?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Flag Next Entry
Мои Ложные Я (Исповедь нарцисса). Окончание
tanja_tank
Мой "папик"

Наконец, я поступил в мед. В конце первого курса один препод как-то проявил ко мне недвусмысленный интерес.

И я задумался. Склонностей к одноподной любви я за собой не замечал, но у меня вообще не было склонностей к любовным отношениям, а секс я всегда предпочитал сам с собой и мне даже было непонятно, зачем люди для этого ищут партнера. Ну, разве что какие-то еще эмоции.

Любовь вообще я понимал, как влюбленность и влечение, и у меня такого не было, если не считать ту игру в любовь, которую я себе придумал. Любовные отношения меня пугали, потому что партнерша (я тогда представлял отношения только с девушками) обязательно будет считать, что имеет на меня права, а я этого не понимал.

Не понимал, с чего вдруг я что-то ей обязан, когда я с ней потому, что мне этого хочется, и почему я должен быть с ней, когда мне перестанет этого хотеться. А если у меня прошло желание быть с ней, почему я должен выслушивать, что я ее бросаю.

Я не бросаю, я просто ее больше не хочу, и я никогда не понимал, в чем здесь криминал. А вынос мозга какими-то претензиями меня очень напрягает. Поэтому я совсем не рассматривал какие-то отношения, кроме приятельских.

Но здесь любовные отношения сулили мне хорошие выгоды. Препод был человек не бедный и имел хорошие связи и в нашем универе и в медицине города вообще. Я мог не напрягаясь закончить мед и получить какое-нибудь хорошее место.

Но больше всего меня интересовал вопрос, насколько серьезных и длительных отношений он хочет, и будет ли он меня обеспечивать, если я буду с ним. Ведь мать моя действительно не вечная, и что будет со мной, когда ее не станет. Я понял, что мне нужен папик. И он вполне мог бы им стать.

Я начал о нем потихоньку узнавать и наводить справки. По слухам он жил с парнем лет десять, покупал ему и машину и все, что он хочет, а потом парень подался в Мск и завел там себе еще более крутого любовника. Для меня сведения были благоприятные. В Мск я не хотел, я мог бы спокойно прожить рядом с ним, не создавая ему особых проблем, в обмен на содержание и заботу о моих потребностях. И я стал его соблазнять.

Еще в раннем детстве я подражал тем, кого видел, не только внешне, но и принимал их какую-то внутреннюю суть. То, как они мыслят, их характер, их повадки и привычки. Например, я видел местного сантехника, и начинал думать, что настоящий мужик должен пить, курить, материться и иметь баб без разбору. Думал, какие жлобы все богачи, и что надо в этой жизни крутиться, чтоб урвать свой кусок. Я как бы примерял на себя его личность, и начинал подражать его образу мыслей и его повадкам.

Или я видел многодетную соседку, опять беременную, и начинал думать, как всё достало, как трудно жить, чувствовал себя полным и неповоротливым, начинал дома мыть полы и мысленно ругаться, чего всем опять от меня надо. Когда смотрел фильм, примерял на себя его героев и мог долго потом чувствовать себя в этом образе.

И тогда, когда поставил себе цель соблазнить препода, я точно так же примерил на себя его личность. Его иронию, с которой он со всеми разговаривал, его понимание себя, как человека очень умного, но ранимого, обиженного несправедливостью мира и предательством. Я примерил это на себя, распробовал, и понял, как я могу использовать  знания о нем в своих целях. Просчитать, каким мне нужно быть, чтоб он в меня влюбился, не составляло труда. И я стал таким.

Отношения развивались стремительно, уже через неделю он сказал, что любит меня и не представляет, как без меня жить, а через месяц я почти жил у него. Матери сказал, что мне помогли устроиться на работу, и этим объяснял мои длительные отлучки из дома. Мать может и подозревала что-то, но предпочла поверить, что я учусь и работаю. Я думаю, ей главное было меня куда-то пристроить, и она побаивалась, что мед я тоже брошу.

Вскоре он и правда устроил меня на работу на "скорой". Я ездил вместе с врачом по вызовам. Работа была по мне, постоянная движуха, постоянно что-то происходило и при этом от меня ничего особо не требовалось. Я быстро учился у врача делать инъекции, обращаться с кардиографом, и быстро усваивал информацию, что и при каких случаях нужно делать.

Придуманная жизнь

Все вроде бы было хорошо, но постепенно меня снова стал одолевать какой-нибудь страх. Когда нужно было идти на склад что-то получать, я чувствовал себя очень неуверенно, если что-то спрашивали, я не мог ответить, терялся и молчал. Но по привычке делал вид, что мне все безразлично. Один раз услышал, как фельдшер из другой бригады сказала про меня «Какой-то он замороженный, ему говоришь, а он ноль эмоций».

Именно так я и хотел выглядеть. Меня ужасно напрягало, когда нужно было что-то просить или о чем-то спрашивать, или что-то где-то искать. Когда мне говорили «Найди такого-то и попроси…» я готов был сбежать с работы и больше никогда не возвращаться.

В отношениях с тем, с кем я жил, я начал врать о себе, потому что моя реальная жизнь была пустой, я ничего не мог бы сказать о ней или рассказать. Я не мог рассказать ни одного реального случая из своей жизни, потому что в моей жизни ничего не происходило. Я как будто и не жил. Мне нужно было совместить две несовместимые вещи, мой страх проявляться в жизни требовал, чтобы я прятался от жизни и от людей, и в то же время мне требовалось чем-то заполнить эту пустоту, чем-то интересным и увлекательным. И я это себе выдумывал. Все, что я рассказывал о себе, все это я выдумывал сам. И так мне казалось, что я действительно живу.

Мне требовалось видеть мое отражение в глазах людей, так чтобы я сам мог этим отражением любоваться. Поэтому мне постоянно нужно было быть другим человеком. Я искал по различным объявлениям, с кем познакомиться, писал и представлялся кем-то другим, рассказывал о себе свою придуманную жизнь.

Мне не нужны были отношения, не нужно было ничего, кроме возможности быть другим, и чтобы мне отражали меня другого. Это была моя параллельная жизнь. В параллельной жизни я был адвокатом, если меня о чем-то спрашивали, просили проконсультировать, я находил нужный закон, разбирал все для себя, и потом уже говорил так, будто я это хорошо знаю. Я общался с настоящими юристами в сообществах, на форумах, мне нравилось, что меня принимают за того, кем я хотел казаться.

Как я "проучил" "следачку"

Однажды на таком форуме я увидел тему про суицидников и коммент о том, что самоубийцы всегда манипулируют с целью получить то, что они хотят. Я посмотрел другие записи этой комментаторши, везде она всех критиковала и поучала, как правильно. И главным аргументом у нее было, что так сказано в Библии. Она постоянно говорила о какой-то святости. Если ты не готов полностью посвятить себя служению справедливости, значит ты не адвокат. Если ты не готов отдать жизнь за друга, значит, ты не друг. Если ты не готов принести себя в жертву своим детям, значит ты не родитель. Если ты не готов, забыв о себе, жить жизнью любимого человека, значит, ты не любишь.

Но меня разозлило не это. Я и сам умел так же обесценивать реальных обычных людей, и на самом деле мне было все равно, какие они родители или друзья. И я понимал, что так же все равно и ей, поэтому это меня никак не задело. Меня взбесила ее убежденность, что она видит всех насквозь и безошибочно видит мотивы их поступков. Этим она напомнила мне мою мать. Ее постоянное «Я знаю, что у тебя на уме!» и «Я знаю, зачем ты это сделал». Меня разозлила ее упертость в своем мнении, она ничего не слушала.

Я начал потихоньку узнавать о ней, кто она такая. У меня не было какого-то плана, я не думал, что что-то с ней сделаю, мне хотелось только найти, как сбить с нее корону, как заставить ее признать, что она не права. Многие форумчане знали друг друга, юристы часто друг с другом сталкиваются, поэтому я не указывал сам из какого я города, чтобы не спалиться. И я спросил, неужели она адвокат или представитель по гражданским. Мне ответили «Хуже. Она следачка».

Я спросил, дружит с ней хоть кто-нибудь. Мне назвали одну с форума. Я просмотрел профиль ее подруги и ее записи, понял, с кем она предпочитает общаться, из переписки узнал, с кем она живет, кто ее муж, какие у нее дети. И так постепенно я много чего о ней узнал.

Я создал новый профиль на форуме, придумал новое имя, новую личность. Чтобы вызвать к себе интерес, нужно показать, что ты можешь дать человеку то, что он хочет, что ты такой, какой ему нужен. Я познакомился сначала с ее подругой, для этого начал писать в темах, которые ее подругу интересовали.

Мне нужно было, чтобы у подруги сложилось обо мне определенное мнение, и она с ней этим мнением поделилась. Я своего добился, она мной заинтересовалась. Какое-то время мы хорошо общались втроем. В течении пары месяцев ее подруга постепенно отсеялась, а с ней мы стали переписываться каждый день.

Мне нравилось, что она меня слушает, что считает меня таким, каким я хотел казаться. Мне было интересно с ней разговаривать. Я не хотел отношений, но мне было интересно эти отношения попробовать. Я понимал, что я хочу попробовать отношения и при этом не быть в них. Я хочу поиграть в свою игру, попробовать, что я буду чувствовать. Это как с пирогом в магазине, я не хочу его есть, он мне не нужен. Но я хочу попробовать, как он пахнет, хочу его потрогать, хочу попробовать его на вкус. И чтобы меня не обязывали его покупать. Я хочу пробовать эти отношения и быть от них полностью свободным. Мне интересно с ней разговаривать, интересно попробовать роль влюбленного, интересно примерить, как мне будет в этом. Но я не хочу ничего этого по настоящему.

Поэтому, когда она сказала, что полюбила меня, меня это испугало. Для меня это означало, что теперь она будет требовать этих отношений по настоящему. Я придумал какой-то предлог, чтобы пропасть. Но когда я перестал с ней общаться, то понял, что мне хочется играть дальше. Она очень хорошо меня отражала, мне нравилось чувствовать себя тем, кем она себе меня представляла. Я стал зависимым от этого отражения. Я вернулся и продолжил.

Но когда я вернулся, она стала говорить, что хочет быть вместе и всю эту любовную дребедень, которую обычно говорят. А мне быть вместе совершенно было не надо. Я хотел интересных разговоров, хотел видеть себя в ее отражении, мерить на себя роль влюбленного и все. Я злился, я искал, как бы отделаться от ее любви, и вел себя так, чтобы она меня бросила. Но потом мне снова хотелось того, что я от нее получал и я возвращал ее. И так все по кругу.

Потом она перестала быть интересной, часто ныла, что когда же мы будем вместе, пыталась узнать обо мне по своим каналам, задавала мне вопросы, почему меня никто не знает. И я злился, что уже не получаю от нее то, что было раньше. Я понимал, что хочу только играть в отношения, а она требовала этих отношений по настоящему.

Я понимал, что у людей это считается плохо. Но что делать, если мне это было нужно. Я понимал, что добровольно мне никто этого не даст, и если мне так нужно, значит, я должен брать это обманом. И почему я не должен обманывать? Почему я должен думать о ком-то другом? Почему меня должно волновать, что там с другими? Разве других волнует, что там со мной?

Да, я знаю, люди считают, что я должен быть взрослым, я должен сам о себе заботиться, я должен считаться с тем, чтобы другим не было плохо. Но я не могу понять, почему я это должен? Почему меня должно волновать что-то кроме своих интересов? Разве других людей по-настоящему волнует что-то, кроме них самих? Почему я должен думать о каких-то других людях, когда никто не думает обо мне? Почему я должен отказывать себе в чем-то? Ведь другие люди тоже каждый сам за себя. Вот и я сам за себя. Я живу, как могу и беру что мне нужно, как умею, ведь добровольно мне никто ничего не дает.

Я хотел расстаться с ней много раз, ведь я уже понимал, что так, как вначале знакомства уже не будет, а то что есть мне не нужно. Но она начинала высказывать какие-то «знания» обо мне, и мне хотелось доказать, что это не правда. Нет, эти ее знания были не о том, что я нарцисс, психопат или вообще плохой человек. Это была ее убежденность, что я, например, пишу на каком-то сайте, которого я на самом деле вообще не знал. Или что она знает, что я на самом деле какой-то инвалид с дцп, с которым она когда-то мельком сталкивалась, а приезжал к ней «подставное лицо».

Она собирала какие-то доказательства, что когда я был с ней, я общался совсем по другому, чем по переписке и в скайпе, и доказывала этим, что приезжал к ней не я. Она могла написать «Я прочитала твой пост и ответила тебе в личке», и оказывалось, что она на каком-то сайте с кем-то так общается и убеждена, что это я, и знает, зачем я там пишу для нее. Меня это ужасно злило. А больше всего злило то, что я никак не мог ее разубедить.

После очередного ее «знания» обо мне я сорвался и приехал к ней. Я орал на нее, тряс за плечи, так что она стукалась головой об стенку, хлестал ладонью по лицу и по стене рядом с ее лицом молотил кулаком со всей дури, и угрожал, что если она еще раз скажет что-то подобное, я ее убью. Я был в бешенстве.

Она перепугалась. Когда я проорался, у меня сильно болел кулак. Я заметил, что она таращит на меня глаза и икает. Она была очень напугана, наверное, это называется «в ужасе». Не знаю почему, но меня это смутило. Я пожалел, что так распсиховался. Я не хотел ее пугать. Я хотел только, чтобы она перестала думать обо мне эти свои «знания». Я извинился и потом ушел. Она так ничего и не говорила.

Так мы расстались. Оставшись без нее, я все больше понимал, что зависим от того, как она меня отражала, как от наркотика. Я хотел опять вернуться, но понимал, что этого отражения, как раньше, все равно уже не будет. Я попытался найти кого-то другого, кто будет так же меня отражать, но не нашел. Я чувствовал себя, как наркоман без наркотика. И я понимал, что все это потому, что я не могу жить настоящей жизнью, как другие. Я начал искать психолога.

У анонимных алкоголиков

Все, кого я находил, были либо недоступны мне по цене, либо отвечали мне какими-то шаблонными фразами и ничего не объясняли, и я понимал, что они не будут думать и не заинтересованы мне помогать. Я добросовестно попытался решить свою проблему, найти помощь. Я действительно хотел как-то работать со своей проблемой. Не ради того, чтобы быть честным и никого не обманывать, нет, я никогда так даже не думал. Ради себя самого, ради того, чтобы жить и не чувствовать эту жизнь абсолютно пустой. Ради того, чтобы не бояться жить наяву и быть тем, кем хотелось быть на самом деле, а не только в отражении, которое я иллюзорно создавал.

Но я не нашел помощи. Те, кто мог бы мне помочь, называли цену в месяц больше половины моей зарплаты. Чтобы я мог оплатить эту помощь, мне нужно было вкалывать больше, чем мне было по силам. И я забил на эту идею.

Я продолжил жить так, как уже привык. Наяву тихо и незаметно, с сожителем послушно и безинтересно. В параллельной жизни придуманной личностью с придуманными событиями. И еще я начал пить. Все чаще до полного бесчувствия. Из-за этого я бросил работу. Хотя, наверное, я просто не хотел работать, так правильнее будет сказать. Может быть, я хотел, чтобы меня совсем не было, я не знаю. Наверное, я к этому стремился. Когда я пил, я не веселился, не искал приключений, как другие, я напивался и засыпал. Алкоголь был для меня, как наркоз.

Сожителю это, конечно, не нравилось. Он поставил мне условие, или я берусь за ум, или он меня бросает. Это была серьезная угроза, ведь он меня содержал, он решал все проблемы. Я не представлял, что я буду делать, если придется жить самостоятельно. Теперь уже любая работа меня страшно напрягала. Я понимал, что зависим и мне лучше было принять его ультиматум. Но тут я обнаружил, что уже стал алкоголиком. У меня была жажда к выпивке. Я обещал бросить пить, но не выдерживал и снова напивался. Но из страха остаться без содержания моего сожителя я действительно хотел бросить пить.

Так я оказался у Анонимных Алкоголиков. Сначала мне показалось там ужасно скучно. Какие-то люди, не блещущие интеллектом, предлагали работу над собой по книге Анонимных Алкоголиков. Это называлось программа 12 шагов. Я выбрал себе спонсора, который казался мне умнее других. И начал с ним работу.

Это было глупо и смешно. На первых трех шагах спонсор давал мне такие задания, как, например, найти в «книге АА» все упоминания слово «книга» и сосчитать их. Найти все упоминания обещаний Анонимных Алкоголиков и тоже сосчитать их. Найти в тексте книги ответ на вопрос «при каком условии Бог поможет мне?» и прочие подобные дурацкие задания. Никакой работы над собой на самом деле. Есть какой-то шаблон, обозначенный в книге, и нужно отвечать на вопросы по этому шаблону.

Если у меня были вопросы, спонсор не мог мне на них ответить, не мог ничего объяснить, только отвечал книжными формулировками. На четвертом шаге появились какие-то вопросы, более похожие на работу над собой, но я отчетливо понимал, что отвечая на них, я так и не получу никакой помощи и даже никакого объяснения. В конце концов я плюнул на эту «работу» и просто использовал спонсора, как бесплатные уши, как я делал всегда. Но спонсору было совершенно на меня наплевать, так что «ушами» он был плохими, и с шестого шага я просто слился.

"Мой" психолог

Я уже знал, что я не найду помощи. В АА я убедился, что никогда ее не получу. Индивидуальной психологической работы конкретно с моими проблемами там нет и не предусмотрено. Ответов на вопросы, которые у меня появлялись по ходу работы, там тоже нет. Я как был сам с собой, так и оставался сам с собой.

Как бы я ни хотел работать над собой, я не могу делать это один. Даже прочитав книги по психологии, все это остается для меня только умными словами, отдельными от моей жизни. Либо, чтобы работать над собой в одиночку, мне нужно приложить очень большие усилия. Понять то, чего я не понимаю. Где-то взять то, чего у меня нет. Так для меня выглядит эта работа над собой в одиночку. Проще приспособиться и жить так, как я могу, чтобы чувствовать себя живым.

Когда я уже не ходил в АА больше года и вернулся к своей обычной жизни, нашел себе новые «отношения» на одном форуме, я решил однажды зайти на собрание группы АА. И там ко мне подошел мой бывший спонсор и дал мне адрес психолога, который умеет работать по программе «12 шагов» и сможет ответить на мои вопросы. Так я неожиданно нашел себе психолога.

В первый же наш разговор по скайпу я понял, что он такой же, как и я. Вернее, он безэмоционален по-настоящему. Он то, каким я всегда хотел быть. Чувства страха, неловкости, стыда ему не знакомы. Я понял это, потому что всегда видел таких людей, если они мне встречались. Я всегда боялся таких. Чувствовал их бесспорное превосходство над собой. Не знаю, тот ли это социопат – психолог, который описан в истории у вас, но он вполне мог бы им быть.

Я понял, что если кто-то и мог бы мне помочь, то это он. Мне не нужно ничего изображать из себя перед ним, не нужно оправдываться, он такой же, как я. И я могу расслабиться и быть собой. С таким же, как я это не страшно. И я попросил его поработать со мной. Я понимал, что помогать в том смысле, в каком это понимают люди, он не будет никогда, ему это не нужно. Но если ему будет интересно, он будет со мной работать. Это то, что может устроить нас обоих.

Его не интересуют деньги, и я не могу их заплатить. Но если мой случай будет ему интересен, я могу получить хорошую работу со мной. Я понимал, что он вряд ли будет придерживаться каких-то норм и правил, мне вряд ли будет комфортно и безопасно, возможно, он будет ставить на мне какие-то эксперименты, но настоящая работа над собой, настоящий психоанализ, это правда интересно и нужно мне, и я попросился в работу с ним. Признаться, я ожидал худшего.

Он согласился пройти со мной программу «12 шагов» и стал моим спонсором. Это машина, безжалостная и беспощадная. Но очень рациональная. Он меня восхищает. Первое, что он мне сказал, что и он и я не эмпаты, но мне не стоит обольщаться, это не преимущество перед эмпатами. Эмпаты наделены всем спектром эмоций для жизни и самообеспечения. А у меня вместе с потерей эмоций до хрена проблем, так что я уступаю эмпатам в функциональности. Но у меня есть разум и я должен им пользоваться, если хочу жить и быть действительно в преимуществе. Я очень неразумно и нерационально обращаюсь с собственной жизнью и с ресурсом, который мне нужен. Это идиотизм, пользоваться чем-то и не учитывать его особенности, бестолково ломать игрушки.

Он научил меня лучше понимать, кто я и чего хочу. Как-то я разозлился на него, психанул. Он спросил, к чему эти ненужные телодвижения. На что я рассчитываю, он не эмпат, ему чужие эмоции не передаются. И пугать его пустым рычанием бессмысленно. Более разумно не сотрясать попусту воздух, а словами сказать, что мне не нравится.

Честно говоря, мне хотелось его убить, но психовать действительно неразумно, пришлось признать. Поначалу я возмущался на его слова, но он сказал, хватит изображать эмоции. Хочешь работать, включай разум.

Он научил меня видеть вещи такими, как они есть. У меня появилось двойное видение. Например, ситуация в той истории со следачкой. Она настаивала, чтобы я обязательно позвонил и поговорил с ней. Я чувствовал, что она хочет, чтобы все было по ее. А я хотел по-своему. И это была война, так я это видел, кто кого прогнет, кто кого заставит подчиниться.

В работе с психологом я получил новое понимание, она не хотела меня подчинить, она просто чувствовала неуверенность и тревогу, и ей очень нужно было убедиться, поэтому она настаивала. Отчасти я понимал это и тогда, но больше видел, что она хочет, чтобы все было по ее. Сейчас я вижу оба эти варианта в равной степени и просто выбираю, в какой вариант я хочу включиться. Если я хочу разозлиться, я выбираю видеть, как раньше, что меня хотят подчинить.

Я могу выбирать это сознательно, раньше это происходило со мной само, я никак не участвовал в этом процессе. Раньше я был пассажиром на заднем сиденье автомобиля, который несется неизвестно куда. Но при этом я думал, что я все контролирую, и себя и людей. Сейчас он научил меня пересесть на переднее сиденье и показал, что такое настоящий контроль, и что я могу это делать. Надо только перестать изображать эмоции перед самим собой.

Я научился отслеживать свои желания. Научился понимать, что мне нужно на самом деле. Я стал более разумным. Этот психолог разобрал меня на винтики и помог увидеть каждый винтик, как я устроен. Благодаря этой работе я могу сказать о себе то, что говорю сейчас. Этот психолог помог мне понять, почему, когда та следачка говорила обо мне неправду, меня это так бесило до потери контроля.

Я понял, что я абсолютно зависим от своего отражения, которое дают мне люди. Я живу только в этом отражении. Когда она стала отражать мне черт знает что, для меня это было так же, как если бы нормальный человек увидел, как его отражение в зеркале превращается в разных тараканов или что-то такое противное. Даже наверное не так. Я чувствую себя тем, кем меня отражают. Если меня отражают тараканом, я им себя и почувствую. Это так. Я абсолютно зависим от своего отражения.

Я пока не знаю, как с этим быть, но понимание этого факта уже дало мне очень многое. Я понимаю, что со мной, и понимание дает мне спокойствие, которого раньше не было. То, что я сейчас написал, это своего рода итоговая контрольная работа. И сейчас я действительно сожалею, что ввязался в эти отношения с той следачкой. Не потому что у меня какие-то чувства проснулись, но просто это же было с самого начала видно, что человек тоже проблемный, как и я сам.

Все, что она писала там на форуме, все эти ее высказывания, которые меня в самом начале зацепили, это от ее проблем, а не от превозношения, не от «короны на голове», как я тогда думал. Тогда я воспринял ее похожей на мою мать. И мне было важно доказать ей, что она не права. Я как будто получал этим какие-то свои права, доказывал свое право на что-то.

