.

- Мама, что такое?? Кто-то заболел?
- Ы-ы-ы-ы… Твои волосы… Как ты могла… Это так уродливо…

Надо отметить, что спорить с ней не имеет смысла. Она либо начинает орать и перекручивать слова, либо бросает трубку.

Если я вспоминаю ей какие-то неприятные моменты из детства/юности или пытаюсь указать на то, что она прямо сейчас говорит и что за жесть она несет, мама достает свою особую фишку:
- ПОЧЕМУ ТЫ ДЕЛАЕШЬ ИЗ МЕНЯ ВРАГА?
Этот вопрос я слышу с шестнадцати лет. На него нет правильного ответа, это я тоже за все эти годы выяснила.

Так во-о-от. С тех пор, как я окончательно перестала походить на мамин идеал доченьки, я услышала и увидела множество неприятных вещей.

Самые популярные мамины приемы:

- Где-то там под всем этим жиром скрывается моя любимая доченька…
- Я тебя все равно люблю, хоть ты и толстая…
- (присылая 8!!! несмешных шуток про жирных подряд) Я любя))))

С тех пор, как я живу в другом городе, я приезжаю домой несколько раз в год. Лютая дичь начинается еще в аэропорту/на вокзале: мама театрально осматривает меня, всхлипывает и везет домой. Есть дома я ничего не могу, потому что на любой лишний, по мнению мамы, продукт (а холодильник у них с бабушкой забит исключительно полезной низкокалорийной едой), я получаю ледяное шипение «Кажется, тебе уже достаточно». Бабушка маме не перечит, потому что, откровенно говоря, во-первых, привыкла к ней за всю жизнь (и периодически читает мне лекции на тему «маму надо любить любой), а, во-вторых, мама ее полностью и неплохо обеспечивает.

Кстати, деньги – одна из причин, по которым я до сих пор не нашла в себе силы рявкнуть «Так, нах*й!» и заблокировать маму. Катастрофически стыдно, но она изрядно поддерживает меня материально.

Вторая причина – я все еще наивно верю, что однажды мама поймет, что я ее единственная дочь, и, даже если я все-таки похудею, я никогда не буду тонкой нимфой, и что она любит меня такой, какая я есть. Короче, в сказки верю.

Я решилась на это письмо, потому что через неделю мне предстоит вернуться домой на празднование моего двадцатипятилетия. Недавно мама узнала, что я поправилась до 114 килограммов, и, кажется, вполне серьезно заявила, что не пустит меня, пока я не сброшу хотя бы три. Теперь она каждый день звонит, уточняет, сколько калорий я сегодня съела, орет, если было превышение хотя бы в 50, и типа поддерживает меня тем, что она тоже сбрасывает последние три кило (хотя она худенькая и маленькая, не в пример мне).

Я уже поняла, что, наверное, она никогда не будет любить меня просто за то, что я есть. Мама гордится мной только тогда, когда я худая. Все мои достижения типа повышения на работе, победы в конкурсе или просто какие-то мои радости типа заведения любимого питомца – это, конечно, замечательно, «но ты же понимаешь, что ты толстая…».

***

Когда я читала это письмо, у меня возникло интуитивное понимание, почему читательница набирает вес. Это какая-то защита от... любви матери. Т.е. у нее есть глубинное понимание, что мать ее не полюбит, даже если она похудеет. Но понять и принять это со всей ясностью - страшно.Это конец всем иллюзиям и надеждам, и вот психика защищает себя от этого с помощью набора веса. Т.е. примерно так: "а какой любви я от мамы хочу, ведь я же толстая". (это моя интуитивная версия, я не притязаю на ее истинность)

Героине близка мысль, что набор веса - это защита от мира, гарантия того, что у человека не будет отношений, а значит, его не обидят.

***

В комментариях, помимо всего, что вы сами захотите написать, я прошу ответить на вопрос: как стоит вести себя родителям, если дети сильно теряют или набирают вес? Какое вмешательство допустимо?

(например, в этой истории я не увидела нормального комплексного подхода к проблеме со стороны матери. Тут надо не куски отбирать и не чморить, а посоветовать пройти обследование, посетить диетолога, разобраться в психологических причинах набора веса).





Tags: истории читателей, нарциссическая мать, обесценивание, токсичный родитель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 368 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →