Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

Многоликая Елизавета. Окончание

"Голодный" Гоша

Постепенно общение с Игорем и Яной стало менее частым, Лиза разговаривала со мной только после работы, но зато общение с Гошей стало каждодневным и с вечера до утра. Я с вечера забирала телефон к себе в комнату и «висела» на нем, пока Гоша не говорил, что уже утро.

Разговаривали мы обо всем. О моей жизни, о его жизни, о жизни вообще, О Боге, о справедливости, обсуждали разные книги.

С ним было интересно. Но у него был очень своеобразный взгляд на вещи.  Например, как-то разговаривали про дворовые компании местных хулиганов, и я сказала, что не хотела бы с ними сталкиваться, и всегда избегала их. А он рассказывал о том, что был одно время очень одинок, и ему хотелось, чтобы хоть кто-нибудь с ним разговаривал, хоть кто-нибудь давал ему свое внимание. И ему было все равно, кто это будет, уголовник или убийца.

И говорил, что не понимает людей, которые выбирают себе друзей. Если они выбирают, значит, не по-настоящему одиноки. Сравнивал это с голодом «голодный и корочке хлеба рад, а если не рад, значит, не по-настоящему голодный». И так во всем. Стоило мне сказать, что хочу купить определенную вещь, он говорил, что когда-то носил одни штаны целый год, потому что в детдоме других не выдавали. И не понимает людей, которые «копаются» в одежде, у них все есть, а им все мало. Вот если бы действительно нечего было надеть, если бы люди знали, что это такое, они перестали бы рыскать по магазинам и искать какие-то шмотки.

Гоша постоянно говорил, что люди врут. У них нет настоящего одиночества, когда рад кому угодно, а они врут, что одиноки. У них нет настоящего голода, когда рад хоть корке хлеба, а они врут, что голодают. У людей кучи шмоток в шкафах, а они врут, что им надеть нечего. И я не знала, что возразить, и чувствовала себя очень плохо от таких разговоров.

От него шел такой посыл, что у меня все есть, со мной общаются друзья, дают мне свое внимание, у меня есть еда, есть какая-то одежда, а я зажравшаяся эгоистка
, хочу еще какую-то шмотку, хочу еще какую-то еду, и самое страшное на его взгляд, я хочу выбирать, с кем дружить, а с кем нет. Он говорил «Сытый голодного не разумеет» и сворачивал разговор, начинал прощаться. А мне становилось очень стыдно. Как будто я при очень голодном человеке обжираюсь пирожными.

Зажравшаяся эгоистка

Постепенно начались такие разговоры, от которых я чувствовала себя ужасно. Например, Гоша говорил, что все люди хотят любви. Но почему же ты не хочешь полюбить того, кто в этом нуждается, а хочешь того, кто нравится тебе? Потому что ты – зажравшаяся эгоистка, ты не знаешь, что такое нуждаться в любви по-настоящему. Ты не хочешь никого любить на самом деле, ты хочешь только радости и  удовольствий.

Или Гоша спрашивал, почему я крашусь. Говорил «Янка красится, потому что она хочет трахаться, парней завлекает. Ты тоже поэтому?» И я не находила, что ответить. Он говорил «Так Янка хочет трахаться, а не любви. Ты тоже?» И как-то так выводил, что мне на самом деле не нужна любовь, я на самом деле просто озабоченная сексом.

Или заводил разговор о том, что его в детдоме часто били и издевались, и ничего, он выжил. А на некоторых только посмотришь «не так», они уже обижаются. Были такие, например, высказывания «Подумаешь, сосед наорал, тебя что, бьют? Ты просто цацочка капризная». Пословицы вроде «За двух битых одного небитого дают» были постоянно. Получалось так, что я как будто менее ценна, потому что меня никогда не били. «Ты не знаешь, что такое горе хлебать полными ложками, ты в жизни беды не видела». Иногда в разговоре я замечала, как он ведет меня к какому-то определенному выводу, спрашивает что-то, или что-то рассказывает, но при этом он как будто знает, что я должна понять. И как будто ведет меня к этому пониманию. Иногда это было очень заметно.

Сейчас я могу сказать, что Гоша постоянно мне что-то «втирал», какие-то свои понятия о жизни, а остальные персонажи как бы косвенно его идею подтверждали, и получалось так, что Гоша думает правильно, и все думают так же, а я одна какая-то слишком глупая или капризная, не хочу признавать эту правду.

Про любовь его высказывания просто доводили меня до истерики. Он говорил, что «домашние неженки капризные» сидят зажравшиеся и довольные на своих «горшках» и думают, чего бы им еще захотеть, чтобы еще радостнее было. Увидят какого-нибудь придурка симпатичного, и все, хотят его до умопомрачения. А если он не хочет любить, то визжат о какой-то боли. «Да не знают они, что такое боль! Зажрались просто!» У меня от этих фраз просто начиналось головокружение, тошнота, и мне физически становилось плохо.

Потом заходила Яна, закуривала и начинала рассказывать, как ее подругу изнасиловали несколько отморозков зараз или еще какие-нибудь ужасы из «правды жизни». И однажды Игорь написал «Ты думаешь, что жизнь, это твой тихий благополучный мирок у мамочки под крылышком? Нет, жизнь – это то, от чего ты морду свою чистенькую воротишь. Ты жизни не знаешь, и не видела ее никогда».

Но когда истерика у меня достигала какого-то предела и я уже была сама не своя, появлялась Лиза, и очень душевно со мной разговаривала. Смысл ее разговоров был такой «Ну, что ты плачешь? Да, жизнь бывает такая ужасная. Но никто не даст тебя обижать. У нас есть Игорь, он кого хочешь в асфальт закатает, никто не даст тебя оскорблять, бить и насиловать». Следом писал Игорь «Не бойся ничего, если кто обидит, только скажи, я его…»

Прибегала заполошная Яна «Ой, я тебя расстроила, да? Ты прости меня, болтушку, у меня язык без костей. А то Игорь на меня тут наехал, говорит, чего я ребенка запугиваю». И Гоша начинал извиняться «Прости меня пожалуйста, я наверное, что-то не так сказал». Ощущение от этих извинений было такое, как будто я какая-то парниковая и изнеженная, и взрослым людям надо при мне выбирать выражения, чтобы «не напугать ребенка».

Поэтому я начинала возражать «Ну, ты же говорил, что думаешь, это нормально». И Гоша начинал оправдываться «Понимаешь, я так жил, все это меня коснулось лично, поэтому я говорю, что знаю. Дай Бог, чтобы ты никогда не узнала, что такое по-настоящему плохо». И я чувствовала, что все мои «сопли» это глупая истерика.

Постепенно, чтобы не быть плохой и капризной неженкой я совсем перестала пользоваться косметикой, перестала себе что-либо покупать, перестала вкусно готовить. От парней шарахалась и все время мне было совестно, что жизнь почему-то не учила меня уму-разуму так же, как и моих друзей. Ведь чем я лучше того же Гоши или той же Яны, если жизнь так хорошо их била мордой об стол, то почему она щадит меня и не посылает мне того же, что и им? Или, может быть, это они лучше меня, а я всего лишь капризная зажравшаяся неженка…

Бурная жизнь моих друзей

Параллельно с этими разговорами в компании все время что-то происходило. То Яна забеременела неизвестно от кого и боится идти на аборт «Ты не представляешь, как это больно! Гинеколог – это самое больное на свете! Лучше умереть, чем это вытерпеть». И Игорь достает ей какую-то таблетку, от которой «все выходит само».

То Гошу кто-то подкарауливает и похищает, и он чудом сбегает. То Игорь уходит в запой, потому что он любит Лизу, а Лиза не может быть с ним. То у Лизы какие-то проблемы, о которых она не хочет говорить, но ищет свою сестру, а «эта потаскуха опять с кем-то трахается». То Яна оказывается у Игоря, а Игорь не выходя из запоя начинает трахаться с Яной, потому что она похожа на Лизу, а Яна вся в восторге, потому что Игорь «мужик, что надо».

То мужа Лизы «кидают на деньги» какие-то партнеры, и ей срочно нужен Игорь, потому что он «мигом со всеми разберется». А Игорь отключает телефон, потому что трахается с Яной. То Гоша внезапно понимает, что он полюбил Яну, потому что она небезразличная к чужим страданиям и всегда готова помочь тем, кому плохо. Но он ни на что не надеется, потому что Яна трахается с Игорем, а он не умеет так классно трахаться, как Игорь. И много - много всего еще.

Из меня постоянно вышибались эмоции. А если я не спешила их проявлять, мне приводили в пример чуткую к чужой беде Яну, которая всем сострадала и всех жалела. И разговаривали со мной так, что я начинала чувствовать себя чужой в этой компании друзей, всегда готовых кинуться на помощь друг другу. Как будто недоумевали, зачем Игорь меня к ним притащил, я же не хочу любить их всех, как родных. И тогда вся компания исчезала, Игорь переставал писать, Гоша не звонил, Яна не звонила и не появлялась. А Лиза при встрече здоровалась, как со знакомой, и заговаривала с кем-то другим. На вопрос «Ты не знаешь, где Гоша? Что-то он давно не звонит», она отвечала «Ну, не звонит, значит, не хочет, наверное».

Странная болезнь

Тем временем я поступила в ВУЗ, начались занятия и на работу я сначала приезжала только после обеда, а потом совсем ушла. Почему-то совмещать работу с учебой оказалось мне не по силам, хотя и на учебе пока еще было очень несложно, и работа никак не напрягала. Я начала болеть. То желудок заболит, то сердце начинает колоть. С того времени, как я познакомилась с Лизой, Яной и Гошей, я начала худеть.

Сначала мне это нравилось, мне хотелось сбросить несколько лишних килограмм. Но лишние килограммы ушли, а я худеть продолжала. Внезапно начала подыматься температура без всякой причины, давление начало скакать то вверх, то вниз. Лиза по поводу моего здоровья поставила на уши мужа, и он специально возил меня по хорошим врачам несколько дней. Но никто ничего не нашел.

Последим был онколог, который назначил повторно ФГС и прочее обследование уже в онкобольнице. Несколько дней то Валерий то Лиза меня туда возили, я очень боялась, что что-нибудь обнаружат, но и там ничего не нашли. Я продолжа худеть, продолжали скакать температура и давление. Ни я ни врачи ничего не понимали. Потом мне вроде бы стало лучше, и давление и температура пришли в норму, я продолжала общаться в нашей компании, Яна стала мне лучшей подругой и приходила ко мне каждый день поболтать.

Так прошел год, друзья продолжали вышибать из меня эмоции, Игорь женился на какой-то девушке, которая болела СПИДом, потому что ему было все равно, куда деть свою жизнь. Яна оказалась беременна от Игоря и решила рожать. Гоша решил жениться на Яне и они начали встречаться.  Игорь приехал к Лизе, увез ее куда-то на несколько дней, чтобы попрощаться и больше никогда с ней не видеться. Яна бегала у меня по квартире и ругалась матом, что Валерий разведется с Лизой за измену, и Лиза одна не потянет растить двоих детей.  Потом она снова бегала у меня по квартире, курила, как паровоз и материлась, что Лизка беременна от Игоря и будет рожать, и Валерий теперь точно ее бросит.

Меня штормило вместе со всей этой Санта – Барбарой, при том, что я видела только Лизу и Яну, а Игоря никогда даже не слышала по телефону. Я переживала за каждого из них и каждому сочувствовала. Но видимо не настолько, насколько от меня требовалось. Мне время от времени намекали на мою черствость и наконец компания в очередной раз наказала меня игнором, все разом исчезли, а я с сильными болями в животе легла в больницу.

Снова ФГС на древнем аппарате с привязыванием меня к столу, совершенно  пыточная колоноскопия, зондирование на два часа и все ужасы советской еще медицины на устаревшем оборудовании. И снова врачи развели руками «видимо, был гастрит» и «наверное, это нервное».

В перерывах между пытками – обследованиями я думала о том, что нужно пойти к Лизе и как-то с ней поговорить, чтобы она поняла, что я ее понимаю и сочувствую и готова помогать, чем только могу. Как только меня выпустили из больницы, я в первый же день поехала к ней домой.

Разоблачение "черной магии"

Это было уже ближе к вечеру, Валерий уже был дома, я столкнулась с ним в дверях, он куда-то выходил. Запустил меня в квартиру и ушел. Я разулась и пошла в комнату. И тут я услышала голос Гоши. Такой знакомый, со всеми его интонациями и любимыми словечками. Я подумала, что он разговаривает с Лизой в комнате, и я вот - вот его увижу.

Но дальше я наверное никогда не забуду, какое это было потрясение для меня 17 летней девчонки. Я увидела Лизу. Она сидела ко мне спиной и разговаривала по телефону голосом Гоши. Больше никого в комнате не было. Я ничего не понимала, не могла в это поверить, я видела только Лизу, которая разговаривала голосом Гоши с какой-то Аней. Она меня не видела, а я стояла и не шевелилась. Затем она положила трубку, закурила, а я помнила, что Лиза не курит, курит только Яна. И снова начала кому-то звонить, теперь уже голосом и манерами Яны. Помню, что я попятилась и выбежала из квартиры. Я ни с кем не хотела разговаривать, никого не хотела видеть.

Примерно через неделю я осмелилась и поехала к Лизе снова. Я пыталась найти этому какие-то объяснения, я не хотела верить, что все именно так, как я видела. Я говорила себе, ну что я видела? Может быть Лиза хотела кого-то разыграть, может быть она показывала самому Гоше, что умеет его пародировать. Может быть это вообще была Яна и она так шутила, пародируя Гошу. Может, это все совсем не так, как кажется, это все как-то объяснится. Потому что это вообще не имеет смысла, зачем весь этот спектакль длиною больше года.

Но с Лизой  поговорить не получилось, ее не было дома, двери мне открыл Валерий. И я спросила про Яну, что-то вроде часто ли она у них бывает. И Валерий сказал «Я не знаю всех Лизиных подруг». А я спросила «А разве Яна Лизе не сестра?» И оказалось, что у Лизы вообще нет никаких родственников. Если и есть какие-то дальние, то они могут быть совсем в другом городе, потому что сама Лиза оттуда и здесь у нее точно никого нет. Тогда я спросила про Игоря, знает ли он его. Оказалось «Только по рассказам Лизы». И уже предвидя ответ, я спросила про Гошу. Гошу Валерий вообще не знал, и никогда о нем не слышал.  Мне не хотелось больше разговаривать с Лизой, и даже видеть ее не хотелось.

Я никому не могла этого рассказать, и не могла ничего объяснить. Я не могла рассказать, что я чувствую, это было, наверное, хуже, чем если бы мои друзья умерли.  Они были мне близкими людьми, я переживала за них, я их полюбила, как родных, а их просто нет. Они не умерли, не перешли в иной мир, их просто не существует. Какая-то психопатка неизвестно зачем играла со мной в какую-то свою игру. Мне было плохо, а я не могла никак понять сама, как это так.

И что я могла бы сказать, когда я сама ничего не понимаю. Есть какая-то Лиза, которая выдумала друзей и сестру, и зачем-то общалась со мной под видом этих друзей столько времени. Зачем она это делала, что ей было нужно, взрослому человеку, матери двоих детей? Что ей было нужно от меня?

Этой зимой я увидела ее снова. Мы живем в одном городе, но в разных районах, на противоположных концах города. Она была в моем районе, шла по базарчику возле моего дома. Я почему-то испугалась и побыстрее оттуда ушла. И снова вспомнила все, что тогда происходило. И мне очень захотелось найти ответ на эти вопросы, понять, что двигало ей, когда она играла этот спектакль.

Так я начала узнавать о психопатах и нашла ваш блог. Я никогда не видела психопатов кроме этой Лизы, и мне и сейчас трудно поверить, что Лиза психопатка. Она выглядела нормальной, вменяемой. Я конечно уже прочитала и этот блог и книгу, и все, что нашла о психопатах в интернете, и знаю, что бывают другие такие патологические вруны. Но у меня все равно остался этот вопрос, зачем она это делала. Наверное, мне нужно получить ответ и какие-то объяснения от самой Лизы. Или от кого-то, как она. Но, конечно, я боюсь разговаривать с ней и с такими людьми".

Tags: бойкот, газлайтинг, истории читателей, нарциссическая зависть, нарциссический ресурс, обесценивание, психопат, соковыжималка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 77 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →