?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
"Последний урод" Вовка Шипоглаз (Разбор читательницы)
tanja_tank
Обычно деструктивный человек раскрывается довольно рано. Во втором томе у меня даже есть глава на эту тему - "Детство психопата". Читательница Елена прислала разбор рассказа «Жанна» Андрея Геласимова, где прослеживается жизнь агрессора, начиная с детства.

"Я прочитала его лет десять назад, и была поражена до глубины души. Это рассказ о силе духа девочки, которая в шестнадцать с небольшим осталась матерью-одиночкой один на один с жизнью. Но совсем недавно, когда жизнь столкнула меня c психопатом, мне вспомнился этот рассказ в связи с персонажем, который с детства был «злым гением» героини и которому она в конечном итоге находит в себе силы противостоять.

Мне хотелось бы понять, что позволило Жанне проявить невероятную для восемнадцати лет твёрдость и мудрость и не стать жертвой откровенно деструктивного человека. Я не собираюсь ставить каких-либо диагнозов Жанниному абьюзеру, хотя из первых же эпизодов рассказа становится понятно, что это жестокий и подлый негодяй.

Итак, рассказ начинается с того, что Жанна с двухлетним Серёжкой на руках отчаянно пытается найти хоть какую-то работу и распродает последние вещи из квартиры, в которой живет после смерти своей матери. Время повествования – начало двухтысячных. Её мысли возвращаются в детство (начало девяностых).

Она вспоминает мальчика, который постоянно преследовал её, стоило ей только появиться во дворе. Его зовут Вовка Шипоглаз (говорящая фамилия, не правда ли?), и он на несколько лет старше Жанны.

Вовка обзывает её «стюардессой по прозвищу Жанна» и бьёт по голове велосипедным насосом. Бьет он и других детей, особенно тех, которые смеются над ним за то, что он всё никак не может научиться ездить на велосипеде.

«А на гаражах он был самый главный. Его отец строил эти гаражи. Поэтому если кто-то хотел попрыгать с них в песочные кучи, надо было сначала спросить разрешения у Вовки. Мне он прыгать не разрешал.
- Пошла вон стюардесса. Во Франции будешь с гаражей прыгать вместе со своей мамой. Она у тебя придурочная. Вы обе придурочные. Пошла вон отсюда.
И стукал меня своим насосом по голове.
Он всегда с ним ходил. Хотя на велосипеде никогда не ездил. Никак не мог научиться. Все время падал. А потом бил мальчишек, которые над ним смеялись.»



Однажды за Жанну заступается её ровесник, шестилетний Толик. С этого момента между мальчишками завязалась вражда, которая закончилась однажды, когда Толик упал со стройки. После падения Толика, Жанна смотрит на то место, откуда он упал, и видит там лицо Вовки Шипоглаза. Ни слова не добавлено к этому описанию, но читатель понимает, что Вовка совершил своё первое преступление, и Жанна об этом догадалась.

Толик так никогда уже и не пошел в школу, даже в специализированную. И лишь когда ему исполнилось одиннадцать, он впервые после падения узнал Жанну, когда она пришла поздравить его с днем рождения. С этого дня Жанна и её мама часто берут Толика к себе в квартиру, потому что родители-алкоголики совершенно не заботятся о Толике и часто бьют его.

Следующая встреча Жанны с Вовкой Шипоглазом, когда Вовка выступает уже в роли Жанниного «рокового», происходит, когда Жанна переходит из десятого в одиннадцатый класс и приезжает вожатой в летний лагерь, чтобы заработать немного денег на новый джинсы и кроссовки. Там же подрабатывает и Вовка, который уже несколько лет как закончил школу. Жанну буквально с первого момента в лагере другие девочки-вожатые засыпали рассказами о «классном Вовчике». Заметим, что Жанна совершенно не заблуждается относительно Вовки в момент своего приезда в лагерь:

«Я им тогда говорю – Вовка Шипоглаз – последний урод. Самый уродливый из всех уродов».

Но даже умница Жанна, вооружённая памятью о Вовкиных детских и школьных подлостях, на время подпадает под гипнотическое обаяние уже вполне оформившегося манипулятора («А мама всю жизнь мне говорила - любовь зла. Но тут даже она не подозревала - насколько»). Итак, вот как прошла их встреча.

«Я, когда его встретила наконец, говорю – ты тут прямо суперзвезда. Джеки Чан местный. Мастер восточных единоборств.
А он смотрит мне прямо в глаза и говорит – приходи сегодня на дискотеку. Я тебя один прикольный танец научу танцевать.
Потом улыбается и говорит – стюардесса по имени Жанна.
И я почему-то пошла.»


Ну что, знакомые приемы? Взгляд в упор, обезличивающая кличка (стюардесса по имени Жанна), которая наверняка произнесена эдак иронически-ласково (совсем не так злобно, как когда-то в детстве) … Сработал эффект контраста, когда жестокий обидчик вдруг превратился в слегка насмешливого «друга»? Думаю, есть психологическое объяснение тому, почему Жанна все-таки пришла на дискотеку, читателям этого блога длинные объяснения не нужны.

А вот почему Вовка еще с детства выбрал Жанну на роль своей жертвы – это вопрос более сложный. Жанна «придурочная», странная, не такая как все, к тому же дочка учительницы по иностранным языкам (этим привлекла его внимание?). Жанна не пыталась как-то особенно сопротивляться Вовке, когда он в детстве бил её. Просто уходила. Но…за Жанну заступился другой мальчишка (выросла цена Жанны в Вовкиных глазах?), чем вызвал приступ такой ненависти у Вовки, что он по сути пошел на преступление, чтобы «победить».

Читатель ничего не знает о свиданиях с Вовкой в лагере, о том, что Жанна делала, когда узнала о своей беременности, даже о том, сказала ли она матери об отце ребёнка. Мы знаем только, что вскоре после рождения Сережки мама Жанны умерла от сердечного приступа, так и не дождавшись письма из посольства Франции с разрешением на официальную эмиграцию для неё, дочки и внука – письмо пришло уже после её смерти.

Мы знаем, что Жанна - мать-одиночка и что у неё и мыслей нет о том, чтобы разыскивать Вовку. Все её мысли только о том, как найти работу, чтобы как-то выжить с ребенком на руках. Помощь приходит неожиданно, от участковой, которая нашла для Жанны работу уборщицы в компании её (участковой) мужа. Однако, чуть раньше прихода участковой вдруг появляется Вовка.

«Я даже не знала, что он в нашем городе. Мне сказали, что он с отцом уехал в Москву. У них там какой-то бизнес. Я дверь открыла, а он стоит передо мной весь такой в дублёнке и норковой шапке. Хотя на улице уже все бежит».

Вовка приходит несколько раз, приносит подарки. Серёжку он видит впервые.

«Он вообще был немного странный. Почти не разговаривал. Объяснил только, что прилетел на несколько недель продать отцовскую дачу, квартиру и гараж. И больше ему в этом городе делать нечего.
Это он сам так сказал.
Сказал и смотрит на меня. А потом на Сережку».


Интересно, почему Вовка смотрит? Ждёт, что Жанна попросит его о чём-нибудь, зная, что больше его не увидит и находясь в отчаянном положении? Но Жанна никак не реагирует на это сообщение и на взгляд Вовки, и тот переводит разговор на Сережку.

«После этого он исчез. Перестал приходить, и я подумала, что он продал свою дачу».

Однако Вовка и не думал исчезать. Через некоторое время он появляется снова, на сей раз с довольно неожиданным предложением. В тот момент, когда Вовка явился в гости в последний раз, у Жанны в квартире находится Толик («наверху с обеда началась пьянка, и мне снова пришлось забрать Толика к себе. Иначе он бы кричал на всю улицу»). Вовка некоторое время смотрит на то, как Серёжка и Толик ползают по полу. Вспоминал ли он когда-либо о Толике и о том страшном поступке, который совершил когда-то в детстве, столкнув Толика с третьего этажа стройки?

«Он только смотрел как Сережка с Толиком ползают по полу и молчал.
А потом спросил у меня – он разговаривать хоть умеет?
И я поняла, что он спрашивает не про Серёжку. Потому что про Сережку он уже давно всё спросил.
- Не умеет, - сказала я. – Может только кричать, когда ему страшно. Но меня узнает.
- А других? – спросил Вовка.
- Других, по-моему, не узнает.
Он посмотрел на Толика ещё немного, а потом сел на кровать».


Лично у меня было ощущение, когда я читала эти строки, что Вовка боится, что Толик его узнает, поэтому и задаёт свой вопрос (узнаёт ли Толик других), поэтому и мешкает прежде чем сесть на кровать. Итак, с каким же предложением пришёл к Жанне Вовка? Вовка ни много ни мало предлагает Жанне снять для неё и Сережки квартиру в Москве, чтобы помогать Серёжке, но…конечно же, Вовка ничего не собирается делать просто так. Жанна должна подписать бумагу, в которой она отказывается от всяких претензий на то, что Вовка Сережкин отец. Разумеется, меряя Жанну по себе, Вовка не сомневается в том, что она захочет «качать права».

«Он говорит – главное, чтобы ты подписала эту бумагу, в которой отказываешься от всяких претензий на то, что я Серёжкин отец. Я узнавал у здешнего адвоката. Такую бумагу составить можно.
И тогда я смогу забрать вас с собой. Снимем для вас квартиру. Однокомнатную – но ничего. Главное, что я буду помогать Серёжке. Только моему отцу пока говорить ничего не надо».


Жанна не может понять, что за бумагу и зачем она должна подписать. Ей бы никогда в голову не пришло пытаться кому-то доказывать то, что для неё является истиной.

«Он говорит – ну вдруг ты захочешь со мной судиться. Насчет того, что я Серёжкин отец.
Я смотрю на него и говорю – так ты и есть его отец.
А он говорит – я знаю. Но только это неважно.
Я говорю – как это неважно? Он же твой сын.
Он говорит – я знаю.
Потом встал, походил по комнате и говорит – короче, решай. Или ты едешь со мной в Москву, или не едешь».


Фраза «только это неважно» не сбивает Жанну с толку, но, возможно, подталкивает к принятию окончательного решения (Жанну, выживавшую два года с ребёнком, не нужно учить тому, что важно, а что нет). Она совершенно неожиданно для Вовки заявляет, что уезжает с Сережкой во Францию и показывает ему письмо из посольства, которое так ждала её мама и которое пришло уже после маминой смерти. На самом деле, Жанна никуда не собирается уезжать, потому что не может бросить Толика («я не собиралась ехать ни в какую Францию. Кому я там нужна? И про Толика я уже знала, что не смогу его бросить»), но она приняла внутреннее решение и ей нужно, чтобы Вовка исчез из её жизни.

«Он прочитал письмо, и лицо у него стало другое. Как в детстве, когда он падал с велосипеда и над ним смеялись пацаны. Мне даже стало его жалко».

Был ли это нарциссический стыд, беспомощность или обида, чтобы это ни было, но Вовка, наконец, уходит, оставив Жанне на всякий случай сотовый. После того, как дверь закрывается за ним, Жанна отдает сотовый Толику, и тот его сразу же ломает. Последняя возможность связи с Вовкой обрывается, но Жанна не обращает на это внимания.

В этом рассказе очень много смыслов, заключенных между строк, и множество тем, которые я даже не затронула. Рассказ легко найти в интернете, например, по этому адресу gondolier.ru/065/65gel_1.html. Было бы очень интересно услышать ваши мнения о нем и о центральном конфликте (Жанна VS Вовка Шипоглаз).

Несколько выводов из рассказа, которые отвечают на вопрос о том, что позволило Жанне проявить невероятную для восемнадцати лет твёрдость и мудрость и не стать жертвой откровенно деструктивного человека.

1. Жаннино зрение практически невозможно «затуманить» (лишь на очень короткое время она попала под гипноз «рокового»), она не строит никаких иллюзий в отношении Вовки или других знакомых и не питает никаких необоснованных надежд.

2. Жанна не осуждает и не упрекает. Да, она видит подлость и несправедливость, но она упрямо не совершает зла в ответ. В каком-то смысле, она просто не играет со злом в его игры, отказывается от любого взаимодействия со злом. Вовке, который должен бы, будучи отцом ее ребенка, проявлять о нем искренний интерес, она не предъявляет ни одной претензии, а прощаясь с ним, говорит, «Спасибо тебе за предложение. Может, когда-нибудь увидимся еще». Всё, ни одной жалобы и ни одного упрёка; иными словами, никакого взаимодействия.

3. Жанна не ведется на намёки. Возможно, она фиксирует их в сознании, но она не вступает в игры с полунамеками, которые так любят деструктивы (за исключением ситуации в лагере, где она поддалась на заигрывания Вовки).

4. Жанна принимает решения, опираясь на собственную логику и совесть. Она не собирается посвящать Вовку в те причины, по которым она принимает свои решения (например, он никогда не поймет, почему Жанна не может бросить Толика, ведь это даже не родственник, а сосед-инвалид), поэтому она не собирается даже упоминать истинные мотивы своих поступков.

5. Жанна не испытывает сожалений, когда принимает решения и готова следовать своим решениям до конца.

В каком-то смысле, Жанна «непроницаема» для Вовки, потому что она не вступает с ним в борьбу в привычном для абьюзера смысле этого слова. Она ничего от него не требует, ни на что не намекает, не понимает его намёки, не идёт на компромиссы и принимает решения исходя из собственной логики. Она как бы существует в иной плоскости, в иной реальности, которая в какой-то момент перестала пересекаться с реальностью, в которой существует Вовка.

Да, Вовка, скорее всего, пройдёт по жизни победителем в привычном смысле этого слова, богатым и успешным, окружённым нужными и важными людьми, выгодно женатым и т.д. Но Жанна даже не вспомнит о нём, потому что эта страница её жизни закрыта. Вовка будет стёрт из её памяти, потому что его реальность потеряла для неё значение, она слишком чужеродна, чтобы быть чем-то настоящим для Жанны.

Хотелось бы поблагодарить Таню и всех участников блога - как авторов историй, так и тех, кто их обсуждает. Поверьте, ваш опыт бесценен. Чтение блога позволило мне поверить, что я не сошла с ума, когда я попала в ситуацию психологического абьюза. Если бы не живые голоса людей, которые побывали в похожих ситуациях и которые я услышала пусть чуть позже чем хотелось бы в той моей ситуации, но все же не слишком поздно, - не знаю, как бы я выбиралась. Всем сил и дружеской помощи в нужную минуту!


  • 1
Я не вижу здесь стержня, если честно.
Вижу способность, подобно матери, уходить от реальности. Это не спасло ее от того, чтоб связаться с Вовкой, но удержало от того, чтобы вылезть из ситуации с минимальными моральными потерями. Она просто ушла в свою реальность, и подглядывала оттуда за Вовкой в дверной глазок, когда он изволил под той дверью появиться.

Хотя, конечно, трудно анализировать рассказ, основанный на художественном вымысле. Ибо описано много того, что в жизни вряд ли произойдет.

Начать с того, что в 15 лет в лагеря ездят отдыхать, а не работать. В этом возрасте попасть на работу в выездное учреждение, с не менее чем 8-часовым графиком нереально.
Во-1, она банально не потянула бы тяготы полного рабочего дня. Во-2, ее бы и не взяли, потому что в этом возрасте у ребенка ограничение продолжительности в 4 часа в сутки. Кому она там такая нужна?

Во-2, по рассказу получается, что Вовка ее совратил в возрасте 15 лет. А значит, в момент, когда у девочки выявилась беременность - было бы возбуждено уголовное дело, и Вовка бы легко от ситуации не отделался, и тем более, не смог бы скрыть произошедшее от отца. А если ему на тот момент было 18 лет (судя по описанию, было где-то около того) - то он бы еще и сел.

В-3, ни один вменяемый юрист и тем более - адвокат не скажет человеку, что мать может письменно отказаться от притязаний на отцовство, и что эта бумага будет иметь какую-то силу. Не будет, ибо это - филькина грамота.

Полностью с вами согласна. Писатель выдумал нереальную историю, если она еще в какой-нибудь "синей" деревне произошла - было бы совсем "правдоподобно" и дюже жалостливо.
В рассказе нет любви, но в достатке черствости и глупости: матери-училке пофиг на дочь, видимо жила своей жизнью, не занималась с ней (язык героини бедный, сбивчивый) даже французскому не научила, а когда дочь забеременела, походу мать не вмешивалась и тихо умерла. Жанна сама эмоционально отстраненная, ей тоже все равно - ну, умерла мама, проехали, живем дальше. Ну, блин, влюбилась в "урода" Вовку, который в детстве изводил - значит надо ноги раздвинуть, раз просит. Ой, а от этого дети бывают? Ну надо же...
Сама пять лет в лагерях провела, да, влюблялись девчонки в вожатых в 13-15 лет, не без этого, до обнимашек-поцелуев доходило, но чтобы ноги раздвигать! Эту грань мы не переходили.
Беременность 15 летней девочки это чп, тут и начальника лагеря уволят и матери достанется и виновника привлекут и "закроют".
А где были социальные службы, когда несовершеннолетняя сирота осталась с ребенком не руках? Так не бывает - это уевая фантастика. Юных мамаш ставят на учет, выделяют социальное общежитие если надо, обеспечивают продуктами питания, оказывают материальную помощь.
Писатель до кучи еще и ребенка калекой сделал! Какие щипцы - если клинически узкий таз делают кесарево по мед показаниям. Это ясно уже на этапе беременности.

Жанна, если подумать, безответственно себя ведет по отношению к своему ребенку - пришло письмо из Франции, по которому можно эмигрировать, так она его уничтожает - дает сыночке, чтобы порвал. А то, что во Франции социальные гарантии аховые, могла бы и ребенка вылечить и сама интегрироваться в общество и образование получить - у нее даже мысли не возникает. То, что она плюет на мечту и все старания покойной матери - тем более.

Предложил ей Вовка в Москву ехать, чего бы нет? С поганой овцы хоть шерсти клок, свою квартиру сдай, да поживи бы в Москве за его счет. Почему все решили, что он ее обязательно кинет? Да, попросил подписать бумагу, не имеющую юридической силы, что Жанна не претендует на алименты или там на его отцовство, она и так не претендует - ей это в голову даже не приходит, переоценил ее Вовка. А пацану видать стыдно перед родителями, что дурочку обрюхатил, вот и страхуется. Сотовый телефон, подаренный Вовкой, она тож не своими руками, но разбивает. Странно - это же единственная ценная вещь. Возьми продай, купи еды ребенку. Но нахуй, мне ничего вашего не надо, сама справлюсь. Вместо этого героиня продает из дома б\у мебель, чтобы выжить. Кто в это поверит? Старой мебелью завалнены все помойки, какой безумец будет ее покупать? Пособия и выплаты на рождение ребенка героиня наверняка тоже не оформила, а зачем?
Вывод: образец несгибаемой силы духа, порядочности и заботы по отношению к другу детства, ставшему инвалидом, при пристальном рассмотрении оказывается недалекой, но гордой терпилой, которая не хочет или не может включить голову и начать разгребать все говно, в котором она оказалась. (Собрать документы, установить через суд отцовство, подать на документы и причитающиеся пособия на ребенка)
Вместо этого она подвергает опасности здоровье своего сына и живет одним днем. Ура - люди добрые устроили в банк уборщицей, а то бы по миру пошли... Ахуеть писатель выдумал пример стойкости и подражания.




Это ж надо так с ног на голову перевернуть... В дискуссию не вступаю, берегу время, и смысла не вижу. Да-да, дадут общежитие и обсыплют деньгами... и 15-летние в лагерях ни-ни... и мать "не вмешивалась"... а ничего, что 35-летние женщины просто так не умирают, и мать, видимо, была сильно больна?

Прошу дальше воздержаться от комментариев в подобном тоне.

Дают общежитие для женщин оказавшихся в трудной жизненной ситуации, по крайней мере в нашем городе (не Москва) Я в 2000-х работала в системе социальной защиты. Я ЗНАЮ.
Как раз предлагаю посмотреть на выдуманную ситуацию под другим углом, а не "ах-ах бедная девочка, держись там".

Ваш опыт не претендует на 100%-ный охват всех жизненных ситуаций.

Во-1, не все обратятся за помощью.

Во-2, жить малолетке с ребенком в социальном жилье - это тоже не фиалки нюхать.

В-3, даже в этом блоге были истории, где дети-сироты оставались вообще одни лет в 13-15. Умерла мама, умер папа... и как-то все рассосались, и живет старшеклассница одна, "никого не трогает".

Прочитав комментарии в духе "самадуравиновата", не устаю удивляться. Почему у нас люди не умеют и не хотят иной образ жизни, а пытаются всех по своей мерке мерить.
Да, не хочет человек "бороться", не пытается взять от жизни всё, и что, значит он какой-то ненормальный? Живет девушка своей жизнью, никого не трогает, живет как умеет, еще и другим помогает, но все равно найдутся те, кого это бесит. Советская система что ли такие последствия дает, но нетерпимость нашего общества видна с первого взгляда даже при таком банальном случае, как обсуждение художественного произведения.

А я вот с вами соглашусь. Хоть и не думала так читая пост. Вариант Жанны - худший из лучших. Я б ещё поняла если б она его ваще везде забанила и на порог не пустила. Но нет, пустила в свой дом, к ребёнку, и ещё и называет этого мудака отцом? Какой он отец? Это звание заслужить надо. Он всего лишь йобарь/незваный спермодонор. Так что это или наивняк опасный или гордыня - благородство такое.
Кроме того чтоб с ним куда-то ехать, таки да - Франция, бумажку подписать за вознаграждение (а потом как вариант подать на алименты+лишение родительских. прав), телефон продать если самой не нужен.... Чисто практический подход, ничего личного.

  • 1