Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Category:

"Что еще я могу для нее сделать?" (Моя бывшая подруга)

Лаконичная история, как девушка пыталась вытащить подругу из абьюза, как она это делала и к чему пришла...

(картина - Хорхе Сантос)

"Хочу написать о своей, по-видимому, уже бывшей подруге.

Моя Тезка (так я буду ее дальше называть) побывала тоже в ужасных отношениях не раз. Она, с ее слов, была жертвой типичного изнасилования на вечеринке.

Во время совершения преступления ее мать и бойфренд ломились в дверь и стучали в окно, и это не помогло. В полицию никто не заявлял, хотя она была еще откровенно ребенком и значительно моложе возраста согласия.

Первым мужем Тезки был какой-то то ли одноклассник, то ли друг; от этого брака есть сын. Мальчик – солнышко, я с ним знакома.

Папаша ее агрессивно сталкерил, но там семья ее защитила. Я даже не знаю, из каких соображений, т.к. в последующих абьюзивных отношениях ее бросили ВСЕ.

Потом у нее был сожитель с богатым криминальным прошлым, настоящим и будущим. У этого человека было короткоствольное оружие, друзья-бандиты, не знаю деталей, как она от него уходила.

От ее матери я слышала ужасные рассказы о том, как муж Тезки бил 8-месячного ребенка смертным боем, орал «Это не мой ублюдок», хватал за ноги и кидал об стену.

После этого она переехала в мой город и стала работать в алкогольном бутике вместе с мамой, там мы и познакомились; я сама страдаю от абьюза 25 лет из своих 30 и люблю залить унижение этанолом, благо зарплата пока позволяет.

Тезка позже мне рассказывала, как вычисляет клиентов, нуждающихся в общении: «Он ходит сюда уже год и ни разу не приходил с друзьями, всегда один». С такими в основном она и заводит дружбу.

Раньше мы с собакой периодически приходили к окончанию смены, следили, как она закроет и поставит на сигнализацию магазин и немного ее провожали. Я всегда поражалась тому, как делаются дела в этом заведении. Люди работают двенадцатичасовые смены по 10 дней подряд без выходных, продавцов штрафуют непонятно за что, заставляют оплачивать то, что клиенты украли или разбили. Дорогие позиции, которые хорошо расходятся, больше не закупают. То, что никто не берет, стоит месяцами. Один человек работает на двух кассах, собираются очереди.

О том, чтобы знать ассортимент и что-то продавать, речи нет – продавцам просто не до этого. Иногда, пока я там ждала, когда она освободится для перекура, я что-то предлагала и консультировала других покупателей. Мне даже случалось за пять минут до одиннадцати самой покупать вина на несколько тысяч, потому что «ну пожалуйста, мне нужно сегодня сделать кассу 100 тысяч».

Вообще я обратила внимание, что Тезку как-то очень все жалеют. Рядом с ней у большинства людей включается какое-то неосознанное желание навести вокруг нее порядок и чем-то помочь. Ей все время что-то несут: домашний пирожок или суп на обед, одежду ребенку, всякие подарки. Я сама долгое время так делала, и даже сейчас не понимаю, почему. Люди даже дарили ей ноутбук и билеты на самолет домой.

Спустя время ее мамаша уехала в родной город, забрав с собой ее сына. Там маменька не работает, она смотрит за сыном Тезки и несколькими детьми ее брата-пятидесятника (это наша общая беда, мой брат в той же секте). За это Тезка перечисляет ей 20к рублей в месяц из своих 80к до вычета налога, сколько перечисляет брат и его жена, секрет.

Спустя очень недолгое время после отъезда маменьки и сына Тезка стала встречаться с Виталиком. О нем в основном и будет мой рассказ.

"Переезжай ко мне прямо сейчас"

Парень до отношений с ней и какое-то время после работал на беловоротничковой работе и получал 25к на руки, что для нашего региона просто невероятно мало – на это жить нельзя, люди на низкоквалифицированной работе получают намного больше. Потом он уволился, и сейчас, как я понимаю, вообще не работает.

У него есть дочь от первого брака, отношения там непонятные. То откровенная вражда, то он обожает дочь и хочет вернуть жену (Тезке тыкается в лицо тем, что бывшая готова хоть сейчас переехать обратно, каждый раз это оказывается чушью).

Его вторая девушка после того брака, от которого дочь – вообще шизофреничка (кому он рассказывает, меня мой психопат вообще пытался в психоневрологический интернат отправить).

С его слов, она кидала на пол рамку с фото его ребенка и бывшей и топтала с криками, что в этот предмет вселился демон. Возможно, барышня действительно нездорова или злоупотребляет; но мы-то с вами знаем, поживешь пару лет с психопатом в постоянной триангуляции, унижениях и газлайтинге – не таких чертей увидишь.

Тезке он неоднократно заявлял, что если бывшая изъявит малейшее желание вернуться к нему, он ее однозначно примет, и их отношениям с Тезкой конец. Она демонстративно хохотала, но оставалась с ним и старалась «сохранить отношения».

Его отношения с Тезкой начались примерно в то же время, когда ее матушка сбежала в другой город в течение недели, поставив дочь перед фактом. У нее возникла из-за этого масса проблем: нужно было срочно искать другое съемное жилье, минимум вдвое дешевле; хозяин прежней квартиры (к слову, ужасного клоповника) закатил скандал и стал требовать от нее ремонта и выплаты непонятно откуда взявшихся огромных коммунальных долгов.

На работе она осталась без сменщицы и стала работать по 12 часов ежедневно. Тогда-то и появился этот тип. Что характерно, он вышел на сцену с предложением «переезжай ко мне прямо сейчас» — это уже прям заезженный психопатический троп.

Парень был весьма настойчив и даже подключил к уговорам свою маму, которая вела с Тезкой задушевные беседы, пыталась накормить, что-то подарить, рассказывала, как они с Вадиком друг другу подходят, какой у него непростой характер, звала на дачу, в баню… с этими попытками родителей психопатов сосватать свою корзиночку любой девушке, которая не против, и активным умасливанием будущих невесток я тоже уже сталкивалась.

То ли семьям просто не терпится найти своему мучителю другую добычу и скинуть его со своей шеи хотя бы на время, то ли они выдрессированы на обслуживание хищных нужд сына/мужа/брата, как мать серийника Спесивцева.

В это же время Тезке предложила жить вместе одна из подруг. Это предложение вызвало у нее глубокую складку промеж бровей и ядовитые подозрения, что подруга ищет какую-то корысть в совместном проживании с нищей и почти не бывающей дома соседкой.

Насчет Вадика у нее никаких подозрений не возникло. При этом никакой другой помощи от него видно не было, да и его самого рядом с ней никто не видел. Квартиру ей искала одна подруга, к себе предлагала пустить другая, вещи в новое жилье перевозил друг, помогала наводить на старом месте порядок и клеить обои я, кто-то еще давал денег в долг. Вадик же ее просто любил, да и то как-то не очень.

На работе они вели переписку днями напролет. Периодически она показывала мне сообщения, чтобы попросить совета или просто вместе орнуть. Как он пишет, божечки. В глазах рябит от многоточий и восклицательных знаков, через слово «всего лишь», «навечно» и прочие пафосные и бессмысленные обороты; у парня явно неслабый истероидный радикал вкупе с интеллектом ниже среднего.

Спустя некоторое время пошли ледяные души. Когда Тезка стала мне о них рассказывать, я поймала себя на откровенном виктимблейминге. Когда наблюдаешь это со стороны, бывает, что никакие знания о токсичных отношениях не помогают. Начинаешь возмущаться про себя: как ты это терпишь? Как ты ведешься на такие глупые и однообразные манипуляции? Неужели ты не видишь, что все здесь шито белыми нитками? Что такого хорошего в этих отношениях, чтобы стараться их сохранить и давать n-ые шансы? Разумеется, я эти мысли не озвучивала.

Водные процедуры у Вадика происходили по одному и тому же сценарию. Он шел с Тезкой напиваться в компании своих или общих друзей (хотя, фактически, все их общие друзья – это его друзья или родственники, ни с кем из ее окружения он не контактировал и не пытался поладить).

Весь вечер он вел себя грубо и резко безо всякой причины, и когда видел, что она уже достаточно пьяна, начинал при всех ее поносить последними словами. Набор обвинений был из раза в раз один и тот же:

· Ты годишься только для секса, отношения с тобой – как с табуреткой, ни о чем

· Ты алкоголичка

· Ты глупая и ущербная по жизни/в сравнении с моей бывшей/в сравнении со всеми другими женщинами

· Все женщины меня любят, у меня отбоя нет от поклонниц, ты одна ко мне так ужасно относишься, потому что ты ненормальная

· Со всеми женщинами я шелковый, ты одна меня доводишь до такого свинского поведения, потому что см. выше

· Я с тобой просто пережидаю, когда ко мне решит вернуться бывшая жена; скоро это случится, и тогда ты больше меня не услышишь и не увидишь

· Ты лентяйка и неудачница, ничего не делаешь по жизни, нищая (ЛОЛ)

· Ты сексуально доступная, думаешь вагиной

· Ты «с прицепом»

· Твое дикое поведение не будет терпеть ни один самый тупой и бесхарактерный мужчина; в принципе, я тоже не буду, пошла ** *** ***************

Причем он повторял все это по кругу при всех спокойным тоном, приводя какие-то абсурдные аргументы и уговаривая ее признать, что все это – очевидная правда. В конце концов у нее начиналась истерика, но он продолжал до тех пор, пока она от ответных криков и рыданий не выбивалась из сил полностью. С ее слов не припомню, чтобы кто-то вмешивался в эту драму, пытался их развести по разным комнатам и успокоить.

После того, как опускался занавес, он мог ее силой затащить в такси, приволочь к себе домой, насильно раздеть, отобрать вещи, чтобы она никуда не ушла, и заставить лечь спать (просто удерживал и ждал, пока она, пьяная и обессиленная, вырубится). Какой заботливый, просто прелесть. Наутро он провожал ее теми же оскорблениями и уверениями в ее негодности.

Потом, уже во время следующей рабочей смены, он начинал ей писать. Сначала это были бессмысленные разговоры из ада длиною в день: те же обвинения и аргументы по кругу, споры, кому на кого больше наплевать, изматывающий словесный салат, по итогам которого никакие договоренности не достигались, никакие проблемы не решались, и они просто продолжали общаться.

"Собачье доминирование"

Во время очередного такого эпизода я предложила ей его игнорировать. В целом мой совет был вообще не мириться с ним и не продолжать эту бессмыслицу, но, видя состояние Тезки и то, насколько она влипла в зависимость от этого порочного круга, я понимала, что еще несколько раз она вернется. Игнор его просто взорвал.

Надо оговориться, что в этих отношениях сахарных шоу вообще не было. Ни разу. Вместо цветов и «прости меня» на коленях у подъезда - он брал ее тем, что я про себя называю «собачьим доминированием».

В целом этот прием действительно родом из животного мира, что-то похожее иногда используется для выработки послушания у собак. Сводится он к тому, чтобы показать оппоненту, что ты более крупный и агрессивный хищник.

Посмотрите, как это делают кинологи на разнообразных обучающих видео, их сейчас полно – они наступают на собаку в лобовую, рычат низким голосом «НЕ-ЛЬЗЯ!», «Это ЧТО?!», нависают над собакой, показывая, что они больше и выше. Главное – делать это с правильным внутренним настроем.

С Тезкой этот прием работает безотказно. Она, как настоящий мазохист, сопротивляется и огрызается для виду, но в результате выполняет все, что кто-то сказал ей грозным приказным тоном. Психопаты и нарциссы в моей жизни были интеллигентными, хитрыми и умными и использовали совсем другие виды вооружений, поэтому я была поражена тем, как много людей в окружении Тезки кидают налево и направо «собачье доминирование».

Барышня-повар, которая не могла найти работу, потому что «НЕ РАБОТАЕТ С БАБАМИ»; всякий раз, заходя в магазин, она окидывает очередь злобным сверлящим взглядом с ухмылкой, транслируя всем окружающим: «Ну, кто тут борзый? Кому ***** начистить?». Барышня-шумахер, которая со своим сыном в машине играла в догонялки с другими водителями на трассе Дон. Полицейский, который присылал Тезке фото разделанного и готового к употреблению тела женщины. Это только начало длинного списка. Всех этих людей она уважает и считает по-настоящему крутыми.

То ли Вадик разгадал это ее слабое место, то ли просто больше ничего не умеет. Когда Тезка стала его игнорировать после ссор, он стал писать приказы нон-стопом. Сообщения приходили ей с интервалом несколько секунд. «Быстро взяла трубку», «Я жду», «Считаю до трех», «Ответила, я сказал, *****», «Или ты отвечаешь, или я сейчас приеду», «Чтоб была у меня через полчаса».

К моему ужасу, Тезке это понравилось. Начался новый замкнутый круг: она троллит его игнором, наслаждается результатом, и, натешившись, сдается. Когда к письменным приказам она выработала толерантность, он стал физически приходить. Он мог явиться к закрытию, собрать ее вещи и просто увести ее, как собачку на поводке, хотя пятью минутами ранее она была уверена, что с ним покончено. Со стороны это выглядело, как театр абсурда.

Попутно он сыпал замечаниями и требованиями, по одному на каждый шаг к двери: «Не смей так материться», «Я тебе сказал не курить», «Посмотри, как ты шапку надела». Было невооруженным взглядом видно, как ей это приятно. Человек уже был в таком дыму, что воспринимал эти приказы в стиле дрессировщика и прилюдные упреки, как проявления заботы.

При этом с ней в магазине могли быть друзья или коллеги (большинство из них – тоже друзья). Он ни с кем не здоровался, не знакомился и вел себя так, как будто в зале больше никого нет. Тезка не возражала. Оно и понятно – контакт с ее кругом поддержки ему ни к чему, и лучше бы всех этих людей вообще не было. Она в эти моменты тоже выпадала в какое-то параллельное пространство вместе с ним, могла прекратить разговор на полуслове и даже уходила, не попрощавшись.

Друг Виталика

После очередного примирения случилось страшное (по крайней мере, в моей системе координат). Тезка во время этих адских отношений начала близко общаться с братом Виталика и его женой. Послушать ее, эти люди – просто эталон адекватности и совсем-совсем не такие, как оболтус и алкаш  Виталик. Они охотно обсуждали его выходки с Тезкой, советовали его бросить, рассказывали, какой он идиот и прочее.

По сути эти разговоры имели обратный эффект – пустое обсуждение ужасного поведения Вадика давало Тезке разрядку и сбивало мотивацию что-либо менять, при этом она еще глубже втягивалась в его окружение, находя там друзей и благодарных слушателей. На всех вечеринках, куда они ее звали, был и Виталик, и круг замыкался снова.

На одной из таких тусовок все зашло слишком далеко. С Виталиком пришел его друг. Компания перемещалась из квартиры в кафе, на другую квартиру, постепенно напиваясь. Под утро Тезка обнаружила себя на полу в квартире того самого Друга Виталика, причем Друг пытался ее раздеть.

Надо оговориться, что в Тезкином окружении считается довольно обычным делом проснуться после вечеринки обнаженной в квартире незнакомого парня. Стыдно немного, ну да ладно, сама ведь дура виновата. Не говоря уже о том, что никто в ее кругу не называет это изнасилованием.

И вот я задаюсь вопросом: что и как делал этот товарищ, чтобы Тезка считала ситуацию не как пьяный перепих, а как насилие? Она отбилась, оделась и ушла. Напуганная, она собиралась идти домой, но зачем-то позвонила жене брата Виталика.

Домой уйти ей не дали. Вместо этого положительная молодая семья уже утром привела ее к себе, налила еще выпить и уложила спать. Проснулась она голая в пустой квартире, а Друг Виталика уже хвастался всем общим знакомым, что изнасиловал ее во сне. Вдобавок вся компания стала ее игнорировать, как будто она совершила что-то постыдное и ужасное.

Друг Виталика еще и вызвал ее после этого на встречу, чтобы повторить веселье. Тут Тезка, уже переварив ситуацию и поговорив со мной, была молодцом. Они вроде как сошлись на том, что он сознался куче людей в форменном изнасиловании, и если он продолжит этим кичиться, общение с правоохранительными органами не за горами.

Я слушала ее рассказ, и у меня падало забрало, кулаки сжимались, глаза наливались кровью… С этими, с позволения сказать, мужчинами все ясно. Я вообще придерживаюсь мнения, что для мужчин насилие над женщинами – вопрос возможности, а не способности или желания. Это свинство, но это ожидаемо.

Но вот то, что в этой схеме участвовала девушка – жена Виталикова брата, меня просто убило. Тут мне снова вспоминается мать Спесивцева, которая «только кастрюли мыла».

Весь день я металась по комнате с мыслями о том, что с этим делать. Я думала проследить за ней от магазина и превратить ее аниме-лицо в драник. Я думала пойти к местным уголовникам и попросить за мзду показать ей, каково было Тезке. Я думала убедить Тезку заявить на всю компанию, но быстро смекнула, что эта задача невыполнима.

Черт возьми, а вдруг Тезка с пьяных глаз что-то неправильно запомнила? Вдруг девушка-то не при чем? Ага, как же, не знала она, бедняжка, что у нее дома пьяное тело насилуют! Моя решимость постепенно сдувалась, я сомневалась, что могу что-то такое сделать с другим человеком. Нет, мне точно слабо.

Я пала духом окончательно, узнав, что Тезка снова стала общаться со всей компанией, как будто ничего и не было. Вот вам пример, как абьюз выглядит со стороны: как можно защищать человека, который себя даже не считает пострадавшим? Как защищать человека от тех, к кому он сам идет, с кем он пьет пиво с веселящими добавками и кому доверяет погрузку своего пьяного тельца в такси больше, чем тебе? Тут у самого бравого защитника опускаются руки, а жертва по причинам, которые подробно разъяснены в этом блоге, не может сделать даже самый маленький шажок навстречу безопасности.

Еще немного к портрету Виталиковой семьи как единого организма. Теща его брата (мама той самой «мамы Спесивцева», ага) имеет огромную собаку охранной породы. Нет, это не просто овчарка, это одна из самых опасных и трудно управляемых служебных пород собак. Каждый вечер она в подпитии идет гулять со своим питомцем не на площадку и не в лесопарк, а по центральным улицам города. О ее приближении прохожие узнают издалека, потому что при виде людей с детьми или другими собаками она смеется и кричит на всю улицу: «Ой, уходите скорее, я его не удержу!», «Вот шпица Вашего мне будет жалко» и т.д. при этом сам пес спокойно идет рядом с хозяйкой и не проявляет никакой агрессии.

У меня особое отношение к безответственным собачникам, идейным бесповодочникам и любителям заводить в городских квартирах бойцовых монстров. Отношение, примерно как у евреев к Гитлеру. Временами я ловила себя на мысли, что хочу, чтобы она при свидетелях на людной улице отпустила с поводка эту громадину. Тетка, думала я, просто дай мне шанс, нарушь правила выгула на камеру, и твои «факельные шествия» по центру города закончатся навсегда, уж я не подведу.

Просто поразительно, как умудрились породниться две семьи с такими нарушениями. Они все дополняют психопатические скиллы друг друга. Зашкаливающая агрессия, подлость, полное отсутствие страха перед последствиями, чувство собственной непогрешимости и неуязвимости, садизм – эти люди даже не биологические родственники, но какую дружную стаю они сколотили.

Умываю руки

Финал моей истории (пока что я считаю это финалом) приходится на очередной «к ноге»-реюнион Тезки с Виталиком. Как обычно, он явился к ней на работу примерно к закрытию и просто обретался там. Тезка уже выработала высокую толерантность к его приемам и продолжала его игнорировать, занимаясь своими делами. Помогало еще то, что там была я и ее новый напарник-продавец.

Мы выдвинулись домой всей компанией, Виталик шел за нами, и мне даже казалось, что Тезка морально готова на обращать на него внимания до конца и вернуться домой одна. Логистика сложилась так, что мне пришлось сворачивать к своему дому первой. Мы договорились (кстати, это была наша обычная практика) о созвоне по прибытии. Это значит, что каждый считает, сколько ему времени нужно, чтобы вернуться домой, и по прибытии звонит или пишет; при опоздании на 5-10 минут другие могут звонить 112 и сообщать, что человек в беде.

Я написала вовремя. Тезка пропала. Прошло около часа, по номеру 112 никто не отвечал. В конце концов я дозвонилась ей, и оказалось, что она, проводив коллегу с ЖД станции домой, пьет там с Виталиком.

Я ждала до 3 ночи, после чего позвонила еще раз. Она включила громкую связь, таксист назвал мне номер машины. Я понимала, что с точки зрения абьюзера она на этот раз совсем отбилась от рук, и так боялась, что этот засранец последует за ней и что-нибудь сделает. В итоге она благополучно вернулась домой одна.

После этого все изменилось коренным образом. Отношения Тезки с Виталиком возобновились, как я поняла. Теперь он почему-то все время находится вместе с ней в магазине. Я не знаю, устроился ли он туда работать или просто сидит у нее над душой за неимением другого занятия.

Все Тезкины друзья-постоянные клиенты куда-то делись, в мои последние несколько визитов я не видела, чтобы она с кем-нибудь разговаривала, хотя у нее почти всегда гости. Со мной она общается с лицом «че приперлась», молча пробивает бутылки и всем своим видом транслирует, что мне лучше побыстрее выметаться. Не знаю, что с другими ее знакомыми, но о том, что произошло у нее со мной, я догадываюсь.

Видимо, Виталик понял, что я о ней забочусь, серьезно отношусь к своим обещаниям и готова поддержать словом и делом. Такая подружка на другой стороне баррикад ни одному абьюзеру не нужна. Я не в курсе обвинений – может, я «не верю в них», «самоутверждаюсь за ее счет», «завидую чужим отношениям», может быть что угодно. В общем, Тезка теперь вроде как со мной не общается. Думаю, я буду делать покупки в другом магазине.

Я кидала ей ссылки на паблики на тему феминизма и токсичных отношений. Я обсуждала с ней его сообщения и объясняла, что он пытается сделать. Я физически пыталась ее охранять, ни разу не будучи терминатором.

Здесь я умываю руки. Что еще я могу сделать? Наверное, максимум, что мы можем, как сторонние наблюдатели абьюза – быть наготове, чтобы подставить плечо, когда жертва достигнет своего дна и сама решится уходить.

Tags: газлайтинг, истории читателей, обесценивание, обольщение, сексуальная порочность, созависимые отношения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 128 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →