November 20th, 2020

"Тихий ранимый" Максим

Не удовлетворила.
Недолюбила.
Не возродила.
Не сделала счастливым.

...Когда мы встречаем мнимо ничтожного нарцисса, то нами исподволь овладевает чувство ответственности за 33 несчастья этого человека. Ведь он такой бедненький. У него такие жалостные глазки. И у него все тотально не складывается.

Нас учили, что поддержать человека в беде, унынии, кризисе - это гуманно и правильно. И токсичные люди ловят нас на этот крючок, выкачивая из нас тонны нарциссического ресурса и... внушая нам все больше и больше вины за то, что поддерживаем не так...


Предыстория. Осень 2018.

Всё началось на втором курсе университета. Мне было 19 лет. На тот момент я встречалась с однокурсником Гришей. Это были тёплые, доверительные отношения, которые ближе к октябрю стали давать трещину: мне было слишком спокойно и легко, не хватало адреналина, страсти, огня. Я смотрела фильмы в духе «Головокружения» Хичкока и часто сравнивала наши отношения с «киношными» не в свою пользу. Встал вопрос о расставании.

Примерно в это же время мне начал оказывать внимание Максим. Максиму тоже было 19, и он был одногруппником Гриши (впрочем, себя он считал Гришиным близким другом) – скромный, тихий, ранимый парень с холодными, пустыми, смотрящими в душу глазами. Мне всегда хотелось его как-то поддержать, выразить сочувствие, но я не осознавала причин такого желания. Казалось, он очень одинок и несчастен, и что именно мне предстоит вытащить его из этой ямы.

Мне было неловко принимать ухаживания Максима, будучи всё ещё в отношениях с Гришей, да и взаимной симпатии поначалу он у меня не вызывал. В ход шли комплименты, шуточный флирт, заигрывания – всё это Максим реализовывал в переписках. Он писал, что любит меня ещё со времён первой сессии, говорил о том, как я его ранила тем, что начала встречаться с Гришей раньше, чем он мог признаться мне в своих чувствах. Каждое утро желал мне хорошего дня, кидал мемы, какие-то «наши» песни.

При этом на потоковых лекциях был холодным и отстранённым, даже не всегда здоровался. Я находила этому объяснение в его стеснительности и отсутствии опыта общения с девушками.

Время шло, и активность со стороны Максима стал замечать и Гриша. Каждый раз, когда я объясняла ему, что Максим сам проявляет знаки внимания, а я на них не отвечаю, тот включал дурачка и делал вид, будто никогда и ничего мне не писал.

Расставание в итоге прошло ужасно: Максим выяснил через общих знакомых, с кем у меня встреча, увязался за мной по дороге в парк и, не дав мне вставить ни слова, прилюдно объявил, что мы с ним пара. Не успела я возразить, как Гриша психанул и уехал. У ухажёра была улыбка до ушей. И я подумала: «Как-то это неправильно, но, возможно, такой и бывает любовь, когда за неё борешься всеми способами?»
Collapse )