Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Category:

Мой персональный "чернобыль"

Автор озаглавила свою исповедь - "Выговориться". Но мне очень точным показался образ, мелькнувший в самом рассказе - героиня назвала свое детство и юность "чернобылем". К счастью, эта история - с хорошим концом...

(Картина - Артур Брагинский)

"Мечта моей юности – чтобы у меня была черная комната без окон и дверей, чтобы я могла плакать и меня бы никто не слышал.

Мама родила меня в 36 лет, от папы которому было 38 лет. Они не женаты, переспали несколько раз. Мама специально планировала беременность и получилось. Папа её бросил.

Всю беременность мама плакала. Даже когда родила меня, она плакала в больнице. Имя мне дала бабушка.

Вскоре папа вернулся, и они стали жить с мамой ради меня. Затем, через 2 года они родили брата.

"Мама, давай с тобой по-хорошему"

Мама всегда была безэмоциональной, она никогда меня не любила, и не проявляла ко мне материнских чувств. Моей энергией она скорее питалась и была всегда весела.

Мама любит смеяться. У неё есть знакомые, с которыми она болтает по телефону. Говорливая женщина. А вообще если прислушаться к её речам, то можно услышать лишь ненависть, осуждение, высмеивание.

Из детства помню, как я всегда хотела, чтобы она меня обняла. Я закатывала истерики со словами «мама, давай с тобой по-хорошему», в эти слова я вкладывала просьбы, чтобы она хоть раз меня обняла.

Но какими бы сильными мои слезы не были, и как бы я не убивалась по ней, ни к чему мои просьбы не привели, мама ни разу за всю свою жизнь меня не обняла. Наоборот, кричала, что вызовет психушку.



Единственная подруга мамы, которая её понимала, её родная сестра. Но и с ней она не была близка глубоко. По сей день, когда они собираются на «шабаш», они обсуждают олигархов, плохих детей и тяжелую жизнь. Мама любила обсуждать меня и брата, она часто называла нас дебилами.

Мама запрещала мне ходить в больницу. Везде у неё виделись тупые врачи, которые только и воруют деньги. В общем ни в одну из многочисленных школ я так и не принесла справку от физкультуры, потому что я никогда не заканчивала начатое дело до конца. И запустила многие свои болезни.

Я сменила 4 школы и 5 классов, прежде чем поступила после 9 класса в колледж. Всякая смена школы была из-за переездов или из-за каких-то объективных причин.

Мне запрещалось ходить на кружки под предлогом «да разве, ты будешь куда-то ходить?». С такими посылами от мамы и от папы я конечно же никуда бы не пошла, ведь в любом кружке необходима дополнительное внимание и помощь родителей. А мама и без этого не хотела мне помогать ни в чем.

Даже когда начались месячные, я рассказала маме, но она забыла об этом на целый год. И мне самой пришлось справляться с месячными, которые шли в месяц по 2 недели. Я просто затыкала все ватками, конечно, я вся как могла протекала. Так и ходила по городу. Через год мама купила прокладки и всё. Одну упаковку. Потом я научилась пользоваться прокладками.

Разговор с мамой напоминает троллинг, она включает невменяемость. И вообще всячески избегает любого контакта со мной. Даже никогда не звонит мне. Обычно ей звоню я, один раз в 2 недели. Все наши разговоры о собачке и цветах.

Бабушка со стороны мамы была безэмоциональной, я никогда не чувствовала к себе добра или зла с её стороны. Хотя ходили мы к ней часто. И сейчас, когда она умерла, я никогда о ней не молюсь, просто забываю о ней, словно её не было.

Например, типичный разговор с мамой. Мне было 18 лет. Как-то летом в летние каникулы примерно в 22 часа я играла в симс. Пришла мама и стала кричать, чтобы я выключила игру. Я сказала, что сейчас доиграю и выключу.

Она не унималась, устроила скандал, о том, как ей не повезло, что у неё такая дурная дочь. Стала долго и упорно кричать, чтобы я тогда взяла нож и убила её. Я взяла нож и воткнула в дверь комнаты. Она успокоилась и легла спать.

А я была доведена до предела, включила громко музыку, позвонила парню, и мы пошли гулять ночью, когда я вернулась в 5 утра, все так же играла музыка, а она спала беспробудным сном. Так и не заметила моей пропажи.

Вообще я была очень домашней и очень болезненной, никогда не убегала из дома и вообще не создавала никаких хлопот. По ночам тоже не гуляла.

"У тебя ничего не получится"

До встречи с мамой он был женат в молодости 1 год. Я до сих пор удивляюсь, как два деструктивных человека взялись за воспитание детей.

Папа проявлял ко мне эмоции. У папы более эмоциональная семья. Бабушка со стороны папы любила меня и интересовалась моей жизнью. Сейчас, когда она умерла, я о ней молюсь.

Папа конченный пессимист, и всякую мою идею, он так же, как мама пресекает на корню словами «ничего не получится». Активно проявлять своё деструктивное поведение он начал в моём подростковом возрасте.

Когда я училась, то каждое утро, когда я не вставала после его первого подъёма, он сразу начинал говорить: «все понятно с тобой, в школу не пойдешь. И не иди в школу, лежи дальше спи», всё это говорилось с издевкой.

Конечно, такой утренний подъем портил все настроение, и в конце концов с 7 класса я начала прогуливать школу для начала 1 раз в неделю, затем все больше, ведь папа с утра как будто бы одобрял моё поведение.

Папа любит оскорблять, у него словно дьявольский дар, может без умолку оскорблять такими мерзкими словами, что, когда ты пытаешься записать их, мозг словно отторгает всю информацию и невозможно вспомнить, что буквально 5 минут назад тебе говорили. Сейчас оскорблять стал меньше.

Больше всего я боялась оставаться с ним в квартире, потому что он садился рядом со мной и начинал говорить о моём взрослении, о том, что он замечает, то, что ему не нужно видеть. Например, что я постоянно протекаю, и следы крови на моей кровати.

Всё свое детство я провела в слезах, я была проводником мамы и папы, в меня они сливали весь свой негатив, моя душа была помойкой. Я была словно нервным окончанием. И с возрастом я стала прятать слезы от родителей, я каждый день мылась в ванной и после мытья наклонялась к стиральной машинке и рыдала. Когда я была дома одна, то я рыдала на полу, это было каждый день. Удивляюсь, как до сих пор моё сердце не остановилось.

И так как перед сном я мылась, то папа каждый день проверял мою кровать на предмет крови. Когда я выходила из ванной было видно, что одеяло с кровати стянуто и видна кровь. Мне было ужасно неловко и неприятно от того, что папа лезет в не мужские дела.

Папа любил рыться на полке с трусами. Я это знала, потому что часто прятала туда, например сегу, которой он манипулировал.

Так же он любил подглядывать за мной. Например, когда я в первый раз одела лифчик, и мыла ванну, он подошел сзади и рукой провелся по застежке. Мне было дико неприятно, я, как всегда, закричала.

Однажды всю ночь изводил меня, чтобы я спала голой в ночнушке. Я не поддавалась, рыдала. Мама была в другой комнате и в конце концов сказала ему, чтобы он отвалил. С утра, проснувшись не вовремя, я не один раз видела, как он сидит у моих ног и разглядывает мои трусы.

Со временем это прошло. Но до сих пор я не могу с ним говорить о чем-либо. Всё наше общение на общие темы. В нём есть, что-то отталкивающее меня, я держу его на большом расстоянии.

"Это надо переждать"

Мне всегда казалось, что я лишняя в этом мире. Я даже не представляла себе, как правильно жить, я словно пронеслась в первые 20 лет своей жизни на американской горке.

У меня всегда было чувство, словно кто-то свыше мне внушал, что надо переждать. Я помню в третьем классе, я поймала себя на мысли, что это всё надо переждать. И это ощущение, что надо переждать детство и молодость, меня не покидали.

Во дворе мои ровесники видели моё душевное состояние, и мою уязвимость. С 3 класса меня унижали и оскорбляли во дворе. Всякий раз, когда мне нужно было зайти в подъезд я обливалась ледяным душем, в моей душе все переворачивалось. Никто меня не защитил.

Меня обижали во дворе мои сверстники, могли в спину сказать матерные слова, до рукоприкладства не доходило, его не было в моем сценарии жизни, заложенном родителями. Я никому не жаловалась, потому что с родителями отношений не было никаких.

Объективно, я никогда не считала себя хуже, чем мои обидчики. Старалась своих обидчиков не запоминать, и не слушать, чтобы даже не вписывать в книгу своей жизни. Однако все равно их действия оставили в моей душе ужасный отпечаток. Я не могла никого пригласить домой, всегда стеснялась.

Был один парень, который вел себя хуже, чем другие. Он особо усердствовал в моем унижении. Постоянно оскорблял. Однажды был день моего рождения, я шла домой и проходила мимо парней, где был он. И услышала в свою спину: «чмо ебанное».

Меня покрыло просто холодным потом. Когда я пришла домой, то у меня было оцепенение я встала в центре комнаты и просто простояла так минут 10, у меня был ступор. Никому я об этом не рассказала.

Прошло какое-то время, этот парень куда-то пропал. В 21 год я приняла православие и стала ходить в Храм на кладбище. Где-то через год я заметила его могилу, прямо у дорожки к Церкви. Я была просто удивлена. Он умер молодым.

Как бы не было грешно поминать мертвых плохим словом, но я рада, что меня не оскорбляют и он утихомирился. Наконец-то он замолчал. Теперь я могу спокойно без чувства ужаса пройти мимо него и не ждать оскорблений.

Авгиевы конюшни моей души

Недавно мама стала говорить, о том, какое же у меня было хорошее детство. О том, как же мне повезло, что у меня было всё на столе. Хотя мама готовила одну и туже еду и оставляла на плите. У меня всегда был дефицит веста, больше 42 килограмм не весила, я была просто дистрофичка. Где бы я не училась я была самой худой.

Сейчас понимаю, что я жила на адреналине, потому что в спокойном состоянии мне нужно питаться, так как мой гемоглобин не дотягивает до минимума нормы. Сейчас для нормальной жизни я пью железо и наконец кушаю нормально. Мне стало понято почему я все время спала.

Ещё мама хвалилась, что меня ни разу и словом плохим не обзывали. Да уж, не обзывали. И папа оскорблял всё детство и во дворе. Мне даже не хотелось жить в реальности. Я не скололась и не спилась лишь потому, что я не доверяла людям и сидела дома, боясь выйти.

Потом мама стала говорить, что с 15 лет я стала блудить. Что она вкладывала в эти слова я не знаю, потому что я не блудила.

Как жил мой брат - я не знаю, мы с ним никогда не общались, хоть и жили вместе до его 17 лет. Потом он уехал от нас и до сих пор считает родителей ненормальными. В нашей «семье» вообще не одобрялось общение, по утрам или когда кто-то приходит мы не здоровались. Не спрашивали, как дела. И т.д. и т.п.

Прежде, чем я пришла в себя, я пережила более трагичную ситуацию, чем моё детство. И этот чернобыль моей души вернул меня в себя. Этот чернобыль был моим садиком, школой и институтом, научил меня мыслить и жить. Вытолкнул наружу. Я приползла в православную Церковь и потихоньку стала разбираться в себе, по кускам собирать себя в 21 год.

Детей у меня нет, я до сих пор разгребаю «авгиевы конюшни» души, потому что я попала во много разных неприятных историй.

Например, с желудком. Я всегда была словно забитый зверек, всё держала в себе. И когда у меня были позывы сходить в туалет по большому, я их игнорировала. Один раз я так стеснялась сходить в туалет две недели, что держала в себе, подавляя желание, до того момента, пока все само собой не стало выливаться. Только тогда я пошла в туалет.

В конечном итоге, мой организм перестал испытывать естественные желания, у меня нет позывов. К 22 годам у меня был немалый геморрой. Мои запоры - словно моя душевная болезнь – держать все в себе, прокручивать всякое г.вно и не отпускать. А так как я жила с мамой, а мама не верила в медицину, то мне приходилось терпеть и заталкивать вены обратно вручную.

У меня до сих пор запоры, я могу сходить в туалет лишь со слабительными. Раньше я пила слабительные, сейчас нашла более щадящее средство «глициновые свечи». Лишь после замужества я сделала операцию. Мама до сих пор верит, что я была самая здоровая и всё благодаря ей.

"Слушаю тебя, чмо"

Когда я закончила колледж в 19 лет, то преподаватель дала мне характеристику «не пользовалась уважением». Эта характеристика меня потрясла, потому что я старалась ни с кем не общаться, дружила лишь с одной девочкой и постоянно прогуливала – мне было лень вставать с утра. Но училась я всегда нормально.

Неуважением я точно не пользовалась, потому что была как лёд. Мне даже было стыдно поделиться этой бедой с людьми. Я выкинула характеристику и решила уехать в большой город.

Устроилась в игровых автоматах кассиром. Прожила в большом городе 3 месяца, но эти 3 месяца нанесли мне огромную душевную травму. Видимо, это было промыслительно, так как в родном городе я держалась словно комок души, загнанный в тело и то, что произошло там, в родном городе бы не случилось.

В автоматах со мной познакомился парень 22-х лет, который попросил у меня телефон. Мне он понравился, тем, что было ощущение, что он много плакал в жизни. Парень воспитывался одной матерью. Отец умер, когда ему было 2 года. Семья небогатая, парень не красавец, обычный.

Сходили один раз в кафе, я перед ним так и не смогла открыть свою душу. На следующий день он повез меня к себе домой на секс. Даже не спрашивая моего согласия. Я вела себя скромно, переночевав с ним, у нас был небольшой секс, но я отказалась, и он прекратил. Это вроде и не изнасилование, но и без моего согласия.

Он прекрасно видел, что мне тяжело на душе, и что я одна в большом городе. Мы договорились встретиться, но по его глазам было видно, что он больше мне не позвонит. Как сказал он позже, он меня просто «наебал».

Когда я позвонила ему, то услышала «слушаю тебя, уёбище», я положила трубку. Хотя я симпатичная. Но ещё целую неделю я не могла дышать, у меня случился сердечный спазм. Первые 2 дня я не могла либо вздохнуть полной грудью, либо выдохнуть до конца. Было страшно, что меня схватит инфаркт, на 3 день стало легче дышать, на 7 день всё прошло.

Кстати, с сердцем у меня были проблемы с самого детства. Мне много раз вызывали скорую, из-за болей. Я до сих пор сердце не обследовала до конца.

Когда я позвонила второй раз, то услышала «чё, чмо». Я опять положила трубку. В третий раз он сказал «у меня есть любимая девушка». Меня потрясла эта безнаказанность. Он изначально знал, что не собирается со мной ничего, но решил так со мной поступить. Одинокая девушка из маленького городка, особенно после деструктивной семьи – самая легкая жертва для таких психов.

От этой ситуации я стала убегать всё глубже и глубже в себя. Мне безумно захотелось, чтобы он хотя бы расстался со мной по-человечески. Чтобы не оставлял от себя напоследок такую грязь. Я в тот момент поняла цену слова, что словом можно ранить. Эти слова мою душу разрезали словно ножом, в дальнейшем его поступки нанесли еще большую рану.

Он чувствовал свою безнаказанность и в ход пошли крики, угрозы посадить меня в тюрьму. Оскорбления животными именами. Я стала звонить и молчать. Он почувствовал, что я плотно подсела на обиду и уже не могу справиться сама. Даже однажды гордо заявил, что я точно никогда не перестану ему звонить, так как уже глубоко все запустила в душу. Стал желать смерти.

Записывал на диктофон мои просьбы встретиться и поговорить, на тот случай если я совершу самоубийство, что якобы от неразделенной любви. Требовал, чтобы я совершила самоубийство. Я испытывала дикую ненависть.

Я звонила ему 2 года, и ни разу не услышала даже доброго слова. Изначальная моя ранка от того, что меня «наебали», переросла в огромную рану. В моём сердце были ножи, топоры, иглы. И я физически это чувствовала.

Первый год я жила в ненависти. Это ужасное чувство, с которым тяжело жить. Он успел похвастаться перед всеми друзьями, что он такой герой и за ним бегает девушка, которую он так умело разыграл.

У него всегда было несколько манер поведения. Например, когда я звонила и он был в компании друзей, он меня не оскорблял, он включал человека, за которым бегает девушка. И просил, чтоб я больше не звонила, но эти просьбы были адресованы не мне, а напоказ. Мол, все слышали, что он сказал.

Для «избавления» от меня он подключил своих друзей, хотя прекрасно понимал, что я действительно хочу лишь утешения. Каждый друг мог взять трубку и выдавать себя за него, мог обозвать. Распустился язык у всех. Меня даже по имени не назвали, только - «хуйня». В общем я ничего не добилась, ни слов прощения, ничего, ни утешения. Потому что его надменность, высокомерие не давали ему отпустить меня. Да и не собирался он от меня избавляться.

Однажды я шла возле Храма и вдруг что-то в моей душе изменилось, я твёрдо решила, что в любой момент могу совершить самоубийство и я к этому готова. Это было в первый раз в моей жизни, когда я решилась на самоубийство. Ранее таких мыслей не было. До этого я просто не хотела жить ТАК, но не хотела самоубийства.

В день, когда я все это решила, у меня случилась первая паническая атака. Словно моим решением я перевесила невидимые весы и моя душа уже не могла вмещать столько г.вна. Трясло меня целую ночь, казалось, словно каждая клеточка трясется. Скорая не помогла. Паническими атаками мой организм выгонял весь стресс, который я подавляла в себе. Так прошла ненависть.

Осталась лишь глубокая обида. Мне пришлось забрать документы из университета. От его предложений о самоубийстве, которых было 2 и моего решения уйти из жизни по ночам мне начал снится ад, где меня уже при жизни мучали именно за самоубийство.

Во сне я прекрасно знала за что меня мучают. Я прямо душой каждую ночь была в аду и меня терзали, так что с утра я просыпалась с мыслями, что никакого самоубийства. Мне словно кто-то свыше дал в жизни вкусить результат моего поступка. Ад снился около года, каждую ночь. Но просыпаясь с утра я была с одной стороны рада что я не в аду, а с другой стороны, когда ушла ненависть у меня осталась разодрана душа, и у меня начались первые слезы от этой истории.

Слезы начинались с утра, когда душа была оголена. Плакала целый год. Я даже не могла выходить на улицу, у меня в любой момент могли начаться слезы, ведь я так и осталась неутешенной. Я все так же писала и звонила обидчику.

Но за 2 года он не нашел и минутки для меня, чтобы попросить прощения, приехать, поговорить. Я немного хотела. Я никогда не дерзала просить его встречаться со мной или уж тем более жениться.

Моя мама - свидетельница моих слез, просила меня плакать тише, потому что однажды, когда я была дома одна и рыдала, соседка вызвала полицию и психолога. И со мной пытались поговорить, но я не хотела ничего рассказывать, я ведь не доверяла людям. И психологу я сказала, что меня просто обидели.

Мне оставили телефон психологической помощи, но я так и не позвонила. Сейчас я понимаю, что мой обидчик просто раздулся от гордости за себя и высокомерия и если бы на него завели дело об доведении до самоубийства, то он бы как миленький переменился. Мама всегда закрывала дверь в комнате, где я плакала или уходила.

Однажды, когда я один раз на пару часов поехала в тот город, то случайно встретила своего обидчика. Причем тут уже вмешались Высшие Силы. Он стоял и пил воду в стаканчике, говорил по телефону. С ним была коллега.

Я увидела его и остановилась, так как он был с коллегой, то пришлось подойти ко мне со словами «что тебе?». Перед людьми он герой, пострадавший от сумасшедшей меня. Я увидела в его глазах дикий страх, я никогда такого страх еще не видела, у него дико затряслась рука со стаканчиком.

Но и здесь он попытался повести себя борзо. Я лишь громко на всю улицу сказала ему «будь проклято, отродье» и ушла. Больше я ему не звонила и вычеркнула его из своей жизни.

По иронии судьбы, порывшись в интернете, я случайно обнаружила, что мама обидчика протестантка, она помогает жертвам насилия. Но когда я встретилась с ней, она мне сказала, что «если я не хочу чтоб меня посылали на х.й, то я не должна звонить», в общем обвинила меня в случившемся, сказала, что если её сын почувствует себя виноватым, то попросит прощение.

Мне тогда просто показалось, что я тот Христос, которого ждали евреи. Я словно её жизненный экзамен ЕГЭ, к которому её готовила жизнь, который она провалила.

Пришла она в протестантство после смерти своего мужа и смерти своей матери, умерших одновременно. Мне даже стало казаться, что именно их Бог забрал за слова моего обидчика, ведь он бесконечно желал мне смерти. Причем делал это напоказ, потому что внутренне у него не было причин на меня злиться, я всегда относилась к нему по-доброму, даже просила прощение за звонки. В отличии от моих проклятий, которые шли от души, его слова были слабыми, как и он сам. Вот и накликал беду в свой дом.

Мне казалось, что он ради дешевой популярности среди друзей, продал честь своего отца и его спокойную жизнь за гробом, ведь я и его проклинала. Проклинать стала после того, как обидчик приказал называть его по имени отчеству и на вы. Да и вообще я проклинала его семью. А ведь у него есть старшая сестра, которой было 30 лет, и она в браке не имела детей. Да и как Бог может послать ребенка, когда на их семью лились проклятия, которые постоянно подпитывались.

Я вообще не понимаю, как можно спокойно спать зная, что только что ты оскорбил девушку и прекрасно понимаешь, как её это ранит. В общем Бог ему судья. Меня прогнали.

Возвращение к себе. Исполнение заповеди "возлюби себя"

Через месяц после встречи с ним в том городе я пришла в Храм. Я почувствовала чистоту и мир. Я действовала по зову сердца. Я подошла к иконе Богородицы и попросила «пусть в этой истории эта слеза будет последней» и больше не плакала. Потом так же попросила «пусть у меня больше не болит душа от этой истории» и всё.

Я, не веря, что всё закончилось, даже пыталась вернуться с те состояния искусственно, но не смогла, Богородица меня исцелила просто так! То, чего я не допросилась от обидчика и его матери Бог дал сразу – исцеление души.

Потом было осознание то одного, то другого. Первым делом я молила Бога отучить меня проклинать, потому что, когда я вспоминала о его семье я их проклинала. Проклинать мне пришлось перестать не потому, что у меня попросил кто-то прощение, а ради Бога.

Все эти годы я занималась распутыванием последствий своей жизни, почему-то на каждое испытание у меня уходит 1 год. Добралась до этой истории, и спустя 10 лет от первой встречи с ним я позвонила ему. Он сходу попросил прощения. Видимо прибил этот дисбаланс и его, невозможно жить с чувством такой вины. Хоть он и не знает, что я пережила.

Кажется, что-то там в душе зародилось доброе, все-таки не совсем конченный человек оказался. Но и привкус нашей беседы остался мерзким, он всё равно чувствовал своё превосходство, только в чём? В том, что обидел девчонку? Пффф. Люди не меняются, психи остаются психами, он не женат. И не дай Бог ему жениться, он настоящий абьюзер-показушник, готовый продать свою честь и достоинство ради дешевой популярности сродни Дома-2.

Именно эта ситуация заставила меня думать, почему именно со мной такое произошло. Ведь родителей я не выбрала, а его выбрала, и он мне понравился. Я осознала много всего, например почему я не выражала своего мнения или то, что нельзя увлекаться магией, которая за эти 2 года мне не помогла. Наоборот было ощущение, что мой обидчик сам сатана. А САМОЕ ГЛАВНОЕ Я ПОНЯЛА, ЧТО В СЛОВАХ ЗАЛОЖЕН ОГРОМНЫЙ СМЫСЛ. Я УЗНАЛА СИЛУ СЛОВА.

Сейчас мне 29 лет, я до сих пор потихоньку хожу в Храм, мне помогает исповедь. После всего ужаса благодать Духа Святого, которую я почувствовала в Храме меня просто исцеляет до сих пор.

Если раньше у меня всегда было чувство невыносимости жизни, то сейчас фоновой эмоцией стала радость, даже несмотря на какие-то проблемы. В 22 года по моему настоянию папа уехал от нас к себе в квартиру, до этого он всегда манипулировал, что в любой момент съедет и мы без него сдохнем. Так что с 22 лет мы с мамой жили спокойно, как чужие.

В 26 лет я удачно вышла замуж. Удачно, потому что по Промыслу Бога и по любви. Переехала от родителей к мужу. В квартирах у нас достаток, все живём отдельно. Мама вовсе уехала к себе на родину, папа живет с нами в городе.

Сейчас с папой мы общаемся словно ничего плохого не было. Но я держу дистанцию. С мамой мы не общаемся. Я ей никогда я не была интересна. Брат живет в другом городе. Только он может понять меня.

Сейчас я чувствую свободу, я очень счастлива, дышу свободной грудью и недавно поймала себя на мысли, что единственной проблемой недавнего времени было, как пройти мимо мужа в новом платье, и как объяснить, что у меня ещё одно новое платье.

С горем пополам я закончила заочно университет и работаю по специальности - бухгалтером.
Сейчас у меня своя маленькая семья. Я постоянно обнимаю мужа. Во мне открылся такой источник любви. Настоящей любви, а не зависимости.

Я постоянно говорю и говорю, я оказалась очень болтливой. И самое главное, мы постоянно обнимаемся с мужем. Первые 2 года я от него не могла отлипнуть. Мой сосуд любви наполнен. Я нашла своё место в жизни, я – ЖЕНА и это доставляет мне огромное удовольствие".

Tags: ПТСР, инцест, истории читателей, конструктивные отношения, нарциссическая мать, нарциссический ресурс, неглект, обесценивание, пляска на костях, сексуальная порочность, токсичный родитель, травля, утилизация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 159 comments