Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

"Неандерталец" Денис, или Кто на новенькую?

Особый вид офисного абьюза - глумливые домогательства напоказ, демонстративная смена фавориток, их стравливание и использование при обольщениях новых жертв.

К счастью, такое бывает нечасто (в основном все же "обычные" служебные романы, без особого цинизма и интриг), но мне довелось лично понаблюдать за двумя такими деятелями.

- Первый "неотразимый" напоказ изменял жене (а потом и второй, и третьей), любил разбивать существующие среди коллег пары, а свои "ухаживания" обставлял так, что все "падения" происходили на виду у коллектива и с каким-то, я бы сказала, глумлением над "соблазненными".

Жертву накачивали спиртным, нередко на глазах ее действующего парня волокли чуть ли не за угол и непременно возвращали за стол в откровенно покоцанном виде. Очень противно было это видеть.

- Второй "неотразимый" любил собирать вокруг себя "поклонниц" (в виде свиты, т.е. одновременно нескольких), но никому "не давать". Любимой темой его монологов было то, как ему не дают прохода ни женщины, ни мужчины, ни даже мальчики-подростки. Женщин из своей свиты он подсылал к другим, еще не охмуренным, которым они рассказывали о том, как такой-то в нее (новенькую) сильно влюблен и что, мол? не стоит быть слишком жестокой к такому замечательному парню. В сегодняшней истории вы увидите, как это работает.

Не пройти ли в кабинеты?

"Эта история произошла давно, когда ни интернет, ни мобильный телефон так широко не использовали. Мое первое место работы после окончания универа, небольшой городок. Мужчин в коллективе намного меньше, чем женщин.

Приглядываясь к ним, я с удивлением отметила, что наибольшей популярностью у женщин-коллег пользуется самый некрасивый, можно даже сказать страшный – Денис. Он напоминал какого-то первобытного человека – лицо с выраженными надбровными дугами, небольшие глаза, выступающая нижняя челюсть, курчавая борода, немного звериный взгляд. Коренастый, с мускулистыми руками и «повышенной лохматостью» на теле. Так как было лето, её легко можно было разглядеть.


Чувствовалось, что Денис этим гордится: рубашки он гордо носил почти полурасстёгнутыми, майки с немелким вырезом. Дресс-код игнорировал, и ему ничего за это не было, хотя за остальными директор строго следил.

Многие женщины им откровенно восхищались, говорили комплименты, боролись за его внимание. А Денис наслаждаясь этим, шутил, что хорошо бы собраться всем в одной квартире (он и женщины), а женщины-поклонницы добавляли, счастливо смеясь, что ему пришлось бы их всех по очереди… И все они выглядели счастливыми от таких фантазий. А я была в шоке и от него, и от этих женщин.

Мне выделили отдельный кабинет. И в тот же день Денис и ещё один коллега (Иван, чуть-чуть симпатичнее Дениса) наведались ко мне с целью объяснить новенькой «кто есть кто на фирме». Они посоветовали отбросить скромность и влиться в коллектив, как нормальная женщина. А то есть у них тут некоторые «старые монашки», профукавшие их хорошие предложения, а также женщины, у которых «по их глупости ТАМ всё мхом поросло». Оба, как-то недобро улыбаясь, предложили показать мне их рабочие кабинеты. Я вежливо отказалась, подумав: «Совсем офигели дядьки». Мне было 22. Им 38-39, они оба были женаты и с детьми – как мужчин на тот момент я их не воспринимала в принципе.

Первый пошел

Денис в этой паре товарищей был лидером. Иван пытался ему подражать, но такого грандиозного успеха не имел.

После этого в течение двух-трех месяцев я не обращала на них особого внимания, разве что чисто по работе общались. Они любой разговор могли «украсить» пошловатыми шутками и сомнительными комплиментами. Но я воспринимала это как шум, особо не реагировала. И Денис вроде как даже успокоился по отношению ко мне.

Иван же на ближайшем корпоративе был весьма активен. Сел рядом. Я почему-то сильно опьянела, хоть и не усердствовала со спиртным, и в скором времени осознала себя целующейся с Иваном в отдельном помещении. Я спохватилась и вернулась к коллегам, помня, что в трезвом состоянии он мне не казался привлекательным.

Иван не расстроился и в тот же вечер стал приударять за кем-то другим. Еще пару месяцев он типа ухаживал за мной: иногда приходил ко мне в кабинет с вкусняшками или цветами, вел разговоры на отвлеченные темы, краснел, робко предлагал сходить «куда-нибудь». Его вниманием я тяготилась, от предложений отказывалась. И со временем он «отвял» от меня и тут же переключился на другую сотрудницу, с которой у них обнаружился взаимный интерес (Подробности их интимных встреч я узнала от Дениса, которому, в свою очередь, всё рассказывал Иван).

После этого меня неожиданно отправили в командировку вместе с Денисом. Как впоследствии он признался, по его же просьбе. Там он, совершенно не смущаясь и не подбирая слова, предложил мне переспать. Я сказала, что для меня неприемлемо иметь подобные отношения с женатым мужчиной.

Он сделал вид, что понял и принял мой ответ, но всё оставшееся время командировки старался стать ближе, уже более тактично. Говорил комплименты, «невзначай» дотрагивался, что-то поправлял, подавал, подносил – в общем, вёл себя, как крайне заботливый человек, которому я не безразлична. Мне было приятно, но не более.

Новая пассия Дениса

Буквально через день после нашего возвращения Денис отправился в новую командировку, уже с другой коллегой «из новеньких» (Катей).
Потом я ушла в отпуск, а когда вернулась, поняла, что Денис и Катя встречаются. По крайней мере, это так выглядело. В рабочее время их часто можно было видеть рядом: в столовой и просто на улице во время перекура.

Им стали поручать совместные проекты, они вместе приезжали на работу на автобусе и вместе уезжали, он ее всё чем-то угощал, и это происходило на глазах у всех. Некоторые женщины стали при этом плохо к Кате относиться, делать ей маленькие и большие гадости, а также бурно обсуждать ее «непорядочное поведение», ведь она «изменяет мужу, да еще и с женатым». Позже от некоторых других коллег я узнала, что ранее эти возмущающиеся и сами встречались с Денисом, а весь коллектив был свидетелем их бурных романов.

По работе я пересекалась с обоими - с Катей и Денисом. С Катей я сблизилась, и она призналась, что Денис ей нравится, но ничего серьезного она не планирует, просто он помогает ей чувствовать себя женщиной, ведь в отношениях с мужем не всё гладко.

По отношению же ко мне Денис стал супер-другом, готовым на многое ради нашего неожиданного «святого союза»: по работе вызывался делать за меня неприятные вещи, например дежурить в выходные, составлять глупые и ненужные, но требуемые отчеты и т.п. Когда я холодным зимним днём забыла перчатки, он отдал свои; когда мы вместе ездили за товаром и я натерла ноги новыми туфлями, он нес меня на руках до машины, а потом от машины до квартиры; когда я потеряла ключ от дома, позвонила и рассказала ему о проблеме, он прибежал скрасить мое ожидание и сидел со мной, пока не пришли родители и т.п. При этом он, конечно, говорил, что я его первый, единственный и одновременно ближайший друг-женщина. Я аж млела – так мне это льстило. И со временем к нему привязалась, воспринимая его как родного брата.

Он изливал мне свою мятежную душу, иногда немного рассказывая и про других коллег, влюбленных в него или даже слегка одержимых им. Например, по его словам, одна из женщин уже три года преследует его, умоляет хотя бы подарить ей ребенка, но он отказывается. Со стороны действительно выглядело, как будто она за ним бегает, а он равнодушен. Но кто ж знает, что оставалось «за кадром».

Рассказывал о некой женщине, которая всё же родила от него дочь, но потом вышла замуж за другого. О жене лишь то, что сглупил, когда женился, жалеет. Конкретно ни на что не жаловался, а я и не спрашивала.

Признавался, что у него есть блокнот, куда он вписал уже огромное количество «покоренных женщин» (число называл, но я не помню). Не забывал говорить и про Катю, уверял, что с ним это впервые – такое сильное, настоящее, всепоглощающее чувство, что он не может ему противостоять и уже не представляет себе жизни без нее. С Катей всё по-другому, даже свой блокнот он решил выбросить, ведь ему больше никто не нужен.

Жаловался, что она как будто то приближает его, то отталкивает, и от этого он страдает. Я верила и волей-неволей в разговорах пересказывала Кате его слова и сама радовалась в душе, что хоть кто-то нашёл НАСТОЯЩУЮ ЛЮБОВЬ (кажется, мы уже обе были «под кайфом»).

"Победа" Дениса

Катя же делилась тем, как развивается их роман. Денис подружился с её родителями и дочкой от первого брака и всем им чем-то помогал, что-то для каждого доставал – труднодоступное, но желаемое. И они все были в восторге от такого чуткого и доброго человека. Пытался подружиться и с мужем, тоже желая ему быть полезным, но тот почему-то «смотрел на него с подозрением».

На интим Катя не решалась, говоря, что изменять мужу всё равно не будет (Это и многое другое я пишу с её слов, конечно). Я в этом решении Катю поддерживала, в минуты просветления напоминая, что у Дениса репутация ловеласа и что если проанализировать его поступки, то можно заметить, что почти всё, что он дарит или чем угощает, достается ему бесплатно (это в свою очередь ему тоже кто-то дал-подарил).

Также (в минуты выглядывания ума из тумана) я обсуждала с ней тот факт, что любящий мужчина заботится о репутации своей женщины, а не наоборот, чуть ли не с транспарантом ходит «Мы пара и у нас есть секс». Вот и по городку пошли слухи о них.

Кроме того, когда Денис меня невольно(?) подставил с деньгами фирмы и ему нужно было лишь во всём признаться, чтобы вина не легла на меня, он промолчал. Я защитила себя сама, используя документы и факты и не бросив ни малейшей тени на «друга». После этого похвалил меня за смелость, решительность и ум, сетуя на свою трусость и слабость, а также рассказывая, как он хотел мне помочь и как за меня переживал.

Так продолжалось около полугода. Потом был юбилей и проводы на пенсию нашего директора. Я в этом не участвовала, т.к. заболела. Не знаю, то ли сама Катя не рассчитала дозу, то ли Денису уже надоело ждать «большего» и он что-то нахимичил, но в итоге она была практически в отключке. И сотрудница, живущая около ресторана, увела её к себе домой и уложила в кровать, а сама пошла дальше веселиться.

Вскоре в этой квартире появился Денис и незамедлительно воспользовался ситуацией, не обращая внимания на Катины протесты (Надо полагать, ключ ему дала та сотрудница, ведь все воспринимали Катю и Дениса как пару). После этого их отношения перешли на новый уровень – угощенья и помощь близким закончилась, Денис просто приходил к ней домой в отсутствие мужа. По стечению обстоятельств вскоре муж уехал в длительную командировку.

В сексе Денис был не очень, о партнерше не думал, предохраняться не собирался, убедив Катю, в том, что у него была некая травма, после которой он бесплоден. Муж Кати тоже был бесплоден (официально) – последствия работы на атомной станции, общих детей у них не было.

По прошествии приблизительно двух месяцев регулярных интимных встреч с Денисом Катя поняла, что беременна. И это не от мужа. Боялась, что история раскроется, хотела сохранить свой брак. Денис, конечно, тоже не собирался уходить от жены. Катя пошла на аборт. Он был крайне неудачным. Пока она лежала в больнице, в том числе в реанимации, Денис никак с ней не связывался.

Потом он сказал мне, что просто сильно испугался. Когда она пришла на работу, они объяснились, он просил прощения, говорил, что любит по-прежнему. Но в реальности явно охладел к ней, великая любовь резко закончилась. Она же чувствовала одновременно и привязанность, и ненависть, и страсть. Он сказал мне, что случившееся действительно охладило и оттолкнуло его от Кати. Я очень сочувствовала Кате и одновременно чувствовала свою привязанность к Денису, а еще… свою причастность к случившемуся, и даже вину за то, что не отговорила их от безумных поступков.

Мытьем и катаньем

У меня на тот момент уже год как не было никаких отношений после развода с мужем (развод и всё, что со мной случилось в моем нелепом браке, я сильно и долго переживала, никого к себе не подпускала как мужчину).

Денис снова и снова изливал мне душу. В один из наших разговоров я почувствовала в воздухе электричество, страсть и желание. Я поняла, что наша дружба подошла к концу, и стала его избегать. Я чувствовала себя влюбленной, чувствовала, что взаимно, но… очень много «но».

Я пыталась себя уговаривать не стыдиться чувств, типа «жена, наверное, сама гуляет, раз никак не реагирует на его выходки; у Кати же есть муж, а я одна и тоже хочу любви». Но это плохо получалось. К тому же умом я понимала, что он просто ловелас, и до, и после нас поток женщин не прекратится. Я не стану его единственной никогда. В итоге мысленной борьбы с самой собой я твердо решила не становиться одной из записей в его блокноте, несмотря ни на какие мои чувства и желания. Но всё не так просто.

Каждый год летом у нас было принято отмечать День фирмы за городом. В тот год гуляние затянулось (наступила ночь). Уже немного оправившаяся от истории с Денисом Катя положила глаз на другого. Она уговорила меня не уезжать со всеми, а подождать её знакомого на машине. Пока я ходила за сумкой, Катя исчезла. Вернее, я увидела вдалеке лишь её спину (она удалялась с одним из наших коллег в неизвестном направлении).

Я так и застыла, размышляя, то ли за ней бежать, то ли в сторону города по следам уехавших. И тут возник мой «друг» Денис. Оказывается, он тоже почему-то не уехал. Мы пошли домой пешком, разговаривая о нейтральном. В некий момент неожиданно Денис начал подталкивать меня в сторону зарослей, а потом и вовсе набросился с недвусмысленными целями. Я была категорически против, насиловать он не стал. Пошли дальше нормально. Но с тех пор он явно был настроен решительно.

Вскоре Денис был повсюду. Само собой, на работе он был рядом: у нас появились новые совместные проекты, командировки (по приказу директора, но, думается, еще и по отдельной просьбе Дениса), почти куда бы я ни пошла, возникал он и нам «было по пути». И на работе, и при моих походах в магазин, парикмахерскую, поликлинику, на прогулках с подругами... Не знаю, может на мне был какой-нибудь маячок или по всему городу жили его тайные агенты.

Утром он поджидал меня не на своей, а на моей остановке (у него была машина, но он её почему-то использовал крайне редко). Он бросался подносить даже не тяжелую сумку, демонстративно дарил шоколадки, в случае общих собраний фирмы садился или становился не просто рядом, а максимально близко. Денис всячески демонстрировал окружающим, что мы вместе. Его стало уже слишком много.

На день рождения коллеги-женщины мы были с ее подружками в ресторане. Познакомились там с парнями, было весело. Но вдруг он и там появился. И когда мы с парнем танцевали медляк, разбил нашу пару при участии какой-то своей подруги (может это она ему позвонила?). Подруга схватилась за парня, а он за меня.

Далее та же подруга «в доверительной беседе» стала мне рассказывать, что полюбил меня Денис по-настоящему, а она ему просто друг. Денис тоже не отставал, ездил мне по ушам, возмущаясь глупостью моего БМ, который потерял ТАКУЮ ЖЕНЩИНУ. Денису я сказала, что мы как бы друзья и меня всё устраивает, ничего более личного между нами быть не может по ряду причин: я отношусь к нему как к другу (=брату); он вообще-то женат; прямо у меня на глазах он добивался другой, а потом её бросил. Вот как при таких обстоятельствах можно о чем-то говорить?

Денис мои слова проигнорировал. Нашел какие-то точки соприкосновения с моими родителями, подружился с ними. Маме – комплименты, лекарства, поднести-принести. Папе – инструменты, детали, задушевные беседы с алкогольными напитками. Стал часто бывать у нас дома, очень часто. Надушится, приберется – и вперед. Вызывался что-то ремонтировать, всё что-то нёс. Денис стал практически незаменимым помощником нашей семьи. И как мы раньше без жили-то?!

Родители были в восторге. В их речи стали проскальзывать слова «хороший мужик», «заботливый», «так тебя любит», «ну и что, что женат». Даже моя строгая мама, которая была поначалу против моих свиданий после неудачного замужества, можно сказать, благословляла меня на отношения с Денисом.

Звонил, конечно, каждый день. Говорил, что обожает, к кому-то там ревнует, обещал любить только меня и т.п. Уже позже стал звонить, в том числе, пьяным, угрожая убить и меня, и мифических соперников.

Если б я была первой в веренице его пассий, может и повелась бы на весь этот цирк. Сложно ли обольстить впечатлительную девушку немного за двадцать?! Но я же всё то же самое только что видела в отношении Кати, а потом и последствия видела. Так что он уже стал меня сильно раздражать.

Очень пьяное вино

Катя поначалу думала, что мы продолжаем просто дружить с Денисом, а любит он, конечно, её, но неравнодушные коллеги ее просветили. Он же успел уже тем или иным способом донести до всех, что у нас отношения, причем очень серьезные. Катя не сразу поверила, что у меня нет никакого интима с «ТАКИМ мужчиной». Потом просто возненавидела Дениса (сложно осуждать), где-то мстила ему по работе. А когда всерьез заинтересовалась другим коллегой (тем, с которым я видела её в лесу), уже как бы подталкивала Дениса ко мне.

Однажды нам с Катей поручили передать кое-что Денису по работе (он болел и работал из дома). Так мы оказались у него. Он предложил нам выпить на кухне чаю, ну а там достал и вино. Вскоре пришла жена. Посмотрела на нас равнодушно. Он и ей предложил присоединиться, она согласилась. Всем, кажется, было неловко.

Выпили символически. Но я почувствовала себя настолько пьяной, что свалилась на пол. Я не заметила, как его жена и Катя исчезли. Денис потащил меня в спальню и начал раздевать. «Блин! Ну не может же со мной ТАК поступить человек, который мне был мне родным, близким, который делал мне так много хорошего раньше?! И я реально не хочу…», – промелькнуло у меня в голове.

Физически я особо не могла сопротивляться и тогда я заговорила. Я напомнила ему, ЧТО он сделал с Катей, как он виноват перед ней, что ей пришлось пережить, что она чуть не умерла... И он остыл и даже проводил меня шатающуюся домой. Потом, правда, вспоминал этот эпизод не однократно, жалел. По его словам, мы ведь оба этого хотели. А ещё «всё равно же все считают, что мы спим вместе, так терять тебе уже нечего». Да, считали, даже не сомневался никто. Ну и ладно, должна ли я кому-то что-то доказывать?

Так и не добившись должного результата, Денис ослабил хватку, охладел… с родителями дружить перестал. Тем более что в коллективе появилась новенькая)

Периодически на фирме появлялись эти новенькие, странно и иногда с опаской смотрящие в твою сторону. По слухам (не знаю, кто там их распускал, может он сам), Денис спал со мной и Катей по очереди и периодически мы с ней даже дрались за него. Теперь я наблюдала его методы со стороны. Он ничего не менял в своей тактике. Когда я ему говорила, что теперь я всё вижу и понимаю, вижу эту однообразную цепь поступков по охмурению, Денис самодовольно улыбался.

Конечно же при любом удобном случае, несмотря на новых жертв, он не оставлял своих домогательств ко мне. А вдруг? С ним по-прежнему нельзя было оставаться наедине, иначе он всегда кидался с поцелуями и объятьями, шепча о том, что еще не поздно всё начать сначала, что он будет любить только меня… При выражении несогласия почти сразу же успокаивался, становился равнодушным.

Когда я уволилась и уехала, о его похождениях с новенькими мне рассказывала Катя. Он становился всё старше, а разница в возрасте с новенькими – всё больше. Насколько серьёзно у них было с каждой – неизвестно. На собственном опыте я убедилась, что это могли быть и просто слухи и искусственно созданное впечатление о страстной любви и встречах.

Со временем плохое забывается, хорошее помнится. При случайной встрече общаемся спокойно. На сегодняшний день Денис уже дедуля. Всю жизнь он женат на одной женщине. По сравнению с ним она королева красоты.
Tags: агрессия окружения, гарем, дружба с нарциссом, истории читателей, обольщение, параллельные жертвы, промискуитет, токсичный офис
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →