July 20th, 2017

Как я была "куколкой" своей мамы


Наверно, правильно сказал Лев Толстой: "Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему".

Есть несколько типов дисгармоничного воспитания. Сегодняшняя героиня выросла в атмосфере так называемой доминирующей гиперопеки. Мать вроде как любила и "расшибалась в лепешку" ради детей, но с годами ее контроль и паранойя стали катастрофически удушливыми.

Героиня подробно рассказывает о том, как ломают личность доминирующе гиперопекающие родители. К счастью, в 23 года она все же решилась на бунт. Но восстанавливаться ей придется очень и очень долго...

(фото Анны Радченко)

"Читаю ваш блог буквально несколько дней, и большинство историй от ваших читателей больно во мне отозвались. Во многом узнавала собственную мать, а в чём-то – и себя… Собственно, меня привели к вам именно мои запутанные отношения с матерью, которые я пытаюсь «распутать» уже несколько лет.

Моя история, по сравнению с остальными, возможно, не настолько жуткая. По крайней мере, поначалу. Во многом, что касается моего детства, мне точно не на что жаловаться. И всё же мне очень нужно выговориться, хотя бы для себя проанализировать какие-то аспекты. Я чувствую, что мне жизненно необходимо поделиться с кем-то своими воспоминаниями, чтобы их оценили со стороны, беспристрастно.

Я не хочу считать себя жертвой, и, быть может, в какие-то моменты сама проявляла признаки нарциссизма. В любом случае оценку я оставлю вам и вашим читателям.

Зовут меня Полина. Мне 23 года, на данный момент живу в одной квартире с матерью и старшим братом Сашей. Сколько себя помню, у меня была мечта. Большая такая, можно сказать, «главная» - жить одной. Быть самой себе хозяйкой, собственными силами устраивать свой быт. На первый взгляд, эта мечта ничем не обоснована – ведь мне в раннем возрасте, повторюсь, не на что было жаловаться. Как для ребёнка, моё детство было достаточно беззаботным, и даже больше – практически идеальным. Моя мама очень любила меня – а я любила её.
Collapse )

Как я была "куколкой" своей мамы (Окончание)


Болезнь мамы

Когда мне было 15, мать заболела - «по женской части», как сама выражалась. К тому моменту она уже работала и практически не пила. Врачам в нашем городе она не доверяла, поэтому в конечном итоге пришлось ехать в столицу на обследование. Ей диагностировали миому матки, низкий уровень гемоглобина и назначили лечение.

Период болезни матери был для меня ещё одним адом, через который я проходила почти каждый месяц вместе с ней. Кровотечения у неё были настолько сильные, что вся её половина кровати была в крови. Мой страх потерять маму только усилился.

Я стала ещё более религиозной – молилась не только каждое утро и каждую ночь, как это было у нас заведено, но и в течение дня, когда видела, как сильно она страдает. Лекарства ей помогали, но ненадолго и как-то выборочно, то на два месяца, то на полгода, и нельзя было предугадать, когда начнётся новый «приступ».

Помню случай, когда у матери снова возникло сильное кровотечение. Пожалуй, в ту ночь оно стало даже ещё более сильным, чем в предыдущие месяцы. Я не спала, тихо лежала, приученная к тому, что после ночной молитвы нельзя вставать с постели (Саша, видимо, руководствовался тем же принципом, или же просто спал). Мама же еле встала с кровати, еле добралась до туалета, а в следующую минуту буквально заорала от боли.

Саша побежал ей на помощь, помог снова лечь, а мать зашлась в обвинительных воплях: «Всем на меня всё равно! Мне больно, а никто мне не помог встать! Умру, а никто даже не заметит! Если бы я не проснулась, а уже лежала холодная, вы бы тоже этого не заметили до утра?!». В тот момент я особенно остро почувствовала свою вину. Сквозь её вопли я не могла ничего сказать в своё оправдание (она бы просто не услышала), поэтому просто рыдала вместе с мамой. Когда всё улеглось, я всё оставшееся до утра время непрестанно молилась, чтобы она вылечилась, ведь без неё я не смогла бы жить. Вызвать скорую я не догадалась.
Collapse )