?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Рассказ "Последствия". Евгений Долматович (ПТСР, стокгольмский синдром...)
tanja_tank

Я очень люблю, когда люди творят :) Мне не так и важно, талантливо они это делают или не особо, да и какой я им судья? Меня греет сопричастность их радости - ведь, создавая что-то новое и свое, человек переживает большую радость. Возможно, она несколько специфична, приходит через преодоление, недовольство собой, а иногда и боль... но, на мой взгляд, это высшее удовольствие, доступное человеку. Давно-давно читала у Бердяева в "Самопознании", что в творческом акте мы приближаемся к богу...

Среди моих читателей - много творческих людей. Я знаю, что некоторые из них вдохновлены темой деструктивных отношений. Дорогие друзья, давайте не будем молчать, а начнем делиться здесь отрывками из своих вещей, а если это малый жанр - то публиковать их полностью. Доброжелательные (надеюсь :) замечания позволят нам отточить сюжет, сделать его более психологически достоверным.

Мой давний знакомый, писатель Евгений Долматович написал рассказ на "нашу" тему. "Я был бы рад указаниям на ошибки - чисто для саморазвития. Можно и просто обсудить описанные события", - говорит он.

Итак, премьера рубрики "Наше творчество" - и рассказ "Последствия".

(Картина - Джереми Манн)

"Нормальный сон, наверное, уже не вернется. Спать я, конечно же, сплю, и порой мне даже что-то снится. Не обязательно, что кошмары, просто какие-то обрывочные видения: тусклая серая рябь, тени, дрожащие на кирпичной стене, едва различимые силуэты во мраке, пустынные коридоры, уводящие в никуда. Я стараюсь не запоминать все это. Но образы будто бы впитываются где-то на уровне подкорки, разрастаются там, как плесень. Они отпечатываются на сетчатке, а после накладываются на реальность. Так реальность превращается в очередной сон.

Но что если поставить вопрос иначе: высыпаюсь ли я? Нет, не высыпаюсь. Измотанная, лежу на кровати, ворочаюсь, то и дело проваливаясь в омут забытья; чаще бессмысленно смотрю в потолок. Я ни о чем не думаю, просто дышу, слушаю звуки улицы, бормотания телевизора за стеной. Наблюдаю, как постепенно рассеивается предрассветная муть, и буквально на физическом уровне ощущаю, как в город вползает новый день.

Еще один день моей жизни…

У меня нет мобильника, только обычный домашний телефон. Иногда на него кто-то звонит, но я редко беру трубку. Кто бы там ни был, мне нечего им сказать, а отвечать на вопросы не хочется. Слава богу, в последнее время с этим стало проще. Раньше от желающих поболтать не было отбоя – надоедливые журналисты, праздные сочувствующие, всякие шутники и какие-то извращенцы. Я регулярно меняла номера, переезжала с места на место, но они все равно меня находили. Принимались названивать, слали письма, в том числе и любовные.

Бывало, кто-то даже топтался на пороге, стучал в дверь; некоторые подходили на улице. Обычно по их взглядам все сразу было ясно: смесь из смущения и плохо скрываемого интереса. Напускное сострадание. Временами, ужас. Мне ни к чему такое внимание. Я пытаюсь забыть все, что со мной случилось. Хочу просто жить дальше – той холодной бесцветной реальностью, в которую все больше превращается мир вокруг.

Поэтому я и отказалась от мобильника, удалила свои странички в социальных сетях. Сделала все, чтобы меня не нашли, чтобы оставили наконец в покое.
Read more...Collapse )

Рассказ "Последствия". Евгений Долматович. Окончание
tanja_tank
Черная-черная темнота вокруг. И я в который раз не могу уснуть – ворочаюсь, думаю, вспоминаю. Интересно, ночь хоть когда-нибудь закончится? Не та, что снаружи, а та, что внутри. Я очень люблю день, пусть глаза до сих пор не привыкли к яркому свету.

А в мыслях проносятся какие-то несвязные эпизоды, в ушах звучат голоса, издевательский смех, реже – надрывный детский плач…

Не выдержав, хватаю с тумбочки ноутбук, ввожу в поиске имена, изучаю чужие истории. Конечно же, меня интересовали и продолжают интересовать девушки, пережившие то же, что пережила я. Увы, их очень и очень много. Это угнетает.

Я смотрю видео про кливлендских пленниц, в очередной раз наблюдаю за освобождением жертв скопинского маньяка, читаю о психопате, который загорелся идеей открыть подпольную швейную фабрику и вырезал слово «РАБ» на лицах своих невольниц, слушаю интервью Наташи Кампуш.

И в каждом из этих преступлений я обнаруживаю невероятную простоту, даже банальность. Один и тот же сценарий с незначительными вариациями безотказно работает из раза в раз. Машина – похищение – подвал – издевательства. Побег, выстроенный исключительно на случайности. Дальше – арест и расследование, суд и приговор, бесконечные пережевывания в прессе, обсуждения, кто прав, кто виноват…

Но это лишь в том случае, если побег удался. А у скольких несчастных не получилось сбежать от своих мучителей? Сколько подобных историй так и останутся никому не известными?

Я прекрасно помню его слова в ночь моего заточения.

«Ты здесь не первая».

Поначалу было очень неприятно читать то, что писали обо мне в прессе. Каким-то образом они умудрились раскопать уйму событий из моего прошлого, даже вывернули все так, будто я сама напросилась. И речь сейчас не о выкриках из толпы, а об отдельных исследователях, заигравшихся со своими чудными терминами: «охотник», «жертва», «провокация» и прочее.

Виктимность – что это за зверь такой? Какова мера ответственности молодой и неопытной девушки перед взрослым и явно неадекватным мужчиной? Где связь между короткой юбкой и регулярными изнасилованиями? И разве томный взгляд и определенная игривость в поведении заслуживают того, чтобы тебя сажали на цепь, как собаку?
Read more...Collapse )