July 25th, 2017

"Утонченный извращенец" Саша

Таких нарциссов некоторые исследователи называют соматическими. Поле, на котором они собирают урожай нарцресурса - чужие постели, и чем больше, тем лучше. Понятно, что ни о какой конфиденциальности тут речи быть не может, но понятно это становится несколько позднее, когда на тебя вдруг начинают с интересом поглядывать коллеги...

Герою этой истории, видимо, не давали покоя лавры Вальмона, и жесткий, часто унижающий героиню, секс он именовал "утонченно-извращенными времяпрепровождениями". Читаем, чем они закончились.

"С Сашей мы познакомились на работе. У нас дружественные рабочие коллективы. Красивый, харизматичный, задорный, с ярко выраженным стремлением к лидерству – он всегда умел привлечь внимание и расположить к себе.

У меня на тот момент были длительные отношения с молодым человеком и как мужчину Сашу я не воспринимала. К тому же, было табу на личную жизнь на работе.

С его стороны периодически были какие-то топорные знаки внимания – например, как-то раз он подошёл ко мне и погладил по голове. Мы похихикали и я об этом забыла – ну, мальчик показал своё внимание, ну, бывает. Относилась к нему, как и ко всем коллегам—доброжелательно.

Он периодически писал мне в социальных сетях, спрашивал о моих увлечениях. Иногда рассказывал о бывшей девушке, как он жалеет о том, что её потерял или как они недавно виделись. Или о какой-то новой потенциальной пассии. Я слушала, поддерживала, но всегда держала его на расстоянии; что-то в нём меня отталкивало на интуитивном уровне, несмотря на то, что коллеги были от него без ума («обрати внимание, какой красавец! какой задорный парень, он же так клеится к тебе!»). К тому же, он слишком настойчиво периодически звал меня в гости, придумывал нелепые поводы. Я, в свою очередь, каждый раз находила отговорки.

Затем получилось так, что мои длительные отношения завершились, а вскоре после этого я еще и потеряла лучшего друга. Я очень сильно переживала - за три месяца из моей жизни ушла не только любовь, но и близкий человек, с которым мы дружили семь лет, и была, прямо скажем, в нестабильном психологическом состоянии.

Саша, узнав о том, что мне требуется поддержка, тут же активизировался и предложил себя в роли жилетки. С видом учителя начальных классов, глаголющим прописные истины, он говорил о том, что я маленькая и глупенькая, и как нужно было поступать, и как несовершенен мой бывший друг («вот я бы на его месте!»).
Collapse )