Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

"Холера" Елена Сергеевна

Фантастические три месяца... обретение родной и понимающей души... страсть, которую невозможно было себе даже представить... Ну а дальше "жесткая посадка".

Для тех, кто не понимает, как можно попасться на мнимо ничтожного нарцисса - наверно, после этой истории станет понятно...

(картина - Ricardo Sanz)

"Хочу рассказать свою историю в надежде, что станет легче. Меня сейчас очень поддерживают мои замечательные родные и понимающая подруга, но я уже чувствую себя чудовищем, вижу, как тают их силы и энергия, которые они безрезультатно вливают в «черную дыру» моего кризиса.

Я должна пережить, переварить и внутренне интегрировать это сама, а я как то дерьмо в проруби - и не тонет, и толком не плавает.

Второй месяц живу в синусоиде боли: дни прозрения-понимания-решимости сменяются страшными ломками, когда готова на все, сама на себя удивляюсь, что до сих пор не поползла за этой тварью на коленях. Я еще не дошла до своего «дна», но уже лечу бабочкой на огонь.

Естественно, у меня есть свой «незакрытый гештальт», мои непроработанные детские раны, мои душевные уязвимости, куда ж без них.

Предыстория такова: девочка из благополучной педагогической семьи, никакого абьюза и тп, но с 9-летнего возраста я тяжело переживала рождение брата и утрату маминого внимания.

Брата люблю, с мамой (с возрастом) отношения замечательные, но именно оттуда «растут ноги» всех моих проблем, матрица моих «любовей».

Лет с 11-ти, чувствуя себя абсолютно одинокой, ненужной, «лишней» в этом мире, «неценной» в глазах родителей, в поисках душевного тепла я бессознательно ищу «мамочку» в женщинах старшего возраста.

И женщины маминого возраста странным образом сами «льнули» ко мне, особенно женщины одинокие, утонченные или экстравагантные, не познавшие семейного счастья, видимо, бессознательно смягчая так свое нереализованное материнство.

Я очень сильный эмпат, альтруист, неплохой слушатель/утешитель, мне интересны другие люди и их судьбы, поэтому я почти всегда даю людям то, что они хотят от общения, и делаю это с удовольствием.

Моя первая серьезная влюбленность была в учительницу, а поскольку я была успешным гуманитарием, начитанным, задумчивым ребенком, этакой «тургеневской барышней», частенько учителя выбирали меня в любимчики, сближались со мной душевно, гладили по головке и ставили в пример одноклассникам (что создавало мне дополнительные проблемы с моей и без того сложной социализацией в школе). Восхищенные глаза подростка, с обожанием взирающего и с упоением слушающего, растопили не одно учительское сердце…

К слову сказать, школу я закончила почти 25 лет назад, а с моим первым любимым педагогом мы общаемся до сих пор. Так же, как и с моим научным руководителем, которую я полюбила на 2-м курсе университета.


Недюжинная натура

С 20 лет считаю себя бисексуальной, был эротически реализованный эпизод ооочень сложных отношений с лучшей подругой. За плечами закончившийся разводом длительный брак и стремительно подрастающие дети, мужа долго любила, но в конце концов не смогла вытерпеть колючий инфантилизм «вечного мальчика» (как я теперь понимаю, у него нарциссическая травма, он жертва своей психопатичной матери) и его кризис среднего возраста с походами «налево».

По натуре я интроверт, пессимист и меланхолик с холерическими «вкраплениями». Примерно десять лет мучаюсь эндогенной депрессией, одно время пила антидепрессанты. Некоторое время назад, еле ползя утром на постылую работу, от которой меня реально психосоматически тошнило, я в отчаянии взмолилась: Господи, дай мне увидеть радость жизни! И вскоре в мою жизнь вошла ОНА.

Как впоследствии с горькой иронией сказала мама: до бога ты не докричалась, тебя услышали НИЖЕ. С Еленой Сергеевной я была шапочно знакома по работе. Известный в городе человек, «шишка» в местной администрации, дорогая машина, тетка умная, неординарная, внешне брутальная «железная леди».

Последние месяцы слышала, что она забросила работу, т.к. серьезно больна ее давняя подруга. Видела стоящие в ее глазах слезы, когда она рассказывала об этом моим коллегам. Не помогли никакие деньги, подруга умерла фактически у нее на руках (с ее слов, в которые теперь мне уже не верится; более того, сейчас уже не могу избавиться от подозрений, что они были любовницами и это ОНА преждевременно свела свою подругу в могилу).

Как-то, забежав к нам по делам, она подсела к моему столу и не смогла сдержать слез. Я смотрела и буквально умирала от сострадания и желания помочь хоть немного облегчить ей эту боль.

Так все и началось. Классика жанра – ежедневное общение, стремительное сближение, и уже через пару недель я была «на крючке». Меня встречали с работы на машине и везли куда-нибудь ужинать, где я, забыв обо всем, с открытым ртом слушала истории из ее не очень простой и не очень счастливой жизни. Все это – на фоне горючих слез, от которых мне уже самой хотелось плакать.

Потом, задним числом, я удивлялась, как мастерски меня «просканировали» и обработали, как лихо втянули в водоворот, от которого кружилась голова, путались мысли, билось сердце…

Я стала спать урывками, не могла концентрироваться на работе, поток ненормальных мыслей и смутных ощущений было невозможно остановить… я сошла с ума! Конечно, были «звоночки» и «красные флаги», от которых я в своем ослеплении отмахивалась и даже рационализировала: мол, уж такая она недюжинная натура, безбашенная… А человек планомерно соблазнял и взламывал мои личностные границы.

Через неделю(!) общения меня уже звали отдыхать на море, предлагали дорогие подарки (я в ужасе отмахивалась и старалась отвлечь ее от стремления к шоппингу без тормозов), через две уже была совершенно бешеная и опьяняющая любовная бомбардировка с тоннами безумных слов о «вечной» любви, «судьбе», «предназначении» и уговорами совместно переехать жить в мой любимый Питер. «Я думала, чудес не бывает», «влюбиться можно в любом возрасте», «мне тебя бог послал», «я тебя выплакала», «я ждала тебя всю свою жизнь», «я сошла с ума, я твоя»…

Она познакомилась с моей дочкой-школьницей и в первой же нашей совместной поездке на природу завоевала ее доверие и симпатию. Еще бы, разговаривала с ребенком на равных, слушала серьезно, без нравоучений, с юмором, несмотря на мое сопротивление заваливала щедрыми подарками. Мой неискушенный ребенок попался в сети так же легко, как и его наивная эмпатичная мамаша… Так что в моем случае нарцисс убил сразу двух зайцев – сразу ДВА нарц-ресурса, сразу два восхищенных и обожающих человека, бинго!

Ночь мнимого единения

Мы приехали в город поздно ночью и впервые пошли ночевать ко мне. Это была чудесная ночь мнимого «единения», три счастливых человека сидели на кухне и разговаривали взахлеб, взрослые – «под шашлычок и коньячок», потом ребенок ушел спать, а я достала ей новую зубную щетку и впервые после моего развода разложила диван. Справедливости ради надо сказать, я в ту ночь смогла устоять перед ее чарами, хотя со смешанным чувством ужаса и восторга уже понимала, к чему все идет.

Да, это звучит дико, я понимаю, и большинство наших соотечественников не толерантно ни в широком, ни тем более в узком значении этого слова, и даже гордится этой своей нетерпимостью. А мне всегда казалось иначе, потому что я всегда влюблялась в ДУШУ, а в каком теле эта душа гнездится – дело второе.

Так что я, несмотря на разницу в возрасте, со всей страстью и пылом влюбилась по уши и совершенно искренне считала это чудовище с артритом самым прекрасным, красивым и восхитительным созданием в мире. Мда, подвели меня моя романтичность, книжная наивность, не сработала интуиция…

Все случилось на вторую ночь. Она просто обрушила на меня всю мощь своей страсти, причем сделала это с бешеным напором. Я чувствовала молниеносный натиск, лавину жажды обладания и совсем не почувствовала никакой нежности, никакой чуткости, только ее необыкновенную жизненную силу и – увы! – опытность (которую она, кстати, упорно отрицала).

Я была в шоке от себя и от нее. Что показательно: впоследствии, когда мы ностальгически вспоминали тот наш «первый раз», она как-то лихо перевесила всю ответственность на меня, мол, это я ее, бедную овечку, «зазвала в гости и напоила коньяком».

Наутро она выглядела такой виноватой, такой подавленной: «Наломали мы дров…», что сердце сжалось. На работе я не могла думать ни о чем другом, кружилась голова, бросало в пот, подкатывала дурнота – мой организм всеми силами сигнализировал: опасность, беги!!!

И я пошла с ней расставаться, искренне веря, что смогу. Заготовила речь: мол, я только хотела тебя утешить в твоем горе, а совсем не собиралась пробуждать в тебе страсть, мы же взрослые люди, давай будем общаться без «этого». Меня выслушали молча и серьезно, а как так получилось, что уговорили «поцеловать один раз, на прощанье», я уже вспомнить и не могу. Все-таки эти твари невыносимо, гибельно притягательны, их обаянию и витальности ооочень сложно, а на первых порах и вовсе невозможно противостоять, это какое-то наваждение, морок, амок, цыганский гипноз. И этот наш «последний» раз был таким феерически прекрасным, таким волшебным, что я полетела прямиком в пропасть.

Волшебное лето

И пошло-поехало. Каждый божий день, простите за подробности, по многу-многу раз, не размыкая объятий, мы не могли насытиться друг другом, говорили и не могли наговориться. Расставались только на ночь - дома меня ждала дочка, а потом и вовсе перестали расставаться, она все чаще приходила и оставалась ночевать у нас, стала членом нашей семьи со своими тапочками, запасом лекарств, зубной щеткой и домашней футболкой.

Мы слились воедино, объединили финансы, дела и досуг. Вскоре я уволилась с работы и летала на крыльях любви, полностью посвятив себя любимому существу и даже не замечала, как «забила» на все свои дела и прежний круг общения. Она буквально замкнула мою жизнь на себе: ее документы, ее лекарства, ее автосигнализация, ее банковские дела и вообще все ЕЁ стали для меня важнее моего.

Щедрость ее была запредельной, и я очень долго не могла к этому привыкнуть, но «гормон доверия» окситоцин сделал свое дело, и я расслабилась: мы семья, родные души, мы ВМЕСТЕ, на одной волне, с полуслова/полувзгляда, я не одна, мои дела и проблемы наконец-то по-настоящему важны для кого-то кроме меня!

В своем ослеплении я даже не пыталась найти новую работу, дала себе время отдохнуть, да и Еленка постоянно твердила: «у нас отпуск», «у нас с тобой полно денег без твоей копеечной зарплаты», «вот выйдешь на работу – и тебя опять никто не увидит, а как же дочь» и тд. Короче, стеной шло мощное зомбирование для упрочения моей финансовой от нее зависимости. Я-то, конечно, принимала это за заботу и любовь ко мне и моему ребенку.

В эти три волшебных месяца я была с ней счастлива как ни с кем и никогда раньше, идеализация и восхищение «такой потрясающей мной» и таким «необыкновенным» моим ребенком - в полный рост и круглосуточно. Очень искусно она нажала на все мои тайные «кнопки», лила бальзам на все мои незакрытые детские раны, играла на всех потаённых страхах, простимулировала все что возможно и невозможно.

Я «была» самой прекрасной, любимой и желанной женщиной, обо мне заботились, во мне нуждались, меня радовали и страстно хотели, всё к моим ногам, все мои и дочкины потребности удовлетворялись сразу же, деньги лились рекой, были решены все бытовые сложности, еда/одежда/вещи - какие хочешь и по первому намёку, ребенок исполнил все свои мечты, в это лето мы свозили ее везде, куда она хотела.

Я как ненормальная носилась в поисках необыкновенных подарков для любимой, заполняла «пробелы» в ее хозяйстве, пыталась навести уют в ее «холостяцкой норе», как-то украсить ее внешне неказистую жизнь, естественно, 24/7 любила/заботилась/кормила/восхищалась. Прибавить к этому наши совершенно счастливые «тайные» и тщательно скрываемые ночи с разговорами о самом сокровенном до утра, потрясающий, с ума сводящий секс, полное ощущение близости, растворенности друг в друге, утренние пробуждения в объятиях жизненно важного тебе человека…

Это я сейчас знаю, что привлекла в свою жизнь темную, патологическую личность, злокачественного нарцисса, а тогда все способности к анализу отключились, как будто она кнопочку в моей голове перещелкнула, да и не владела я тогда информацией об этих хищниках. Наверное, не могла она быть другой.

Тяжелое детство, эмоционально холодная, жесткая и требовательная мать, ранняя «высылка» из отчего дома к родне в другой город, где девчонка-подросток вынуждена была выживать и пробиваться «в люди», личные утраты и любовные потери (опять же, с ее слов). Все как по писаному, классическая база для формирования личности. Личности, в которую я погрузилась по самые уши...

Как часто мы говорили о ней, как часто я до слез жалела ее, как пыталась помочь и «отогреть» своей любовью! Меня почему-то не насторожило, что на фоне идеальных взаимоотношений с моей дочкой она наотрез отказалась знакомиться с остальными моими родными, я удивлялась, обижалась, но в итоге смирилась.

Не показались мне «звоночками» и постоянные обещания разнообразных благ в нашем совместном счастливом будущем типа покупки машины для меня («ты должна быть мобильна»), общего дома в богатом пригороде, открытия вклада на будущее обучение младшего ребенка, пафосные клятвы, что однажды «встанет на одно колено» и сделает предложение руки и сердца, давала слово «осчастливить» меня, но почему-то только в следующем году. Я смеялась и не очень верила, да мне это было и неважно, нафиг мне машина, дом, деньги, у меня есть свое собственное маленькое солнце и большое счастье – Еленка (кстати, показательное ее самоназвание, любила говорить о себе в третьем лице).

Сейчас, глядя назад, понимаю, как не вязался с ее «белостью и пушистостью» в моих глазах ее крайне грубый и агрессивный стиль вождения автомобиля, ее частая презрительная критика и осуждение других людей (при этом про «своих» она говорила преувеличенно хвалебно: «она шикарная», «он великий»), ее бесконечные самооправдания любых своих поступков, ее циничные шуточки про секс, отсутствие у нее настоящих друзей при огромном количестве знакомых, постоянные рассказы о своих благодеяниях другим людям, как она их спасала, выручала, поднимала и тд.

Еще она любила постоянно вымогать комплименты и признания собственной значимости и крутости, внимательно и как-то отстраненно наблюдать за мной, особенно в пиковые эмоциональные моменты, порой ошарашивая меня бестактным вопросом: «любишь, что ли?», видя мой экстаз в постели, с легкой усмешечкой говорила: «любишь ты это дело». А я, как дура, бросалась доказывать: ТЕБЯ люблю, а не «это дело»!

Иногда меня догоняло смутное чувство недоговоренности или даже лжи: постоянно подчеркивая свое многолетнее одиночество по жизни, недолюбленность и отсутствие «постельного» опыта, в реале она как раз демонстрировала обратное, так что у меня аж дух захватывало! При этом «опытной и знающей» изображали как раз меня…

Сейчас припоминаются странные звонки некой ее «знакомой» с претензиями «ты куда пропала?» и тп. Периодически ее кидало из крайности в крайность, от ощущения своей грандиозности (сама всего добилась! все мне завидуют!) до осознания своего полного ничтожества, то «поверь, я хорошая», то «я говно, пойми меня». Я вникала, сочувствовала, пыталась разобраться, поддержать, была психологом/нянькой/жилеткой и не только.

А меня просто планомерно ели, изредка даже всплывала «хищническая» лексика: «так бы и съела тебя», «прямо там бы и РАСПЯЛА тебя» (очень это царапнуло слух, потому и запомнилось). Пару раз меня изрядно встряхнуло из-за ее неадекватных и совершенно диких для меня приступов бешеной ревности («ни с кем не хочу тебя делить»), но я тогда еще ничего не знала об этапе «пробы пера» и хоть и с трудом, но разрулила острые ситуации, оправдывая ее тем, что в ее прежней несчастливой и одинокой жизни трудоголика у нее не было опыта близких отношений, ее часто бросали, что она такая безбашенная, сильная, но «раненая» натура, несгибаемый характер, волк-одиночка и тд и тп.

Данное мной прозвище Холера очень ей подходило и даже льстило Еленке, а я тогда и не подозревала, насколько же близко я подобралась к самой ее черной сути…

"Зачем мне эта резня?"

Все рухнуло в один день. Мы вернулись поздно ночью из счастливого маленького путешествия, задуманного ради ребенка, были очень уставшими, и внезапный «ледяной душ» был хрестоматийно неожиданным, немотивированным и страшным.

Одномоментно меня обесценили и безжалостно оттолкнули, в ней словно лампочка перегорела: мертвые глаза, сиплый голос, в глаза не смотрит, обнять не дает, резкое отторжение во всем облике без всяких объяснений, полный игнор. Вчера были родными людьми, сегодня не просто чужие, а практически враги.

Я не спала всю ночь, безрезультатно пытаясь выйти на разговор, добиться хоть каких-то комментариев происходящему безумию, меня трясло и даже рвало, а потом я в ярости и отчаянии от осознания, что я ее теряю, вспылила и устроила сцену, швырнула в нее подушкой, кинула на пол телефон. В общем, классика жанра.

В ответ на меня обрушился такой газлайт (о чем я узнала позже, в поисках утешения читая все, что могла найти по теме), что мама не горюй. Конечно, я неадекватна и сама во всем виновата, я психопатка, а она меня «боится», я так и убить могу, «зачем мне эта резня», мы расстаемся, она больше «ничего не хочет» и тд и тп.

Когда она утром собралась и ушла, я думала, что умру. Жить реально не хотелось. Неделю я выла белугой, готова была биться головой о стены, меня бил озноб, очень болели все мышцы, было трудно дышать, я не ела и толком не могла спать, просыпалась ночью от собственного крика. В общем, настоящая наркоманская ломка. Это был ад.

Мама выводила меня гулять чуть ли не за руку, как умалишенную, бедная моя дочь, сама скучая по Еленке и не понимая, что произошло, страшно переживала, обнимала меня и всячески пыталась утешить.

В итоге я сама разыскала ее, мне жизненно необходимо было расставить все точки над i, и когда я увидела все ту же мертвую неприступную глыбу вместо человека, я собрала всю волю в кулак и сказала ей: если ты сама, добровольно отказываешься от любви и тепла, так тому и быть, спасибо тебе за все, будь счастлива. И ушла.

И тут понеслось. Тем же вечером она устроила настоящую Варфоломеевскую ночь, классическое «сахарное шоу невыносимой сентиментальности»: рыдала слезами размером с горошину, умоляла и клялась, пускала в ход все свои приемы манипуляции, напилась и осталась ночевать в моем доме, т.к. в таком виде было немыслимо отпускать ее за руль, дрогнуло сердце ее выгнать в ночь.

И вдруг посреди потока слов и слез она внезапно ненадолго протрезвела, и я увидела Лицо Зверя. Это был настоящий хищник, жесткий, холодный, циничный, расчетливый, с цепким взглядом-рентгеном, готовый на все, чтобы добиться желаемого. Страшное зрелище.

Но еще страшнее для меня было то, что этот зверь все равно мне дорог, я не могла от него эмоционально отстраниться, не могла «выключить» свое предназначенное ему душевное тепло. Еще тяжелее ощущалась моя гормональная, биохимическая зависимость от нее. Бешеная выработка дофамина во время трехмесячного идеального «медового месяца», соответствующая страстной влюбленности, создала новые нейронные связи в мозгу, практически условный рефлекс на этого человека.

Вот вроде бы все понимаю умом, а смотрю на нее, вижу ее лицо, слышу ее голос – и таю, теку мутной лужей, сердце стучит как бешеное. Как в одном мультике говорилось про полосатого слона: «при звуках флейты теряет волю». Знаю, что тварь тварью, самый что ни на есть злокачественный, перверзный нарцисс, что никогда меня на самом деле не любила и любить не способна, просто поимела, что все у нас рухнуло и возврата не будет, а ничего с собой не могу поделать, хочу видеть, слышать хоть иногда.

Потом начались пинги и сталкинг. Я заболела и легла в больницу – меня караулили у больницы, поджидали возле дома, ходили под окнами, стучались в дверь. Я заблокировала ее номер, отключила домофон, боролась с собой, в отчаянии даже прибегла к молитвам (я вообще не религиозна в церковном понимании).

Какое-то время я жила в настоящей осаде, нервно озиралась на улице в поисках ее машины в кустах. Видела, как плохо она выглядит, как осунулась, какой затравленный, «волчий» у нее взгляд.

Потом пинги из ежедневных стали еженедельными. На мой день рожденья она явилась поздно вечером («извини за столь поздний визит, не могла не поздравить») с букетом цветов и идеально подобранным, очень «индивидуальным» подарком для меня… Я сама ее впустила, в глубине души я ее ждала, мне было приятно ее видеть, я все еще в ней нуждаюсь, как будто никак не могу поверить, что бывают люди без души, расчетливо и безомоционально потребляющие других.

Правда, я изо всех сил «прикидывалась ветошью» и притворялась «серым камнем», отвечала скучно и безэмоционально, зевала и тд. Одновременно с этим я видела в ее облике перемены к лучшему, она как-то поздоровела, окрепла, по-видимому, нашла нового поставщика ресурса. Мне бы, дуре, радоваться, это увеличивает мои шансы соскочить с этой «иглы», а я скучаю, не могу выкинуть ее из головы, хочу знать, что у нее все хорошо.

При полном рациональном понимании ситуации как же тяжело бороться с собой и своими эмоциями, приливами тоски, когда хочется только одного – бежать к ней хоть на край света, чтобы меня обняли, а я могла уткнуться в нее носом…

Второй месяц меня трясет, дрожат руки, полностью нарушился сон, накатывают внезапные приступы невыносимой тревоги и беспокойства. Я даже не дошла до стадии «закручивания гаек» и «соковыжималки», но уже чувствую, что весь этот лютый трэш меня РАЗРУШАЕТ.

Конечно, я созависима, полностью это осознаю, понимаю, что нужно работать над собой и своей самооценкой, без этого никак, но все во мне сопротивляется: я не хочу никакой внутренней работы, никакой боли, маленькая девочка во мне хочет, чтобы ее просто любили такой, какая она есть. Я хочу, чтобы ОНА меня любила, а это невозможно. Когнитивный диссонанс..."
Tags: бойкот, висхолдинг, идеализация, истории читателей, ледяной душ, мнимо ничтожный нарцисс, нарциссическая зависть, нарциссический ресурс, обольщение, пинг, сахарное шоу, созависимые отношения, эмоциональная зависимость, эмоциональные качели
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments