?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
Номер 72, или Пляски на могильных костях
tanja_tank
Промискуитет - однозначный сигнал личностного непорядка. И нередко деструктивный человек нисколько не скрывает от нас своего "послужного списка".

К сожалению, до поры до времени многие из нас вслед за стереотипами считают, что "для мужчины это нормально" и могут даже не побледнеть, услышав про 60, 150 и более женщин...

Нет, это ненормально. Человеком с "дон-жуанским дневником" могут руководить разные мотивы, и все они - деструктивные.

Например:

- он живет в галопе идеализаций и обесцениваний (как, например, Дон Жуан),

- он находится в постоянном поиске новых ощущений, иначе ему смертельно скучно (этот типаж обычно абсолютно всеяден, с легкостью идет на любые сексуальные эксперименты),

- он нуждается в постоянной подкачке своей грандиозности, своего Ложного Я - рокового соблазнителя, против чар которого не устоит никто, вершителя судеб, разрушителя репутаций (случай Вальмона),

- "использование дур" позволяет ему раз за разом испытывать злобный триумф от обесценивания конкретной женщины и женщин вообще. Для него промискуитет - это выражение ненависти к женщинам.

- он практикует стравливание участниц своего гарема и часто - "на потеху" окружающим, как вы увидите в этой истории. В офисе такие "корпоративные мачо" могут создать очень нездоровую обстановку, выставляя на посмешище как своих "пассий", так и их партнеров, которые тоже могут работать здесь же. Я невольно наблюдала за "деятельностью" такого типа - мерзкое зрелище...

"Впервые в жизни пишу, чтобы обратиться за помощью – до этого 26 лет жила по булгаковскому наставлению «никогда ничего не просите».
В моей жизни уже 3 года есть человек, который устраивает феерические «пляски на костях» - причем в буквальном смысле слова. Он знает в какие дни я непременно буду посещать могилу моей мамы и поджидает меня там. Знает, что другого способа вывести меня на общение у него нет.

Последний раз это случилось в прошлую субботу, на мамин день рождения. Шел снег, я пришла на кладбище и снова встретила там его – человека, которого когда-то любила больше жизни. Он знает, что болезнь и смерть мамы – события, которые еще отзываются у меня внутри ноющей болью. И пользуется этим. Теперь я боюсь приходить к маме на могилу. Боюсь снова встретить там его.

...История эта началась осенью 2015, когда мне едва исполнилось 23, я закончила второе высшее и устроилась на работу в престижную в нашем городе фирму. На тот момент я уже 7 лет была в отношениях с моей первой школьной любовью, мы были помолвлены и несколько месяцев как съехались. Все казалось светлым и безоблачным. Школьная любовь обладала сложным вспыльчивым характером, но в целом, в наших отношениях все было ровно, стабильно и гладко.


Роковой корпоратив

На работе я встретила Вадима. Странно, но он мне абсолютно не понравился. Даже разговоры у нас не клеились, хотя мы оба очень открытые и общительные личности. Несмотря на разницу в 3 года я обращалась к нему на «Вы», а наши рабочие отношения ограничивались приветствиями при случайных встречах в коридоре и его благодарностями, когда он приносил мне документы на подпись. Так продолжался год.

Каждый мой новый день был похож на предыдущий, в личной жизни все было тихо и уютно, я собиралась выйти замуж и в скором времени уйти в декрет… Но вот наступил предновогодний корпоратив 2016 года. Тогда изменилось все.

Я очень хотела, чтобы на корпоратив со мной пошел мой молодой человек, но он отказался: мол, не знаю я там никого, не хочу, да и вообще, я лучше в танки дома поиграю. Как много бы всего не случилось, если бы моя школьная любовь просто согласилась в тот злополучный вечер меня сопровождать! Но давайте по порядку.

На работе у нас был местный «авторитет» Артём. Артём, несмотря на наличие жены, вел себя со мной в тот вечер как последний бабник и мудак – приглашал уединиться, звал хотя бы на танец, и, получив, очередной и уже грубый мой отказ, просто шлепнул меня, извините, по попе, когда я проходила мимо.

Я инстинктивно развернулась и влепила ему пощечину. За меня заступились коллеги, в том числе и Вадим. Вадим тогда отвел меня к столу, напоил водой, и я прошептала ему на ухо: «убери от меня Артёма».

Вадим согласился. Остаток вечера Вадим не отходил от меня ни на шаг: вместе танцуем, вместе сидим на столиком, вместе выходим на улицу, даже в уборную меня провожал.

Домой тоже уехали вместе, в одном такси: я, моя подруга и Вадим. Вадим еще тогда очень сильно удивился, что я просто вышла из такси у своего подъезда. Сказал: «я думал, мы потрахаемся». От этой наглости и прямолинейности я почему-то даже рассмеялась. Списала эту фразу на большое количество выпитого им алкоголя.

Дома меня ждал мой парень. Он был зол, что я приехала слишком поздно (к слову, было где-то одиннадцать вечера). Мы поругались, так как я не могла понять причины его обид. В конце концов, мог бы и пойти со мной.

Через 2 недели после этой ссоры я без колебаний брошу человека, с которым была уже 8.5 лет. Как-то так вышло, что за один вечер я собрала вещи и ушла в закат. И было плевать, что там дальше. Только внутренняя уверенность в том, что я не могу поступить иначе.

"Новая пассия"

После того корпоратива мы с Вадимом начали общаться почти круглосуточно – сначала как друзья. Он мне рассказал, что у него была 71 женщина и, если что, я буду номер 72. Я тогда знатно удивилась его самоуверенности, ведь даже не собиралась быть его очередным номером.

Казалось, мы просто дружили. С ним было легко и весело. Он отвлекал меня от мыслей о расставании с моей школьной любовью. Он приезжал за мной по утрам в другой конец города и подвозил на работу.

В офисе все начали шептаться, что «Вадимка нашел себе новую пассию». На тот момент я еще не знала, что с ним за 4 года его работы в этой фирме переспала большая половина женского коллектива. Вот было в нем что-то, что притягивало. Харизма, видимо.

Внешне он был симпатичный – высокий брюнет с карими глазами и обезоруживающей безумно привлекательной улыбкой, только подбородок чуть выступал вперед и надбровные дуги были сильно выражены.

Когда мы с Вадимом начали близко общаться, я заметила, что каждый его рабочий (и выходной) день заканчивается пивом. Причем, огромным, по моим меркам, количеством – минимум 5 бутылок по 0.7 л. Я никогда не имела дела ни с алкоголем, ни с алкоголиками – выросла в благополучной семье, отец выпивал пару рюмок по праздникам, у школьной любви вообще была аллергия на этиловый спирт, да и сама я максимум могла выпить 1-2 бокала белого полусладкого - ДО сближения с Вадимом.

Во время наших отношений, которые продлились чуть больше года, я начала бухать. Не просто запивать горе и стресс, а именно бухать. Могла выпить 0.5 коньяка и запить тремя бутылками джин-тоника. Пила ежедневно – слабоалкоголку, вино, коньяк, виски, даже пиво – от запаха которого ранее воротило.

Но это после. Пока что наступил новый 2017 год, и я была в полном восторге от Вадима. Мне нравилось в нем все – даже его неидеальный подбородок и привычка жаловаться на жизнь.

Однажды в середине января он попросил разрешения забрать меня с салона, было где-то 8 вечера, и я шла с маникюра. Я согласилась. Он встретил меня, затем мы поехали кататься по городу. Я сидела на заднем сидении и что-то увлеченно рассказывала. Как вдруг он резко обернулся и поцеловал меня.

Вернее, не так. Просто засунул мне в рот свой язык и тут же отвернулся обратно – нужно было следить за дорогой. Почему-то это его движение языком я интерпретировала как «самый незабываемый поцелуй в моей жизни».

Мы остановились за городом, возле речки. Он пересел ко мне на заднее сидение и попытался снова поцеловать. Мне было как-то странно, неудобно и неприятно – никакой нежности или страсти – просто его язык изучает мою ротовую полость: слева-направо, чуть глубже, вверх-вниз. Тогда я его остановила и сказала: «извини, я так не могу».

Он расценил это как мою антипатию. Тогда я сама села к нему на колени и поцеловала. Так начался мой персональный танец на костях, который я до сих пор не могу прекратить.

Помню, как в тот первый вечер мы целовались часа три. Он отвозил меня домой, я смотрела на звезды, и серебристый снег, и мысленно повторяла: «Господи, спасибо за это счастье!».

Мы договорились встретиться на следующий день. Он не смог. Затем через день. Тоже не получилось – сказал, много работы. Уже тогда я как-то засомневалась – мы вместе работаем, радость моя, я же знаю, что сейчас у тебя никаких дедлайнов и ни одного проекта. Ну ок.

Он по-прежнему ежедневно приезжал ко мне утром и на работу мы являлись вместе. Офис в открытую смеялся надо мной, но мне было все равно. У меня был Вадим. То, что Вадим по вечерам трахал свою бывшую, и бывшую жену своего друга, и свою соседку – я еще не знала.

Он звонил вечером, уже подвыпивший, жаловался на жизнь, на маму (отец рано умер от алкоголизма), на работу, каялся, что снова выпил (жизнь тяжелая), но обещал бросить сию пагубную привычку.

Секс у нас случился не сразу. При том, что я жутко, до боли и спазмов, его хотела. Он все откладывал, то болел, то не мог, то договаривались о встрече – и я уже жду его, вся в чулках-кружевах и наэпилированная, и вот за полчаса он звонит и все отменяет.

Первый секс был откровенно ужасен, но мне опять-таки, даже понравилось. Вот такой парадокс. В презервативе у него не вставал, и я согласилась не предохраняться. Согласилась не предохраняться с мужиком, который перетрахал пол-города! – отличное решение. Но я тогда еще многого не знала.

"Кусачая" Олька

Конец апреля 2017. У нас вроде как отношения, но странные какие-то. Он познакомил меня со своей матерью, родственниками и друзьями. Но вечера мы по-прежнему проводили отдельно – я дома с книгой, он – в гостях у своей бывшей (как оказалось после).

И вот предательски прекрасный майский вечер. Мы встретились у его подъезда. Вадим уже изрядно выпивший лезет ко мне целоваться. Я его целую, обнимаю, говорю, что соскучилась, что очень его люблю… Он отвечает: «я тоже, мечта моя».


Но тут я замечаю странное пятно у него на шее. Абсолютно недвусмысленное. Отстраняюсь, спрашиваю: «что это»? Он: «дааа…упал, об ветку поранился». Я смотрю на него в упор и не понимаю, то ли я идиотка, то ли лыжи вообще не туда едут.

Повторяю свой вопрос, и тут он выдает: «Ну ездил я к Ольке… Ну к той, бывшей, которой 34 уже. Старуха. Кстати, скоро в мой отдел переведется. Когда? Да завтра. А я не говорил?».

Я тут же развернулась и ушла. Потом вернулась и влепила ему пощечину. Причем он искренне не мог понять: «ачотакова?». Ну, было и было, это она, Олька, к нему лезла, он отпирался как мог, а потом она его укусила и он тут же уехал.

Я покрутила пальцем у виска и ушла, как мне казалось, окончательно. Ночь билась в истерике. Утром не вышла на работу. Он пытался выйти на связь. Моего игнора хватило ненадолго и в тот же вечер меня досыта накормили совершенно абсурдной ложью, в которую я умудрилась поверить. Сейчас понимаю, что я просто хотела ему верить.

К нам на работу пришла его бывшая – та самая Оля. Я с ума сходила от ревности. Бывшая тоже, исходя из ее поведения, знала обо мне, так как всячески пыталась подставить меня на работе – и порой весьма успешно, я даже оставалась без премии. Вадим клялся, что с ней покончено и – о чудо – даже предложил мне жить вместе.

В сентябре я переехала к нему. Мы стали жить втроем – он, я и его мама. С мамой у нас сложились замечательные отношения, она любила меня как дочку, во всем понимала, помогала и поддерживала.

Утром мы просыпались с Вадимом в одной постели, ехали вместе на работу, вместе работали, вечера проводили в гараже с его друзьями. Некоторые его друзья пытались раскрыть мне на Вадима глаза – мол, не любит он тебя, неужели не видишь? Я видела. И чтобы развидеть это – пила.

Как оказалось позже, все это время он мне изменял. В обеденный перерыв ездил к этой Оле домой или они закрывались в туалете, или в кабинете, или выезжали на его машине к речке… У Оли этой тоже были отношения – она была помолвлена.

Вышеизложенное можно считать светлым периодом наших отношений с Вадимом. Я уже тогда была глубоко влюблена в него. Тратила весь свой заработок ему на подарки (мне он за весь период отношений подарил только компьютерную мышку), заправляла его машину, быт делили с мамой на двоих.

Как мы "попили пивка"

После случился декабрь 2017. Маленькая рабочая компания решила устроить мини-корпоратив в пабе напротив дома, где жили мы с Вадимом. Я знала, что там будет Оля. Спросила у Вадима: «Ты пойдешь?». Он ответил: «Мы не пойдем». Я была счастлива.

В тот вечер к маме Вадима пришли гости. Мы посидели за общим столом, выпили. Вадим отвел меня в комнату и сказал: «пошли на лавочку у подъезда пить пиво?». Я ответила, что не хочу. «Тогда я пойду сам».

Ревность сыграла свою роль идеально. Я не хотела отпускать Вадима одного, и пошла за ним. Он выпил еще 2 бутылки пива. Из паба вышла на перекур та самая компания коллег вместе с Олей, пригласили нас к себе. Я ответила отказом. Вадим шепотом обратился ко мне: «либо ты идешь со мной, либо я иду один».

Я в слезы: «как же так? Мы договаривались не идти!». Он: «не рыдай. Пошли вместе. Отлично проведем вечер. И наше главное правило – вместе пришли, вместе уйдем. Обещаешь без меня не уйти?» - «Обещаю».

Вечер мы и правда провели «отлично». Вадим сел рядом с Олей и весь вечер не отходил от нее ни на шаг. А я сидела в конце стола, наблюдала за всем этим, выпивая рюмку за рюмкой коньяка.

Ко мне подошел коллега, спросил: «почему ты тут сидишь? Иди домой, ты разве не видишь, что ты ему не нужна?». Я встала, подошла к Вадиму и демонстративно сказала: «Пойдем, пожалуйста, домой».

– «А вы живете вместе?» - удивились коллеги. – «Да, - зачем-то ответила я. – Вадим, пошли».

Вадим послушно поднялся… (я смотрела на Олю и внутренне радовалась своей «победе» над соперницей)… взял за руку Олю и повел ее танцевать медленный танец. Так меня еще никто не унижал. Я понимала, что завтра об этом будет знать весь офис.

Я выбежала на улицу, в мороз, в одной рубашке и джинсах. Села на асфальт (!!!) возле паба и начала рыдать. К счастью, спустя минут 5 за мной вышли Саша и Дима – мои коллеги. Надели на меня пуховик, подняли, пытались успокоить, но истерика была настолько сильной, что я ничего уже не осознавала.

Дима предложил отвезти меня домой. «Нет, - ответила я. – Я пойду только с Вадимом». Они еще долго пытались меня образумить, успокаивали, говорили, что Вадим ведет себя со мной как с последней тварью, так нельзя, я должна сейчас перестать о нем страдать. Я отвечала только что люблю его.

Тогда Саша, подчиненный Вадима, сказал, что молчать больше не будет и рассказал мне о том, как Вадим и Оля устраивают обеденные перепихоны на рабочем месте – об этом знают все, только я ничего не замечаю.

И даже после этих рассказов я не ушла. Стояла возле паба, ждала, пока Вадим нагуляется. Он нагулялся через часа полтора – компания вышла из паба, я подошла к Вадиму и снова попросила пойти домой. Он был уже настолько пьян, что еле стоял на ногах.

«Нет, - произнес Вадим, - мы едем в клуб». «Пожалуйста, Вадим, не будь придурком, - не выдержал Саша. – Ты уже никакой, хватит с тебя, пойди проспись». Вадим ударил Сашу, и тот, сочувственно взглянув на меня, ушел.

В тот вечер я таки дождалась Вадима. Сидела в клубе, глотала слезы и смотрела, как он танцует с Олей. В один момент, очевидно, забыв, что я здесь, он схватил Олю за руку и потащил к туалету. Затем вдруг обернулся, посмотрел на меня, и резко отпустил ее руку.

Они танцевали до закрытия. Когда мой алкоголь уже окончательно выветрился и я начала здраво рассуждать, мне стало до того противно от себя, что я взяла пуховик и пошла к выходу. Вадим догнал на улице: «не бросай меня!». Он тут же вызвал такси и домой к нему мы уехали вместе.

Оставшиеся несколько часов до утра я не спала. Как только его мама ушла на работу, встала и начала собирать вещи. Вадим проснулся, удивленно спросил, куда это я собралась? Я сказала, что после вчерашнего нам лучше расстаться, пожелала им с Олей счастья.

Что началось!!! Он рыдал, признавался в любви, клялся, что ничего не помнит, во всем виноват алкоголь, а я – самое светлое и чистое, что есть в его жизни!

Ему не пришлось долго меня уговаривать. Я любила его. Он часто повторял мне одну фразу: «я тебя люблю, но по-своему». «По-своему – это как?» - спрашивала я. Ответа не было.

Я его простила. На работе мое положение было хуже некуда. Обо мне судачили, пускали сплетни. Как позже выяснилось, Вадим всем рассказывал, что это я за ним бегаю, а он, бедный, не знает, как от меня избавиться. Исходя из событий на том мини-корпоративе, все так и выглядело.

(Окончание в следующем посте)


  • 1
"Теперь я боюсь приходить к маме на могилу. Боюсь снова встретить там его"

Одна моя родственница отвадила бывшего мужа к ней таскаться путем газования его из балончика

Электрошокер ему по яйцам!( Нечего поганить могилы.



Edited at 2019-02-26 10:58 am (UTC)

Люблю по своему - на завтрак и обед с ужином, тупым ножом резать и вилкой тыкать(((


С собой на могилу берите группу поддержки. Обычно такие типы боятся, когда видят, что жертва не одинока, что за ее спиной кто-то стоит.

  • 1