Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

Нарцисс под маской орхидеи

К своему мучителю героиня попала прямо из объятий другого, поэтому долгое время около него ее удерживала иллюзия того, что он ее  "спаситель".

Автор сама озаглавила свою исповедь и назвала ее "историей "бархатного" доведения до самоубийства, до которого оставалось всего полшага".

(картина - Евгений Рябинский)

"Я – консерва. Плотно закатанная консерва с вонючим паштетом из моей крови, слез, кишок, пота и сухожилий. Никому не нужная и не интересная сейчас консерва. Меня задвинули в самый пыльный угол кладовки и брезгливо отодвигают, если я мешаю другой, более аппетитной провизии.

Но меня вскроют. Когда закончится розовое варенье и анчоусы, мальвазия и бри, буженина и каперсы. Когда от этого богатого натюрморта не останется даже эскиза, меня вскроют трясущимися руками и жадно проглотят, обрезая язык о края банки. Потому что я покорно жду своей участи там, в углу.

У меня очень мало времени. Я хочу сбежать из этой кладовки, но времени крайне мало – жертва, на которую отвлекся нарцисс, уже подвергается обесцениванию.

Скоро он придет за мной. А пока мне нужно успеть рассказать эту историю, если вдруг я все-таки утрачу адекватное восприятие действительности и поверю ему.

Опять поверю, что я – не консерва, а уникальный деликатес, на поиски которого он положил жизнь. Поверю, что любима и незаменима. Поверю, что это существо – человек, а не оборотень с гильотиной вместо сердца.

...Вот так пафосно и метафорично я начала свою историю, когда меня трясло от ненависти – безудержной ненависти к себе за то, что я это допустила. Что разрешила так с собой обращаться. Что терпела почти 8 лет.

Ненависть – отличный сценарист, но хреновый помощник. А я хочу, чтобы этот текст помог хотя бы одному человеку вынырнуть – так как помог мне этот блог и все вы. Наверное, если бы моя близкая подруга буквально не заставила меня прочесть этот ЖЖ, я бы уже сидела в какой-нибудь мягкой палате или кормила червей на провинциальном кладбище.

Моя история не пестрит насилием и жестью, о которых я читала у многих из вас, но это история «бархатного» доведения до самоубийства, до которого мне оставалось всего полшага.


Анамнез

Я росла в семье, где отец (крайне деструктивный человек – да и человек ли? Так газлайтить и обесценивать – это суперсила какая-то) бросил мать ради молоденькой соседки. Всего в анамнезе у него – три брака, трое детей, все трое с ним не общаются.

Мама потом так и не вышла замуж, но дала мне все, что могла. Я росла веселым, подвижным, любимым мамой и бабушкой ребенком – жили мы бедно, но мне всегда старались дать самое лучшее.

При наличии богатой домашней библиотеки я прочла множество книг - оттуда и черпала сценарии «всеохватывающей любви».

Время от времени в моей жизни всплывал отец и напоминал, что я без него – ноль, провинциальная девчонка с мещанским мировоззрением. Понятие «мещанское мировоззрение» вошло в мою жизнь тогда, когда мама (учительница, которой в то время задерживали зарплату по полгода) в голодные 90-е сообщила отцу, что у ребенка нет зимних сапог. С тех пор все мы стали «мещанками, провинциальными и скучными, думающими лишь о шмотье».

Последнее наше с ним общение 2 года назад, после того, как я не захотела дать ему возможность пожирать мою энергию, закончилось его смс-кой: «Вычеркиваю тебя из рода. Не смей подходить к могилам моих родителей».

Истории обесценивания меня собственным отцом достойны отдельной книги – сейчас не об этом. Мне пришлось освоить немало психологической литературы, пройти тренинг и пережить много лет абьюза прежде, чем я смогла спокойно порвать отношения с этим человеком с искренней внутренней установкой: пусть будет счастлив, но подальше от меня.

Тоненький букетик нарциссов

Оглядываясь, я понимаю, что деструктивов, причинивших мне реальный вред, было только два (не считая отца, но он один тянет на КамАЗ нарцев). Мне встречалось много хороших парней, и еще с юности я поставила себе условие: не поступай с ними так, как ты не хотела бы, чтобы поступили с тобой. Банально, но работало: чувствовала, что не мое – уходила сразу после 1-2го свидания, и не пинговала потом никогда.

Увы, мне кажется, психологи правы: отец – первый пример мужчины для нас, и мы всю жизнь подсознательно ищем похожего, а остальных «не распознаем» как мужчин.

Мой отец – обаятельный, необыкновенно одаренный и эрудированный мудак с ярким чувством юмора. Возможно, поэтому со всеми хорошими мальчиками мне было попросту непривычно, что ли. Я не мучила их, просто тихо уходила, отмазываясь фразами типа: «Ты офигенный, мечта любой девушки, мы просто слишком разные».

Ни разу я не обесценила никого из них нарочно, мне было больно даже эти безобидные слова говорить, хотя я осыпала их комплиментами на прощание. Мне казалось, что только последняя тварь способна на это хрестоматийное «падающего толкни».

А все это время часики тикали, пока толкнут меня – так, что я буду держать в руках бельевую веревку марки «Фрекен Бок» и прикидывать, выдержит ли меня люстра.

До встречи с первым токсичным типом (перед этим попадались, но на них почему-то не велась) я успела пожить в двух так называемых гражданских браках. Первый – студенческий – был обречен изначально из-за резкого несовпадения во взглядах, но я искала замену отцу – и вуаля, нашла.

Разбежались, и хорошо – он сейчас счастливый отец 3-х детей. Второй брак был с человеком, которого я очень любила и вышла бы за него замуж, как обещала, если бы он не бросил меня в трудную минуту – подговорил уволиться с моей мало оплачиваемой и неинтересной работы, так как хорошо зарабатывает на двоих.

Я согласилась и осталась без основной работы, на дополнительной тогда не платили, временная регистрация в квартире заканчивалась через несколько месяцев. И вот он внезапно уехал в наш маленький город, откуда мы оба родом, и поставил условия: присылаю за тобой машину, забираем вещи, женимся и живем с моей мамой.

Послала его и не жалею до сих пор. Но он – точно не нарц, абьюзом не баловался, не обесценивал, не газлайтил и был, в принципе, неплохим человеком. Вот только не хотелось уже рожать детей от того, кто нарочно тебя бросает в трудную минуту с целью вынудить принять решение.

Мамины сынки – моя карма. Так думала, пока не узнала про нарцев. Так вот, думаю теперь: может, моя карма – мамины сынки-нарцы. Или это больше о созависимых? Я перелопатила уже столько литературы, что чтение о различных синдромах стало моей «книжкой на ночь». А ведь раньше я читала совсем другую литературу, а психологией никогда не интересовалась. Пришлось. Просто по-другому не попускало, все время очень больно.

Первый нарц (пока оставлю на нем этот ярлык) нарисовался еще до распада моего 5-тилетнего гражданского брака – я устроилась на дополнительную работу (очень для меня интересную), но тогда воспринимала его лишь как смазливого сотрудника. Нельзя сказать, что нарц явно за мной ухаживал – скорее, оказывал знаки внимания нескольким девушкам на работе, оставляя простор для фантазии каждой.

Но вот, после одного скандала, его с треском увольняют (сейчас я осознаю, что заслуженно), и мы с моей новой подругой активно поддерживаем «страдальца», сбежавшего от обиды аж в другую страну.

Это потом я узнаю, что сбежал он еще и от многолетних лет отношений с женщиной. А тогда жалость к нему, острое чувство несправедливости, одиночество, боль от предательства и какая-то неприкаянность сделали свое дело.

И началась моя двухлетняя виртуальная эпопея. Сначала я даже не поняла, что влипла. Он писал все время, потом пропадал, сыпал намеками и играл полутонами, мог зайти в чат, написать «Я люблю тебя!», и исчезнуть на неделю. Наездами появлялся и принимался прощаться «в последний раз», играл словами, дразнил, пинговал и игнорил – в общем, отрывался вовсю.

Я на тот момент была совсем не искушенным в таких странных играх человеком, поскольку прожила немало лет с простым парнем, ни разу не нарцем и даже не манипулятором, прожила мирно и достаточно спокойно. Поэтому вся эта феерия интеллекта, юмора, странностей, метаний и терзаний меня просто уложила в нокаут.

«Вот же оно, - думала я, - то, о чем писали все эти не совсем понятные мне в школе классики, вот где звенит струна, вот это жизнь». Расплатой за эту наивность стало два года моей жизни, прикованных к монитору.

Прометей? Я сама себе была и Прометеем, и орлом, и той самой заклеванной печенью. Я гипнотизировала окошко чата, я не могла ни есть, ни пить, ни курить, ни говорить с мамой, когда он был онлайн. Не знаю, как я писала в это время диссертацию – наверное, это был мой последний побег в реальность.

Он мог молчать неделями – я не отражалась в зеркале. Он мог 14 февраля написать какой-то намек на нежные чувства – и я бежала за сигаретами в пижаме, не чувствуя мороза минус 25. Вся моя жизнь сосредоточилась в этом огоньке чата – горит или нет.

Как та католическая святая, державшая для своего любимого-моряка свечу вместо маяка, я включала комп, чтобы зажечь свой огонек. Вокруг были какие-то поклонники, я нравилась многим, меня считали обаятельной и интересной (вспоминаю краем мозга, как мне об этом говорили многие) – а я гипнотизировала монитор.

Потом он приехал, был неплохой (на тот момент мне казалось - сказочный) секс и много звоночков. Но я тогда даже не видела их и не хотела видеть, хотя подруга мне на них указала.

Уехал и написал, что любил другую, и ему сейчас больно, что она с другим. Еще немного потоптался по моей самооценке и гордо пропал из чата. Я ползла на работу каждый день и твердила себе: это неправда, он не мог, он так на меня смотрел, нельзя так притворяться, я бы вот не смогла.

Выжила, оклемалась, и он опять приехал. Позвал меня на одно мероприятие и обесценил по полной программе. Сделал вид, что я тут чуть ли не по ошибке, демонстративно отворачивался, когда я подходила, игнорировал при своих друзьях и проч. Нет смысла вдаваться в подробности, но я шла оттуда вечером по трамвайным рельсам и хотела сдохнуть просто там, на месте.

После этого перестала с ним общаться. Он подождал, пока я сама напишу, не дождался и начал свой «карательный поход»: писал, что все время любил ту девушку, но выгнал ее «босую в дождь», когда жил с другой, а она пришла к ним разобраться, что вообще происходит. Небось держал ее в подвешенном состоянии, пока у нее не сорвало крышечку.

Даже сейчас, после стольких лет, я просто физически ощущаю ее боль в тот момент. Кстати, я ее как-то встретила на вечеринке (мы знакомы), и она пыталась меня предупредить, но я восприняла это просто как стеб надо мной с ее стороны.

А он все «выливал мне душу» в чате. Якобы теперь он не может простить за это себя, а ее любит и т.д – сейчас самой смешно, как я всю эту муть пыталась анализировать и как утомила ею всех подруг.

А со мной он, типа, просто игрался, «я прикольно велась», и ему искренне жаль – покаялся, что не надо было ему это делать. Дал понять, что я так, случайно подвернулась и сама на все напросилась. Угу, особенно на фразы в чате в стиле «Я люблю тебя» - ни с того, ни с сего.

Несколько месяцев подряд после этого у меня болело сердце - у меня, которая тренируется по часу-полтора и даже не чувствует усталости, у меня, с кардиограммой, как у космонавта. Я роботоподобно ходила на работу, дописывала диссертацию и хотела просто подохнуть.

Меня спасли друзья, которые буквально вытащили меня из этой эмоциональной пропасти. Я оборвала с ним все контакты, он пинговал лишь изредка, но я уже не велась. А о любви написал с точностью до того дня, когда я связалась со следующим нарцем.

Нарцисс? Венерина мухоловка!

Я пишу эту историю, разорванная им же на столько частей, на сколько меня не разорвал бы ни один хищник – любой из них гуманнее, чем он. Надеюсь, он никогда это не прочитает – не хочу тешить копеечное самолюбие этого шакала.

Почти 8 лет я любила его. Я не писала сюда, я не верила, что он нарц – мне казалось свинством присваивать этот ярлык человеку, который, возможно, просто меня не любит.

«Просто тебя не любит, понимаешь? – говорила я себе – И в чем его вина? Кто ты такая, чтобы ставить ему диагнозы?» Так думала я много лет и прощала.

Даже когда моя подруга, которую я безгранично уважаю и очень сильно люблю, дала мне почитать этот журнал, я зачитывалась, но не верила до конца, что это - он. Мне казалось, что это говорит во мне мелочная обида на то, что он меня просто не любит.

Но как же хорошо, когда маски сброшены, понимаешь, что это было, и можешь спокойно написать сюда. Таня и все, кто это прочитает, я ценю любое ваше мнение, потому что сама не могу разобраться в том, что же это на самом деле за человек. Если я ошиблась и оклеветала невиновного или просто нездорового человека - готова к конструктивной критике.

Малолетний Бэтмэн. Начало

Впечатление при первой встрече – прыщавый тощий длинный тип, по общепринятым меркам красоты – «ни о чем». Даже дальнейшее знакомство (свадьба подруги) с разговорами «об умном» меня не впечатлило. Вот разве что спел он на свадьбе ярко – голос у него мощный, сильный и какой-то завораживающий.

Но даже этот безусловный талант не мотивировал меня посмотреть на него как на мужчину. И дело даже не в разнице в возрасте – я старше более чем на 5 лет. Внешность – совсем не в моем вкусе, даже полностью противоположная ему. Чувство юмора вначале - не мой формат: люблю тонкий английский юмор, а тут какие-то малолетские приколы. В общем, не зацепил.

На свадьбе я вовсю наслаждалась общением со свидетелем, с которым мы были в паре – симпатичным приятным парнем. Еще много лет после этого я буду выслушивать ядовитые упреки Евгения в том, что сидела на коленях у свидетеля в тот вечер (лавки были влажными, вот девочки на перекуре и забрались на колени к мальчикам).

Евгений на свадьбе меня танцевать не приглашал, знаков внимания не оказывал и в принципе меня не интересовал. Несколько раз я ловила его пристальный и даже какой-то угрюмый взгляд, но мне было пофиг. На следующий день мы все набились в такси догуливать свадьбу, и меня усадили к нему на колени. Вот тут я ощутила какое-то странное притяжение к этому человеку, но отмахнулась, решив, что мне показалось.

Следующая наша встреча произошла примерно месяца через полтора, когда его друг собрал компашку погулять вечером и посидеть в пабе. Позвали и меня, вечер был свободный – я и пошла. Уже тогда сильно удивилась, как я сразу не оценила Евгения: остроумие, зрелость суждений, как для 22-летнего парня.

Смутно припоминаю, что у нас обнаружилось совпадение взглядов на многие вещи, и он начал казаться мне привлекательным. Впрочем, в конце вечера все разъехались на дружеской ноте.

Еще через неделю ли две мы встретились в таком же формате, гуляли всю ночь и под утро она начал меня целовать, когда друг ушел в туалет. Потом он будет мне снисходительно рассказывать, что просто увидел, как друг пытается ко мне придвинуться и спас меня от него, от его посягательств.

Хотя сейчас очевидно, что он просто решил досадить другу, с которым они всегда соперничали. Так или иначе, друг вызвал для всех такси и мы всю дорогу целовались с Евгением, как сумасшедшие, а друг подтрунивал.

Но даже после этого образ Евгения вовсе не завладел моим воображением. На следующий день я уехала с друзьями за город на несколько дней. Евгений позвонил, мы мило пообщались, пошутили насчет пьяных поцелуев и все.

Именно после тех поцелуев в такси наутро я обнаружила, что окончательно излечилась от предыдущего нарца – это невероятное физическое ощущение, как будто кашель прошел, нос или ухо заложенные отпустило, когда ты чувствуешь: свободна, теперь точно все.

И сразу же получила от этого же предыдущего нарца стихи о любви. Ответила кратко: типа, все у тебя будет хорошо, пока. И забыла его, как растаявший снег. Если бы моя зависимость от него продлилась еще хотя бы на месяц, я бы уже не выбралась: как потом оказалось, как раз в это время он вернулся обратно из той страны и попытался подсадить меня на крючок опять.

И я бы на него клюнула, пошла бы, как на заклание, и не пикнула. Придумала бы себе, что он вернулся ради меня, на что он косвенно намекал, и сгинула бы в его любовницах-прислугах навечно.

Но меня спас долбанный рыцарь Евгений. И это – еще одна причина моего «прорастания» в этого человека. Я так долго была ему благодарна за чудесное избавление от химер прошлого, что упустила момент, когда он сам стал гарпией.

Еще одной причиной стало то, что благодаря ему я бросила курить. Он сразу же задекларировал, что заставит меня «выйти из зоны комфорта», а именно – отказаться от сигарет. Это сейчас я понимаю, что сама уже внутренне готова была бросить, да и бросила скорее не благодаря ему, а вопреки, ведь в самые тяжелые первые недели без сигарет он никак меня не поддержал. Наоборот - обижался на мои истерики.

Мне было и вправду очень сложно бросить, но я это сделала. И вот уж кому спасибо, так это не ему, а Аллену Карру – называйте меня внушаемой, но его книга убедила меня хотя бы попробовать.

Наша следующая встреча с Евгением уже стала спусковым крючком моей зависимости от этого человека. Мы с компанией танцевали, а потом сбежали и ушли гулять. Он обнимал меня и говорил, что ему слишком комфортно со мной, что надо с этим что-то делать и лучше от меня бежать.

Если играл, то играл талантливо – я достаточно чутко отношусь к фальши. Мне казалось, что я нашла человека, которого ждала всю жизнь – его объятия были как энергетический дворец. В тот же вечер я потеряла симку своего старого телефона и решила, что это – знак: пора рвать с прошлым (да, только теперь я в курсе магического мышления).

Еще я потеряла сережку и, видимо, остатки разума. Нет, мы просто целовались и все. Но мне казалось, что судьба постучалась ко мне в дверь, как в той самой бетховенской симфонии.

А она и постучалась. А потом проникла ядовитым газом в мой «дом» – мою личность, и это стало началом ее разрушения. Когда я читаю в этом блоге о людях, которые собирали себя по кусочкам после отношений с нарцем, мне становится жутко – ведь от меня могло не остаться даже этих кусочков, которые я сейчас склеиваю какой-то невообразимой смесью из слез, презрения к себе и робкой надежды на возрождение.

В отличие от многих героинь ваших историй, меня не били, не разоряли, не принесли мне какого-либо ущерба, видимого глазу. Но у меня отняли самоуважение, и теперь я брожу в потемках самообвинений, едких и горьких, и не знаю, зачем мне, такой, вообще жить.

Возможно, этот подраздел лучше поставить в конце, но просто хочу выделить штрихи к портрету Евгения:

- Очень часто жаловался, что ему скучно. Писал стихи о пустоте, бездне, скуке, безнадежности. Что удивительно – метафоры очень красивые и необычные, но сами стихи оставляли впечатление какой-то темной воронки, которая затягивает тебя, когда ты это читаешь.

Незаконченные фразы, спутанные предложения, смысл вовсе непонятен – чаще всего его стихи напоминали винегрет из разных пазлов, перемешанных между собой. Иногда после прочтения возникало ощущение вроде как привкуса пепла на губах.

Скучно ему было очень часто, в чем меня обвинял не раз. Неинтересным собеседником я себя теперь уж точно не считаю, но тогда он сумел убедить меня в том, что это из-за меня. Жалобы на скуку меня всегда удивляли: столько книг еще не прочитано, фильмов не пересмотрено, стран не посещено – как может быть скучно в современном мире?

- Периодически пропадал – диапазон от нескольких дней до недель и больше. Когда объявлялся, делал вид, что это нормально – дескать, ему не хотелось ни с кем общаться. Прекрасно понимаю такое состояние, но считаю, что можно просто об этом сказать близкому человеку, чтобы он не переживал, а после уже уединяться и заниматься самоковырянием вволю.

А такие резкие прекращения общения ни с того ни с сего, конечно, выбивали меня из колеи. Это сейчас, когда я вижу человека, который хотя бы второй раз необъяснимо пропадает – тут же забываю о нем и иду по своим делам. А тогда мне было очень больно.

- Вся история наших отношений – это преимущественно долгие ночные разговоры, часами. Ему не нужны были встречи, только разговоры.

Вспоминается одна из историй в этом блоге, где автор, назвавшийся нарцем, писал, что ему нужны были только разговоры от жертвы и все. Желательно, высоко интеллектуальные, насколько я помню.

Меня тогда при прочтении этого в озноб бросило. 7,5 лет разговоров, часами, ночами, до изнеможения. Я – кинестетик, мне не хватало тепла и объятий. И как только я созналась ему в этом, меня начали «отлучать от тела».

Нет времени на встречи, а на разговоры ночами – есть. И если в первые годы, когда ошметки идеализации еще трепыхались на ветру, мы говорили обо всем на свете, то в периоды обесценивания и дальше все происходило по одинаковой схеме.

Он звонил вроде как поделиться каким-то напрягом (клиенты, родители, друзья, мудаки на улицах – все якобы выедали ему мозг), долго выливал свои чувства, я слушала, сочувствовала, в первые годы советовала, потом уже перестала, просто слушала, но все равно разговоры заканчивались одинаково: понятно, у нас с тобой только негатив, мы исключительно на плохие темы говорим, сплошное уныние, только жалуемся.

А я офигевала: вообще-то не я звонила жаловаться, и это мне спать надо и через пару часов на работу (у него свободный график, он потом спал полдня).

Временами впадал в депрессивно-эскапистское состояние – мог отключить все телефоны, прервать все общение, забить на все договоренности и сорвать сроки по работе. Хотя в обычных периодах проявлял себя как ответственный человек и даже трудоголик.

Я не могу себе позволить впасть в депрессию больше, чем на один день – работа, договоренности, какие-никакие обязательства. А он – просто решал, что у него депрессия, и вот он будет грустить. День, два, бывало и неделю. В самых тяжелых случаях растягивалось на месяц.

Хотя это случалось нечасто – раз-два в год, но ежегодно. Повторюсь: в обычных периодах это – энергичный, подвижный, деятельный человек. Хотя я уже не знаю, каким же он был настоящим – доктором Джекилом или мистером Хайдом.

- Злопамятность невероятная. Сам в ней сознавался, но это и так было заметно. Помнил обиды из раннего детства, школы, универа, мои косяки помнил все до одного (а хорошее забыл, сам признался: хорошее нет смысла помнить).

Периодически пьяный мрачно говорил о том, что со всеми расплатится по счетам, что помнит все и каждому. Когда я недоумевала, зачем хранить в себе столько негатива, носить с собой рюкзак с какашками, и бросаться ими, только презрительно улыбался.

- Перманентная смена правил игры. Например, говорит, что я «кака-то не така», не так сказала, не так посмотрела, не так поддержала. Я ж из всех сил «мудроженственности» пытаюсь сделать так, чтобы ему стало комфортно, и тут раз – «ты в кого вообще превратилась?»

Для иллюстрации: «Ты слишком умничаешь, начиталась книжек, болтаешь о них, а толку ноль, лучше бы стала мудрой женщиной, перестала давать советы, научилась молча поддерживать и не грузила своими размышлениями».

Я ломаю себя, чаще молчу, советов не даю, только «нежно и мудро» улыбаюсь, бля. Проходит немного времени: «Ты что, не видишь, что ты отупела? Эта твоя постоянная молчанка, с тобой поговорить не о чем, ты стала неотличима от болонки».

Вот в этом месте я встряхнулась и неосознанно зафиксировала газлайтинг – тупой я себя уж точно не считаю, тем более такой, с кем не о чем поговорить. Но это – лишь пример, а таких перевертышей в нашем общении было масса, у меня мозги набекрень съезжали от этого.

(Продолжение в следующем посте)
Tags: бойкот, газлайтинг, идеализация, истории читателей, нарцисс на мягких лапах, нарциссическая зависть, обесценивание, обольщение, параллельные жертвы, пинг, токсичный родитель, утилизация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments