?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
"Дауншифтер" Стас
tanja_tank
Эта история кому-то может показаться "не очень страшной". Да и нарцисса тут увидят не все. А где Обольщение? А разве он не сказал честно, что не готов к серьезным отношениям? И вообще, "он просто не любил"...

Меж тем, все признаки абьюза здесь на месте. И Обольщение, которое началось с эмоциональной раскачки агрессивными "проходками". Затем "гнев меняется на милость" - и вуаля, жертва "влюблена". Безотказно работает, увы.

Насчет "честности" и "неготовности к серьезным отношениям". Думаю, в этом случае нормальные люди не подпитывают партнеров многозначительными фразами, а главное - не общаются с ними в духе  "иди сюда - пошла вон".

Кроме того, на серьезные психологические проблемы героя указывают и его отношения с другими людьми, а не только с автором истории. Мы видим, что одних Стас "задрачивает", по его же выражению, с других ищет что поиметь...

"Познакомились мы в офисе. Вначале я не обратила на него внимание. И вот через какое-то время замечаю его, вернее, его слишком эмоциональные реакции (громкий голос, выкрики, смешки) на события и людей, а еще он некоторых девушек… цитирую, «задрачивал».

Проявлялось это либо в плоских или циничных шуточках, либо в прикосновениях, вернее, тычках в спину. Допустим, он подходил сзади, и когда человек не видел, тыкал ему пальцем в спину. Не больно, но было неприятно и раздражало. Реагировали на это по-разному. «Отстать, задрал», кто-то отмахивался, игнорировал и продолжал работать.

Ко мне он тоже через время стал так прикасаться. Я выжидала и игнорировала, пытаясь понять, кто он и зачем это делает. Поговорила с коллегой – она ответила, что он все время такой и ко всем лезет.

Да, иронизировал и подшучивал Стас над многими. Но – не над сильными. Он прямо «облизывал» нашу начальницу Соню, работающую в столице и поставившую его на эту должность. За глаза о нем говорили, что ничем особенным персонаж не блещет, но болтать и пускать пыль в глаза умеет. Собственно, он подсидел более достойных этого поста людей.


"Мудак, и горжусь этим"

Так же у него были друзья, так называемые. Приятели, но не очень близкие, с ними он ходил на обед и вещал. Любил, когда его слушают и одобрительно ржут. Считал себя носителем особого юмора, и некоторым, и, правда, нравилось.

Он вообще считал себя не таким, как большинство... Говорил, что он интроверт, переделанный в экстраверта (что за чушь?). И что никто не относится к нему безразлично – либо он сильно нравится, либо его не выносят. Кстати, часто называл себя мудаком, и как будто гордился этим.

Был один эпизод, когда ни с того, ни с сего он подошел ко мне и стал трясти за плечи. Мы переговаривались, цапались. У меня повысилась тревожность, адреналин, и эмоционально такие перепалки стали заводить.

В какой-то момент мы стали друг другу интересны. Остыли отрицательные чувства, и мы начали просто общаться. Хотя в пику друг другу что-то все равно могли сказать. Началось больше приятельство. И он стал мне нравиться.

Начали переписываться, присылать друг другу фотки, свои, друзей. Я узнала, что он живет с бабушкой, которая ему как мать. А вот с родителями отношения сложные – отца он жалел, мать в чем-то обвинял и часто на нее злился.

Все же странно в почти 30 лет жить с очень пожилой женщиной и водить туда девушек… для секса. Ну да ладно.

Кстати, на тот момент он был свободен и декларировал, что серьезные отношения не для него. Он хочет быть свободным, и вообще он говнюк как парень... Сейчас бы я с этим не поспорила.

У нас случился корпоратив. На котором Стас сильно напился. И вот тут он стал за мной ухаживать, прижиматься в танцах, выходить за мной на улицу подышать. Мне стало холодно, и я попросила его меня согреть. Он стал целовать меня в шею, и в этот момент на улицу вышли наши коллеги. Мы посмеялись и разошлись. Но лед тронулся.

Я не позволила ему себя поцеловать, и мы просто сидели на диване, обнявшись. Он говорил о своей старой компании друзей, о лучшем друге, который погиб, о том, как по нему скучает. Было хорошо, но сближаться в таком состоянии не хотелось.

Потом он извинялся и спрашивал, не обидел ли он меня во время этого вечера. Пытался свести все на алкоголь. Я согласилась и замяла.

Общение продолжилось, и он напрямую сказал, что предложить мне ничего не может, такой он человек, серьезного ему не нужно. Тогда я отрезала, что если мы просто приятели и коллеги, то не притрагивайся, не обнимай меня. Держи руки при себе.

Что он обещал и… не сделал. Клал мне голову на плечо, садился рядом на кресло, брал за руку.

Я понимала, что влюбилась, и в какой-то момент решила позвать его погулять. А после того, как на корпоративе я отказала ему в поцелуе, он его выпрашивал. И мы таки поцеловались, по-взрослому. Я долго не с кем не встречалась и соскучилась по поцелуям. Очень люблю их. А тут человек чем-то цеплял, будоражил.

Он сразу же стал звать меня к себе домой, на ночь. Я рассмеялась и на такси уехала к себе. На продолжение «банкета» и на «секс по дружбе» я была не согласна, несмотря на влюбленность. Нет, так нет.

Но тут не выдержал уже он. Поцелуй-то я обещала один. И больше – ни-ни. Он все никак не мог определиться, нужны ему наши отношения или нет. Мы долго говорили по этому поводу. Терять меня как подругу он не хотел, парнем быть не мог, и наверно, с физическим влечением справиться не пытался. Так мы стали парой, официально, на работе.

"Серьезного мне не надо"

И начались смены настроений, истерики. Я ни разу ни встречала человека, настолько не владеющего собой. Стас устраивал скандалы, придирался к мелочам, раздувал их до невероятных размеров.

Он устроил мне истерику, когда я сказала, что пока не готова идти к нему домой. Он завелся, стал упрекать, шантажировать расставанием и говорил, что я играюсь с ним, раз не хочу приглашать к себе и идти к нему.

А я хотела просто встречаться как пара, узнавать друг друга постепенно. Ходить по кафе, кино, хоть по улице. Вопрос денег не стоял, мы неплохо оба зарабатывали. Я не настаивала на дорогих ресторанах или клубах. Но ему хотелось близости, так сказать. И он впервые вынес мне мозг. Потом он говорил, что взвел себя искусственно, чтобы добиться желаемого.

Мне было погано, что-то давило как будто. Я редко наблюдала истерики. В моей семье родители ссорились и кричали, но не истерил никто. Зрелище гнетущее и неприятное.

Я на полном серьезе думала, что после этого мы расстанемся. Ан нет, наутро он остыл и стал говорить, что погорячился, и надо быть терпимее. У меня остался осадок. Но я не ушла.

Покачалась я на этих качелях, ничего не скажешь. Он заводился с полоборота. Какие-то мои слова, отказ что-то делать, какой-то промах, и Стас обдавал меня холодом. Мы ссорились, часто.

Из яркого – он кричал на меня из-за забытого дома телефона, который был мне нужен по работе. Он тогда ночевал у меня, и я рассеянно собиралась. У меня были прекрасные отношения с тим-лидером, и он бы простил мне опоздание, с кем не бывает.

Но… Стас упрекал меня за разгильдяйство, невнимательность, халатность в работе. Он сам поехал за моим телефоном, а потом ругал за то, что я не так, как следовало бы, его за это поблагодарила.

А еще у нас была ссора из-за чашки какао... Нам в очередной раз задержали зарплату, и денег было мало. И он спросил меня, не хочу ли я чего-нибудь, так как он идет на улицу и может купить. Я, не задумываясь, попросила какао.

Он купил мне его… и устроил сцену – я должна была догадаться, что теперь у него совсем мало денег, а еще непонятно, когда заплатят. Оставила его в итоге чуть ли не голого, без возможности доехать домой на метро. В общем, я должна была отказаться (!) и ничего у него не просить.

(Был еще один такой случай. Он собирал компанию своих давних приятелей и пригласил меня. Они давно не виделись. Так вот потом он тоже говорил, что пригласил из вежливости, а я должна была догадаться и отказаться – ведь он так соскучился по друзьям и хотел провести тот вечер без меня).

Он постоянно покупал доллары и откладывал… с каждой зарплаты. Деньги у него были и есть всегда.

Кстати, о деньгах. Жадность.

Он экономил, гордился способностью жить на копейки. Считал себя дауншифтером и придерживался философии минимализма. Как-то сказал мне, что я должна больше зарабатывать потому, что мне больше надо, а ему – и так хорошо.

Мы четко делили расходы. Иногда он меня угощал. По минимуму. Пытался привить мне способность к жизни по средствам. Высмеивал, кстати, парней, которые тратились на девушек. Считал таких аленями и подкаблучниками, а девушек – шлюхами.

Постоянно говорил мне, что я не знаю, что такое бедность. На секундочку, мои родители ничего не имели в начале 90-ых, не на что маме зимние сапоги было купить. Но папа стал работать, заниматься бизнесом, положил здоровье. И да, добился многого.

Кстати, родители Стаса тоже хлеб с водой не ели, он говорил мне, что в 18 лет водил свою иномарку и одевался в дорогие марки одежды, очень дорогие. Хороша бедность.

Потом что-то случилось с бизнесом его отца, и расходы пришлось урезать. Но… у них квартиры в городе, которые они сдают и неплохо себя чувствуют. Сама бабушка и он жили в хорошей 3-ке в спальном районе.

Из-за денег мы тоже ссорились. Я хотела, чтобы Стас на меня тратился. Зеркалила себя же – я щедрая и люблю делать подарки близким людям. Поэтому его подход жить по минимуму меня расстраивал.

Он как-то с барского плеча оплатил мне эпиляцию, а вот из-за макияжа на свадьбу его друга мы чуть не расстались. Он как собаке бросил мне нужную сумму, а потом во дворе рядом с офисом выговаривал мне, что я его заколебала, и что он готов дать деньги мне на дорогую операцию (я болела, и мне нужно было прооперироваться, чтобы удалить доброкачественное новообразование) и расстаться со мной. Вроде – откупиться и общего со мной больше ничего не иметь.

Зависть

Он обожал сплетничать, упрекать и обсуждать других. Я знала чуть ли не интимные подробности из жизни тех, кого он считал близкими (!) друзьями. Стас их обесценивал и параллельно вроде бы ими дорожил.

На работе он хаял коллег за глаза и люто завидовал 2 людям. Одной – за успех в работе и высоких заработки (которые она «тупо трынькала» и «двигала экономику»), а другому – за способности, а еще за то, что он был евреем… Говорил, что тот парень – приспособленец и жополиз.

Мда… Сам Стас точно получил работу после удачной пьянки с начальницей и выходами с ней покурить. Справедливости ради, он этого и не отрицал.

Мне он тоже завидовал. Как ни странно – моей одежде. Часто делал акцент на том, что у меня в гардеробе есть дорогие марки. Как-то нездорОво это подчеркивал. Кто ему самому мешал хорошо одеваться, раз так хочется – одному Богу известно. Минимализм, наверно.

Секс

Секс у нас случился относительно быстро. Стас меня додавил, и я поехала к нему. Ну что тут скажешь. К вагинальному сексу он не стремился. Просто просил меня ему дрочить до семяизвержения. Меня он тоже ласкал руками, пальцами.

Вначале это было мило, потом странно. Все же мы не подростки, и мне хотелось большего. Эрекция у него была, даже от поцелуев иногда, но вот входить в меня ему не хотелось (или не моглось).

Он рассказывал мне, что у него с этим проблемы. Типа классно, когда пьяный, и это на 1 раз. Тогда все здорово, а так – не выходит. Были у него фантазии насчет связывания, доминирования, легкий БДСМ. Мы попробовали, не скажу, что сильно помогло, хотя вагинально все же вышло, недолго. Кончал он все равно от моих рук.

Он не знал, какие покупать презервативы и вечно брал что-то не то (в 27 лет).

Спать ему было со мной сложно, у меня – тем более. Тревожно, непривычно и неприятно, как он говорил. Он стал жаловаться на бессонницу. Обвинил в ней изменившееся рабочее расписание и … меня. Рассказывал мне об этом, стал принимать снотворное и успокоительное, которое не помогало.

В итоге, все сводилось к тому, что я мешаю ему жить и все порчу. Потом «Луна всходила», и он наоборот клялся в том, что очень мной дорожит, и я единственная, кто его полюбила по-настоящему. Писал мне письма о том, что за все настоящее нужно бороться.

В таких непонятных чувствах мы полетели отдыхать на море. Мне очень не повезло, и я наступила на морского ежа, в первый день отпуска. Стас меня выручил тогда, решил вопрос с доктором, страховкой. Я сжала зубы и решила не портить нам отпуск, мы даже в пустыню поехали с ночевкой, хотя ходить было трудно, нога распухала медленно, но верно.

К концу отпуска она стала в 2 раза больше здоровой. Я не плакала и не жаловалась. Грела надежда, что мы прилетим в родной город, и там мне помогут. Мы 20 часов возвращались домой (спасибо авиалиниям и общественному транспорту). Вот тогда мне понадобилось все мое мужество.

Снять обувь, посмотреть на бинты было больно и страшно. Сплошной гной и синяя кожа. Он тогда сказал, что я очень стойкая. Прорвало меня только 1 раз – когда в аэропорту сказали, что рейс задержат на 5 часов… Я зарыдала от ужаса и бессилия… Готова была пойти молиться в мусульманскую молельню…

Дома я попала в хирургию, ногу вскрыли, почистили. Ходить я не могла, и он носил меня на руках. Я полагала, что этот случай нас сблизил, это же было испытание, и мы оба справились. Он со мной возился, отпрашивался с работы, чтобы возить на чистки и капельницы, и как-то в процессе этого сказал, что ждет, пока я поправлюсь, чтобы со мной расстаться.

Причины – мы разные, и я его больше не возбуждаю… Потому, что он видел меня такой слабой, ухаживал за мной и остыл. Теперь я ему – как сестра, а не как девушка.

Потом он рыдал (они плачут!) и извинялся, говорил, что ему нужно время, чтобы отойти от всего этого. Слезы его я видела часто.

Потом была мерзкая сцена с продолжением этого разговора. Я тогда уже выздоровела. Стас завел ту же волынку насчет того, что я его не возбуждаю, а просто пользоваться мной он не хочет. Типа я достойна лучшего. А он видит во мне друга.

Через какое-то время сказал, что ему приятно быть со мной рядом… а перед прощанием в метро – что я ему противна, и его воротит от меня физически. Между этими 2 фразами не прошло и 10 минут. И тут я взбунтовалась, подскочила с лавочки в метро и бросилась наружу. Не хотелось больше его видеть. Почему я тогда с ним не порвала?

Он меня догнал и стал извиняться. Бился в истерике, что совсем не то имел в виду, что не хочет меня терять… и попросил себя ударить, что я и сделала. Я била по лицу своего любимого парня напротив городского монастыря… «Отличный вид».

Он стал говорить, что из-за меня размяк, что стал таким же подкаблучником, как его влюбленные друзья. Кстати, тема подкаблучников поднималась не единожды – он даже проходил тест по этому поводу... Считал, что я его подавила.

Я сама стала неуравновешенной, тревожилась, часто не хотела его видеть, отвечать на его звонки. Он плохо влиял на мое физическое состояние. Как-то раз я отпросилась у тим-лидера, чтобы 3 дня не ходить на работу – чтобы с ним не пересекаться, дать себе передышку. Но порвать с ним уже не могла, не хотела.

(Окончание в следующем посте)


  • 1

А как выглядели истерики? Ссора и истерика - разные понятия, как вы выделили. Какие истерики? И там и там крики, ругань. Но что ещё? Заламывания рук и катания по полу?


Наверно, я не смогу точно подобрать слова. Это были резко негативные всплески эмоций, без особого повода. Он то просто повышал голос и сыпал упреками, то строил из себя обиженного. Почему все-таки истерики - из-за модуляции голоса и того, что спор не исчерпывался, он из одной фразы раздувал целый шквал гадостей и претензий.
Из того, что помню... Наш коллега хотел уволиться, а его оставили и повысили.
Я прокомментировала, что в принципе да, правильный ход, у нас не айс, но деньги заработать можно.
Стас за это накричал на меня, что у меня нет принципов, и я продажная. Типа "работа - гавно, но за бабки - покатит". И все свелось к тому, что он не знает, стоит ли нам после этого встречаться.
Длился этот разговор долго, по пути из больницы и у меня дома.
После капельницы и чистки ноги от гноя - самая вишенка на торте.
И такого было много. На повышенных тонах, беспорядочно и на голом месте.

Edited at 2019-01-27 10:34 pm (UTC)

Ну да, в моменты уязвимости...((( Вот и чуткий уход за больной. Качели ещё круче.

  • 1