Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

"Одинокий волк" Назар

Автор истории «Человек-волк Антон» закончила свой рассказ тем, что ушла от абьюзера к "отличному парню" Назару. Однако очень скоро она поняла, что обменяла шило на мыло...

На что рекомендую обратить внимание в этой истории.

1. Изматывание постоянной руганью, "эмоциональными взрывами", перемежающимися злобным бубнежом.

2. Из токсичных отношений очень быстро уходит секс. После кратковременной "предвыборной кампании" его приходится буквально выпрашивать и идти на всякие ухищрения, чтобы "воспламенить" вдруг заскучавшего возлюбленного. Агрессор полностью игнорирует потребности жертвы, "отменяет" ее (его) как женщину (как мужчину).

3. Поведение человека, когда вы плачете, расстроены. Надо обладать "альтернативной" эмпатией, чтобы с аппетитом ужинать и ржать над Незлобиным, когда кто-то рядом в голос рыдает.

4. Предъявление "типажа", совершенно противоположного вашему. Совершенно непонятно, что заставляет любителя субтильных фигурок начать встречаться со статной девушкой с женственными формами.

5. Разговоры о желании жениться, но как бы в воздух - при своей же "живой" девушке. Работает очень обесценивающе. Выглядит так, что человек в принципе хочет создать семью, но почему-то не с ней. А с ней временно "кантуется", пока не встретил никого "более лучшего".

6. Поступки наперекор. Часто абьюзеры предъявляют непомерные требованиями по бытовому обслуживанию. Должен быть свежий обед из трех блюд к пяти утра, и точка. Однако наша героиня любит и умеет готовить, поэтому Назар обесценивал ее тем, что не ел ее стряпни.

То же самое: женщина очень хочет ребенка - агрессор будет намеренно избегать вариантов зачатия. Женщина не хочет ребенка или не хочет (не может) конкретно сейчас - он костьми ляжет, но заделает.

7. Характерная измена героини, больше похожая на попытку "глотнуть свежего воздуха" (если, конечно, можно назвать это изменой, учитывая долгое отсутствие секса в союзе с Назаром). В браке (связи) с абьюзером жертвы часто предпринимают подобные "измены", которые обычно происходят стихийно и поражают их до глубины души.

Одна читательница рассказывала, что для нее мощным сигналом неблагополучия в ее отношениях стало то, что она совершенно неожиданно для себя оказалась в постели со старым другом. Измены, да еще спонтанные измены до этого были для нее неприемлемы. А тут, видимо, такая накрыла тоска по теплу, что случилось то, что случилось.

"...После "человека-волка" я была в раздавленном состоянии, в самом конце наших отношений я понимала, что мне надо бежать, всё равно, куда, главное — от него. И тогда я познакомилась с Назаром. Он пришел играть на гитаре в мою группу.

Он был образованным, начитанным, увлеченным своей работой, тоже писал песни — и тогда я начала влюбляться. Спустя время я понимаю, что он талантливо закидывал удочки — например, писал мне среди ночи, мы обсуждали музыку, кино, и логичным продолжением было бы предложение увидеться, но нет, Назар исчезал.


Я волновалась, в животе были бабочки, которые вспархивали каждый раз, как Назар появлялся онлайн. В конце концов он ни с того ни с сего позвонил мне и пригласил в кино, потому что «не с кем сходить».

И мы пошли на «Нимфоманку» Ларса фон Триера. Кто смотрел, тот знает, что это фактически порно на большом экране. После кино мы разошлись и он попросил написать, когда я доберусь домой, что я и сделала. «Ну хорошо, — пришел ответ, — валерьянку и корвалол покупать не буду».

И он снова исчез. Через некоторое время я набралась смелости и пригласила его сама — на вторую часть «Нимфоманки». Он согласился, мы посмотрели кино, потом выпили по пиву и он пригласил меня на свой день рождения на следующий день, где всё и случилось.

Первые пару месяцев это был настоящий рай. И под настоящим раем я подразумеваю сахарное шоу. Мы идеально совпадали во вкусах, взглядах (как мне тогда казалось), у нас был прекрасный частый секс, он уверял, что хочет очень многое мне дать (спойлер: потом окажется, что в этот пакет входят звездюли). Я летала на крыльях, мне казалось: вот оно, моё настоящее счастье.

"Ты меня прости, но я тебя не люблю"


Первый звоночек, который я предпочла проигнорировать, случился через две или три недели после начала отношений. Мы лежали в постели, всё было отлично, и вдруг он заявил:

— Ты меня прости, но я тебя не люблю. Ты замечательная, я очень хочу в тебя влюбиться, но пока не могу.

И тут бы мне, ученой, сообразить, что к чему, но нет, я опять радостно пошагала по тем же самым долбаным граблям:

— Ну и что? — нарочито равнодушно спросила я, — мы три недели вместе, какая любовь? Все нормально.

Конечно, меня сильно задел этот пассаж, но я решила не придавать ему значения. Как обычно.

Следующий, уже чуть более громкий во всех смыслах звоночек прозвучал еще через несколько недель: мы собирали вместе новую кухню у него дома, и я нечаянно капнула чуть-чуть моющего средства на новое ДСП. Назар заорал благим матом, как будто я взяла топор и сломала всю новую мебель в щепки.

Тут я сделаю лирическое отступление и скажу, что органически не выношу крика: мой отец был человеком крайне несдержанным и все мое детство прошло в нескончаемом оре. Из-за этого я не умею себя защищать в такие моменты, непроизвольно начинаю плакать и пытаюсь спрятаться. Мой психолог говорит, что это ПТСР.

Я вытерла крошечную каплю, ушла в комнату и разревелась. Он выждал минут 15, вошел и как-то очень коряво попытался извиниться, но меня уже несло, я рыдала и говорила, что на меня нельзя кричать, что папа кричал, что мне плохо и страшно.

Назар молча вышел из комнаты и ушел в магазин. За это время я сумела успокоиться и привести себя в порядок, поэтому, когда Назар вернулся, как могла спокойно сказала, что это мои детские травмы, что они никого не касаются и что я постараюсь быть менее эмоциональной.

Назар презрительно сказал:

— Очень длинная речь. Могла бы просто извиниться.

Вот так просто и жутко выглядит газлайтинг на практике.

"Я уже натрахался"

Практически сразу началось постоянное обесценивание
: он мог обозвать меня жирной, или тупой, или еще чего-то выдумать, и если я обижалась или просила выбирать выражения, он делал пафосное лицо и наставлял: «Насть, ты слишком серьезно к себе относишься».

Поймав фишку, я стала отвечать одним и тем же: «А ты считаешь, что я не стою того, чтобы ко мне серьезно относиться?» На это следовало: «ну ты перевираешь», «это совсем другое» и «ты не понимаешь».

Через пару месяцев мы решили поехать в совместный отпуск в Европу. Назар очень неплохо зарабатывал, в 29 был начальником отдела в одной крупной компании, но мне и в голову не пришло просить его помочь мне финансово, хотя сама я тогда зарабатывала копейки на одном диаспоральном телеканале в качестве корреспондента.

Он чах над своим златом, как Кощей, стараясь не тратить на меня ни копейки. Если ему все же приходилось оплачивать общие покупки в супермаркете, например, то это возводилось в ранг ПОСТУПКА. При этом он мог понтануться баблом, бросая фразы типа «да у меня денег столько, чтоб весь этот магазин купить». Надо ли говорить, что я не видела ни копейки?

Офигительные истории начались еще в аэропорту: в какой-то момент я выяснила, что забыла взять страховку, бумажку, которую НИКОГДА не спрашивают при проходе границы. Назар заорал, что я дура и что он со мной никуда больше не поедет. И вот вторая возможность для меня развернуться и уйти, но нет, билеты куплены, гостиницы забронированы, так что этот вариант мне даже не пришел в голову.

В самом отпуске из наших отношений неожиданно ушел почти весь секс. На мои претензии Назар спокойно заявил, что «мне уже почти 30 лет, я уже натрахался за свою жизнь, мне не хочется». Я потом, кстати, какое-то время думала, что все тридцатилетние ничего не могут, пока не сообразила, как элегантно меня обманули.

Мы прекрасно проводили время в Бельгии, было много хорошего, но одного я не могла понять: почему мы не фотографируемся вместе? Нет, я не то, что хотела бы заспамить все социальные сети фотографиями с поцелуями, но что плохого в том, чтобы сняться вместе и потом вспоминать, как было здорово? Забегая вперед, скажу, что по социальным сетям Назара можно было подумать, что меня вообще не существует.

Через неделю, когда мы прилетели в Рим, случилась крайне неприятная сцена после пары бутылок вина. Он сообщил мне, что у него была «такая любовь, что вообще просто», что его «невеста» ушла, и что он искалеченный человек, и если завтра ему скажут, что он умрет, он не будет против. И после всего этого заснул мертвым сном.

Я еще с час сидела на полу в ванной и рыдала навзрыд, неловко утирая лицо бумажными платочками. Мне было ужасно, больно, несправедливо — я так хотела дать ему смысл жизни, и вот тут бы мне наконец уже понять, с кем я имею дело, но нет. Хотя лекала были те же, что и у "человека-волка" Антона, мне всё казалось, что снаряд два раза в одну воронку не падает (ха-ха).

Наутро я старалась делать вид, что всё нормально и мне вообще ну ни капельки не обидно. Короче говоря, я опять схавала.

Ужин у телевизора под мои рыдания

И Назару это понравилось. С тех пор ссоры на пустом месте стали происходить чаще, а также участились «случайные» воспоминания об ушедшей невесте: он мог в разговоре ни к селу ни к городу бросить «а вот обручальное кольцо у меня было такое-то», например.

Назар был крайне неуравновешенным человеком — он выходил из себя внезапно и очень сильно, и под горячую руку попадало всё (и все), что находилось в радиусе нескольких метров.

Однажды мы встретились после работы в пятницу и поехали к нему, и по дороге он вспомнил, что забыл ключи на работе — не беда, Назар жил с отцом, который был дома, поэтому переживать было не из-за чего.

Но Назар взбесился. Он летал по квартире, хлопая дверьми, что-то орал, и в конце концов я не выдержала: после очередного хлопка кухонной дверью я сказала:

— Да прекрати уже, сколько можно?!

Назар резко влетел в кухню, где пила чай я, наклонился ко мне, замахнулся кулаком и заорал мне в лицо:

— ТЫ ЗАТКНЁШЬСЯ ИЛИ НЕТ?!

Господи, как бы мне хотелось вернуть время вспять и надавать ему по самодовольному оскалу, а потом собрать вещи и никогда больше не видеть!

Но нет, я и мое ПТСР убежали в ванную. И снова я сидела на кафельном полу и рыдала в голос. Назар же, прекрасно слыша мой вой, включил телевизор и сел ужинать. Мне давно не было ТАК плохо. Я даже не могла заставить себя позвонить близкой подруге, потому что мне казалось, что я в каком-то замкнутом пространстве, что выхода нет, что я совсем одна.

Почему я не вызвала такси и не поехала домой? У меня ведь были на это деньги. Время было не сильно позднее. Почему я этого не сделала? На что надеялась? Какой доброты ждала от человека, который ужинает под телевизор и плач из ванной комнаты?

Когда он поел и вымыл за собой посуду, я уже неловко собирала вещи в комнате — разум внутри меня орал: «Вызывай такси и беги!!!», но всё остальное надеялось на то, что он сейчас попросит прощения.

Стоит ли говорить, что этого не произошло и что в случившемся оказалась виновата я? Ведь у него «эмоциональные взрывы» и нужно «дать им произойти и не лезть».

Взрывы бывали от чего угодно: уронил что-то нечаянно, встал в пробку, опаздывает на работу. Короче, там, где обычно люди обходятся словосочетаниями типа «твою мать», Назар начинал форменную истерику с криками, матом, швыряниями и битьем вещей (спойлер: не только вещей).

Идеальный мужчина, которого я не стою

Через какое-то время я сделала то, что аукается мне спустя почти два года после расставания: познакомила его с компанией своих близких друзей, в которую входит моя подруга детства Полина, ее супруг Игорь и еще две пары: Наташа и Артем и Оксана и Виктор.

Это была моя компания, в которую я собственноручно привела нарцисса. И он расцвел пышным цветом: видя нас вместе в окружении друзей можно было подумать, что у нас идеальные отношения. Точнее нет, не так: у глупенькой меня идеальные отношения с идеальным мужчиной, которого я не стою.

Назар постоянно исподволь меня подкалывал, не так, как это бывает у любящих пар — добрая шутка — а зло, унизительно. Шутки были из разряда «посмотрите, какая она тупая», «ты жирная», ну и всё такое.

Про «жирную» скажу отдельно: мой рост — 176 см, при этом имею фигуру типа «песочные часы», и если сейчас читателю могло показаться, что я хвастаюсь, то нет — благодаря Назару я ненавижу свое тело, свою фигуру и свой рост (до кучи).

Я всегда весила около 70 кг, что при моем росте давало округлые бедра и плечи, талия же моя всегда держалась на уровне 60-70 см. Короче: я была нормальная. Не худая и не толстая.

Но Назару это не нравилось. Он постоянно обзывал меня «жиробасиной», «скотобазиной», если я садилась к нему на колени, притворно орал, что я его сейчас раздавлю. Однажды в разговоре сказал: «Я люблю, когда у девочки попка маленькая и ножки тоненькие».

Господи, да даже если бы я навсегда перестала есть и поселилась бы в спортзале, у меня никогда не было бы «тоненьких ножек» и «маленькой попки», ну не та конституция. И я говорю об этом со знанием дела, потому что это было именно то, что я и сделала: почти перестала есть и поселилась в спортзале.

Вернее, сначала мы начали бегать, у меня не получалось, я задыхалась, а он орал на меня. Я однажды, держась за сердце, попросила:

— У меня не получается, но я стараюсь, поддержи меня, скажи, что я молодец (хотя бы).

Назар презрительно сморщился:

— Я не буду этого делать, Насть.

В тот период единственным, что я ела, были протеиновые коктейли. В какой-то момент Назар страстно полюбил слово «комплексы» и стал употреблять его к месту и не к месту. Последний год отношений я только и слышала: «Насть, у тебя очень много комплексов».

Однажды я спокойно ответила: «Назар, ты ежедневно своей девушке доказываешь, что она глупая и толстая. По-моему, комплексы здесь у тебя». Как он орал! Он так громко кричал «У МЕНЯ НЕТ НИКАКИХ КОМПЛЕКСОВ, ДУРА!!!», что ему поверил весь дом.

Все "не то"

Секс практически исчез. Я переживала, плакала, худела всё сильнее, а он повторял свое любимое: «я за свою жизнь натрахался», но, поняв, что этого недостаточно, рассказал офигительную историю о том, как несколько лет назад две недели не вылезал из постели с какой-то девушкой.

Я чуть не заорала от обиды, но он покровительственно сообщил, что после таких отношений «человека послать хочется и никогда не видеть». Было много историй о том, как он «в молодости» по семь раз за ночь мог. Стоит ли говорить, что в моем случае это был один редкий и такой себе раз?

Все, что я делала для него, было «не то». Я очень люблю готовить и делаю это вкусно, и я с радостью делала для него обеды и ужины из двух-трех блюд. Но он морщился и говорил: «Я худею, я не буду это есть». Меня это обижало, потому что готовка была для меня одним из способов выразить любовь.

Время шло, ссор становилось всё больше. Назар очень любил наказывать молчанием, чуть что — прекращал со мной разговаривать и вообще меня замечать.

На его беду, со мной, как с махровым интровертом, такая фигня не работает: я прекрасно чувствую себя в одиночестве и в своих мыслях. Так что Назар очень сильно обижался на меня за то, что я не обиделась на то, что он обиделся. Я понимаю, это звучит как бред, но так и было.

(Окончание в следующем посте)
Tags: бойкот, висхолдинг, газлайтинг, жизнь после нарцисса, идеализация, истории читателей, нарциссический гнев, обесценивание, обольщение, пробы пера, разведка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments