Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

Как я "разбудила зверюшку". Окончание

(Окончание)

"Мальчики иногда дерутся"


Часто он жаловался, что ему снятся очень яркие, реалистичные сны. И почти всегда - кошмары. «А еще есть сон, одинаковый, который снится мне каждый год в один и то же день».

Один раз после такого сна он в ночи позвонил общему коллеге и что-то долго рассказывал о том, как тому надо «делать работу правильно».

«В юности я чатился с девушкой в Скайпе – выключит компьютер, чтобы спать – а​ на экране высветилось лицо дьявола, если дашь ручку хоть сейчас его нарисую!

Правда, потом пришел Бегемот (его кот, который жил с его сестрой сейчас) и оно тут же пропало». То, что Бегемот на момент описываемых событий даже не родился, я понимаю только сейчас.​

Рисовать он не умел. Совсем. Зато на 100% уверен, что пишет талантливые стихи. «Один раз написал поэму, но потом сжег». Пару раз я просила что-то зачитать – и получала в ответ бессвязный бред, некрасивый и не в рифму.

То, что "ему надо с кем-то подраться, мальчики иногда дерутся" я за эти недолгие недели слышала раз, наверное, 200. И несмотря на его постоянное пренебрежительное отношение к обжим коллегам "да они без меня никто… я и этого на место поставил и этого (далее следовал рассказ о его крутости)", я видела обратное - тиранил он только меня, а с ними был очень корректен.

Как-то убираясь я нашла на кухне пустую бутылку из-под водки. После этого я ночью я стала мучительно вслушиваться - не хлопает ли какая-то дверца. И сжималась внутри. Я знала, что будет потом: пьяный он не давал мне спать, изводя бессмысленными разговорами ни о чем и, казалось, не слыша моих просьб дать мне поспать.

Когда же я наконец доведённая до отчаянья в исступлении срывалась на визг, он рычал что "просил меня не повышать голос, сейчас кому-то больно будет, потому что я разбудила его зверюшку". В очередной раз он, рыча, что "я мужик и принял решение, я ухожу от тебя" начинал собираться. Жалею, что остановила тогда.


"Выживший мальчик"

«Я старший сын старшего сына, почти всех нянчил» часто не без гордости повторял он. Повторять что-то раз за разом было у него навязчивым. Помимо «я мужчина» у него были любимые фразы, которые я слышала раз 100: "мужчины — это выжившие мальчики", «я тебя боюсь» и слово «навсегда» - в любом контексте.

В ту ночь засыпая, меня поразила страшная мысль – у него нет друзей! Ни одного.​ Я ни разу не слышала, чтобы он не по работе хотя бы общался с кем-то кроме мамы и сына. Если разговоры с последним были сухими и сводились к обсуждению бытовых вопросов, то маму он боготворил, считая идеалом женщины и даже заочно познакомил меня с ней. Зачем-то рассказывал, как дежурил в гинекологии и менял ей памперсы, когда ей удалили матку – «она же мама, что такого?» (хотя у него есть младшая сестра, которая живет в том, же что и мама городе).

Вопросы женского здоровья всплывали все чаще: «у бывшей жены миомы, мужик ей нужен, вот когда она со мной была…», «когда ты будешь бросать кормить нашего ребенка грудью, тебе придется перетягивать ее, а это очень больно» и «молоко придется сцеживать, но я тебе ртом помогу – да невкусно, а что мне делать».

О том, что он хочет еще детей и «мама говорит, я молодой мужчина», а «бывшей я предлагал родить, она не захотела или не смогла, да и вообще ей дочка её важнее» он говорил долго и мечтательно.

«Я заставлю тебя есть рыбу» - и это зная, что у меня сильнейшая аллергия – «плоду это полезно, потерпишь! Или приготовлю такую рыбу, что ты и не поймешь, что это».

«Надо завести погодок! Если они будут разнополые, то комнаты им отдадим , а сами на кухне будем жить» говорил он, ставя в пример однушку, где он жил с первой женой и сыном. В ней именно так все и было устроено.

Он знал что я ищу квартиру и он возил меня смотреть их. И первым делом он смотрел, есть ли рядом с домом парк, куда выйти с коляской. Правда все чаще давил, настаивая на районах, максимально удаленных от моих родителей - хотя это одно из ключевых условий для меня. Говорил, что «ограничиваю его в выборе» (хотя деньги на квартиру дала моя тетя и она же была бы собственницей – это оговорено заранее).

С упоением рассказывал, какая столешница и посудомойка у нас будет. При этом с момента, как мы съехались он ничего не разу мне не купил, но наговорил…! Предвыборная агитация и то меньше обещает!

Хотя до совместного проживания помимо помолвочного кольца были потрясающие огромные букеты и фиалка в горшке нереально красивого цвета.

В какой-то момент он резко стал очень неряшливым. Он начал «забывать» бриться или мог надеть непоглаженную рубашку (хотя они отсортированные по цветам видели в шкафу, а наглаженные – стопочкой в комоде). Потом обвинял меня, что «мужчина мой плохо выглядит, явно холостой, вон девушка печенье предлагала сегодня… а ты помнишь как я тебе тогда кусочек шоколадки предложил?».

Почти на все рубашки и пиджаки сажал пятна (до сих пор не пойму как). И почему-то врезаются в память очень неаккуратно подстриженные ногти: не овалом, а углом.

Почему-то он с маниакальным азартом перед сном любил «любя» выколупывать у меня со спины маленькие безобидные подкожные прыщики.​ Я выкинула его белую футболку, в которой спала, потому что утром увидела, что вся спинка ее за ночь стала в крошечные кровавые точки (после того, как он в порыве злости швыряя меня как куклу порвал 2 моих пижамных майки, я спала с футболках).

Чем дальше - тем больше странностей я подмечала. Он путал дни недели и то, когда произошло то или иное событие.

Он знал, что у меня больные почки и в период, обострения который чаще всего идёт на нервной почве я бегаю в туалет раз в 10 минут. Я много раз просила его в такие дни не трогать меня - и именно в эти дни требовал в приказном порядке, чтобы мы спали в обнимку и обижался когда я отказывала. Я много раз просила перестать так делать – было ощущение, что я говорю со стеной, глухой и без эмоциональной. Поразила мысль - может я неадекватна, а не он?

Во время секса без подготовки "случайно" попасть "не туда" было излюбленной темой. Я дико орала и крючилась от боли, а он "ой не придумывай, ты там вся горячая, я же вижу, что ты этого хотела".

Один раз он абсолютно трезвый (!) решил «разрядиться» и практически изнасиловал меня. Я задыхалась, отчаянно хотелось тошнить и когда он наконец прекратил, я легла тряпочкой на кровати. «Моська у тебя кислая, как будто ты сейчас терпишь меня». Я смолчала. Горло саднило потом дня 3. "Ой, ты не хотела? Да не придумывай!"

Дальше – больше. "Болят почки, и ты не можешь заниматься сексом (хотя я говорила, что единственное желание когда в меня что то пихают в этот момент - это отписаться)? Ну писайся, а что такого? Хочется тошнить во время глубокого минета? Пусть вырвет тебя, так бывает!"

Даже трезвый он часто снова и снова срывался "погулять подышать". Я сжавшись понимала, чем мне это грозит: потом он неизменно станет говорить, что заночует в машине (так было), а потом придет пьяный и станет обвинять меня в том, что «он очень ждал меня, а я так и не вышла».

Уходя вот так – даже трезвым – он писал простыни текста в вайбере и десятки (!) раз названивал: говорил какую-то не относящуюся к предмету дискуссии чушь (а уйти мог например если я не хочу идти гулять в лес в ливень), кидая трубки и не подходя к телефону после. Эти истерики истрепали мои нервы.

Я ему об этом говорила много раз – и… ничего: он мог монотонно раз-второй-десятый повторять 1 и ту же мысль причем совершенно абсурдную пока я не срывалась на дикий крик. Да, я орала просто не своим голосом. Никогда в моей жизни не было ничего подобного.

«Ты ведешь себя как шизофреник, но ты же здоров, зачем, зачем ты так?» - отчаянно повторяла я.
Иногда мне казалось, что я схожу с ума.

Порой он до утра не давал мне спать. Изматывающие, истерзывающие, разговоры где он повторял одно и то же десятки раз (иногда бессмыслицу), пока я не срывалась на истерику и визг случались раз в неделю. Хотелось сделать больно себе, чтобы попытаться приглушить эту тупую ноющую боль где-то в районе солнечного сплетения. Слава Богу не дошло до этого – хотя антидепрессанты которые я купила чтобы хоть как-то восстановиться он выкинул в окно.

После такого я сонная плелась в офис «кофе тебе нельзя, запрещаю, я муж!», а он спал: не выйти на работу «они без меня не смогут, они от меня все зависят» для него становилось все привычнее. На словах он работал из дома.

Про обещанные концерты, кино и просто прогулки в парках я уже даже не заикалась.

"Женщин бить нельзя, но очень хотелось"

Развязка наступила в этот вторник. В субботу он сильно травмировал ногу и ему прописали компресс. Он замотал его пленкой – и уснул. Я специально поставила будильник чтобы разбудить его, чтобы он не получил ожог, хотя смертельно устала. Ох чего я только не наслушалась о себе в ту ночь. Было больно и обидно – он, постоянно говоря, что я о нем не забочусь не видел всех моих усилий.

Наконец он как мне показалось заснул. Я вышла попить воды на кухню – и получила сзади удар в левое ухо. Пока я оглушенная лежала на полу на кухне он стоял надо мной и зло улыбался. «Да, я понимаю, что женщин бить нельзя, но ооочень хотелось».

Его лицо искажала кривая усмешка. Я смотрела в его полные ярости и абсолютно пустые глаза и понимала, что это - не он. Что от человека в нём не осталось почти ничего. Я тихонько скуля поползла спать.

Полночи меня рвало. Голова гудела. Ближе к утру он выволок меня из ванны за волосы. «Спи, сука, спи я сказал» повторял он раз за разом и несколько раз ударил головой о стену. Какой-то чудовищный нелепый сюр.

Что делать? В ноябре нас в его родном городе ждала мама в гости. Дождаться его отъезда, убедив его в том, что я ехать не смогу - и сбежать. Но это еще месяц жизни с ним, за который он убьет меня! Розовые очки разбились стеклами вовнутрь.

Попытаться подстроиться? Жить сжавшись, пытаясь угадать его настроение по мимике, интонации? А если не поедет – что тогда? Мне конец?

Несмотря на то что к утру левую сторону лица обезобразили кровоподтеки он, протрезвев, даже не попытался что-то сделать, истерично, с надрывом как пластинка повторяя, «я тебя не бил, не бил, не бил я тебя! ты сама все это придумала, я на верю ни одному твоему слову» (впоследствии версия изменилась на «это ты в меня врезалась сама»).

Я взяла паспорт, линзы и, пообещав на ужин стейки ушла «на работу». На самом деле – в военный госпиталь, где работает моя тетка и где он меня не найдет. Сама – вначале автобусом, потом на метро добралась до них – и рухнула на приеме врача. Потом мне скажут, что это было сотрясение, но тогда я просто хотела выжить.

Самое жуткое, что только в больнице я начала понимать, какая опасность мне грозила. Я до сих пор я не понимаю, зачем я терпела так долго, почему не ушла сразу – ведь есть куда? Я не мазохистка: все его слова и поступки причиняли мне только боль. Вопрос, почему я не сопоставляли очевиднейшие факты в единый паззл больно ранит меня до сих пор.

Я была оглушена. Я даже не плакала – слез не осталось. Механически ела, не чувствуя вкуса еды. Покорно натянула выданную казенную пижаму, дала себя осмотреть и ощупать, снять побои.

В первую ночь там мне приснился кошмар: в квартиру где мы жили вместе, открыл дверь врач – психиатр. Спальня была отделена от коридора решеткой из толстых прутьев. За ней на четвереньках рыча бегали человекоподобные голые существа со светящимися в полумраке глазами. «Это люди?» - спросила я. «Не совсем» - ответил он. И я проснулась.

Уже в больнице он продолжал изводить меня звонками и бессмысленными, лишенными логики смс. Угрожал, плакал, потом речь становилась совершенно бессвязной - он бросал трубку - и через какое-то время перезванивал снова. Раз за разом, снова и снова. Говорил, что, если приду с кем-то за вещами и «если хоть 1 мужчина преступит порог - будет больно». Что «живой не отпустит».

Относительно присмирел он только когда узнал, что мои родители и его руководство в курсе всей ситуации – хотя поначалу орал "да кем ты меня пугаешь? меня??? Я не боюсь!".

Меня лечили 1,5 недели. Выписавшись, я набрала номер психолога. Я боялась – после того, как я поставила ее в курс дела, я пропала потому что признаваться в том, что я, не послушав ее, снова съехалась с ним было стыдно и страшно. Когда-то, еще за гранью этого безумия она помогла мне сменить работу за что я благодарна ей. Тогда я выходила от нее в эйфории, с нечеловеческой мотивацией горы свернуть. Она не отвергла меня.

Я рассказала практически все что могла. И мне помогли. Во мне родилось осознание того, что он болен и ему уже не помочь. Что он манипулирует чувством вины и апеллирует к тем ценностям, которые мне недодали в прошлых отношениях (о чем я наивно рассказывала ему в начале общения сама). Что надо спасаться.
И – чудо -​ впервые с начала отношений проспала 10 часов, не просыпаясь в ночи от чувства беспокойства и тревоги.

Мне стало ясно, что его истории, казавшиеся странными, нелогичными и глупыми – это были проявления болезни.

А их было предостаточно. Они всегда происходили когда я не рядом. Когда я попросила купить в аптеке мое обезболивающее, а он позвонил: «объясни, что и зачем ты мне заказала? Мне сказали, что оно рецептурное (на самом деле нет) и вызвали полицию, я еле убежал от них!».

Еще он звонил с вопросом «Мы вчера вино пили, а бутылка где? Я в тот магазин пошел, а мне сказали, что моя жена вчера покупала вино, акциз не пробили, а пробили только ценник, и из-за этого у них касса встала и им чтобы ее разблокировать надо в налоговую писать. Я понес ее сканировать». Я тогда ещё подумала, что акцизные марки сканер кассовый не считывает. Да и переехали мы на тот момент всего неделю, никто не мог знать, что мы пара.

Странный эпизод был и на юге. Я гладила футболки и сказала, что догоню его на завтрак. Прихожу - он в шоке сидит. Я спрашиваю, что такое, а он «а вон из той столовой девушка вышла, поцеловала меня и убежала» - и потом полдня думал вслух, и чего бы она хотела этим сказать. Потом каждый раз проходя мимо той столовой он сам вспоминал это, заканчивая «ну все, забудь, не буду тебе рассказывать больше ничего».

И это не говоря о том, что он часто вспоминал про робота, который на токийской бирже «заработал состояние», но «все спустил из-за чрезмерной агрессии, надо доработать его алгоритм». Что его род идёт чуть ли не от Юсуповых. Что он на письмах Рахманинова в детстве рисовал (а потом их и вовсе сжёг, "а ведь сейчас они целое состояние стоили бы!") и что у сына есть "серебрянки Петра". Что родственники все идиоты и что украли у него "старинные иконы" (хотя он исповедует ислам, что не мешает ему и пить алкоголь, и есть свинину). Все это могло идти непрерывным бессвязным потоком.

И если я списывала это на алкогольный бред, то теперь стало ясно – он серьёзно болен. Паззл наконец сложился.

Да, мне надо было сбегать, еще когда он пьяным пытался удрать от сотрудников ГИБДД. Вместо этого я, испуганная, всовывала ему деньги в карман (лишиться прав имея кредитную машину – то еще приключение). На тот момент мы еще даже не жили вместе! Деньги он так до сих пор и не вернул.

Друзья помогли перевезти от него мои вещи (он сдержав слова в тот день не появился в квартире). Я дала слово, что даже если он спрятал что-то чтобы иметь повод встретиться - я за этими вещами не поеду. Но – обошлось.

Когда все закончилось, я ему написала. Он перезвонил - абсолютно трезвый. Да, ему грустно, плохо и страшно. Он цепляется за воспоминания и хочет вернуть все.​ Возможно та оставшаяся здоровая часть психики и любит меня, но я понимаю, что он болен и возврата не будет. Нас больше ничего не связывает. И я не боюсь.

До сих пор он звонит и пишет. И каждый раз, раз за разом я тру историю звонков, смс и вайбера. Мне противно. Все фотографии того периода, когда мы были вдвоем, я тоже удалила. Я не хочу, чтобы его поступки, слова хоть как-то были связаны или ассоциировались со мной.

Несмотря на то, что прошло совсем мало времени с момента расставания, я не могу вспомнить его: каждый раз, когда я пытаюсь это сделать, перед глазами встаёт то красное, искаженное гримасой злобой лицо с абсолютно пустыми глазами, с каким он избил меня в последнюю ночь, когда мы жили вместе.

Это были самые тяжелые 3 месяца моей жизни, и они закончились. ​

Tags: газлайтинг, истории читателей, пограничники, соковыжималка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments