?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
Нарцисс под маской орхидеи. Часть 2
tanja_tank
(продолжение штрихов к портрету Евгения)

(картина - Ирина Круглова)

- Газлайтинг был всегда, но из-за незнания об этом явлении, я не замечала его не то что в период идеализации, а даже потом. Я искренне начала сомневаться во всем, что ему доказывала, хотя моя память хорошо развита, и я всегда знала об этом (у меня отличная память на даты).

Возможно, она и спасла мою личность от полного размазывания по стенкам. Когда он пытался доказать, что мне что-то показалось, я добивала его цифрами и датами – напоминала, какого числа, где и в каких формулировках он мне говорил те или иные гадости или делал их.

Он запинался в растерянности на минуту-другую, и это спасало меня от полного газлайтинга – я понимала, что он придумывает новый ход, раз этот не прокатил.

- Игра в «угадай, что не так». Я чуть не поехала мозгами, пытаясь вычислить, что я делаю не так. Обвините меня в идеализме, но, на мой взгляд, если человека что-то не устраивает в отношениях, он говорит об этом, начинает конструктивный диалог.

То, что мучило меня, я ему неоднократно озвучивала. И это игнорировалось. Он же на мои встречные вопросы, что его не устаивает, делал байроническое лицо и говорил: «Если ты сама не догадываешься, что тут обсуждать. Хочу, чтобы меня почувствовали. А если скажу сам – уже будет не интересно. Ты начнешь искусственно меняться, а это скучно».

И почему я не сбежала после первого такого монолога? Что заставило меня годами вглядываться в воображаемый хрустальный шар, пытаясь найти в нем свои ошибки? Постепенно он сумел убедить меня, что мудрые женщины знают, что нужно их мужчинам, но это не обо мне. Куда мне до мудрой, у меня «просто хорошая память и чо?»

Постоянно сетовал, что ему «так хочется девушку, которая бы вдохновляла». На свершения, зарабатывание денег, творчество и вообще жизнь. На мои аргументы о том, что я просто верю в него и в то, что он все заработает и достигнет успеха сам, без «костылей» в виде чужого вдохновения, потому что он сильный мужчина и редкий талант (он и правда одаренный во многих областях человек, я до сих пор так считаю), отмахивался. Я и тут не была мудрой женщиной, а почему – «угадай».

- Какая-то необъяснимая, тотальная мизантропия. Послушать его, так все вокруг – враги, как минимум – недоброжелатели. «Жалкие, ничтожные людишки?» – троллила я его голосом Паниковского. По его мнению, все скучные и серые, обыватели, думающие лишь о скучных ценностях скучного общества. О своих друзьях так пренебрежительно отзывался все время.

Постоянно говорил, что верить никому нельзя, что обманет, подставит и предаст любой. Я столько раз его пыталась убедить, что люди – в сущности, отличные ребята, и все они заслуживают кредита доверия, пока не доказали обратного. Уговаривала: верить людям нужно, верить до последнего, пока не обманули, презумпция невиновности, все такое... Но если у самого человека изначально душа предателя, он будет в каждом видеть потенциального Иуду.

- Вера в свою избранность. Однажды признался, что в универе на парах специально отсаживался подальше от однокурсников, так как считал их недостойными своего общества. Часто разлагольствовал о своих предках с аристократической родословной. Меня, человека, с детства впитавшего лозунг о свободе, равенстве и братстве, это просто смешило. Все эти «уездные патриции» казались мне безобидными старыми клоунами на пенсии.

А теперь понимаю: он и вправду считает себя кем-то вроде виконта, а остальных – челядью. Я-то была уверена, что это стеб, и прикалывалась в стиле: «Не вижу печати аристократического вырождения на твоем челе – видать, прапрапрабабушка-маркиза таки согрешила с конюхом».

- Патетическое отношение к деньгам. Деньги – его бог. Нет - пантеон его богов. Если у него все было ок в финансовом плане – порхал, как мотылек, всех угощая и одаривая своей благосклонностью. Как только случались финансовые провалы (а с его способом жизни - перманентно), превращался в угрюмое, всем недовольное, даже злобное существо, жалующееся на всех и потом меня же обвиняющее в том, что я его «не вдохновляю на успех».

При этом, когда не было денег, нудил мне в ухо месяцами о происках мудаков-клиентов (а вовсе не родителей и сестры, которым отдавал все и еще оставался типа должен, он же «сын и брат»), а когда деньги появлялись (это уже в период соковыжималки) – тут же обо мне забывал на месяцы, и тусил или уезжал куда-то без меня.

- Огромное количество селфи в телефоне. В его телефон за все годы не лазила ни разу, я категорически против такого вторжения в личную жизнь, но он сам мне неоднократно показывал свою галерею. У меня в телефоне нет селфи, неинтересно себя разглядывать. Он же хранил их штук по 50 – однотипных, дома, практически «на фоне ковра».

Как-то признался, что сильно не нравится себе, просто отвращение у себя вызывает. На мой вопрос, а зачем тогда делать селфи, промолчал.

- Разительный контраст на людях/наедине. Контраст стал проявляться очень резко после периода идеализации, но и до того я сильно была озадачена такой двуличностью. На людях – душка, щедрый, открытый, зажигательный человек, готовый помочь каждому, устроить праздник, все купить, наготовить, всех развлекать и каждому посочувствовать при необходимости.

Наедине – ушаты грязи на всех этих людей, презрение, насмешки, уничижительная критика в их сторону. В стиле «мы-то с тобой не такие, мы избранные». Но я же знала, что мы - ни хрена не избранные, просто другие. Никто не лучше, не хуже, просто мы все разные. И пыталась ему это доказать. Безуспешно.

- Любимая его фраза - «Ты многого не знаешь», ею подразумевал свои чувства и события, с ними связанные. А когда я прямо предлагала: «так поделись», напускал на себя загадочный вид.

Еще любил намекнуть, что я не знаю, как это – быть настоящей женщиной. А мне, выросшей без отца с разведенной одинокой матерью, и вправду всю жизнь казалось, что я не знаю какого-то секрета мудрых женщин, что живу вхолостую, что настоящие и счастливые женщины ведают что-то такое, что для меня закрыто. Поэтому его стрелы всегда попадали в цель.

- Секс – это взлом мозга. Переспали мы через год после знакомства, когда я уже от него ничего не ждала в этом плане. Секс с ним – один из лучших в моей жизни: подстройка невероятная, все только для меня, о себе и не думает. Я, конечно, не злоупотребляла, его интересы не игнорировала, но он просто окружил меня какой-то стеной одностороннего обожания в этом плане. Мне было некомфортно, что он только обо мне и печется, но слышала одно: главное, чтобы тебе было хорошо, и я от этого кайфую.

Но все это – в период идеализации. После секс превратился в дефицитный товар, за которым надо отстоять месяцами в очереди. Родители, работа, друзья, пьянки ночами напролет – было у него потом все, кроме секса. По его словам. Сейчас не уверена, может, насчет секса врал, но если церебральный, вполне возможно.

Он мог месяцами не хотеть секса, а потом обвинить меня в том, что я плохая любовница, потому что не хочу 10 раз за ночь. «Маломощная», как он выразился. Мои возражения в стиле: я хочу регулярного секса, а не 10-кратно за 1 ночь раз в месяц, воспринимались как «ни хрена себе, это что за бред, ты не знаешь, что такое быть настоящей женщиной».

Любил ходить в стрипбары и, по его словам, просто смотреть. По пьяни со смехом рассказал, как однажды на нем уснула девушка-стриптизерша, так как была очень уставшей. Очень смешно, бля. Человек на работе пытается угодить таким козлам, как он, и над ней еще и потешаются.

Как-то на мой вопрос, что происходит, что ему опять не так, ответил: «Как ты думаешь, почему, выходя от тебя, я сразу иду в стрипбар?» Я офигела, ведь старалась разнообразить нашу жизнь, устраивала романтические вечера, предлагала попробовать разные игрушки, ролевые игры, я не ханжа ни разу.

Нет, кривился он, это все скучно. А что не скучно, чего ему хочется, так и не сказал ни разу. «Сама догадайся». Я экспериментировала, пыталась догадаться, пыталась годами. Но все ему было не так. Зато в очередной раз меня обесценивал, и довольный уходил.

А когда я звонила и спрашивала, почему он бродит хз где вместо того, чтобы быть со мной, отвечал: может и был бы, но вспомни, что ты сделала. Что именно, не объяснял, и я опять мучилась чувством вины неизвестно за что.

Последние годы соковыжималки секса почти не было, зато звонил поговорить ночью часами он каждый день. За все 7,5 лет я ему ни разу не изменила, дура. И не потому, что не с кем было, наоборот – отличные мужчины окружали. Но я была зомбирована: «он мой родной, у него просто проблемы с работой, семьей, друзьями, как так – воткнуть нож в спину?» А потом его нож в моей спине был прокручен много раз, пока в пыль не раздробил позвоночник моего самоуважения.

- Праздники – моя боль и ужас до сих пор. Все праздники в эти годы я провела без него. Новый год – семейный праздник, он только с семьей, а я же никто. День Валентина все время обгаживал, даже если мог приехать, за все эти годы помню только свой тихий безнадежный плач.

8 Марта – только с семьей, ты при чем? День рождения – только на следующий день могла получить доступ к телу, сам день – с семьей. При этом, подарки на праздники постфактум дарил мне всегда, хотя они на фоне всего этого были мне пофиг. Думаю, если бы для меня важными были именно подарки, а не его присутствие, он бы наоборот – приезжал, но подарки не дарил бы. Только бы больнее ударить. Я вообще равнодушна была к материальной составляющей отношений, и он для меня, наверное, потому ничего и не жалел. А бил там, где больно.

- Извинения за все эти годы я слышала от него лишь несколько раз. Хотя одних его существенных опозданий набежало на сотни извинений, не говоря уже об откровенных оскорблениях в период соковыжималки. Говорил: а смысл извиняться, это же просто слова. Я возражала: если ты видишь смысл в том, чтобы словами оскорблять, то увидь, пожалуйста, смысл в том, чтобы словами выразить и свою неправоту. Меня не услышали.

И еще как-то сказал: почему ты запоминаешь, что я тебе наговорил – это же просто слова. И это после многих лет абьюза, когда от его слов мне хотелось просто раствориться, не жить, не существовать. Когда я искала самые серые кофточки, чтобы меня никто не заметил на улице. Когда его слова стигматами оставались в моей душе, и остаются до сих пор.

Хорошая память может сыграть плохую штуку, и я бы все отдала, чтобы забыть эти его слова. Даже уже понимая, что их произносил не совсем здоровый человек, все равно невыносимо вспоминать, что была такой терпилой. Я терзаюсь все время: как можно было так низко пасть по отношению к себе самой?

Обесцениваний в начале отношений я особо не помню (хотя сейчас понимаю – было, только очень тонко), но с каждым годом все шло по нарастающей, и к концу отношений я была уверена, что хуже меня женщины не существует. Что я – кривая липа среди других стройных деревьев в райском саду, жалкое, недостойное существо, принадлежащее к прекрасному полу лишь по недоразумению.

Что мне до мудрой женщины – как моли до соседней галактики. Что я вовсе лишена такого ценного женского качества как интуиция, и не могу угадать, что нужно моему мужчине. Интуиции я, по ходу, и вправду лишена, иначе бежала бы от него в ту самую соседнюю галактику.

Положительные черты:

- Одаренность в нескольких областях – сильный и красивый голос, играл на разных музыкальных инструментах, хорошо рисовал и писал красивую музыку. О стихах с размытым смыслом я уже упоминала. Впрочем, возможно кто-то нашел бы их «интересными в своей загадочности».

- Щедрость – мог себе в чем-то отказать, но купить мне. Даже когда у него были периоды безденежья, старался, чтобы я этого не почувствовала – меня вез на такси, сам уезжал на последнем метро и т.д. Пожалуй, щедрость и талант – только эти два качества не претерпели злокачественных трансформаций, остались неизменными после периода идеализации. А как там будет дальше – узнаю уже не я.

- «Золотые руки»: многое умел сделать и починить, не отказывал в помощи, когда просила. На этапе идеализации выглядело это так, будто ко мне в окно залетел Мистер Мускул, все починил-исправил-обновил и смотрит на меня с обожанием, сверкая улыбкой. В период соковыжималки тоже приезжал чинить, когда возникала необходимость, но делал это с видом Билла Гейтса, которого оторвали от сверхважной работы, чтобы переустановить соседу программу для скачивания порно.

Чинил и уезжал, холодно чмокнув меня в щеку. Контраст разительный. Поэтому я просто перестала его просить, мне стало противно. Но сейчас о позитивном, так что отнесем его помощь к положительным факторам.

- Интеллект и чувство юмора. Вот до сих пор не знаю: он за эти годы их сам так развил (сперва не впечатляло, напомню) или это такая подстройка на уровне моих интеллектуальных потребностей. За это время он существенно прокачал эрудицию и остроумие. Но, когда долго общался с …кхм… ограниченным другом, я наблюдала за ним возрастающую склонность шутить на таком же уровне – «туалетные» приколы, видео с мусорным юмором.

Сейчас, по рассказам общих знакомых, он встречается с девушкой с обычным интеллектуальным уровнем – девушка как девушка, не Мария Кюри. Впрочем, как и я. И это при том, что он всегда заявлял, что в женщинах его привлекает только яркий интеллект, остальных он не считает достойными его. Не знаю, возможно, кажущееся мне повышение интеллектуального уровня было подстройкой, но оставлю пока это в положительных пунктах.

- В период идеализации – эмпатия, умение выслушать, поддержать и прийти на помощь, если требуются действия. Все это потихоньку растворилось с разворачиванием периода обесценивания. Я могла плакать и просить не повторять оскорбляющих меня поступков - на меня смотрели холодные глаза и чужой голос говорил: не ной.

А где вчерашний нежный принц, обнимающий и зацеловывающий каждую ресничку? Кто из них оборотень? Спустя годы мне начало казаться, что это я своим немудроженственным поведением превратила его в такого монстра.

Прикованный пуповиной

Вернемся к тому периоду, когда все это зарождалось и который я позже окрестила «галантным приглашением в подвалы инквизиции». После того вечера, когда я потеряла сережку и симку, стало понятно, что влипла.

Он писал постоянно, но встречались мы не очень часто – он все время работал (фриланс, но занят постоянно), я тоже интенсивно работала над проектом и заканчивала диссертацию. Особо грустить было некогда. Раз или два сходили в кино, отметили мой день рождения большой компанией, а потом он сразу пропал.

То есть, вот писал и звонил тебе человек, который уже «пустил корни» в твоем сердце, весь такой вдохновленный тобой и вот это все, а потом раз – и пропал. Ну и я притаилась.

Потом как-то встретились с его другом после работы кофе выпить, я и спросила: в чем дело, почему Евгений на морозе? Друг начал мяться и говорит: ты должна его понять, у него никогда отношений ни с кем не было (типчику на тот момент 22, напомню), опыта нет, он просто не знает, как тебе сказать, что между вами все кончено.

Отвечаю: не вопрос, пусть не парится, все ок. Плохо мне, конечно, в тот день было - не передать. Но знала бы, как плохо будет через 8 лет, переехала бы нахрен в другое полушарие. Впрочем, работа и диссертация меня сильно отвлекли, и я о нем почти забыла.

И он тут же написал. Сначала так аккуратно, как кот на мягких лапках пробует, можно ли тут обосноваться. А я и вправду обрадовалась и ответила.

Потом была общая вечеринка с нашими друзьями, и после нее мы сидели-целовались. И тут он говорит: понимаешь, в моей семье так принято, что та, которую я назову своей девушкой, автоматически станет моей невестой, поэтому у нас с тобой нет перспектив. Будь я потрезвее, возможно, просто встала и ушла бы.

Но, вспоминая тот момент, понимаю: единственное, что меня остановило, это осознание, что он спас меня от предыдущего нарца, который все еще рыщет рядом. И если я сейчас уйду, в расстроенных чувствах вполне могу оказаться легкой добычей для того шакала. И этот страх заставил меня выговорить: забей на перспективы, живем одним днем, как будет, так будет, я не думаю сейчас о серьезных отношениях. И этим я дала ему индульгенцию на все. Сама же сказала? Сама. Все, дорогая, я умываю руки.

А сейчас его новая девушка постит у себя такие же фразы: типа, давай пусть будет как будет, без обещаний, без ожиданий, просто попробуем. Его схема оказалась просто универсальной. «Сами все предложат и сами все дадут». Судя по ее страничке, она очень отзывчивый, добрый и жизнерадостный человек. Такая еда ему и нужна. Мне страшно за нее, но я не имею права вмешиваться.

И началось. Жил он с родителями, контролирующими каждый его шаг. Сейчас, когда я это пишу, ему 30 и он все еще живет с родителями, но это уже проблема его новой девушки. Так вот, все эти годы он попрекал меня, что я уехала от мамы и бросила ее, а раз мама меня отпустила, значит - не любит (я из маленького городка, где не было работы, уехала работать в столицу). Говорил он такое редко, но метко. А то, что я просто не захотела сидеть у мамы на шее, работала и еще диссертацию параллельно писала, это ерунда.

Его родители звонили ему круглосуточно, и во время секса – не исключение. Постоянно требовали вернуться домой, причем такими истеричными голосами, как будто у них из унитаза вынырнул Ктулху. До сих пор, не знаю, правду ли он рассказал о своей семье, но если да, почему я не бежала от этого до канадской границы, непонятно.

Круглосуточные контроль, требования, оскорбления, придирки, крики, истерики и обесценивания в этой семье, судя по его словам, были столь же обыденными, как рассветы и закаты. Впрочем, голоса его родителей, верещавшие из трубки, когда я была рядом, не дают мне усомниться в его рассказах.

Он у них был либо невероятный талант (поет очень круто, правда, голос непередаваемо красивый), либо – неудачник, как ты вообще смеешь не иметь еще крупной компании в собственности (парню на тот момент нет и 28). Сделай, принеси, заплати, организуй, спой, приготовь и еще прощения попроси – это были его базовые обязанности в родительской семье.

И он все это делал и из кожи вон лез, чтобы сделать лучше. А потом звонил мне и выливал все это, жаловался, рассказывал в подробностях, как его юзают и как оскорбляют.

На мой резонный вопрос: так почему ты не уйдешь? Раз хватает денег исполнять их прихоти (а там запросы доходили до нескольких тысяч долларов – «просто надо»), то хватит и на аренду жилья, как минимум. И я не просилась с ним жить, я говорила о его жилье, просто отдельно.

Ответ всегда был в стиле: это ты свою маму бросила, а я своих не брошу. Но, возражаю я, мы с мамой в прекрасных отношениях, помогаем друг другу, а вы догрызаете другу друга, в чем смысл? Вменяемого объяснения за 8 лет так и не услышала.

Я читала об инвертированных нарцах, так вот эта ситуация очень похожа: его там гнобили и юзали, он был инвертированным нарциссом с ними, а потом отыгрывался на мне. Или это другое расстройство личности? У кого какое мнение? Хотелось бы рассмотреть разные точки зрения.

Добро пожаловать в камеру обожания

В общем, начался у нас период идеализации. Как уже упоминала, секс у нас случился только через год после знакомства. А пока я купаюсь в лучах идеализации, меня «приручают» эмоционально – вряд ли он делал это осознанно, просто его нездоровая натура, наверное, по-другому не умела.

А моя не совсем выздоровевшая после предыдущего нарца личность радовалась этому: вот, тебя ценят и лелеют, и ничего за это не просят, просто наслаждаются твоим существованием.

Читая разную литературу, я встречала гипотезы о том, что нарцы в период идеализации сами испытывают нечто подобное любви. Только этим я могу объяснить мою слепоту – мне казалось, что так врать невозможно. Мы сливались друг с другом (и это еще без секса) так, что теория двух половинок обретала просто какое-то физическое воплощение.

Тянуло меня к нему неимоверно. У него чувствовались похожие симптомы. Я, как любитель детективов, применила принцип «Кому выгодно?» По всему выходило, что выгоды от меня никакой он не получал вообще, скорее, выступал дающей стороной.

Это я просто тогда не знала, как долго мне придется расплачиваться за все. Вот пока пишу, все еще расплачиваюсь. Мы ведь все здесь, которые пишут, еще расплачиваемся. Тем, которые вылечились и забыли, пофиг, им даже писать лень.

Если кратко, то период идеализации длился около 2,5 лет – возможно, меньше, но я была в розовых очках с мутными стеклами. Чтобы все, кто прочтет дальше, поняли, почему я это терпела потом, постараюсь сжато рассказать. Любые мои проблемы вызывали живое участие, он кидался их решать, и у него получалось.

Едва заболевала, ухаживал за мной, как мама в детстве, не спал ночами, сидел и отпаивал меня лекарствами. Если в чем-то мог помочь по работе, тут же бросался помогать. Мне ничего не жалел, щедрость была безграничная, я не успевала даже не попросить. Приезжал, готовил для меня любимые пироженки, делал массаж, с ног до головы обцеловывал и рассказывал, какая я самая лучшая. Правда, все это в квартире, которую я с подружками снимала вскладчину, а ночью возвращался своим родителям, иначе они устраивали по телефону ад.

Но я не слышала звоночков. Когда перешли на уровень близости, секс оказался божественным. Он делал все, чтобы было хорошо именно мне, свои интересы отодвигая на второй план. Меня водили в рестораны, кино и прочие развлекательны заведения, держали за руки и смотрели влюбленными глазами. Восхищались моей внешностью, умом, остроумием и всем-всем. Бесконечный конфетно-букетный период. Черт побери, кто из вас откажется от такого, еще и с любимым человеком?

И вот так я жила. Сроднилась с ним. А как не сродниться? Человек поверяет тебе самое сокровенное, еще и тайны своей семьи, ты в курсе, ты – среди посвященных. А пофиг, как оказалось. Ему я нужна была лишь в качестве «свободных ушей», а я придумала себе невесть что.

Все эти годы я не раз пыталась отстоять свои границы. Увы, у меня есть привычка «играть в молчанку», но вовсе не с манипулятивной целью – мне правда очень сложно общаться с человеком, к которому чувствую обиду, буквально физически тяжело разговаривать или писать в этом случае. Я ухожу в себя и все обиды внутри перевариваю вместо того, чтобы добротно поскандалить и забыть.

Поэтому каждый раз, когда заводился рефрен «у нас нет перспектив», я просто переставала общаться – звонить, писать, отвечала односложно и нехотя. Противно было. Но он выжидал некоторое время, потом появлялся, как ни в чем не бывало. Я отходчивая, прощала.

Потом он помог мне во время защиты диссертации – организовал вместе с моими друзьями все эти мелочи, на которые так не хватает сил на финише. Сидел с ними во время защиты и поддерживал меня. Напомню, все это еще было чисто платонически, но я все равно уже попала.

Когда случился секс, все было волшебно, я думала, что в сказке. Уже после расставания он сознался мне, что я была у него первой женщиной (в 23 года. И почему я раньше не спросила, ведь друзья его открыто этим троллили). Возможно, поэтому я огребла за всех, кто должен был стать его первой.

(Продолжение в следующем посте)

  • 1

Вот въедливые твари!


У них нет другого выбора, насколько я понимаю. Жертву надо удержать любой ценой, пока дает ресурс

  • 1