?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
Непокоренная (Анализ новеллы Моэма)
tanja_tank
...В моей почте было немало историй, где женщины рассказывали о насилии над ними и... последующем "раскаянии" насильника. Вот натурально, сидит она, допустим, со сломанным носом, а насильник вдруг бухается в ноги и воет: "Что я натворил, ооо... Как я посмел... Неееет... Никогда себе этого не прощу..."

И у жертвы как-то улетучивается запал наказать обидчика. Ведь он так мучается! Ведь он просит прощения! Видимо, бес его попутал, да и она сама, если подумать, "спровоцировала"... И вот она не едет ни в какой травмопункт, ни в какую полицию, ни в какому гинекологу, а бредет зализывать раны самостоятельно. Тем более, душка-насильник обещал занести чудо-мазь от синяков...

Но поток извинений быстро иссякает. На лице насильника вновь проступает издевательская надменная улыбка. Жертва чувствует себя дважды изнасилованной. И если она все же порывается притянуть насильника к ответу, то часто слышит угрозы и оскорбления. Так вот какова цена его раскаяния!...

В рассказе Сомерсета Моэма "Непокоренная" героиня отказалась выслушивать извинения насильника и не стала вести себя с ним "по-доброму". Из-за чего стала жертвой сталкинга со стороны "раскаявшегося" и агрессии окружения от собственный родителей. Итак, прекрасный разбор произведения от читательницы Юлии из Москвы.

"Этот рассказ мы читали в школе, когда учились в 11 классе, в оригинале (на английском языке). После повторного прочтения на русском языке рассказ цепляет ещё больше. Почему-то многие видят там историю чуть ли не искренней любви «бедного парня Ганса» к «суровой и сумасшедшей Аннет». Сейчас, перечитав «Непокорённую» еще раз, меня воистину ужасает такое суждение относительно героев данного рассказа. Поэтому я решила наконец-то проанализировать одно из своих любимых произведений Сомерсета Моэма «Непокорённая».


Дело было во Франции во время второй мировой войны. Рассказ начинается с довольно жестокой сцены: домик фермеров, избитые и плачущие месье и мадам Перье, двое немецких солдат, Ганс и Вилли. Изрядно выпивший Ганс изнасиловал дочь хозяина фермы, сельскую учительницу Аннет. Далее в рассказе изложены мысли Ганса относительно этого, а также реакция других героев рассказа.

"Конечно, ничего б этого не случилось, если бы она не вела себя так глупо. Они с приятелем сбились с дороги. Окликнули работавшего в поле крестьянина, а он им нарочно наврал, вот они и запутались в каких-то проселках. На ферму зашли, только чтобы спросить дорогу".

Вот ведь какая ситуёвина-то. Стандартная. Жертва «самадуравиновата», крестьянин «нарочно наврал», и вообще весь мир против такого замечательного человека. Как там говорится, «все г*ндоны, а я воздушный шарик».

Далее идёт небольшое разъяснение причины общения с Вилли, приятелем Ганса. Ганс по-французски говорил не так бойко, как Вилли, но все-таки малость научился, между собой они всегда говорили по-французски, и Вилли поправлял его ошибки. Потому-то Ганс и завел с ним приятельские отношения, Вилли был ему очень полезен, и к тому же Ганс знал, что Вилли им восхищается. Да, восхищается, потому что Ганс высокий, стройный, широкоплечий, потому что курчавые волосы его уж такие белокурые, а глаза — голубые-преголубые.

Ничего не напоминает? Прямо идеальный сценарий отношений нарцисса и «друга». «Рохля Вилли» мало того, что французский ему подтянет, так ещё и восхищается Гансом. Грех не потешить своё самолюбие и не искупаться в лучах собственного великолепия. Тут аж продукт два в одном: и полезный, так как французскому учит, и приятный, потому что восхищается тобой. Любой нарцисс от такого лакомого куска не откажется.

В общем-то, заблудились Ганс с Вилли, наткнулись на фермерский домик и решили спросить дорогу. Хозяева подсказали путь, но Ганс решил задержаться. И тут он увидел Аннет, дочку месье и мадам Перье. Девушка «без должного уважения» попросила их уйти.

Он только тут рассмотрел ее как следует. Не то чтобы хорошенькая, но глаза красивые, темные, нос прямой. Лицо очень бледное. Одета совсем просто, но почему-то не похожа на обыкновенную крестьянку. Какая-то она особенная, нет в ней деревенской грубости, неотесанности.

Ну конечно, до идеального Ганса недотягивает, но всё же «особенная, не такая, как все». А на безрыбье и рак рыба, значит, сойдёт. Да ещё и не пала к ногам красавчика, вот зараза!

"- А ты не похожа на фермерскую дочку, — сказал он девушке.
— Ну и что?
— Она у нас учительница, — пояснила мать.
— Ага, образованная, значит. Девушка передернула плечами, но Ганс продолжал добродушно на своем ломаном французском: — Значит, ты должна понимать, что капитуляция для французов — благодеяние. Не мы затеяли войну, вы ее начали. А теперь мы сделаем из Франции приличную страну. Мы наведем в ней порядок. Мы приучим вас работать. Вы у нас узнаете, что такое повиновение и дисциплина.
Девушка сжала кулаки и глянула на него. Черные глаза ее горели ненавистью. Но она промолчала".


А что вы хотели? На правах завоевателей можно и условия диктовать, и вести себя по-хамски. А то ведь распущенный народ, смеет быть недовольным визитом победителей. Да и ненависть в глазах Аннет смущает, подрывает собственное величие. Как она смеет на него так смотреть, и опять «без должного уважения»?

"- Ладно, я уйду. Только на прощание ты меня поцелуешь.
Она отпрянула, но он удержал ее за руку.
— Отец! — закричала девушка. — Отец!
Фермер бросился на немца. Ганс отпустил девушку и изо всей силы ударил старика по лицу. Тот рухнул на пол. Девушка не успела убежать, и Ганс тут же схватил ее и стиснул в объятиях. Она ударила его наотмашь по щеке. Ганс коротко и зло рассмеялся.
— Так-то ты ведешь себя, когда тебя хочет поцеловать немецкий солдат? Ты за это поплатишься…
Ганс зажал рот девушки руками, заглушая ее крики, и выволок ее за дверь".


Вот так оно все и произошло. Ну, сами посудите, кто во всем этом виноват, не она разве? Залепила пощечину. Дала бы себя поцеловать, он тут же и ушел бы.

Здесь комментарии излишни. Поражает хладнокровие Ганса. Напоследок он решает то ли добить жертву, то ли откупиться от неё.

"Этого все равно не миновать, рано или поздно. Он сунул руку в боковой карман и вытащил бумажник.
— На вот сотню франков. Пусть мадемуазель купит себе новое платье. От ее старого осталось не много".


Надо же, какой джентльмен, на платье денег дал. Другой бы развернулся и ушёл, а этот вон какой заботливый оказался. Правда, Аннет лежит неподвижно и плачет навзрыд, но с чего бы? Она ведь сама спровоцировала отказом его поцеловать, его, солдата германской армии, победителя и героя ( который, к слову, как выяснится позже, боёв не видел).

...Три месяца спустя Ганс снова оказался в Суассоне. Вместе с победоносной германской армией он побывал в Париже и проехал на своем мотоцикле через Триумфальную арку. Вместе с армией он продвинулся сперва к Туру, затем к Бордо. Боев он и не нюхал, а солдат французских видел только пленных. Весь поход был такой развеселой потехой, какая ему и не снилась.

"После перемирия он еще с месяц пожил в Париже. Послал цветные почтовые открытки родне в Баварию, накупил всем подарков… Когда вышел приказ о переводе в Суассон, Гансу пришло в голову, что забавно будет зайти взглянуть на ту девчонку с фермы. Он приготовил ей в подарок пару шелковых чулок, чтобы она поняла, что он зла не помнит… Как-то вечером, когда заняться было нечем, он сунул чулки в карман, сел на мотоцикл и поехал".

Опять стандартный сценарий нарцисса: напустить важности, ничего толком не сделав. Боевой поход для Ганса лишь развлечение, способ унять скуку. Пожив какое-то время в Париже, и, как мне кажется, умирая со скуки, он обрадовался приказу о переводе в Суассон. Вспомнил Аннет, решил навестить, так сказать, ради забавы. Своего рода тычок в больную мозоль, пинг. А что такого? Он же не с пустыми руками: чулочки вон решил прихватить в знак перемирия. Чем вам не начало сахарного шоу?

"Он, не постучав, повернул дверную ручку и вошел. Девушка сидела за столом, чистила картофель. При виде солдатской формы Ганса она вскочила на ноги.
— Вам что? И тут она его узнала. Она попятилась к стене, крепко стиснув в руке нож. — Ты?
— Ну-ну, не горячись, не обижу. Смотри лучше, что я тебе привез — шелковые чулки.
— Забирай их и убирайся вместе с ними.
— Не глупи. Брось-ка нож. Тебе же будет хуже, если будешь так злиться. Можешь меня не бояться… Ну что ты смотришь такой злючкой? Не так уж я тебя обидел. Я был тогда очень взвинчен, ты пойми. Все мы тогда такие были. В то время еще поговаривали о непобедимости французской армии, о линии Мажино… — У него вырвался смешок. — Ну и винцо, конечно, бросилось мне в голову. Тебе еще повезло. Женщины говорили мне, что я не такой уж урод.
Девушка окинула его с ног до головы уничтожающим взглядом.
— Убирайся отсюда вон.
— Уйду, когда мне вздумается.


Ганс не видит лучей восхищения и благодарности в глазах Аннет, и его это нервирует. Он уж и донести пытался, что ничего страшного не произошло и вообще это счастливый случай для девушки - «быть взятой таким красавцем», и чулки в знак примирения купил, и образ альфа-самца-завоевателя включил, а девушка непреклонна. Непорядок. Это сильно бьёт по самолюбию Ганса. Кроме того, он не привык сталкиваться с открытой ненавистью, ему надо непременно доказать свою хорошесть, «причиняя добро».

"Щеки у нее пылали, глаза сверкали гневом. Она показалась ему сейчас красивее, чем он ее тогда запомнил. Что ж, в общем получилось удачно. Не какая-нибудь простенькая деревенская девчонка. Больше похожа на горожанку. Да, ведь мать сказала, что она учительница. И именно потому, что это была не обычная деревенская девушка, а учительница, образованная, ему было особенно приятно ее помучить. Он ощущал себя сильным, крепким. Он взъерошил свои курчавые белокурые волосы и усмехнулся при мысли, сколько девчонок с радостью оказались бы тогда на ее месте. За лето он так загорел, что голубые глаза его казались какими-то уже совсем ярко-голубыми…
— Послушай, честное слово, я неплохой парень. Я привезу вам сыра и, может, даже немного ветчины".


Как-то не сходится образ «неплохого парня, желающего помочь» с намерением помучить Аннет, ещё и удовольствие получить от всего этого. Но Ганс искренне недоумевает, как его, такого красивого и распрекрасного, любимца женщин и работягу, можно не любить. Он пытается исправить эту несправедливость и в один прекрасный день приезжает с гостинцами.

"Он ввалился бесцеремонно, как и тогда. На этот раз в кухне оказались фермер с женой… Они взглянули на Ганса, но как будто не удивились…
- Bonjour, la compagnie, — приветствовал он их весело. — Вот привез вам гостинцев.
Он развязал пакет, вытащил и разложил на столе порядочный кусок сыра, кусок свинины и две коробки сардин. Старуха обернулась, и Ганс усмехнулся, подметив в ее глазах жадный блеск. Фермер окинул продукты хмурым взглядом. Ганс приветствовал его широкой улыбкой.
У нас тогда вышло недоразумение, в прошлый раз. Прошу прощения. Но тебе, старик, не надо было вмешиваться.

В этот момент вошла девушка.
— Что ты здесь делаешь? — крикнула она ему резко.
Взгляд ее упал на продукты. Она сгребла их все вместе и швырнула Гансу.
— Забирай их! Забирай их отсюда!
Но мать бросилась к столу.
— Аннет, ты с ума сошла!
— Я не приму от него подачки.
— Да ведь это наши продукты, наши! Они украли их у нас. Ты только посмотри на сардины — это сардины из Бордо".


Какой добрый малый! Привозит продукты и как бы между прочим упрекает отца Аннет в том, что тот пытался за неё заступился. Виноваты все, кроме Ганса. А он дальше продолжает играть роль добродушного парня.

"Ганс взглянул на девушку; голубые глаза его глядели насмешливо.
— Значит, тебя зовут Аннет? Красивое имя. Что ж, ты не позволишь своим старикам немного полакомиться? Сама ведь говорила, что вы уже три месяца сыра не пробовали. Ветчины я достать не смог. Привез то, что удалось раздобыть.
Фермерша взяла обеими руками свинину, прижала ее к груди. Казалось, она готова расцеловать этот кусок мяса. По щекам Аннет текли слезы.
— Господи, стыд какой! — вырвалось у нее, как стон".


Очередная манипуляция и попытка пристыдить девушку (ишь какая, родителям есть не даёт привезенные продукты, гордячка и эгоистка). Он, сам Ганс, «зла не помнит», приехал помочь, так сказать, а она за шматок сыра в ножки не кланяется и опять же смотрит «без должного уважения».

"— Чего нам ссориться? Что сделано, того не переделаешь. Война есть война, сами понимаете. Аннет — девушка образованная, я знаю; я не хочу, чтоб она обо мне худо думала. Наша часть, вероятно, задержится в Суассоне надолго. Я могу заезжать иногда, привозить чего-нибудь съестного. Вы знаете, ведь мы изо всех сил стараемся наладить отношения с населением в городе, но французы упорствуют. И глядеть на нас не желают. В конце концов, ведь это просто досадная случайность — ну, то, что произошло здесь в тот раз, когда я заходил с приятелем. Вам нечего меня бояться. Я готов относиться к Аннет со всем уважением, как к родной сестре.
— Зачем тебе приходить сюда? Почему ты не оставишь нас в покое? — сказала Аннет.
В сущности, он и сам толком не знал. Ему не хотелось признаться, что он просто стосковался по нормальным человеческим отношениям."


Опять попытки оправдаться, на которые Аннет не реагирует. А эта тоска по нормальным человеческим отношениям… Аж прослезиться можно. А вот теперь смотрите.

"Аннет не выходила у него из головы. Ее отвращение к нему раздразнило его. Он привык нравиться женщинам. Вот будет здорово, если она в конце концов все же влюбится в него! Ведь он у нее первый. Студенты в Мюнхене, болтая за кружкой пива, уверяли, что по-настоящему женщина любит того, кто ее совратил, — после этого она начинает любить самую любовь. Обычно, наметив себе девушку, Ганс был совершенно уверен, что не получит отказа. Он посмеивался про себя, и глаза его зажигались хитрецой".

Теперь понятно, что никакая это не тоска по нормальным отношениям, а своеобразная жёсткая игра по типу «Задолбай пингвина». Была у нас в детстве такая на компьютере. Стоит пингвин и надо тыкать в него пальцем, много раз тыкать, пока не получишь нужную реакцию.

Вот и здесь так же. Какая тоска по нормальным отношениям? Разве в нормальных отношениях насилуют и издеваются, разве бьют чьих-то родителей, разве маячат перед глазами, не давая отойти от недавних событий? Для Ганса это всего лишь игра в соблазнение и не больше. Он пытается пинговать и расположить к себе Аннет.

"Он поставил себе за правило никогда не являться туда с пустыми руками. Но с Аннет дело у него не клеилось. Стараясь добиться ее расположения, он пускал в ход все те нехитрые приемы, которые, как научил Ганса его мужской опыт, так действуют на женщин; но Аннет на все отвечала язвительными насмешками. Плотно сжав губы, колючая, неприступная, она смотрела на Ганса так, словно хуже его и на свете никого не было. Не раз она доводила его до того, что, обозлившись, он готов был схватить ее за плечи и так тряхануть, чтобы душу из нее вытрясти
- Я могу кое в чем оказаться тебе полезным. Почему ты не хочешь образумиться, как твои отец с матерью?"


Позже Аннет признаётся Гансу, что забеременела, пыталась избавиться от ребёнка, но не получилось. Он, как ни странно, приятно удивлён и даже горд.

"Неожиданная мысль ошеломила его с внезапной и сокрушительной силой орудийного залпа: он любит Аннет. Открытие это совершенно потрясло Ганса, он даже не сразу осознал его до конца. Конечно, он постоянно думал об Аннет, но совсем по-другому. Он просто представлял себе, что вдруг она в него влюбится и как он будет торжествовать, если она сама предложит ему то, что он взял тогда силой, но ни на одно мгновение ему не приходило в голову, что Аннет для него — нечто большее, чем любая другая женщина.
Она не в его вкусе. Она и не так чтоб уж очень хорошенькая. Ничего в ней нет особенного… Ему хотелось обнять ее, приласкать, хотелось целовать ее полные слез глаза. Он, казалось, не испытывал желания к ней как к женщине, он только хотел бы утешить ее и чтоб она ответила ему улыбкой, — странно, он никогда не видел ее улыбающейся; он хотел бы заглянуть ей в глаза, в ее чудные, прекрасные глаза, и чтоб взгляд их смягчился нежностью"
.

Ой, а любовь ли это? Или очередная попытка добиться расположения «неприступной дамы», которая имела наглость, будучи беременной, не смягчиться и обвинять его в страшном грехе? На этот раз Ганс действует более решительно. Он приезжает на ферму свататься.

"- У меня возникла идея.
Мгновение он колебался, потом взял стул и уселся напротив Аннет.
— Право, не знаю, с чего начать. Я сожалею о том, что произошло тогда, Аннет. Не моя это была вина, виной тому обстоятельства. Можешь ты меня простить?
Она метнула в него ненавидящий взгляд.
— Никогда! Почему ты не оставишь меня в покое? Мало тебе того, что ты погубил мою жизнь?
— Я как раз об этом. Может, и не погубил. Когда я услыхал, что у тебя будет ребенок, меня всего точно перевернуло. Все теперь стало по-другому. Я горжусь этим.
— Гордишься? — бросила она ему едко.
— Я хочу, чтобы ты родила ребенка, Аннет. Я рад, что тебе не удалось от него отделаться.
— Как у тебя хватает наглости говорить мне это?
— Да ты послушай! Я ведь только об этом теперь и думаю. Через полгода война кончится. Весной мы поставим англичан на колени. Дело верное. И тогда меня демобилизуют, и я женюсь на тебе".


Ох уж эти сладкие речи и обещания. Наш герой решил спасти девушку от позора, жениться и увезти к себе на родину. Благо, Аннет по-прежнему его ненавидит и рассуждает здраво.

"Аннет повернулась к отцу.
— Он на редкость тактичен, этот субъект, — сказала она иронически, поглядев на Ганса в упор. — Да, конечно, мне там уготована сладкая жизнь — мне, иностранке из побежденной страны, с ребенком, рожденным вне брака. Все это гарантирует мне полное счастье, не правда ли?"


Но Ганс так просто не сдаётся и решает остаться на ферме, женившись на Аннет. Родители девушки считают этот вариант наилучшим: избегут позора и получат толкового зятя (Ганс хорошо разбирается в сельском хозяйстве). Но Аннет отказывает ему.

"— Замолчите, — сказала Аннет резко.
Она наклонилась вперед и впилась в немца горящим взглядом.
— У меня есть жених, учитель, он преподавал в том же городе, где и я. После войны мы поженимся. Он не такой здоровяк и не такой смазливый, как ты. Он невысок и узкоплеч. Его красота — его ум, он светится у него в лице, и вся сила его — сила душевного величия. Он не варвар, он культурный человек, за его плечами тысяча лет цивилизации. Я люблю его. Люблю всей душой.
Ганс помрачнел. Ему не приходило в голову, что Аннет может любить еще кого-то".


Ганс не может смириться с отказом. Ему необходимо добиться расположения Аннет во что бы то ни стало, ведь она единственная, кто посмел отказать. Не разглядела своего счастья, глупая.

"Теперь, когда он предложил ей вступить с ним в брак, она должна понять, что он парень порядочный… Она же сама сказала про него, что он рослый, сильный, красивый. Разве б она так сказала, если б все это не имело для нее ровно никакого значения? И про ребенка она говорила, что у него глаза будут голубые, как у отца. Провались он на этом месте, если его светлые кудри и голубые глаза не произвели на нее впечатления! Ганс самодовольно хмыкнул. Дай срок. Запасемся терпением, а природа свое дело сделает.
А Аннет в то время «держалась все так же неприступно и враждебно. Она никогда не заговаривала с ним сама, только отвечала, если он что спрашивал, и при малейшей возможности уходила наверх, к себе в комнату. Когда наверху становилось совсем уж невыносимо холодно, она спускалась в кухню, усаживалась возле печки, шила или читала, не обращая на Ганса ни малейшего внимания, будто его тут и не было»
.

Приходят вести о смерти Пьера, жениха Аннет. Ганс торжествует, надеясь жениться на ней, задобрив её родственников. Подливают масла в огонь и родители девушки, ведь они полностью на стороне будущего зятя.

"— Послушай, дочка, пора бросить глупости. Смотри на вещи трезво. Пьер умер. Жан (Ганс) тебя любит, готов на тебе жениться. Парень он красивый. Любая девушка гордилась бы таким мужем. Как нам управиться на ферме без его поддержки? Он обещал купить на свои деньги трактор и плуг. Уж что было, то было, постарайся забыть об этом.
— Зря тратишь слова, мама. Я и прежде зарабатывала себе на жизнь, заработаю и потом. Я его ненавижу. Мне ненавистно его тщеславие, его самонадеянность. Я готова убить его. Но мне и смерти его мало. Я хотела бы причинить ему такие муки, какие он причинил мне. Мне кажется, я умру спокойно, если только найду способ ранить его так же больно, как он меня.
И что ты так взъелась на парня? Ну да, он взял тебя силой. Он был пьян, ничего не соображал. Не ты первая, не ты последняя, с кем такое случилось. Ведь вот он тогда ударил твоего отца, из него кровь хлестала, как из борова, а разве отец твой помнит зло?
— Драмы разводить, дочка, ни к чему, этим делу не поможешь. Ты женщина образованная, а здравого смысла в тебе нет. Забудь про то, что было, подумай, ведь ребенку нужно дать отца, не говоря уж о том, что мы получим такого ценного работника на ферме. Он один стоит двух батраков".


В данном сообществе уже встречались истории, как деструктивные личности продавливали жертву через родственников, которых они очаровывали своей ответственностью, рассудительностью, красноречием и обаянием. Но Аннет раскусила все приёмы и манипуляции Ганса.

"- Отец с матерью хотят, чтобы я вышла за тебя замуж. Ты повел себя ловко. Своими подачками и посулами ты обвел их вокруг пальца. Они верят тому, что пишут в газете, которую ты им носишь. Так вот, знай: я никогда не стану твоей женой. Я прежде не подозревала, я и представить себе не могла, что можно так ненавидеть человека, как я ненавижу тебя".

Ганс горячо объясняется с Аннет и уходит. Отчасти ему удаётся её разжалобить, но тут девушка замечает его отношение к их собаке. Очень показательный фрагмент.

"Старая дворняжка, много лет прожившая на ферме, подскочила к Гансу, свирепо на него лая. Ганс вот уже несколько месяцев пытался приручить собаку, но все без толку. Когда он тянулся ее погладить, она отскакивала, рыча и скаля зубы. И сейчас, вымещая на ней обиду на неоправдавшиеся надежды, давая выход раздражению, Ганс сильным пинком грубо отшвырнул собаку, она отлетела в кусты, взвыла и, прихрамывая, побежала прочь.
— Зверь! — воскликнула Аннет. — Все ложь, ложь! И я еще по слабости своей чуть не начала его жалеть!
"

Эта дворняжка лично у меня ассоциируется с самой Аннет, которую также пытается приручить Ганс. Девушка умна и отлично понимает, что в любой момент может ждать подвоха от него, что он также её пнёт при желании, как и «эту строптивую собаку». Жалость к Гансу испарилась без следа.

Проходит время, Ганс возвращается на ферму. Мадам Перье сообщает ему, что Аннет только что родила мальчика, как и хотел Ганс (он признавался Аннет, что очень хочет мальчика, похожего на него, который будет его главным смыслом жизни).

"— Волосики у мальчика густые, и они светлые, как у тебя. А глаза голубые. Все так, как ты и думал, — сказала мадам Перье. — Первый раз вижу такого красивого младенчика. Весь будет в папу.
— Бог ты мой, до чего же я рад! — восклицал Ганс. — До чего же здорово жить на свете! Я хочу повидать Аннет".


Но Аннет словно исчезла. Все бросаются на её поиски…Финальная сцена ужасает и шокирует.

"Ганс распахнул дверь, и в тот же момент вошла Аннет. На ней была только ночная рубашка и тонкий халатик из вискозного шелка: бледно-голубые цветы по розовому полю. Она вся вымокла, мокрые, распущенные волосы прилипли к голове и свисали на плечи грязными путаными прядями. Она была смертельно бледна. Мадам Перье кинулась к дочери, обняла ее.
— Где ты была? Бедная моя дочка, ты промокла насквозь. Сумасшедшая!
Но Аннет оттолкнула ее. Она взглянула на Ганса.
— Ты пришел вовремя.
— Где ребенок? — воскликнула мадам Перье.
— Я должна была сделать это немедленно. Я боялась, что позже у меня не хватит мужества.
— Аннет, что ты сделала?
— То, что велел мне долг. Я опустила его в ручей и держала под водой, пока он не умер…
Ганс дико вскрикнул — это был крик смертельно раненного зверя. Он закрыл лицо руками и, шатаясь как пьяный, кинулся вон из дома. Аннет рухнула в кресло и, опустив голову на сжатые кулаки, страстно, неистово зарыдала".


Я не собираюсь осуждать и обсуждать поступок Аннет, так как проводила анализ именно мыслей и поведения Ганса, и вам предлагаю тоже сосредоточиться лишь на нём.

В заключение, хотелось бы отметить, что нам в школе изначально вся история преподносилась чуть ли не как love-story, ибо продукты носит, денег на платье дал, чулки купил, забота, попытки добиться, желание воспитывать сына и тд. Золотой человек, в общем. ъ

Золотой, да не очень. Почему-то многие упускают из внимания попытки пинговать, издёвки, манипуляции, сахарные шоу с жаркими пафосными речами. Про сам факт насилия можно и не упоминать. Ребёнок вовсе не нужен Гансу: он лишь хочет видеть собственное отражение, оставить так называемый след в этом мире, ну и сильнее привязать Аннет к себе. На войне как и в «любви» все средства хороши, только вот никакое это ни светлое чувство, ни желание помочь и проявить заботу, а жестокая, поистине ужасающая игра нарцисса с девушкой, что смогла его раскусить и остаться непокорённой.

PS от Тани Танк:

Я бы хотела подчеркнуть, что в поведении Ганса напрочь отсутствует раскаяние. Преследуя Аннет, он продолжает настаивать, что не произошло ничего особенного, что он ни в чем не виноват, а если и виноват, то самую малость, так сложились обстоятельства - "и вообще, я же извинился".

Мало того, он пытается убедить Аннет, что она "чересчур чувствительна", "истерит", ведет себя "немудро", "не понимает своего счастья", то есть, газлайтит ее и защищает собственную психику от ужасного осознания того, что он вовсе не тот благородный великодушный солдат, любимец девушек (таким образом он лепит свое ложное Я), а банальный насильник и захватчик. По сути, газлайтя Аннет, Ганс спасает себя от переживания нарциссического стыда и от краха своего ложного Я.

Кроме того, в свете ваших историй, я очень сомневаюсь, что Ганс женился бы на Аннет, даже если бы она вдруг согласилась. Добившись трофея, он обесценил бы его. Что, наверно, не помешало бы ему таскаться в эту деревушку годами, будучи проездом в Париж...

Я не собираюсь осуждать и обсуждать поступок Аннет, так как проводила анализ именно мыслей и поведения Ганса, и вам предлагаю тоже сосредоточиться лишь на нём.

Отчего же? Мне кажется, хорошо было бы развить тему - стоит ли рожать от подонка, если уж оказалась в подобной ситуации или найти в себе силы замкнуть порочный круг. Или плодить дальше подонков или жертв для подонков. Если речь о том, чтобы прервать беременность, на детоубийство не каждая пойдет. Судя по историям в этом блоге, большинство женщин сделали бы аборт вовремя, если бы были с ясной головой в этот период, а не задурманенными психопатами мозгами.

П.с. Осуждать героиню не могу. Могу лишь восхищаться силой ее духа.

Что до Ганса - разбор настолько детальный, что и добавить нечего. Типичный фашист - жестокий, трусливый, подлый.

Edited at 2018-07-03 08:52 am (UTC)

Это еще не фашист. Был бы он настоящим фашистом, поступил бы совсем по-другому. Изнасиловал бы дочь, шарахнул потом по ней и ее родителям из автомата, сжег ферму. Да, насильник и чурбан, но до фашиста ему еще очень далеко.

Мне кажется, что нарцисс для Ганса - это слишком сложно. Он - простой грубый мужлан. Родители Аннетт тоже простые неотесанные люди. Поэтому они говорят на одном языке и понимают друг друга. Ну да, парень изнасиловал девчонку. Но ведь в их среде это обыкновенное дело! Парень не совсем поганец, ибо согласен "прикрыть грех" и хоть как-то помогает семье. Он здоровый, работящий, ребенок от него родился красивым и здоровым, парень его захотел и ждал, в общем, дело обычное и поправимое.
Но ведь Аннетт совсем из другого теста! Для нее, в первую очередь, важно достоинство. А Ганс лишил её человеческого достоинства, всего того, что её жених берег "со всей силой мужской любви".
Вся жуть-то в том, что и Ганс, и родители девушки - никакие не нарциссы. Эти люди приземлены и начисто лишены понятия "честь" и "достоинство".
И автор показывает точку зрения Аннетт - человеческое достоинство выше всего! Оно выше голода, страха, даже жизни ребенка. И она доводит дело до конца. Но лично меня особенно взбесил даже не Ганс. Меня взбесил врач-ханжа, отказавшийся сделать аборт Аннетт.

Ну да, парень изнасиловал девчонку. Но ведь в их среде это обыкновенное дело! Парень не совсем поганец, ибо согласен "прикрыть грех" и хоть как-то помогает семье. Он здоровый, работящий, ребенок от него родился красивым и здоровым, парень его захотел и ждал, в общем, дело обычное и поправимое.

А мне кажется, родители просто жили в страхе за дочь. Все, что вы говорите, сошло бы за чистую монету в мирное время, вероятно, со своим соплеменником. А тут мало того, что с войной враг пришел, так еще и дочка с принципами не к месту, отец на себе кулак прочувствовал, а уж убить такому ничего не стоит.

Насчет человеческого достоинства целиком и полностью с вами согласна.

(Deleted comment)
(Deleted comment)
Не следует каждого недалёкого представителя mudakus_vulgaris причислять к нарциссам. В этом произведении совершенно точно представлен представитель первого вида.

Вот! Именно так.

мда... ну, если абстрагироваться от сути разбора очередного нарцисса, то имею сказать только, что дальше для женщины пойдет срок расплаты. Одно дело это маятник отношений с мужиками. Убить своими руками рожденного ребенка - совсем другой счет. Единственная надежда, может тут дебют психического заболевания на почве непереносимой душевной травмы... Тогда ей будет легче, чоуж. Ведь материнский инстинкт формируется не со щелчка, это базовая модель бытия и с ней шутки плохи.

Легче ей уже никогда не будет...

В школе мы, кажется, этот рассказ не проходили, позже читала его сама, когда открыла для себя Моэма. И честно говоря, сейчас очень удивилась, когда узнала, что его преподносят как лав-стори. Очень. Помню, при прочтении создавалось впечатление, что автор далеко не в восторге от своего героя и старается как раз показать его ограниченность как минимум, а, скорее всего, то, что сказано в разборе.

Совершенно очевидно, что Моэм не в восторге от "порядочного" и "раскаявшегося" Ганса.

Комментарий автора насчет беременности Аннет

Аннет пыталась избавиться от ребёнка.Первый врач ей отказал со словами «не ты первая,не ты последняя»,если не ошибаюсь,второго врача немцы забрали в плен.Аннет пошла к знахарке,та дала ей снадобье,которое должно было спровоцировать выкидыш.У Аннет поднялась температура после приема,было очень плохо,но выкидыша не произошло и она не смогла избавиться от ребёнка

Как-то слушала Ив Монтана . Песня" Жирофле- Жирофля". Веселенькая мелодия, на слуху. Захотелось узнать про что. А текст тяжеленный, про войну. Тема та же , что и в рассказе.Не дай Бог! Как себя поведешь в критической ситуации, когда живот от голода пухнет?.Но война не все спишет. Насильник он и есть насильник. Сначала перечитала рассказ. Разбор отличный, в нем показано, что считаться Гансушка не будет ни с кем.Будет так , как он решил. Раскаяния ноль. Уверен, что неотразим. Ну и получи, фашист, гранату.Про Аннет не знаю, что сказать.Если бы Ганс отвалил, ребенок, судя по всему, был бы жив.

Преподносить это как лавстори - либо извращенное сознание какой то школьной училки дегенератки, либо умышленное, я бы сказала, диверсия.

+500. Это такое дер@мо с преступником, по которому 117 статья в наше время плачет, считают в ШКОЛЕ лав-стори?

(Deleted comment)
(Deleted comment)
" Вот будет здорово, если она в конце концов все же влюбится в него! Ведь он у нее первый. Студенты в Мюнхене, болтая за кружкой пива, уверяли, что по-настоящему женщина любит того, кто ее совратил, — после этого она начинает любить самую любовь." Вот придурок, говорили же ему, совратил (что тоже не айс), а не изнасиловал. Тем более в первый раз для девушки бывает настолько непривычна такая ситуация, что она ничего особого и не почувствует, а тут ещё насилие. То есть травма.

Ганс и Вилли

Пишет автор разбора:

"Я специально не стала акцентировать внимание на поступке Аннет,чтобы не было холивара не по теме. И все равно нашлись люди,которые считают насильника и нарца «не таким уж насильником и не таким уж нарцем».

По-поводу Вилли,кстати,могу отметить,что он не стал насиловать Аннет,когда Ганс ему предложил,и пытался вообще свести к минимуму назревающий конфликт с Аннет,но не смог удержать Ганса

Хотя Вилли такой же германец,как и Ганс.Так что странно читать от людей,что насилие на войне-норма.Это лишь очередной повод для подонков творить всякую непотребщину,а потом открещиваться войной и прочими факторами".

Re: Ганс и Вилли

Автор разбора:

"Причём Ганс Вилли подначивал,а когда тот отказался насиловать,высмеивал,что Вилли слабак и «не смог».После этого Вилли все равно не поддаётся на провокацию и не бежит доказывать другу «свою силу»

(Deleted comment)
(Deleted comment)
Замечательный разбор!
Хотелось бы еще подобных.

Спасибо за такой интересный разбор.
Изнасилование - это очень редко про секс, а в основном - это про доминирование, подчинение, власть и унижение.
В этой истории, имхо, как раз второй сценарий и способен реализовать его только глубоко уёбищный нелюдь. Или сверхчеловек, как они любят оценивать себя сами - имеющими право.
Мотивы ГГ (Главного Героя, но и Грандиозного Говна) прописаны автором - и в них он чистый нарц.
И даже в желании, чтоб жертва приползла к нему сама - тут уж не стоит мелочиться и считать куски, тем более, что не кровью и потом заработанные.
О каком покрытии греха может идти речь, если изнасиловал ее для самоутверждения? Просто следующий шаг в порабощении.
А то, что раньше подобное воспринималось обществом одобрительно - так стоит ли напоминать о том, что к женщинам в принципе относились, как к недочеловекам.

Поддерживаю.

(Deleted comment)
Согласна с вами. Психика Аннет серьезно нарушена всем происшедшим.

Неужели этот рассказ можно было преподносить как историю любви? Удивительно. Моэм в гробу перевернулся.
Мой любимый рассказ, очень глубоко охватывает все разнообразие чувств человеческой души.

Вот я уже не в первый раз недоумеваю (приходилось и раньше натыкаться на такие толкования). Хорошо, у кого-то мозги набекрень или психика сломана, и они, примеривая ситуацию на реальную жизнь, готовы оправдать и пожалеть "нормального парня", который "просто изголодался по теплу и ласке", а зато потом "раскаялся и полюбил по-настоящему, а она, стерва, не оценила". Но как можно не видеть, что рассказ-то точно не об этом? Ганс ведь не реальный человек, он литературный персонаж. И автор всеми возможными художественными средствами показывает, что он уж точно не на стороне этого персонажа, он препарирует вполне отвратительный ему человеческий тип, и все Гансовы самооправдания приведены с единственной и очевидной целью - показать "мир грибов изнутри". Чем надо читать, чтобы этого не заметить?

Представляю, какая жизнь была бы у Аннет с ребенком после войны. Французские мужчины были очень жестоки к женщинам, которые вступали в связь с немцами и ненавидели детей от таких связей. Вряд ли бы их остановило то обстоятельство, что Аннет была изнасилована. Зато ее родители привечали немца, им бы этого не простили.
Это так, рассуждения немного не в тему. Вообще же, ужасная история.

Французские мужчины были отморозки еще похлеще немцев. Не имея духа воевать с немцами, они потом свою трусость выместили на своих же женщинах.