Сейчас я не стал бы к ней лезть. Это просто проблемный человек, у нее нет никаких моих прав. Признает она что-то или нет, для меня ничего не изменится. И у меня сразу нет интереса к ней лезть и заставлять ее что-то признавать, когда я это все понимаю. Я стал намного спокойней.


  • 1
История настолько скучна и занудна, что хочется верить в ее фейковость. Но у меня всегда вопрос такой. Вот нет у человека ноги, он приспосабливается, покупает протез, как-то старается быть, как те, что с ногами. И, допустим, отсутствует у человека эмпатия.. почему бы ему не изучить этические категории и не начать себя вести в соответствии с ними. Типа тоже протез своеобразный? Почему это не работает? У меня самой проблем с эмпатией нет, но долгое время были проблемы с чувством такта. И я именно так себя приучила быть тактичной. При желании нет ничего сложного.

Зачем?!! 0_0 Что он будет делать с этим протезом? Ввводить в заблуждение лицемерием? Это никому не принесет счастья.

Почему лицемерие-то сразу? Просто, например, не станет ради эксперимента кого-то в себя влюблять... Потому что головой будет понимать, что это нехорошо, если не головой. на уровне чувств, это не доходит

Эту цель (не влюблять ради эксмеримента) он вполне может осуществить, используя рассудок.


Edited at 2018-05-22 09:28 pm (UTC)

Разумеется. И я ИМЕННО ПРО ТО. Почему он использует рассудок, чтобы влюблять ради эксперимента, а не для того, чтобы этим рассудком понять, что так делать плохо... и НЕ влюблять ради эксперимента

Представьте, что из привычного Вам мира, Вы попадаете в мир людей с тремя ногами. И они приделали Вам третью в качестве протеза. Как Вы будете ею пользоваться?

Привычный мир - это мир людей с двумя ногами, вот в чем дело.

Очень с Вами согласна. Проблема в том, что автору над собой работать не хочется совершенно, ему просто интересно в себе покопаться и понять, как лучше применить свой "талант". Вы предлагаете делать над собой усилие, а зачем ему это? Какая ему в этом ВЫГОДА? Ну, типа, нормы и приличия общества соблюдать, и? Скучно это.

А что мне даст такой протез эмпатии? Протез ноги даёт возможность безногому ходить и получать то, что без протеза было ему недоступно. А что даёт протез эмпатии, что лично я буду от этого протеза получать? Протез эмпатии, о котором вы говорите, это тупиковый путь, ни один из таких, как я не имеет потребности вести себя правильно, если это ничего не даст лично ему. Я знаком с этическими нормами и соблюдаю их, когда мне это что-то даёт, хоть и не понимал большинство из них.

Дает возможность быть нормальным человеком. Просто это не нужно. И для это вопрос, собственно: почему не нужно?

Нормальные люди живут исходя из своих чувств. Они чувствуют любовь, привязанность или вину или что-то там ещё и поступают соответствующе, потому что это их потребность. Зачем мне поступать так же, если я ничего из этого не чувствую и потребности в этом не имею. Соблюдая этические нормы я все равно ничего не почувствую и эмпатом, то есть по вашему нормальным человеком не стану.

А мне кажется история очень....ну как бэ сказать...интересна и захватывающа тем, что нарц очень понятно и просто пишет о себе, и еще очень безэмоционально и вот круто получается, понарцевски. А что касается протеза, то протез ведь надо к чему то прицепить, чтоб работал.

Не, мне не понравилось. Но я, кажется, поняла, откуда зависть к нормальным людям - если человек пишет так, как он чувствует, то это ж КАПЕЦ. Как так жить-то? "Секс мне неинтересен, я предпочитаю секс с самим собой, и тут я подумал, что" ... ТОСКАААА... я б если один день так жила, я б в петлю полезла.

Хреново так жить. Поэтому удивляют комментарии типа "а ему хоть бы хны, он счастлив и доволен жизнью".

У вас до сих пор проблемы с чувством такта.

  • 1