September 10th, 2021

"Лед": повесть о двух лучших друзьях и девушке, которую они любят (Наше творчество).

Домик в снежной дали. Два лучших друга и девушка, которую они любят. Общее дело, светлые идеалы и разрушительная сила, которая запирает друзей в снежной тюрьме.

Снежинки безмятежно парят за окном. Молодая женщина смотрит в беспроглядную снежную даль. В её глазах - отчаяние...
- Софи там совсем одна... - раздаётся в звенящей белой мгле.


Это аннотация к повести Валерии Лисичко «Лёд», выложенной в свободном доступе (ссылки - в конце текста). Послушаем автора, давнюю читательницу этого блога.

"В повести за внешне благополучным фасадом прячутся деструктивные и абьюзивные сценарии. На авторской встрече я провела интересный эксперимент – разобрала книгу со студентами-психологами. И прежде, чем привести вам текст, поделюсь выводами молодых специалистов.

Алёна Афанасьева предположила, что если бы герои не повстречали друг друга, или разорвали отношения, нашли других партнёров, то смогли бы выйти в более благополучный сценарий. Возможно, они пробуждали друг в друге все самое плохое. А с приходом других людей их жизнь сложилась бы иначе? Ведь мы учимся друг у друга. В том числе выстраиванию здоровых сценариев отношений.

Анна Карпенко высказала противоположное мнение: герои попали в отношения, потому что их внутренняя схема отношений допускала ту ситуацию, в которой они оказались. Их границы в общении с другими людьми смещены. И, поэтому, они найдут не новых партнёров, а найдут новых «актёров» на уже прописанные в жизненном сценарии роли.

По мнению Арины Верхановой проблема не в том, что герои встретились, а в том, что каждый из них жил лишь своими целями и не желал думать о другом. Каждый из них пытался самоутвердиться, доказать собственную высокоморальность за счёт других. Каждый ставил себя выше. А любые иерархии – это уже дурной знак и признак незрелости.

Марина Иноземцева посмотрела на происходящее с точки зрения работ Фромма и увидела в героях «Льда» незрелость, отношения без сохранения собственной индивидуальности, которые по определению не могут быть конструктивными.


А теперь - фрагмент из книги.

***

Трое мужчин в ледяной снежной долине смотрели на чёрное пятно погасшего костра. Небольшой такой, диаметром с блюдце ореол пепла на сверкающей корочке инея.

Айс пожертвовал для этого слабого костерка только мусор из карманов: чеки, смятые записки, пачку бумажных носовых платков и бездарную книгу молодого автора. В книге начинающий детектив проводил расследование тройного убийства в норвежской деревушке. Вместе с книгой сгорело несколько десятков живописных снежных сцен. И Айс злорадствовал. Хоть так отомстил колючему холоду, вгрызающемуся в спину, сковавшему ноги.

Грач закинул в костёр тридцать тысяч рублей. Это помимо записной книжки. Той самой, содержащей важные наработки по развитию «Флагмана». Тридцать тысяч рублей? Айс задавался вопросом: на кой чёрт было тащить их в прогулку на снегоходе? Три купюры по пять. Три по тысяче. Двадцать по пятьсот. И двадцать по сто. Теперь Айс точно знал шифр смерти: тридцать-три-три-двадцать-двадцать. Новенькие. Только из банка. И за чем только Грачу понадобился такой странный размен? Перед поездкой в глушь, где даже магазинов нет? Одинокий дом из грубого сруба и снежная долина. Это мысль не интриговала, скорее смешила. Айс с трудом сдержал смешок, когда догорела последняя купюра.
Collapse )