Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Category:

Как отец из меня "выбивал гордыню". Окончание

"Ты все профукала"

Отец саботировал мои попытки начать что-то новое, увлечься чем-то интересным. Сказала лет в 10, что хочу в музыкальную школу, мне было отказано с формулировкой «тебе уже поздно» (хотя вовсе ведь не обязательно становиться Рахманиновым, можно и для удовольствия и развития учиться).

Заниматься в лыжной секции с прицелом на серьезные соревнования в 12 лет – поздно, поступить в университет после провала в 20 (о нем ниже) – поздно, создавать семью и рожать детей в 25 – поздно.

И при этом с присказкой «Всему свое время. А ты его профукала».

При этом повторялось изо дня в день, что мне следует голову-то не поднимать, много из себя не мнить, потому что я жалкая и ни на что не способна.

По окончании 9 класса меня брали без экзаменов в юридический колледж при профильном университете. Вот только далеко от того места, где мы жили. Я обрадовалась такой возможности, согласилась. Тем более, что меня ждали к себе на проживание во время учебы моя тетя и ее дочка, у которой было музыкальное образование, да еще и пианино дома!

Мама забрала мои документы из школы. Внутри я ликовала. Отец всеми силами делал вид, что согласен и рад. Но все же не выдержал… Все лето промывал мне мозги: вел беседы, как там может быть все страшно вдали от дома. И так много раз уже описанным выше способом. Когда я решала, ехать или нет, он еще так многозначительно мне «помни, это твое решение, я тут ни при чем», и еще так вперится в меня глазами, смотрит, поверю я в эту чушь или нет.

Не поверила, только сделала вид, но однако пошла у него на поводу и осталась в школе до 11 класса… как же я жалею теперь. Может, и эпилепсии бы не было. Дело в том, что после этого его давление усилилось. И на следующий год начались эпиприступы. Так захлопнулась моя ловушка, пусть и не навсегда, как когда-то у мамы. Еще два года рядом с отцом со всеми вытекающими.

После школы я поступила в университет на гуманитарный и уехала в другой город. Хотела быть переводчиком, дорасти до уровня синхронного перевода. Врачи предупреждали меня, что я не сдюжу. Не стала их слушать, упросила написать в справке, что я здорова. Думала, ведь всегда все получалось, получится и теперь.

Я ошибалась. Видели бы вы довольную рожу (не подберу другого слова) моего отца, когда я на третьем курсе вернулась домой после того, как написала заявление на отчисление. Он не мог скрывать даже улыбки на лице!! Приступы мучили так, что я теряла память, по нескольку часов не могла вспомнить свое имя, не узнавала никого, а противосудорожные превращали меня в тугодума или даже порой в овощ, какой там синхронный перевод... моя мечта накрылась медным тазом.

Отец говорил, что мое место уборщицей на молокозаводе, что я ничего из себя не представляю, с презрением обзывал меня больной. Говорил, что мне недалеко до психушки.

Непонятный стыд


Я же решила, что у меня будет новая жизнь, без приступов, без таблеток. А как жить дальше, я придумаю. Только не в родительском доме, не вариться в этом котле тихой озлобленности мамы и соковыжималки отца, в этой смердящей злобе и безысходности.

Так я решилась на два курса лечебного голодания, потратив на выздоровление год. Результат: ни приступов, ни таблеток, ясная голова и море сил. Отец опять мне «ну надо же...», действительно, ну как это я такое проделала... Только теперь уже ОН прятал глаза.

Он вообще часто испытывал непонятный мне стыд, когда, по моим меркам, не должно стыд испытывать. Например, при встрече с людьми более высокого социального положения, или с теми, кто очень спокоен, уравновешен и уверен в себе, со здоровой самооценкой.

Было такое впечатление, что он хочет в этот момент исчезнуть, его крутило даже физически. Он странно изворачивал тело влево, становился ниже и прятал глаза, начинал даже заикаться. От его грозного самоуверенного вида не оставалось и следа.

При этом с остальными он вел себя иначе. Отличительной особенностью его всегда была мощная отрицательная энергетика, которой он их подавлял. В его присутствии все они вдруг становились неловкими, неуверенными в себе, замыкались, и непременно портилось настроение, просто вдрызг портилось. После общения с ним (порой хватало даже 5-10 минут) всем требовалось время, чтобы прийти в себя. Особо стойкие могли продержаться до получаса. Люди от него, можно сказать, разбегались.

По рассказам самих родителей, был случай на концерте какой-то группы, когда мой отец был крайне взбешен чем-то, сидел в первых рядах в зрительном зале и ненавидел всех вокруг, сверлил своими бешеными злобными глазами выступавших (вот именно такими они и бывали, без преувеличений). Зал был небольшой, так что такого человека там сложно было не заметить.

В какой-то момент один из музыкантов не выдержал и попросил «зрителя сменить гнев на милость и наслаждаться концертом» (не знаю точных слов), на что мой отец взорвался, вскочил с кресла, схватил мою маму за руку, и они вылетели из зала. Один из излюбленных его приемов – громко и горделиво уйти, оставив всех в замешательстве и с чувством вины, что они обидели такого умного и хорошего человека.

Когда отец мне это рассказывал, он весь так и светился от какой-то непонятной мне гордости за себя, а мама в этот момент прятала от меня глаза. Ей было стыдно, как и мне.

Он постоянно самоутверждался за мой счет, например, решал в уме задачку (за которую мне влепили пару) по математике для 5 класса, и наблюдал за тем, какое «невероятное впечатление» на меня это производит. С победоносным и самодовольным видом уходил из комнаты, оставляя мне смутное ощущение, будто я недотепа какая-то, не справилась с такой ерундовой задачкой. Хотя я помню только свой стыд за отца – чем он хвастается? Передо мной? Ведь это задача для детей…

Очень часто он неверно интерпретировал мои округлившиеся глаза в таких ситуациях, думая, что произвел на меня впечатление своими достоинствами, показав свое превосходство, хотя на самом деле я испытывала разочарование в нем.

При этом я никогда ему не озвучивала подобные мысли. По двум основным причинам. Боялась его обидеть. Папа все-таки. И непредсказуемости его боялась. Ведь это бы сильно его задело, и тогда мне было бы не избежать его нравоучений и издевательств в виде игнорирования и холодного отношения до тех пор, пока сама не приду ластиться и «выпрашивать» его внимания и прощения. Это были невыносимые условия, нахождение рядом с ним и разговоры зачастую были каторгой.

"Такого, как твой папка, ты не встретишь"

Он всегда выделялся взрывным характером, непоследовательными и неадекватными по своей ярости поступками, абсолютной бескомпромиссностью и эгоизмом. Предъявлял к окружающим непомерные требования, хотя сам им не соответствовал, всегда стремился во что бы то ни стало доказать свою точку зрения и требовал согласия с ней. Если же кто-то не соглашался и пытался спорить, то спор превращался в оскорбления и унижения несогласного, и впоследствии тот переходил в ранг или дурака, или предателя, или и того, и другого.

Вообще, мой отец часто говорил и говорит, что его все предают. Завидовал часто, близким и неблизким. Даже тому, например, как я могу чувствовать музыку, цокал языком «вот видишь.. а я так не могу», отводил глаза, будучи не в силах порадоваться за меня.

В семье именно отец был для ВСЕХ мерилом ВСЕГО – порядочности, ума, интеллекта, скудоумия, мудрости, доброты и злости, великодушия, красоты, значимости чувств и поступков, желаний и способностей и т.д. и т.д… Он старался никого не пускать в нашу жизнь настолько, насколько это было возможно. Рассказывать о происходящем в семье было строжайше запрещено. Запрет был не напрямую, эта мысль внушалась через его злобную возмущенную реакцию.

Именно он решал, кто годится нам в друзья, а кто нет. Хотя даже одобренные кандидатуры долго в гостях не засиживались. Примерно через полчаса после прихода ко мне подруги, он либо сам вламывался в комнату и прогонял ее, либо подсылал маму, чтобы та намекнула, что пора расходиться. И только после этого успокаивался, шел дальше смотреть свой телевизор.

У мамы вообще не было подруг, он со всеми ее перессорил, напрямую запрещал ей выходы в гости, а отсутствие дома и продолжительность этого должны были быть объяснены в подробностях.

Как-то высказался, что у меня будут серьезные проблемы с мужчинами. Якобы после такого примера идеальных отношений между мужчиной и женщиной (и ведь совершенно серьезно говорил), как у моих родителей, мне не создать такой замечательной семьи, «такого, как твой папка, не встретишь», такой вот он распрекрасный принц. Да..тут уместна самая безжалостная и горькая ирония..

Есть еще у него особенность - метаться от одной «сверхидеи» к другой. Например, то он ярый атеист, и все должны жить согласно его убеждениям, то он резко православный, а сейчас он католик. И каждый раз все преподносится так, будто вот он дошел до некой истины, а другие невежды, глупцы.

В пору православного периода он вдруг решил, что в паспортах и штрихкодах есть три шестерки, отказался от паспорта, принудил к этому маму с братом (он еще легко поддавался влиянию), а потом и вовсе перестал ходить в обычную церковь. С единомышленниками отправился в какую-то деревню подальше от «нечестивцев», моему брату запретил сдавать ЕГЭ из-за штрихкода на бланке, из-за чего у того до сих пор нет хорошего образования. Пока родители отказывались от паспортов, прохлопали северную пенсию. Теперь же паспорта получили и живут на минимальных выплатах.

После возвращения домой из той "раскольничьей" шизы в глубинке он начал пить. Но в тот время я уже особо не интресовалась их жизнью, не знаю, как это было. Но пить он начал жестко, по две бутылки водки в день, а сверху пиво. Эти запои сменяются жестким ЗОЖем, так по кругу.

"Мало я тебя давил"

После восстановления здоровья я быстренько устроилась на работу, после второй зарплаты сняла квартиру и уехала. Все. На этом мое совместное проживание с родителями закончилось.

Такое детство научило меня очень точно чувствовать людей и быть крайне наблюдательной, обращать внимание на любые мелочи в их поведении, особенно фальшь в жестах, мимике, голосе, во взгляде, даже в позе. По моим ощущениям, воздух вокруг «мутных» словно наэлектризован, время замедляется, а происходящее во время общения с ними словно разложено по кадрам. И еще ни разу такие ощущения меня не обманули, подозрения всегда оправдывались. Тело, конечно, тоже активно сигнализирует головной болью, скачками давления, дурнотой и странным тяжелым ощущением в животе.

Наверное, это чуть ли не единственное, за что могу «поблагодарить» отца с его абьюзом. Я зарубила себе на носу, что есть люди, крайне лживые и двуличные, которые никогда не изменятся, и не стоит надеяться на перемены. Только не обозначала их как психопатов.

Длительное время это мне помогало. Сейчас, когда есть знания о личностных расстройствах, понимаю, что как минимум двоих на подступах отвадила от себя. Но все же я подпустила близко к себе «сложного» человека и увязла в отношениях с ним. А все потому, что я игнорировала раз за разом свои ощущения.

С самого начала сближения с ним возник вопрос «он, что, ненавидит меня?». Именно в такой формулировке. Казалось, у меня слишком разыгралась фантазия... ну это слишком... ну не могут быть у человека такие жестокие намерения, да и за что ненавидеть-то меня? Не знала, что бывают настолько бездушными и завистливыми, расчетливыми и мягколапыми некоторые представители этой мути. Последствия, конечно, оказались серьезными. Так что понимаю, что зарекаться нельзя, неизвестно, на какое сочетание расстройств нарвешься, и на чем сыграют, чтобы втянуть в свою больную игру.

После этого нарцисса я узнала в вашем блоге об НРЛ (подруга произнесла волшебное слово «нарцисс», спасибо ей огромное, а дальше гуглу). Поняла окончательно, кто есть кто в моей семье. Пообщалась с родителями, потребовала извинений от отца, хоть и не надеялась на них. Сказала, что он ни много, ни мало ломал меня, мою жизнь, вместо того, чтобы поддерживать, защищать, помочь реализовать себя, какой же он после этого отец.

На что мне был дан ответ, если очень кратко, «мало я тебя давил, надо было сильнее» с отвратительным матом и отборнейшими оскорблениями. После этого меня наконец-то прорвало, я ему высказала многое, и за себя, и за своих родных, сказала, что ненавижу его. Разорвала все отношения. Трясло меня потом несколько месяцев.

Перестала быть в глазах отца маленькой жертвой, которую он может пинать. Мой статус-кво изменился. Теперь отец меня ненавидит абсолютно открыто. Со мной запрещено общаться. Винит меня, что мама вся больная – у нее проблемы с суставами такие, что пришлось их менять, букетище хронических болячек и рак. Он ее гнобил, а виновата я. Он игнорировал ее заболевания, а виновата я. Они, взрослые люди, так прожили жизнь, а виновата я.

Он всегда игнорировал самочувствие домашних, считал, что все само пройдет. Исключение составляли только те случаи, когда, наконец, понимал серьезность последствий (инвалидность или смерть). Брат еще маленьким упал с велосипеда крайне неудачно, затылком на острый большой камень. Пришел домой - «папа, я упал, голову ударил». Отец отправил его спать, мол, и так пройдет, а потом брат проснулся и перестал видеть. Только тогда отец вызвал скорую, сделали трепанацию черепа, спасли зрение, а может и жизнь. Врачи сказали, что ему нельзя было засыпать, надо было сразу везти в больницу.

Однажды я упала на гололеде, сильно болела нога, так он к врачам запретил идти - вывих, он ведь знает. Дернул ногу, чтобы вправить, я заорала, слезы брызнули из глаз. Он смеялся - что ты преувеличиваешь?! Я так и «проходила» без гипса с раздувшейся ступней, пока не срослось само, терпела боль. Потом я втихаря сделала рентген. Оказалось, у меня был перелом.

У мамы нет половины зубов, он ее убедил, что решать эту проблему ей не надо, что бог дал, то и положено терпеть. Опять же, так «убедил», что мама считает это своим решением. Хотя сам весь в мостах и коронках! Мама вообще была главным объектом неглекта. И таких примеров десятки.

"Я бог, целуйте мне руку"

По поводу денег у него бзики: деньги «грязь», деньги «вонючие» (его же выражения), однако при этом предъявляет претензии, что у него их мало, что кто-то должен ему помогать теперь. Клянчит у своего отца из пенсии, а если не получает, начинает с возмущением допытываться, и куда это тот их тратит, зачем они ему, старому, нужны?

Кстати, дедушка переехал к ним жить после выхода на пенсию, так отец его затерроризировал до нервных срывов. Дедушка терпеть не стал, уехал в соседний город, снял квартиру, живет один, благо пенсия приличная. Теперь и он с ним, своим родным сыном, почти не общается. Для дедушки стало настоящим потрясением то, что он испытал под одной крышей с моим отцом, даже инфаркт заработал. Часто мне говорит о своем разочаровании в сыне.

Мама сейчас от отца прячется на веранде, хотя в доме еще четыре комнаты. Лишь бы поменьше общаться. Спит там же, скрючившись на старой продавленной софе, все время молчит и терпит его вернувшееся пьянство, унижения и появившиеся, пусть и редкие, но побои. Нужна она ему только для ведения хозяйства, насколько ей хватает сил, и для моральных издевательств.

Ей предлагала старшая сестра сбежать к ней, я предлагала помочь переехать к дедушке жить, он в свою очередь был готов к этому. Не хочет, «я жена, мы венчаны, я должна все терпеть». От бессилия ей помочь внутри все сжимается. Говорит, что он просто сложный, детство у него такое тяжелое было, досталось ему, и он ее крест.

Сейчас отец разыгрывает дома отвратительные сцены, когда напивается, что он бог (вот без шуток), и ему руку должны целовать… грозится, что выгонит всех из дома, это его дом!..

Брат не знает подробностей о проблемах психики отца, но понимает, что такое поведение терпеть нельзя. Поддерживает с ними формальные отношения и дома у родителей появляется редко. Сказал отцу, что еще раз тот обидит его или маму, ему несдобровать, и для верности кулаком пригрозил.

Было очень больно окончательно принять, кто такой мой отец, каково на самом деле его отношение к самым близким. Все мое существо сопротивлялось. Сейчас боль притупилась. Ушло на это года два. Какое у него расстройство, я не знаю, плохо разбираюсь в их сортах. Предполагаю параноидное и нарциссическое. По большому счету, мне все равно уже.

Вопрос, понимает и понимал ли отец, что делает, отпадает, потому что я помню, как еще в детстве он мне пару раз говорил о своем поведении: «Друзья терпеть это не будут, да... а вот родные... куда ж они денутся...».

Хотя он задавал вопрос в приватных беседах с дедушкой: «А, может, я и правда ненормальный?».
Tags: абьюз, бланкинг, грандиозный нарцисс, истории читателей, нарциссическая зависть, нарциссический стыд, обесценивание, психопат, токсичный родитель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 103 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →