?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
Исповедь "сапера-экспериментатора" (Письмо читательницы нарциссу)
tanja_tank
Читательница оформила свою историю в жанре письма своему нарциссу. Я решила не выделять полужирным ничего, иначе весь текст стал бы сплошной чернотой... настолько точно и при этом лаконично автор передает все эмоции, которые мы испытываем в отношениях с нарциссом.

(на фото - Энн Хатауэй в роли писательницы Джейн Остин)

Полет

Любила ли я тебя? Конечно! Любила. Очень. Той самой безумной любовью, когда другой человек становится центром твоей вселенной.

Это не была любовь с первого взгляда. Это чувство пришло ко мне постепенно, но вместе с тем стремительно. Я дышала тобой. Я любила в тебе все. Единственное, что не вызывало во мне трепет, так это твой взгляд. Он был каким-то… колючим, и даже пугающим.

Ты был мужчиной, в самом лучшем понимании этого слова. В тебе была спокойная уверенность, ты был обходителен и внимателен. Интересен и участлив. Привлекателен внешне. Плюс в тебе был некий флер загадочности.

Совсем скоро ты заполнил собой всю мою жизнь. Твое присутствие пронизывало ее незримыми нитями насквозь. Ты приезжал с другого конца города на полчаса только для того, чтобы меня увидеть и узнать, как дела. Ты подарил мне рай на земле. Я думала, так не бывает.

Ты понимал меня без слов, смотря на тебя, я видела себя. Ты был моим отражением. Ты боготворил меня, вознеся на незримый пьедестал. Ты говорил, что я самая лучшая. Во всем.

А я вторила тебе. Это ощущение эйфории я помню до сих пор. Это невозможно забыть. Сейчас мне кажется, что все это было не со мной. Ну или в какой-то другой жизни.

Я помню свои чувства от общения с тобой: ощущение покоя, полета и свободы. Свободы быть самой собой. Я никогда не играла. Я не пыталась казаться лучше, чем есть. Я хотела, чтобы ты узнал меня настоящую.

И ты узнал. И полюбил. По крайней мере, ты так говорил. Я все думала, ну где же подвох??? Он должен быть! Не может быть настолько все сказочно.

Параллельная реальность

Но в какой-то момент полета что-то пошло не так. Я осознала себя не парящей где-то там, над землей, а в каком-то другом, странном мире. Где-то, в параллельной реальности. Там, где ты мог вспылить на ровном месте: накричать, обидеть и обвинить меня в совершенно бредовых вещах.

Как-то незаметно, но стремительно все то, что тебя во мне восхищало, стало раздражать. Ты перестал меня слышать и понимать. Мне казалось, что твое место занял совершенно чужой мне человек. Чужой.

Нечто из другого мира – именно так я сейчас тебя называю. Передать это ощущение, когда в одном человеке фантастическим образом уживаются совершенно противоположные качества – невозможно. Я полюбила в тебе спокойствие, доброту, отзывчивость, заботу, нежность. А сейчас передо мной стоял злой, агрессивный, жестокий и холодный человек.

Мне казалось, что мир сошел с ума. И я вместе с ним. На понимание того, что ты – чудовище у меня ушли годы. На принятие неприглядной действительности – еще столько же.

Нереально сложно принять тот факт, что все что было – иллюзия. Обман. Все слова, все поступки, все было продиктовано голым, холодным расчетом. Каждый верит во что хочет верить. Я хотела верить в то, что я твоя любимая, а не ебанутая тварь. И я верила.

С пьедестала ты меня снял. Незаметными тычками. Твоей королевой я уже не была. Куда-то делось ощущение покоя и тепла. Ты меня или безумно любил, или до дрожи ненавидел. Две крайности. Я никак не могла взять в толк, что я делаю не так или недостаточно хорошо.

Этот вопрос стал главным и единственным на повестке дня в разговорах с самой собой. А потом и с тобой. И ты мне с нескрываемым удовольствием перечислял все то, что мне нужно было в себе исправить. Не так бурно выражать свои эмоции. Вовремя замолчать. Не спорить. Лучше заботиться. И вообще характер свой поубавить. Список был бесконечным.

Спустя какое-то время я с ужасом поняла, что несчастна. Я так же любила тебя, но я была несчастна. Все мои попытки улучшить себя по твоему заказу терпели крах. Я все равно все делала не то и не так.

Твои мелкие придирки и постоянная критика стали перерастать в конкретные ссоры. Потому что я не соглашалась с тобой и с таким отношением ко мне. Я каждый раз пыталась тебе доказать, что я не такая плохая, как ты думаешь. Приводила доводы и факты.

Но это не работало. Ты злился еще больше. Чем больше я пыталась отстоять себя, тем чаще и громче случались скандалы. Ты не давал мне вставить и слова. А потом, когда успокаивался, и хотела сказать я, ты резко прерывал меня со словами: «я не хочу продолжать этот разговор и выяснять отношения, сколько можно?!»

Но это был не разговор. Это был монолог. Твой. Сказать что-либо тебе не было никакой возможности. Гадкое чувство: тебя облили помоями, а потом еще и рот заткнули, чтобы не смела сказать свое «фи».

А еще ты любил отдаляться и становился таким холодным, что мурашки бегали по коже в прямом смысле слова. Просто так. Ни с того, ни с сего. Оп! И как тумблер выключили. И догадайся, милая, сама, что случилось. А точнее, что в очередной раз ты сделала или сказала не так.

Анатомия скандала

Шло время. Гаечки закручивались сильнее. Скандалы крепчали, а поводы для них становились все бредовее.

В моменты наших с тобой ссор и после них я чувствовала себя раздавленной, потерянной, беспомощной, преданной. Ты оставлял меня одну с зашкаливающими эмоциями обиды и злости от твоих несправедливых обвинений и ранящих слов.

Поначалу я думала, что ты в порыве гнева говоришь, нет, кричишь ужасные вещи – на эмоциях. Это потом я с ужасом поняла, что каждое твое слово, каждая фраза были тщательно выверены и продуманы. Иногда ты просто уходил со словами: «Ну что, довольна? Добилась, чего хотела? Понравился разговор? Вот теперь посиди и подумай о своем поведении!». Иногда с вещами и словами что тебя это все заебало и все эти выяснения отношений у тебя уже в кишках сидят.

А я слушала тебя и не понимала, как так может быть: ведь это ты провоцируешь скандал, а обвиняешь меня. Эти два взаимоисключающих друг друга факта не укладывались у меня в голове, мне казалось, что я тихо схожу с ума. Иногда тихо, иногда громко.

«Ну давай, заплачь еще! Ты посмотри на себя, тебя всю трясет» - с презрением и злобой комментировал ты. «С тобой же ничего нельзя нормально обсудить!» Я из последних сил старалась не реветь. Но если ты поставил цель довести меня до слез – ты ее достигал, так или иначе.

Я билась в истерике и не понимала ни-че-го! Ведь мы любим друг друга, почему весь этот бред происходит? Почему сейчас ты мне делаешь так больно и от этой боли хочется выть?! От боли, отчаяния, обиды и страха.

Я не понимала, как ты, самый заботливый, нежный, внимательный мог говорить такие страшные вещи, от которых у меня перехватывало дыхание и начинала бить не мелкая дрожь. Как я могла в один миг превратиться из самой умной, красивой, интересной и просто любимый жены в тупую дуру, суку, тварь и психбольную истеричку. Как я в миг превращалась для тебя в злейшего врага, которого нужно уничтожить? Как? Это взрывало мой мозг.

Ты или любишь, или нет, ну еще можно ненавидеть, но другого не дано. Но в нашей реальности, точнее умело надвинутой тобой мне на глаза, было возможно все. Невозможное – возможно – давний слоган Adidas. Быть любимой и тварью, с промежутком в несколько минут.

А потом ты спокойно шел заниматься своими делами: болтать по телефону, есть, тусить в инете или просто спать. Сном младенца. А я не то чтобы что-то делать не могла, я забывала, как дышать.

Ты любил добивать. Контрольный выстрел. Чтобы наверняка. Я же враг, а врагов нужно уничтожать, любой ценой и способом. Я захлёбывалась слезами, а ты говорил, как тебе противно на меня смотреть, что у меня проблемы с нервами и вообще сама во всем виновата.

В чем виновата? Да во всем! Не так посмотрела, не так сказала, не то сказала, или не сказала, затронула невыгодную для тебя тему, не услышала, о чем-то попросила. И не дай Бог мне оказаться чем-то недовольной! Любое мое действие или бездействие могло стать очередным грандиозным скандалом с криками, матами, оскорблениями. Твои обвинения и недовольства мной были полнейшим бредом. Но твоя способность раздуть из ничего целый цунами – вырубала меня нокаутом в первом раунде.

У тебя были три безотказные темы, которые срабатывали всегда: мое настроение, манера вождения и дети. Этими тремя палочками-выручалочками ты пользовался видимо тогда, когда тебе лениво было раздувать скандал из ничего. А здесь – все отработано до автоматизма.

Ты постоянно меня обвинял в отсутствии настроения и улыбки, даже когда это было не так. От твоей фразы: «что с настроением?» - очень скоро меня начало трясти. Собачка. Павлова. Выдрессировал. «Знаешь, на кого ты похожа? На грустного кота! Видела в инете? Копия он.»

А еще я не понимала, в какой момент я подписала обязательство быть в хорошем настроении и обязательно с улыбкой 24/7. Ты просто лишал меня моих же эмоций. Ты хотел контроля. Не того, лайтового, куда с кем пошла и во сколько пришла (подобное пресекла я сразу) а куда более страшного – контроля моих мыслей, эмоций и чувств. Но тогда я этого не понимала.

С походами и поездками тоже был некий контроль. Не прямой, а завуалированный. Точнее даже не контроль, а инструмент наказания. Ты никогда в открытую мне ничего не запрещал, но делал все, чтобы я провела прямую параллель. Стабильно случались скандалы. И разумеется, никак не связанные с моими передвижениями.

Сапер-экспериментатор

Во мне поселился страх. Я каталась на адских качелях. Вверх-вниз, вверх-вниз. Поначалу мне было сложно предугадать в какой момент и с какой скоростью они полетят вниз. Я жила на пороховой бочке. В постоянном диком напряжении и страхе очередного взрыва.

У меня было ощущение, что я в открытом море, и каждая наша ссора – это волна. Поначалу волна была редкой и слабой, я воспринимала ее как какое-то недоразумение. Ведь на море – штиль. Чайки летают, солнце греет, небо синеет, жизнь прекрасна, а тут откуда-то говнецо прилетело, явно случайно. По ошибке.

Я захлебывалась, а когда выныривала, долго не могла прийти в себя, отдышаться, вернуть себе силы, которые ушли на борьбу со стихией, а уходили они все. Я болела после наших ссор и по неделе не могла прийти в себя. У меня была дикая слабость, апатия, я не хотела ничего.

Когда я говорила тебе о сильнейшей головной боли и плохом самочувствии после очередного скандала и просила, умоляла решать все миром, ты сказал: «все твои боли – от твоего же бешенства, и скандал ты устроила, тебе ведь это нравится, ты же без этого не можешь!» И снова взрыв мозга: как мне может нравится то, что меня лишает нормальной жизни, то, что гробит мое здоровье?!

Со временем я начала предугадывать время «взрыва». Не всегда, но в большинстве случаев я знала по определенным симптомам что это – оно. Взгляд, тон, движения – я научилась улавливать все, как сверхчувствительный датчик. Я стала сапером-экспериментатором.

Я отчаянно пыталась предотвратить то, что предотвратить было нельзя. Ты очень хорошо подпитывал мою уверенность в том, что я могу на это повлиять: «если бы ты сделала так, а не иначе, если бы ты себя вела по-другому, если бы ты была мудрее и гибче, ничего бы не было, все было бы хорошо!»

И я старалась. Очень старалась. В моменты взрывоопасности я была тише воды, ниже травы. Лишний раз не отсвечивала, не просила и не говорила. Все мои ресурсы были направлены на недопущение детонации. Я перепробовала 100 и 1 вариант поведения с тобой, но ни один из них ни разу не сработал. Все заканчивалось взрывом.

А я все думала, ну где я опять недоглядела?! Пока вдруг однажды с ужасом не осознала, что что бы я ни делала, итог будет один, просто потому что ты этого хочешь. Это тебе жизненно необходимы все эти скандалы, тебе, а не мне. Это ты без них не можешь, а не я.

Именно тогда ко мне начало приходить понимание того, что все то, в чем ты обвинял меня – было твое. Ты проецировал на меня все свои негативные эмоции: раздражение, злость, обиду, и обвинял меня в этом. Ты постоянно обвинял и критиковал. Ты изменил мое восприятие реальности. Я не понимала где, правда, где ложь, где мои истинные эмоции и чувства, а где навязанные тобой.

И почему черт возьми мой любимый человек специально делает мне больно?! Унижает меня, загоняет под плинтус и обнуляет. Почему???

Ад начинается (или продолжается)

Солнце не светило уже давно. Я обнаружила себя совершенно одну в бушующем море, где волны накрывали быстрее, чем я могла отдышаться. Я стала такой, какой ты меня видел: раздраженной, агрессивной с другими, но подавленной с тобой, плаксивой и неуравновешенной. Я рассыпалась. Моя жизнь начинала походить на филиал ада.

Помню вечер, когда ты схватил меня за одежду, начал трясти, повалил на диван и схватил за горло. Ты что-то кричал, как я тебя заебала, все было как в тумане. В руке у меня был стакан, я ударила тебя.

Секундная пауза и ты набрасываешься на меня и начинаешь бить рукой по голове: «ах ты сука, что ты наделала?!». Я рассекла тебе бровь. Меня трясло. На полу и в воздухе вино и кровь. Твои маты. В голове: «этого не может быть, это неправда, это неправда!»

Я попросила тебя уехать. На следующий день ты просто молча забрал все продукты из холодильника и уехал. К гостям. Отдыхать. А после - ты со своей мамой меня дружно убедили в том, что я сама виновата, вовремя не заткнулась и спровоцировала. И я – поверила. И, по-моему, даже извинилась.

Ты обвинял меня в том, что я не люблю и не хочу детей. А как я могла их хотеть, когда ты при первом удобном случае уходил в закат?! Когда скандалы были через день, и я не знала, что будет завтра.

А ты хотел, очень. Хотел так, как не хотят мужчины, точнее нормальные мужчины. Я все искала логику в том, в чем ее не было. Для меня было ну вообще не понятно, как можно было вчера говорить, что ты хочешь ребенка, а сегодня свалить.

Ответ я узнала много позже. Все оказалось просто: это всего лишь попытка привязать меня к тебе. Чтоб наверняка.

(Окончание в следующем посте)

  • 1
"А ты хотел, очень. Хотел так, как не хотят мужчины, точнее нормальные мужчины. "
Скажите, пожалуйста, а что под этим подразумевается?

Наверное то, что нормальные мужчины понимают что ребёнок это не игрушка, это огромная ответственность на всю жизнь и поэтому сначала взвешивают свои возможности прежде чем захотеть. Нарцы часто хотят детей вотпрямщассразу и рисуют в воображении какие-то идеальные картинки идеальной семьи где все всегда счастливы, дети всегда чистенькие, довольные и ничего не просят. Эти ожидания быстро разбиваются о реальность и они теряют интерес, вся ответственность скидывается на близких.

Никогда не понимал чего плохого в том, чтобы рисовать некие хорошие картинки. Попавшие как раз кстати и попадают потому, что в начале отношений он соответствует идеальной картинке, да еще и лучше оказывается, вон и автор это пишет. Тут дело не в том, что они их рисуют, а в том, что они их ТОЛЬКО рисуют. Обычный человек же если и рисует чего, то проводит корректировку планов, сверяет с реальностью, какие то действия в этой реальности предпринимает, развивается, правит ошибки, вобщем или идет к картинке или корректирует картинку. Этот де рисует, подбирает максимально соответствующее, потом трагедь из-за минимальных несоответствий и весь набор мести за неидеальность. По поводу движения к картинке лействий ноль. Саморефлексии ноль же. Примерно так де со взглядом на себя, свои чувства и отношения. То любоф до гроба с полетами в облаках, то истерики с вылетом стекол. На вопросы чего тебе надо ответа нет или он фантастический. Притом и нарисованная картинка по мере продвижения к ней так корректируется, что даже достигнув большего, чем рисовалось вначале кажется, что не достигнуто ничего. Например, если в 20 лет нарисует жену заботницу, королеву красоты, четырех детей, щамок в Швейцарии и 200 миллионов, то помри вдруг случайная ранее неищвестная бабушка и унаследуй все это и жена все так, то окажется, что в щамке недостаточно комнат, жена - да, но размер бы бюста и два языка и не двести денег а миллиард и вообще управление вселенной. И если спросишь на кой скажут что никуда не стремишься. Как то так

полностью соглашусь. Это какая-то идеальная, нереальная картинка в их голове, не имеющая ничего общего с действительностью.

У них идеалистические представления о детях - скорее, как о некой картинке социальной успешности. То, что беременность и родительство - серьезный проект, они не отдупляют.

Насчет "нормальных мужчин". Действительно, в нормальных отношениях детская тема как-то не муссируется. Люди что-то решают и действуют. Или не решают, так получается и все довольны, и вьют гнездо.

У нарцисса же разговоры о детях начинаются почти сразу, с нездоровой ажитацией. Только от нарцисса, наверно, можно услышать дичь типа: "Роди ребенка и отдай его мне".

Я почему спросила - просто вспомнила, как мой бывший с самого начала постоянно говорил о детях, просто бредил ими, писал стихи на эту тему, а как-то раз сказал даже: "Ты должна быть готова к тому, что я буду любить тебя меньше, чем наших детей". Я последнее время анализирую его поведение в целом и пытаюсь понять, неужели и он тоже... Хочу даже об этом историю написать.

Таня, не поверите, но так же говорил и он. "Пойду найду ту, которая родит, раз ты не хочешь. Мне отдаст, буду сам воспитывать". Я была в шоке от такого подхода. Т.е. я воспринималась исключительно как инкубатор.

В первую очередь, это хотение носила просто маниакальное желание. Преподносилось в ультимативном порядке. Уже пора, у всех есть дети, не хочу быть отцом в 40 лет, время идет, потом по больницам бегать, ЭКО делать ну и т.д. Все мои доводы о том, что я хочу, но мне просто страшно, потому как я не знала, что будет завтра, отметались на подходе.
И да, в самом начале отношений когда у меня внезапно (за всю жизнь было пару раз) случается задержка, он ооочень обрадовался. Сказал, что не против детей, а очень даже за!. От человека (меня т.е.), с которым отношения месяца три от силы были.

"Уже пора, у всех есть дети, не хочу быть отцом в 40 лет, время идет"

Короче, набор клише и ни одной своей мысли.

  • 1