?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


«Родственник святого» Олег
tanja_tank
Герой сегодняшней истории очень напомнил мне Виорела и Джона. Этакий незамутненный социопат с классическим набором проявлений: кормление завтраками о Прекрасном Недалеко, нагнетание сверхзначимости вокруг своей довольно никчемной личности, беззастенчивое паразитирование с элементами подворовывания, цветистое, но в целом незатейливое, с плохо заправленными "нитками",  вранье и вообще, "легкость в мыслях необыкновенная".

Может сложиться впечатление, что такой социопат - тип довольно безобидный, "просто инфантил", и проблема состоит лишь в том, чтобы ссадить товарища со своей шеи, а для этого, мол, надо "просто перестать быть лохушкой".

Я бы и сама так подумала года три назад. Но общение с женщинами, пострадавшими от таких "безобидных" Олежков, кардинально изменило мое мнение. Дело в том, что все они, наоборот, оказались женщинами, успешными в своем деле, финансово независимыми, с нормальной самооценкой, привлекательными внешне и да, вовсе не озабоченными присутствием в своей жизни хоть плохонького, но мужичка, т.е. ни разу не "лохушками". Вспомним истории Джона, Виорела, "веселой вдовы Арины"...

"Секрет успеха" социопата - в умении создать атмосферу газлайтинга и с головой погрузить в нее жертву, обвиться вокруг ее ствола и незаметненько высасывать соки. На каком-то этапе осознав, что все капитально не так, жертва пытается распутать многочисленные "сюжетные линии" социопатической лжи, но вязнет все глубже. Ситуацию усугубляет и то, что осознание "чего-то не того" приходит не столь быстро, как с нарциссом или, например, с "явным" психопатом. Многие отмечают, что нет как таковых Ледяных душей, и Соковыжималка проходит так "мягко", что жертва осознает это лишь задним числом.

Надеюсь, что в комментариях те, кто пережил романы с подобными персонажами, попытаются более основательно проанализировать механизмы "обволакивания" жертвы социопатом такого типа.

Обратим внимание и на легкость социопата в расставании. У него не столь сильная эмоциональная зависимость от жертвы, как у нарцисса или пограничника. Он, скорее, оценивает ее утилитарно: чем, насколько и как долго она может быть ему полезна. И как только она перестает быть ему полезна, он ее бросает (Остап Бендер, герой "Красавца-мужчины") и не возвращается. Так же он поступает, когда понимает, что близок к провалу.

Если же жертва бросает его сама, то, думается, он "утешается" гораздо быстрее, чем разобиженный вусмерть и наркотически зависимый от жертвы нарцисс. По сути, речь идет только о временном неудобстве, связанном с заменой кормушки на равноценную, чтобы уже завтра мочь рубиться в танчики и поплевывать в потолок...

Read more...Collapse )