Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

Недолгий испытательный срок моей мамы

В этой истории про токсичный офис я обратила внимание на три характерных маркера:

- нового сотрудника берут на "живое место". То есть, еще не расстались с предыдущим, и этот предыдущий словно и не в курсе, что с ним собираются расстаться.

- беспардонное вламывание начальника в личные границы в виде ежедневных многочасовых названиваний, что, по сути, парализует личную, внеслужебную жизнь работника.

- немотивированное и неадекватное продлевание испытательного срока.

У вас были подобные ситуации? Как отвадить начальника, любящего приседать на уши и гонять с вами чаи после работы, рассказывая об интимном и расспрашивая о том, что его не касается? Что делать, если вас "то берут, то еще пока думают"? Как быть, если вас "сватают" на место, которое еще не освободил ваш предшественник?

(картина Александра Дейнеки, соцреализм)

"Маму пригласили на собеседование. Фирма маленькая, работает около 10 человек, в основном женщины предпенсионного и пенсионного возраста. Директриса тоже женщина лет 50.

Сказала, что их бухгалтерша увольняется, так как ей много лет, здоровье не то, стала часто болеть. Сейчас она как раз в больнице проходит очередное лечение. Вот её стол, вот документы. Надо разобраться, постепенно перенимать дела.

Договорились, что мама выходит на испытательный срок. Мама уехала домой. Вечером позвонила директриса на наш городской номер. Принялась что-то ещё договаривать, рассказывать по работе. А потом начала расспрашивать о семье мамы, делах, быте, здоровье: "Хочу знать, что вы за человек, кого мы берём на работу!" В итоге разговор затянулся на пару часов до поздней ночи. Директриса, в частности, спросила и про меня: "Кто она такая? Сколько лет? Чем занимается? А образование какое? Замужем? Нет? А дети есть? Тоже нет? А у неё есть кто-нибудь? Чем она вообще занимается?" Меня такие расспросы очень покоробили.

Кое-что рассказала директриса и о себе. О своих взрослых уже семейных детях, о даче. Довольно странное начало общения с новым подчиненным.

Первую неделю мама проработала относительно спокойно. Постепенно разбирала документы, входила в курс дел. Только вот директриса любила прикрикнуть на подчинённых, но с кем не бывает. У всех нервы. А ещё вечерние звонки директрисы домой стали "доброй" традицией. Звонок раздавался, через час-полтора, как только мама приходила домой и продолжался часа 2-3 (!!!).

Начинала директриса с обсуждения каких-то моментов по работе, на которые не хватило времени, а потом много, очень много говорила о себе. Это был нескончаемый монолог, который невозможно было прервать. Она рассказывала подробно о детях, жаловалась на детей. Они во многом были плохие, по ее мнению. Особенно тем, что уделяют ей мало внимания и не приезжают на дачу.

Рассказывала, как у неё на даче хорошо, что растёт на даче, что она планирует посадить и кого завести из животных. Причём, если на работе она часто покрикивала и несла негатив, то в телефонных звонках она была доброй тётушкой, почти родственницей, которой всё интересно и у которой много новостей. Мама моя совсем не болтушка и даже с близкими людьми ей не нужны разговоры в таком количестве и такой интенсивности. Но прервать их не было никакой возможности. Обидешь директрису - взбрыкнёт и не возьмёт на работу.

Через неделю началось мясо! Вышла с больничного старая бухгалтерша, которая "увольняется потому, что ей трудно работать", как вы помните. Оказалось, что она понятия не имела об этом. И вид моей мамы сидящей за её столом привёл её в крайнее возмущение. Она стала кричать:"Вы что, меня увольняете?!" Директриса ответила:"Нет, нет, это просто ваша помощница. Вы же часто болеете, вам трудно. И мы ещё пока думаем брать её или нет. Она на испытательном сроке."

Бухгалтерша в это не особо поверила. Директриса, потом потихоньку маме сказала, что бухгалтерше они как-нибудь потом об этом расскажут. А пока попросила маму включаться, перенимать дела.

Дальше - ольше. У мамы, которая вроде как новый бухгалтер, не оказалось рабочего места. Совсем. Предполагалось, что она присядет за краешек стола на уголок стула и будет работать. Будет работать на уголке стола старой бухгалтерши, которая её уже ненавидит. А ещё нужно было как-то контактировать, задавать вопросы по работе, изучать документы.

Естественно, бухгалтерша, как могла буксовала процесс, смотрела с ненавистью, не отвечала, игнорила, цедила сквозь зубы, ведь у неё уводили рабочее место и она ещё должна была в этом помогать. Только через неделю мама с боем и мольбами выпросила себе рабочее место - аж целый отдельный стол со стулом!

Ежевечерние звонки на много часов продолжались. Директриса заняла собой полностью день и вечер вне работы. Мало того, она... начала активно звать маму приезжать на выходные к ней на дачу! "У меня на даче хорооошоооо! Отдохнёте от работы!" Я представляю, какой треш начался бы на даче, но мама тут уже решительно отказалась - на своей даче дел полно.

Как директриса организовывала рабочий процесс. Она любила раздать дела каждому, потом в процессе выполнения, резко перепоручала. "Так, это дай ей! А сама вот что теперь делай!" И так несколько раз за день. У сотрудников в итоге голова шла кругом, постоянный стресс, попытки вникнуть в новую работу, беспокойство, что там другой человек дальше сделает. Полная суматоха и неразбериха из-за чего и количество ошибок возрастало, существенно замедлялся процесс выполнения, что очень бесило директрису. Она приходила и орала на всех по очереди.

Каждую неделю она подводила итог маминым стараниям:"Я пока ещё не решила, берём мы вас или нет. Вы на испытательном сроке". Испытательный срок многократно продлевался и был все три месяца, которые мама продержалась в этой конторке. Уже перед уходом мамы, одна из сотрудниц призналась, что её "испытывали" и "пока не знали берут ли" больше года. Оформили, только когда она подала заявление об увольнении.

Мама сама приняла решение уйти, по причине - не сошлись характерами. Директриса перед её уходом потребовала, чтобы мама подошла к старой бухгалтерше и объявила, что она уволена! Мама категорически отказалась. Когда мама уже совсем ушла, куда ж без пингов, директриса звонила ещё дня три в лайт-варианте на 30-40 минут. Спрашивала, для виду, о работе, расспрашивала где, что лежит, продолжала рассказы про дачу. На последний звонок - где такая-то папка - мама ответила - откройте шкаф и посмотрите. На этом всё, пиявка отвалилась.

***

...Вспомнился похожий сюжет из классики. Ивлин Во, "Незабвенная". Человек, несколько десятков лет проработавший на крупную корпорацию, вдруг обнаруживает в своем кабинете другого человека...

"Он прошел по знакомому безликому коридору, распахнул знакомую дверь и замер на пороге. За его столом сидел какой-то не известный ему человек.

- Простите,- сказал сэр Фрэнсис.- Что за глупость. Никогда со мной этого не случалось.

Он попятился и закрыл дверь. Потом тщательно осмотрел се. Номер комнаты был тот же. Он не ошибся. Однако в прорезь, где последние двенадцать лет - с тех самых пор, как его перевели из сценарного отдела,- стояло его имя, теперь была вставлена карточка с другим именем: "Лоренцо Медичи". Он снова открыл дверь.

- Простите,- сказал он.- Но, должно быть, произошла какая-то ошибка.

- Вполне возможно,- сказал мистер Медичи жизнерадостно. Похоже, здесь все какие-то малость чокнутые. Я тут добрых полдня выгребал из комнаты всякое барахло. Куча хлама, как будто здесь жил кто-нибудь: какие-то пузырьки с лекарствами, книжки, фотографии, детские игры. Кажется, это от какого-то старого англичанина, который дал дуба.

- Я и есть тот старый англичанин, но я не дал дуба.


(Далее сэр Фрэнсис идет к своему начальнику, чтобы узнать, что происходит.)

- Я только что обнаружил в своем кабинете какого-то мистера Медичи.

- Да, верно, Фрэнк. Только он произносит это "Медисси", что-то в этом роде; ты так произнес, будто он итальяшка какой-нибудь, а мистер Медисси очень приличный молодой человек, и у него очень, очень хорошие, прямо-таки замечательные анкетные данные, Фрэнк, так что я с большим удовольствием познакомлю тебя с ним.

- Ну а мне где работать?

- Ах, видишь ли, Фрэнк, об этом мне очень хотелось бы поговорить с тобой, но только сейчас у меня совсем нет времени. Ну просто совсем нет, правда, детка?

- Правда, мистер Баумбайн,- сказала одна из секретарш. - Сейчас у вас решительно нет времени.


- Вот видишь. У меня просто нет времени. Я знаю, что мы сделаем, детка, попытайтесь устроить сэра Фрэнсиса на прием к мистеру Эриксону. Уверен, что мистер Эриксон будет очень рад.

Так сэр Фрэнсис попал на прием к мистеру Эриксону, непосредственному начальнику мистера Баумбайна, и тот с недвусмысленной нордической прямотой объяснил ему то, о чем сэр Фрэнсис уже начал смутно догадываться,- что его долголетняя служба на благо компании "Мегалополитен пикчерз инкорпорейтед" пришла к концу.

- Вежливость требовала, чтоб меня хотя бы известили об этом,сказал сэр Фрэнсис.


- Письмо уже послано. Застряло где-нибудь, вы же знаете, как бывает; столько всяких отделов должны его подписать - юридический отдел, бухгалтерия, отдел производственных конфликтов. Впрочем, в вашем случае я не предвижу никаких осложнений. Вы, к счастью, не член профсоюза. А то время от времени их треугольник протестует против нерационального использования кадров - это когда мы привозим кого-нибудь из Европы, из Китая или еще откуда-нибудь, а через неделю увольняем. Но у вас совсем другой случай. Вы у нас давно работаете. Почти двадцать пять лет, так, кажется? В вашем контракте даже обратный билет на родину не оговорен. Так что все должно пройти гладко.

Вот такая одномоментная утилизация... Придя домой, сэр Фрэнсис мастерит петлю...


Tags: истории читателей, литературные герои, параллельные жертвы, токсичный офис, утилизация, эмоциональные вампиры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments