?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
"В глазах, как на небе светло...", или Неотразимый Паратов
tanja_tank
Мария из Москвы проанализировала образ Паратова, а книгу, которую я ей хотела за это подарить, просит выставить в качестве "подвешенной". Жду от вас писем на tatkokina@yandex.ru.

Предлагаю обсудить не только Паратова, но и весь "паноптикум", как назвала его Мария.

"Перечитывая «Бесприданницу», я была поражена тем, насколько ярко и четко выписан там очередной «роковой и неотразимый» – Паратов.

В принципе практически все герои «Бесприданницы», кроме самой Ларисы, представляют собой этакий паноптикум – как на подбор бездушны и бесчеловечны, что, в общем-то, типично для творчества Островского.

Лариса же очень четко попадает в определение жертвы деструктивного человека, изложенные в одном из постов блога https://tanja-tank.livejournal.com/124868.htmlона красива, талантлива, интеллигентна, наивна, чрезвычайно искренна и чувствительна, что делает ее идеальным и ценным трофеем для разрушителей.

Мы видим еще в первой половине произведения, в каком ужасном состоянии, в каком душевном раздрае находится героиня, и это несомненные последствия отношений с деструктивным человеком, да и в целом пребывания в токсичной среде. Предстоящий брак – это фактически план побега, попытка спастись.

<…> Я ослепла, я все чувства потеряла, да и рада. Давно уж точно во сне все вижу, что кругом меня происходит. Нет, уехать надо, вырваться отсюда. <…>
<…> Но пусть там и дико, и глухо, и холодно; для меня после той жизни, которую я здесь испытала, всякий тихий уголок покажется раем. <…>
<…> Мне так хочется бежать отсюда. <…>
<…> Что вы меня не слушаете! Топите вы меня, толкаете в пропасть! <…>


Окружающие ее «поклонники» в принципе не считают ее за человека – для них Лариса – просто красивая кукла ("Ну, я молчу. Я вижу, что я для вас кукла; поиграете вы мной, изломаете и бросите"), которую приятно показать друзьям, которая тешит самолюбие просто своим наличием. Прежде чем перейти к собственно Паратову, необходимо кратко остановиться и на остальных героях.

Надменный богач Кнуров, который не разговаривает с большинством людей и держит себя крайне надменно по причине собственного богатства, и удостаивает своим вниманием лишь несколько человек. Вот как характеризуют его работники кофейни, которую посещают герои пьесы:

«Иван. Отчего это он все молчит?
Гаврило. «Молчит»! Чудак ты. Как же ты хочешь, чтоб он разговаривал, коли у него миллионы! С кем ему разговаривать? Есть человека два-три в городе, с ними он разговаривает, а больше не с кем; ну, он и молчит. Он и живет здесь не подолгу от этого от самого; да и не жил бы, кабы не дела. А разговаривать он ездит в Москву, в Петербург да за границу, там ему просторнее.»


«Друг детства» Ларисы – холодный и расчетливый купец Василий Вожеватов, на протяжении всей пьесы предстает перед нами всё более отталкивающим. Вот что те же работники кофейни говорят о нем:

«Иван. А вот Василий Данилыч из-под горы идет. Вот тоже богатый человек, а разговорчив.
Гаврило. Василий Данилыч еще молод; малодушеством занимается; еще мало себя понимает; а в лета войдет, такой же идол будет.»
О себе же Вожеватов говорит следующее: «Где мне! Я простоват на такие дела. Смелости у меня с женщинами нет: воспитание, знаете, такое, уж очень нравственное, патриархальное получил.»


Следом этот робкий и нравственный человек рассказывает о том, как учит Ларису «песенкам», наливает ей тайком шампанского и возит романы «которых девушкам читать не дают».

Ему неведомо как чувство любви:

«Вожеватов. Нет, как-то я, Мокий Парменыч, в себе этого совсем не замечаю.
Кнуров. Чего?
Вожеватов. А вот, что любовью-то называют.»


Так и чувство сострадания (говорит о Ларисе):

«…А уж как она его любила, чуть не умерла с горя. Какая чувствительная! (Смеется.) Бросилась за ним догонять, уж мать со второй станции воротила.»

«…Да, смешно даже. У ней иногда слезёнки на глазах, видно, поплакать задумала, а маменька улыбаться велит. Потом вдруг проявился этот кассир... Вот бросал деньгами-то, так и засыпал Хариту Игнатьевну. Отбил всех, да недолго покуражился: у них в доме его и арестовали. Скандалище здоровый! (Смеется.)»

Посмотрим и на жениха Ларисы – Карандышева – выбранного ей от отчаяния – он тщеславен, глуп, невоспитан, жаден, мелочен – этакий «кухонный тиран». Лариса считает его единственным достоинством любовь к ней, но он относится к ней так же, как и остальные «поклонники» - как к дорогому и престижному трофею. Еще не став ее мужем, уже пытается установить жесткие рамки поведения, критикует ее, отчитывает.

Карандышев. Вам надо старые привычки бросить. Что за короткость с пустым, глупым мальчиком! Нельзя же терпеть того, что у вас до сих пор было.
Лариса (обидясь). У нас ничего дурного не было.
Карандышев. Был цыганский табор-с — вот что было.
Лариса утирает слезы.
Чем же вы обиделись, помилуйте!


Паратов же представляет собой классический образ рокового и деструктивного человека. Он, по-видимому, красив, обаятелен, умеет пустить пыль в глаза показной щедростью и нравится разным людям – как своего круга, так и слугам, цыганам.

Первая характеристика Паратова, которую мы получаем из текста – это то, что он любит жить на широкую ногу:

Гаврило. Это за ними-с. Некому больше на такой четверке ездить. Они-с.
Кнуров. С шиком живет Паратов.
Вожеватов. Уж чего другого, а шику довольно.

Следом мы узнаем от Вожеватова, что Паратов появился в жизни Ларисы совсем ненадолго, но уже увлек ее настолько, что это определяет весь дальнейший ход ее истории:

"Вот Сергей Сергеич Паратов в прошлом году появился, наглядеться на него не могла; а он месяца два поездил, женихов всех отбил, да и след его простыл, исчез, неизвестно куда".

Типичная схема поведения токсичного человека – ворваться в жизнь, вскружить голову и пропасть.

Лариса совершенно очарована и считает Паратова идеалом, но в ее репликах о нем также можно разглядеть тревожные звонки, которые сама героиня по наивности пропускает:

"Лариса. А вот какая, я вам расскажу один случай. Проезжал здесь один кавказский офицер, знакомый Сергея Сергеича, отличный стрелок; были они у нас. Сергей Сергеич и говорит: «Я слышал, вы хорошо стреляете». — «Да, недурно», — говорит офицер. Сергей Сергеич дает ему пистолет, ставит себе стакан на голову и отходит в другую комнату, шагов на двенадцать. «Стреляйте», — говорит.
Карандышев. И он стрелял?
Лариса. Стрелял и, разумеется, сшиб стакан, но только побледнел немного. Сергей Сергеич говорит: «Вы прекрасно стреляете, но вы побледнели, стреляя в мужчину и человека вам не близкого. Смотрите, я буду стрелять в девушку, которая для меня дороже всего на свете, и не побледнею». Дает мне держать какую-то монету, равнодушно, с улыбкой, стреляет на таком же расстоянии и выбивает ее.
Карандышев. И вы послушали его?
Лариса. Да разве можно его не послушать?"


Лариса уже попала под влияние, и понятия «хорошо-плохо» в ее голове отчасти перепутались – несмотря на то, что Карандышев прямым текстом называет такой поступок бессердечием, она считает его проявлением смелости.

Наконец, на сцене появляется и сам Паратов, и практически с первых реплик укрепляет представление о себе, как о человеке бессердечном и жестоком. С собой он привозит актера, которого называет Робинзоном, и прозвище его объясняет так:

"Паратов. А вот почему: ехал он на каком-то пароходе, уж не знаю, с другом своим, с купеческим сыном Непутевым; разумеется, оба пьяные до последней возможности. Творили они, что только им в голову придет, публика все терпела. Наконец, в довершение безобразия, придумали драматическое представление: разделись, разрезали подушку, вывалялись в пуху и начали изображать диких; тут уж капитан, по требованию пассажиров, и высадил их на пустой остров. Бежим мы мимо этого острова, гляжу, кто-то взывает, поднявши руки кверху. Я сейчас «стоп», сажусь сам в шлюпку и обретаю артиста Счастливцева. Взял его на пароход, одел с ног до головы в свое платье, благо у меня много лишнего. Господа, я имею слабость к артистам... Вот почему он Робинзон.
Вожеватов. А Непутевый на острове остался?
Паратов. Да на что он мне; пусть проветрится.
К Робинзону Паратов относится так же, как и к большинству окружающих – как к предметам, направленным на развлечение собственной персоны:
Вожеватов. Значит, веселый?
Паратов. Потешный господин.
Вожеватов. И пошутить с ним можно?
Паратов. Ничего, он не обидчив. Вот отводите свою душу, могу его вам дня на два, на три предоставить".


Очень показательна реакция Паратова на новость о предстоящем замужестве Ларисы.

Паратов. <…> Что ж... Бог с ней! Это даже лучше... Я немножко виноват перед ней, то есть так виноват, что не должен бы и носу к ним показывать; ну, а теперь она выходит замуж, значит, старые счеты покончены, и я могу опять явиться поцеловать ручки у ней и у тетеньки. Я Хариту Игнатьевну для краткости тетенькой зову. Ведь я было чуть не женился на Ларисе, — вот бы людей-то насмешил! Да, разыграл было дурака".

Паратов стремится увидеться с героиней, которую сам же и покинул, добиться признания, что она все еще любит его, потешить свое непомерное эго. В их встрече мы видим классический пинг:

Паратов. А позвольте вас спросить: долго вы меня ждали?
Лариса. Зачем вам знать это?
Паратов. Мне не для любопытства, Лариса Дмитриевна; меня интересуют чисто теоретические соображения. Мне хочется знать, скоро ли женщина забывает страстно любимого человека: на другой день после разлуки с ним, через неделю или через месяц... имел ли право Гамлет сказать матери, что она «башмаков еще не износила» и так далее.
Лариса. На ваш вопрос я вам не отвечу, Сергей Сергеич; можете думать обо мне, что вам угодно.
Паратов. Об вас я всегда буду думать с уважением; но женщины вообще, после вашего поступка, много теряют в глазах моих.
Лариса. Да какой мой поступок? Вы ничего не знаете.
Паратов. Эти «кроткие, нежные взгляды», этот сладкий любовный шепот, — когда каждое слово чередуется с глубоким вздохом, — эти клятвы... И все это через месяц повторяется другому, как выученный урок. О, женщины!
Лариса. Что «женщины»?
Паратов. Ничтожество вам имя!


Пинг сопровождается уничижительными и очень характерными репликами в стиле «все вы бабы…», и когда Лариса оскорбляется, Паратов быстро сдает назад и включает проникновенный тон, добиваясь признания. Получив его, он сразу пускается в философию, откровенно демонстрируя свои взгляды:

Лариса. Значит, пусть женщина плачет, страдает, только бы любила вас?
Паратов. Что делать, Лариса Дмитриевна! В любви равенства нет, это уж не мной заведено. В любви приходится иногда и плакать.
Лариса. И непременно женщине?
Паратов. Уж, разумеется, не мужчине.
Лариса. Да почему?
Паратов. Очень просто; потому что если мужчина заплачет, так его бабой назовут; а эта кличка для мужчины хуже всего, что только может изобресть ум человеческий.


Нормальных, здоровых отношений для него не существует, потому что он на них не способен, а потому честную и взаимную любовь называет так: какое-то кондитерское пирожное выходит, какое-то безэ.

Встретившись тут же с Карандышевым, Паратов сперва интересуется, не ревнив ли тот, подразумевая, что повод для ревности есть, а после заводит с ним диалог, явно выбирая повод для ссоры – и сразу же находя его на пустом месте.

Как и все деструктивные люди, Паратов умеет сделать скандал из ничего, и далее он «гонит волну», требуя извинений, и в очередной раз демонстрируя свою натуру – в ход идут и угрозы, и бравирование собственной злопамятностью и мстительностью:

Паратов. Нет, не все, главного недостает: вам нужно просить извинения.
Карандышев. Мне — извиняться!
Паратов. Да, уж нечего делать, надо.
Карандышев. Да с какой стати? Это мое убеждение.
Паратов. Но-но-но-но! Отвилять нельзя.
Огудалова. Господа, господа, что вы!
Паратов. Не беспокойтесь, я за это на дуэль не вызову: ваш жених цел останется; я только поучу его. У меня правило: никому ничего не прощать; а то страх забудут, забываться станут.
Лариса (Карандышеву). Что вы делаете? Просите извинения сейчас, я вам приказываю.
Паратов (Огудаловой). Кажется, пора меня знать. Если я кого хочу поучить, так на неделю дома запираюсь да казнь придумываю.


После того, как хозяйка дома умоляет Паратова об извинениях, тот милостиво соглашается «остыть» и «простить» Карандышева, изображая из себя широкой души, отходчивого человека.

Паратов. Я сам мирного характера, курицы не обижу, я никогда первый не начну; за себя я вам ручаюсь.

Далее мы видим, что на самом деле Паратов думает о Карандышеве (а скорей всего и о всех людях) – для него он не человек вовсе:

Вожеватов. Разве было что?
Паратов. Был разговор небольшой. Топорщился тоже, как и человек, петушиться тоже вздумал. Да погоди, дружок, я над тобой, дружок, потешусь.


Во время устроенного Карандышевым обеда паноптикум поклонников подпаивает хозяина и потешается над ним. И Вожеватов, и Паратов прекрасно понимают, что, унижая Карандышева, они унижают и Ларису, но им все равно – и это как нельзя лучше демонстрирует их настоящее отношение.

Любопытно и знаково также, что Робинзон, участвуя по приказанию Паратова в подпаивании Карандышева, цитирует диалог из оперы «Роберт-дьявол», где сатана притворялся другом рыцарю, желая получить его душу. Полная цитата вполне может быть эпиграфом ко многим историям о токсичных людях:

- Ты мой спаситель!
- Я твой спаситель!
- И утешитель!
- И утешитель!
- И покровитель!
- И покровитель!
- Как счастлив я!
- Жертва моя!


Наконец, Паратов переходит в финальное наступление, готовясь добить жертву, для чего пускает в ход всё свое обаяние. Ходы, впрочем, он использует вполне классические – «я потерял тебя, я виноват, ах как же я мог». Но наивной Ларисе этого достаточно.

Несколько комплиментов, несколько слов мнимого раскаяния, брошенная наживка в виде фразы «…еще несколько таких минут… Я брошу все расчеты, и уж никакая сила не вырвет вас у меня, разве вместе с моей жизнью.» - Лариса считает эту фразу за признание, за декларацию серьезных намерений, и, бросая всё, едет с Паратовым.

Опять же, очень показательно отношение к происходящему Кнурова и Вожеватова – они как за спектаклем наблюдают за историей Ларисы.

Кнуров. Кажется, драма начинается.
Вожеватов. Похоже.
Кнуров. Я уж у Ларисы Дмитриевны слезки видел.
Вожеватов. Да ведь у них дешевы.


Как деловые люди, они понимают, что после того, как главный хищник загрызет жертву, кому-то из них можно будет и подобрать то, что осталось, и разыгрывают Ларису между собой путем подбрасывания монетки.

Наконец, решающий разговор происходит между Паратовым и Ларисой. Паратов, опять же, весьма типично пытается уйти от неприятного и обременительного для него разговора, но Лариса настойчива, и в ответ на свою настойчивость получает жестокий ответ.

Паратов. Разве я в состоянии был помнить что-нибудь! Я видел вас, и ничего более для меня не существовало.

Не менее символично и цитирование прозревшей Ларисы строчки из стихотворения Лермонтова: «В глазах, как на небе, светло» - следующая строчка, не процитированная ею – «В душе ее темно, как в море!», что является ясным дополнением к портрету Паратова.

Паратова мы уже далее не видим (точнее, он и другие «поклонники» появляются в качестве свидетелей гибели Ларисы, но это уже не имеет значения для происходящего), и нам остается только наблюдать за мучениями прозревшей жертвы:

<…> Какая я жалкая, несчастная. Кабы теперь меня убил кто-нибудь... Как хорошо умереть... пока еще упрекнуть себя не в чем. Или захворать и умереть... Да я, кажется, захвораю. Как дурно мне!.. Хворать долго, успокоиться, со всем примириться, всем простить и умереть... <…>
<…> Вещь... да, вещь! Они правы, я вещь, а не человек. Я сейчас убедилась в том, я испытала себя... я вещь! (С горячностью.) Наконец слово для меня найдено, вы нашли его. <…>


В «Бесприданнице» реализован один из худших сценариев токсичной среды – спасения нет и бежать героине некуда, смерть становится для нее единственным (и желанным) выходом.

  • 1
При просмотре кина, казалось Михалков самого себя играл. А Лариса просто попала в змеюшник, из которого вырваться нереально.

А Михалков такой, да?.. Не отвечайте, понимаю, что подобное обсуждение будет некорректно по отношению к нему.

Лариса изначально была нацелена мамашей на то, что она вещь. Мама торговала ей и сестрой. Девочка и выросла с убеждением, что надо собой торговать. Паратова любила, но не любила бы, будь он не столь богат. Полюбила так, как вещь любит своего хозяина

ой нет! И Лариса, и ее сестры не хотели для себя такой доли, а мать прям спихивала их чуть ли не на тот свет (по факту двух ее дочерей убили).

То, что материальный расчет был чужд Ларисе, доказывается тем, что она любит и разорившегося Паратова. Конечно же, дело только в его психопатической харизме.

Добрый Вася

Когда я смотрела это кино в подростковом возрасте, мне объяснили, что Вожеватов - хороший человек и любит Ларису, но повязан купеческим словом. Как можно было считать Васю хорошим, не понимаю... Может, тут еще и обаяние Проскурина подливает масла в огонь?

(Deleted comment)
Они не хотели этой доли, кто ж такого хочет, но иной не представляли. А вся среда подталкивала их к тому, что, да, иной и не бывает.

И я не говорю, что дело в расчете. Это не расчет. Это как бы впитанная с молоком матери способность любить людей только определенных качеств. И богатство - одно из них. Но уже полюбив, она не может разлюбить.

Кстати, в фильме, да, Лариса выглядит именно как тонкая и нежная натура. А по пьесе я ее восприняла - да, как жертву, но жертву, которая стала таковой, потому что не сложилось... Т.е. в фильме Лариса НЕ жила по законам этого общества, а по пьесе мне показалось, что она по ним жила и была не против жить, но вот не вышло. Денег мало. Каждый сверчок знай свой шесток. Именно пьесу я так прочитала

Подвешенная книга

..ушла Надии в Нижегородскую область.

О, вы тоже видите героиню не пустой?
Книгу не читала.
Мне она очень симпатична.


Вот Карандышев книжный был мне всегда гадок. Вызывал чувство брезгливости. А Карандышева из фильма жалко. В нем тоже вижу жертву. Возможно все дело в обаянии моего любимого актера.

До того момента, как он затеял свой званый обед. Лариса же его умоляет уехать, фактически спасти её просит. Но Карандышеву главное похвастаться трофейной невестой, и тут Мягков как раз очень убедительно играет именно мнимоничтожного нарцисса, а не просто бедную няшку-"маленького человека", уже в сцене у модистки это отлично видно.
Ну представьте: влюблённый мужчина, явно не избалованный женским вниманием, невеста спешит уединиться с ним в деревне (да, она в него не влюблена, но есть все шансы понравиться, веди только себя достойно, по-человечески). Да по-настоящему влюблённый человек всё бы бросил и помчался в ту деревню.
Но герой Мягкова невесту вообще не слушает. Потому что для него она такая же вещь, как и для остальных.

Edited at 2018-07-11 12:51 am (UTC)

Спасибо автору за разбор!
За что люблю эту пьесу: Паратов в ней показан этаким образцовым, беспримесным мерзавцем, хоть сейчас в Париж его, в палату мер и весов.
Хочу обратить особое внимание на то, как Паратов принимает новость о предстоящем замужестве Ларисы.
Паратов. <…> Что ж... Бог с ней! Это даже лучше... Я немножко виноват перед ней, то есть так виноват, что не должен бы и носу к ним показывать; ну, а теперь она выходит замуж, значит, старые счеты покончены, и я могу опять явиться поцеловать ручки у ней и у тетеньки.
Очень распространенная подмена, на которую мы так часто ловимся: что если ущерб, нам нанесенный, не был фатальным и мы сумели сами его компенсировать, то виновник уже ни в чем не виноват, ничего не должен и может и дальше пользоваться нашим расположением. А с какой стати, собственно?
Тут, я думаю, есть смысл поговорить о прощении. Причем поговорить о нём в терминах банковского дела.
Любой человек, которого мы допускаем в свою жизнь, получает от нас определенный кредит доверия - как и любой новый клиент банка. Величина этого кредита неодинакова для разных людей и зависит от кучи факторов, от рекомендаций третьих лиц до собственного каприза. Одновременно в этим на этого человека заводится кредитная история, в начале отношений пустая.
Распорядиться этим кредитом человек может по-разному. Может вернуть без процентов - тогда его кредитная история получает положительную запись, а верхняя граница будущего кредита остаётся неизменной. Может вернуть с процентами - тогда помимо положительной отметки в кредитной истории он получает повышение кредитного лимита на будущее. Может, конечно, не вернуть или вернуть не полностью и не в срок - соответственно изменятся и вышеперечисленные параметры.
В этой схеме должнику могут "простить" задолженность - это будет значить отказ от взыскания ущерба. Причины для этого могут быть разными: например, если усилия для взыскания нанесенного ущерба грозят превысить предполагаемую компенсацию. В этом случае дешевле закрыть расчетную позицию, компенсировав недостачу из других источников. Но кредитной истории это не отменяет! Более того, после прощения долга кредитная история такого "должника" получает запись "неблагонадежен", что даёт кредитору право полностью отказать ему в обслуживании - то есть, сильно усложнить ему задачу исправления своей кредитной истории. До полной невозможности.
А кредитная история, дети, это такой документ, который хранится вечно.

Мой любимый фильм. Первый раз смотрела ещё ребёнком, мало что поняла, но ещё тогда он меня зацепил. (Кстати, мы пошли в кино с мамой и братцем спасаясь от папочки-нарцисса/буйного алкоголика. Как символично! И он в молодости был таким же блин Паратовым). Потом уже пересматривала и не переставала офигевать от его шедевральности. И редкий случай когда экранизация превосходит лит. первоисточник.
А вот этот анализ мне ещё пару граней открыл - цитата Робинзона и наивность Ларисы. Пора пересмотреть. Спасибо автору и комментаторам!

  • 1