?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
"Парень из тьмы" Паша
tanja_tank
Читательница написала эту историю, поскольку у нее остались вопросы к себе.

"Я чувствую в себе потребность сформулировать, озвучить и отпустить эту ситуацию. А также хочу понять, нет ли во мне самой нарциссических черт и абсолютная ли я жертва в этой ситуации? Потому как четвертая часть наших отношений заставляет меня усомниться в моей «белопушистости». И не меркантильна ли я?"

Итак, читаем и анализируем.

(пара на фото не имеет отношения к героям данной истории :)

"В целом, мой товарищ- абсолютно хрестоматийный. Наверное, я не поведаю ничего нового в плане особенностей поведения или внешних признаков, так как читаю ЖЖ Тани довольно давно и все проблемы, с которыми я столкнулась в отношениях с Пашей, здесь были освещены неоднократно.



Знакомство

Маленькая предыстория: на момент знакомства с Пашей я только-только вышла из взаимоотношений с другим парнем, довольно длительных, очень счастливых, но закончившихся полным провалом. Несмотря на то, что мы продолжали встречаться и пытаться восстановиться как пара, у нас уже год не было сексуальных отношений (по моей инициативе, после некоторых подробностей и предательства с его стороны, я просто не могла даже подумать о сексе с ним). Секса не было, зато разборки, ссоры, пренебрежение и ложь были в завидном количестве. К сожалению, закончилось это прилюдным жутким скандалом с оскорблениями.

Одновременно, я пережила огромное нервное и физическое напряжение во время дипломного года в университете и еще не отошла от этого до конца. В общем, спустя всего месяц после всего этого ада, на момент нашего знакомства с Пашей я была сильно не в себе, мозг вскипячен, «сбит прицел», неразобранные травмы в анамнезе, но зато в наличии огромное желание потусить, оторваться, наверстать упущенные удовольствия.



И такая возможность скоро представилась. В качестве подарка на окончание университета, я получила от родителей двухнедельный отпуск в моем родном городе. Южном, солнечном, морском городе. Самое то чтобы восстановиться! Там меня ждали парочка знакомых, старая подруга и ее компания.

Наверное, нашу первую встречу с Пашей можно назвать символичной. Мы с ребятами встретились во дворе, там было очень темно, мы все сидели в небольшом пятне света от фонаря, а Паша весь вечер сидел в темноте и молчал, я даже не знала, как он выглядит, пока все не разошлись и тогда он подсел ко мне, мы немного поговорили. Такая вот темная лошадка из южной ночи. Так и познакомились…

Ну, точнее, он познакомился с… моими трусами. Потому как во время первой половины встречи он не сказал мне ни слова, зато, как рассказывал потом, весь вечер подглядывал мне под юбку ( я была в коротком платье и как-то неудачно сидела), рассматривая мое белье. Одновременно с этим он внимательно слушал все, что я говорила, оценивая меня. А говорила я много, рассказывала про диплом, про путешествия, выставки, про планы получить дополнительное заграничное образование. Как он выразился : «Я тогда и понял, что такую девочку надо брать».

На второй вечер он со мной заговорил-таки сам, первым. Тут нужно уточнить, что, будучи в настроении, я могу найти общий язык хоть с табуреткой. В общем, вывезти на себе общение даже с самым угрюмым собеседником, при этом создав полное ощущение комфортного диалога и, в итоге, раскрыв собеседника, разговорив его. Паша в компании чаще всего молчит и слушает, все мотает на ус, запоминает и анализирует. Сам о себе говорит редко, уклончиво, нейтрально. Тогда мне это показалось достойной сдержанностью, воспитанием, «мужественностью».

Когда все разошлись, мы остались одни и проговорили до пяти утра. Он потом поражался, как можно так долго с кем-то общаться, чтобы при этом было интересно. На минуточку, парню 28 лет и это был первый столь длительный и занимательный диалог в его жизни? Опять же, позже он рассказывал, что все эти часы, помимо интересной беседы, в его сознании активно генерировались лютые сексуальные фантазии про то, что меня можно попробовать изнасиловать прямо тут, на месте, либо затащить в какой-нибудь подъезд.

В силу его скованности и скрытности проявить взрослую заинтересованность, продемонстрировать свое отношение открыто у него не получалось. Он смотрел завороженно, я ловила на себе его взгляд, который он тут же со смущенной улыбкой отводил, складывалось впечатление, что в меня влюбился подросток.

При этом он уже обсудил свое отношение ко мне с моей подругой, заручившись ее поддержкой, с парочкой своих друзей, сообщив им, что они могут не подбивать клинья ко мне. То есть, вместо того чтобы прямо и открыто поговорить со мной, он провел подготовительную беседу с половиной компании, а мое мнение и желания оставил на закуску.

Мои же впечатления на его счет были неоднозначны: с одной стороны, он нравился мне своей сдержанностью и отсутствием балагурства, с другой - что-то в нем неуловимо напрягало, смущало, к тому же, он внешне был категорически не в моем вкусе. Общее телосложение еще ничего, но лицо… мне не нравилось все, эта розоватая кожа, прозрачные ресницы и брови, жидкие светлые детские волосы, маленький детский носик, пухлые щеки, и, внезапно, одновременно с этим: жестко поджатые губы и внимательный, колючий взгляд. Складывалось ощущение, что голову злобного ребенка прикрутили к телу взрослого парня.

При этом, в его соображениях чудесным образом уживались понятия о «семье, верности, сыночках-корзиночках» с теориями о том, что каждый мужчина-самец, что пялиться на других женщин это «естественно, у нас же гормоны», что парень, снимающий барышень на один раз- альфа, а девушки, которые делают то же самое- шлюхи. Что гомосексуальность- болезнь и «бить их надо». В общем, полный набор.

У самого Паши были удивительно задраны требования к «будущей спутнице жизни» и поразительно снижены требования к себе любимому. То есть, женщина должна быть красивой, приличной, достойной, с биографией, которую «не стыдно показать», буквально, быть аксессуаром. Собственно, мне он говорил, что я очень хороший вариант и «такую девочку упускать нельзя».

Он же, будучи почти тридцатилетним, окончил колледж и курсы матросов-мотористов, жил с родителями, затем - в квартире, доставшейся от умершей бабушки, сделав в ней самый бюджетный ремонт, находилась она на окраине города в районе, похожем на гетто. Сам работал матросом в графике 6 месяцев через 6. Те полгода, которые был на суше, не делал ничего, кроме вечерних посиделок с пивом и танчиками. Пытался тянуть заочное образование на судоводителя, будучи при том в несдачах, долгах и непереводах. Но все это, почему-то, подкрепляло его веру в то, что он завидный жених, что он может перебирать девушек, и не должен прогадать и продешевить, отдав себя в руки «неподходящей».

А желающие в очередь не стояли, за 28 лет он ни разу не был в серьезных отношениях и все его контакты с девушками носили характер эпизодического секса. Часто они с другом снимали сауну и одну на двоих профессионалку (видимо, в целях экономии). От своей внешности и характера он тоже был в восторге, нахваливал себя постоянно. Любимой темой для обсуждения были сравнения его любимого с его же '' лучшими друзьями".

Он много и в подробностях рассусоливал, у кого из друзей какие внешние данные, к какому типажу их можно отнести, кто хорош, а кто не очень, обсуждал даже самые мелкие детали внешности. Любил смотреть на себя в зеркало, особенно, во время секса (именно на себя, при этом улыбался и играл мускулами, меня это раздражало). Собирал все сплетни про ребят из компании и активно их обсуждал со мной, втягивая в неприятные мне диалоги.

Но более всего Пашу интересовали подробности моих прошлых отношений, которые я выдавала слишком нехотя и дозировано, чем несказанно его огорчала. Ну и, конечно, про своих бывших барышень он тоже рассказывал: всех девушек он делил на достойных и не достойных, на красивых и не красивых. К примеру, одна из девушек по его словам была ''отличная, но у неё был ужасно не женственный нос'', поэтому он не смог остаться с ней.

Первый секс случился после масштабной тусовки у него дома. Возникла очень спорная ситуация, так как, с одной стороны, я после длительного воздержания хотела секса, но понимала, что не хочу его с Пашей! После начала прелюдии я осознала, что не хочу, мозг кричал: «Только не с ним!». Я начала отказываться, отталкивала его, но он настаивал, уговаривал, в итоге, все случилось.

Знаете, бывает, что человек органически тебе не подходит и это чувствуется? Так вот. От него было ощущение жесткости, будто он каменный или деревянный, руки как клещи, настолько жесткие, что оставались синяки, хотя он не хватал, не причинял специально боль, но, тем не менее, мне постоянно было больно. Поцелуи были больше похожи на укусы. Движения механические. Все было очень быстро, невнимательно, я точно понимала, что мое удовольствие никого не волнует.

Точнее, у него были своеобразные представления о женском удовольствии, которые с реальностью ничего общего не имели. Первое, что он мне сказал во время секса: «Супер, наконец-то я тебе присунул». Меня это покоробило, я высказалась по этому поводу, он извинялся, улыбаясь. Оральный секс с его стороны случился под девизом: «Вообще, я считаю это унизительным и грязным для парня, но ради тебя, моя девочка, я готов впервые сделать это. Все для твоего удовольствия!». Мне такая позиция доселе была неведома, так как у всех моих партнеров было очень раскованное отношение к сексу и женскому организму, да и я никаких табу на свое поведение не накладывала, поэтому такая «жертвенность» показалась мне странной.

Той же ночью, уже после секса, он зачем-то снял с себя золотую цепочку и пытался мне ее вручить в качестве благодарности за секс, я отказалась, он удивился. Утром выяснилось, что у него нет еды и я попросила заказать что-то, либо сходить в магазин. Просила не покупать ничего сладкого, так как после алкоголя чувствовала себя плохо и хотелось более серьезной еды. Повторила эту просьбу несколько раз.

Он принес набор из самых дешевых сладостей, есть я это не смогла, от одного запаха сладкого тошнило, поэтому голодала половину дня, пока не приехали ребята и там еда организовалась. Он сказал, что перепутал. Говорил это с такой лучезарной детской улыбкой, что я списала на эйфорию или похмелье. Сейчас уже не думаю, что это случайность.

Кстати, питалась детка исключительно мамиными разносолами, так как сам себе даже макарон сварить не мог. Открыв его холодильник впервые, через день после первой ночи, я упала! Там было все! Первое, несколько вариантов горячих блюд, сырники, блинчики, пирожки, овощи… Все это его мама готовила, покупая самостоятельно продукты. Частенько еще сама и привозила эту тяжесть на маршрутках к нему в квартиру, при том, что она работала.

На всех семейных фотографиях у это хрупкой, симпатичной женщины испуганное и настороженное выражение лица. А. воспринимал все это как что-то естественное, впервые задумался о том, что это титанический труд, только с моей подачи и прозрел: «Ой, она столько лет за нами с папой ухаживает, нужно срочно мамуле благодарность выразить!». В итоге, он купил ей духи, даже не понюхав их предварительно. Сказал, что она была очень счастлива.

При этом, к маме и всему, что она делала, в нем наблюдалось уважение, она была неким образцом женщины (сейчас думаю, что это скорее маска приличия, ему было важно всегда быть социально оправданным, декларировать пионерские принципы, фактически же, дело сильно расходилось со словами).

Вообще, могу точно сказать, что весь начальный период общения был усеян такими «зацепочками», которые я интуитивно подмечала, но автоматически оправдывала. Было много бытовых мелочей, которые уже тогда показывали: газлайт, неглект, обесценивание - вот его естественное лицо. Например, впечатлившись натюрмортом в холодильнике, и гордясь кулинарными традициями своей семьи, я подбила бабушку научить меня готовить ее фирменные пирожки, которые в тот же вечер притащила ему. Он все сожрал (именно сожрал, потому как ел в таких количествах, и так быстро, что назвать иначе не получается), мне осталось буквально 2 пирожка из большой кучи. И не сказал ни слова! Я вытребовала (в шутливой форме) благодарность и скупое: «Да, вкусные пирожки». При этом, вся мамина готовка им превозносилась.

Был случай, когда искали батарейки для пульта от телевизора, он очень долго соображал, беспомощно бродил по комнате, и я предложила ему переставить батарейки из пульта от кондиционера. У него было странное выражение лица, будто он недоволен, что я додумалась, а он нет. Через полчаса я услышала: « Вот, какой я молодец, что додумался поменять батарейки!». «Но это же я предложила!»- рассмеялась я. «М-дааа?...» - сомневающимся тоном, очень снисходительно ответил Паша.

С первых дней я слышала наравне: «Ты такая красавица, похожа на мою любимую голливудскую актрису!» и «Ну, мы с тобой оба не идеальны, нам бы неплохо скинуть несколько килограмм».

Во время просмотра фильма, в моменте, где показали на весь экран пятую точку ГГ, он выдохнул: «ОХХ, какая!». Сидевшая рядом я сжалась. Дело в том, что мои самые первые взаимоотношения были тоже с нарциссом. Но совсем другим. Он был тоньше, умнее и гораздо более жесток. Об этом я еще напишу отдельно.

Так вот, комплексы по поводу внешности, остались с тех пор и мне было крайне неприятно услышать восторг в адрес маленькой, загорелой попы, будучи обладательницей выдающихся форм и мраморного цвета кожи. То есть, полной противоположности объекту восхищения. После фильма я проговорила эту тему и он «извинился», сказав, что просто не удержался и что «умужчингормоныже», я шуточно пообещала комментировать каждого симпатичного парня, потому как у меня тоже гормоны. На этом он запнулся.

Одним из самых показательных моментов, после которого нужно было бежать от него, стал, так сказать, НеПрерванныйПоловойАкт (НППА). Сразу оговорюсь, что мы не пользовались защитой, потому как у меня сильнейшая аллергия на латекс и силиконовые смазки. В силу сбитых неправильным лечением гормонов, мне нельзя принимать КОК и вообще любые гормональные средства. О чем он был предупрежден!

В один непрекрасный момент мне показалось, что он не успел выйти, я начала разбираться и да, он признался, что, как и всегда в таких случаях, «мне было так хорошо, я не успел/не сдержался/не захотел». Моя реакция в виде гнева, недоумения и отчаяния, его шокировала, он был как ребенок, которого ругали. И он выдал новаторскую медицинскую теорию : «Да ладно, успокойся. Не захочешь - не забеременеешь!». Это какая-то фантастическая комбинация ведических и псевдо-психологических тем, якобы, женщина может усилием воли беременеть или не беременеть, в зависимости от желания.

Все закончилось тем, что я выпила таблетки экстренной контрацепции. Все вышеперечисленное - это первые полторы недели наших отношений. Всего их было четыре этапа: знакомство(1,5 недели), разлука (его рейс, 8 месяцев), встреча (совместное проживание 1 месяц) и нервомотка (пинги, 1,5 года).

Сейчас, когда я пишу все это и вижу, сколько проколов с его стороны случилось за 1,5 недели, я не могу понять, где была моя голова. Паша совершенно не из тех нарцев, которые обволакивают обаянием, он не привлекательный, не гипер-мужественный, не мнимо-ничтожный. Он…никакой. Почему я , видя все «зацепки», чувствуя, что с ним что-то не так, не перевела это в статус курортного романа, продолжила общение?

С одной стороны, мое к нему отношение подогревалось подругой, она рекламировала, нахваливала его. Ее сложно обвинять в злом умысле, она не такой человек. К тому же, знает Пашу только как друга. А для друзей он носит маску, его считают добрым, порядочным парнем.

Так или иначе, уезжала я будучи в статусе «в отношениях». Мы много общались по телефону и в мессенджерах. Все было хорошо, кроме того, что, после таблеток контрацепции, мой организм дал сбой. Цикл не начинался, тесты на беременность показывали отрицательный результат, а денег на поход к врачу не было (я понимала, что мне нужно будет снова делать дорогостоящие анализы на гормоны). К тому же, я только вышла на новую работу.

Ничтоже сумняшеся, попросила денег на поход к врачу у него, так как он был моим молодым человеком и, одновременно, виновником моего состояния. Деньги он не мог перевести неделю…Тянул резину. Перевел только после серьезного разговора, правда, значительно больше, чем требовалось. Проблему с гормонами удалось взять под контроль.

Этап 2. Разлука

Весь период разлуки мы сидели в телефонах, общение не прекращалось ни днем, ни ночью. Переписывались обо всем, и это был самый лучший период отношений. Здесь я бы хотела выделить два момента, которые меня смущали очень сильно:

1) Момент финансовый. С новой работой у меня не сложилось и я перешла на другую. Зарплата там была смешная, но зато почти по специальности. Уже не помню, по чьей инициативе (скорее всего, даже, по его), мне был сделан первый денежный перевод. Паша оговорил, что планирует делать это каждый месяц рейса, чтобы «его девочка не голодала», я была очень благодарна! Это надо же, вместе всего ничего, а такие жесты. К тому же, сумма его перевода была равна моей месячной зарплате!

В дальнейшем, эти переводы, несмотря на договоренность, происходили нерегулярно, что неоднократно ставило меня в очень сложные ситуации (вроде квеста как выжить на пять тысяч на три недели в условиях и ценах мегаполиса). Оправдания всегда были такие: «Ой, я забыл подать заявление на перевод тебе средств/ я решил, что в этом месяце не нужно/ я тебе и не обещал каждый месяц» (в торговом флоте (в его компании, по крайней мере) действительно нужно в определенных числах подавать запрос на перевод третьим лицам, если не успел - то до следующего месяца).

2) Активное втягивание в переписку сексуального характера. Само по себе это не проблема для меня, даже наоборот - когда секса нет так долго, то на безрыбье и рак-рыба. Но Паша просил присылать свои фотографии, почаще и поэротичнее. Я же совсем не фанатка интимных фото, поэтому ничего такого он не получил ни разу. Зато фотографии его члена сыпались мне часто.

В его мечтах он был секс-машиной, фантазии переходили все возможные рамки, при этом на практике он был ни о чем.
Некоторые его идеи носили явно деструктивный (на мой взгляд) характер. Например, как мазок к портрету ГГ, он как бы в шутку спросил, как я отнесусь к ношению им моего белья. Предлагал устроить ему золотой дождь в ванне. Любил фантазию про «наказание», чтобы я его ставила к стенке, хлестала по пятой точке, приказывала и унижала.

Остальные его идеи часто были какими-то… подростковыми. Ну, знаете, все эти приключения в подъездах, от всего веяло эстетикой дешевого русского порно про секс в общагах. Я мягко отказывалась, стараясь не задеть его чувства, так как понимаю, что издеваться над сексуальными фантазиями- значит сильно ударить по психике. Берегла его «хрупкий внутренний мир», короче.

(Окончание в следующем посте)