Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

Любовь с первого танца. Часть 2

(картина - Ален Бентли)

«Куда уж нам, простым парням!»

Тем временем я поступила в университет и должна была уехать в другой город. Он заранее начал печальные разговоры о том, как ему тяжело разлучаться, что лучше бы мне никуда не ехать, выбросить всю эту учёбу из головы. "Давай поженимся и родим ребёнка!" - говорил он.

О том, чтобы ему тоже поступать, хотя бы в один город - речи не шло. ("Ну а как? Денег нет, у меня же одна мать").

Но я была настроена решительно, хотя моё сердце и сжималось от мысли о предстоящем расставании. Но мы же будем регулярно видеться, писать письма, мы же всё преодолеем!..

Помню то, как он впервые приехал ко мне на выходные в общежитие. Это были самые счастливые два дня в моей жизни! Впервые мы не могли расстаться круглые сутки! Засыпать и просыпаться на его плече было наивысшим блаженством!

Тогда я впервые подумала, что действительно хочу быть его женой. Засыпать, просыпаться, готовить завтрак -ВМЕСТЕ, НАВСЕГДА! Это был какой-то новый виток нашей истории, как мне казалось...

Скорее всего, он легко считал моё эмоциональное состояние, и уже в следующую встречу разразился грандиозный скандал. Суть была в том, что: "Конечно, ты же такая вся студентка, где уж нам - простым парням, понять!.."

Это стало повторяться каждую встречу. Я скучала в разлуке, тосковала, но каждый раз на меня начинали сыпаться несправедливые упрёки, подозрения. Он каждый раз доводил меня этим до настоящей истерики, со слезами, попытками выбежать прочь. И сколько бы я не пыталась подготовиться, не обращать внимания, заготовить разумные ответы, итог был один - я не выдерживала, срывалась.

Лишь когда я рыдая пыталась убежать, он, как бы опомнившись, хватал меня в охапку, прижимал к груди, выкрикивая что-то в духе: "Что же мы за люди?! Почему мы все время причиняем друг другу боль?!" Ну, и примирительный бурный секс - вишенкой на торте.

В какой-то момент я вдруг с кристальной ясностью осознала - он делает это намеренно. Он так развлекается. Он вампир. Меня разрушают эти отношения. Мне плохо, как никогда. Без него - мне очень тяжело, но с ним - тяжелее в разы! Нужно рвать это!

Наверняка, многие жертвы абьюза, прошедшие действительно круги ада, сейчас скажут: "Пффф!Всего-то?! Рано же ты соскочила!" Действительно, объяснить своё решение кому-либо мне было очень сложно.

Внешне повод был пустяковый. Ну ссоры. У кого их не бывает? Наверное-просто столь поверхностна и неглубока оказалась моя любовь, раз не выдержала проверки пустяковым расстоянием? Я не могла объяснить словами до конца то, что чувствовала.

От принятия решения до его озвучивания прошло ещё какое-то время. Но однажды он приехал без предупреждения. Разговор наш был очень тяжёлым. Я была на грани обморока. Сперва у него была двигательная буря с крушением всего и вся, затем это сменилось душераздирающими мольбами одуматься.

Я рыдала, мне казалось, что я сейчас умру от горя, мне было физически больно, но я понимала, что так надо! После нашего расставания я приехала домой, рухнула маме на руки, рыдая: "Я ушла от него!" Мама была нешуточно напугана: "Ты уверена? Может не надо было, раз тебе так плохо?". Я заливалась слезами, мотала головой, повторяя: "Так надо! Так надо!". Обессиленная я проспала подряд 19 часов.

Нужно было учиться жить заново. Без НЕГО. Он пророс во мне, но я вырвала его с корнем, как мне казалось.

Неправильные пищевые привычки

Он же вошел в очень благородный образ. Позже я назвала этот период "Рыцарь печального образа". Он засыпал меня письмами, содержание которых было одно сплошное наивысшее страдание. Терпеливое, покорное и великодушное. "Я много думал и понял - легко заставить себя ненавидеть близкого тебе человека, гораздо сложнее простить и остаться верным ему. Где бы ты ни была, где бы я ни был, тебе достаточно сказать одно слово: "Жду"…

Я читала эти письма, внутренне сжимаясь в комок. Они до сих пор лежат у меня в отдельном ящике. Когда-то я пыталась прочесть их ещё раз, но не смогла - у меня начало ломить в груди…

Я очень тяжело переживала наш разрыв. Мучительно хотелось вернуться к нему, была настоящая "ломка", но удерживало от этого шага интуитивное: "так надо!", и то обстоятельство, что мне было попросту страшно. Я чувствовала, что он жестоко отомстит мне в случае возвращения, даже если сейчас ему кажется, что он на всё готов, лишь бы вернуть все, как прежде.

Сама я бы не справилась с этой ситуацией. Начались новые отношения с хорошим парнем, которому я честно сообщила "на берегу", что у меня тяжелое расставание, что я не могу забыть бывшего. Парень был даже чересчур положительным, он носился со мной, как с писаной торбой, опекал, старался, как мог, понять.

Я силилась отвечать взаимностью, но среди тысячи вариаций чувств теплоты, симпатии, благодарности не было и намёка на ту всепоглощающую, разрушительную страсть, что я испытывала к нему. Я была как ребёнок с неправильными пищевыми привычками, который с детства питался острой пищей, приправленной усилителями вкуса, мне не лезла в горло полезная овсянка, она казалась пресной и безвкусной.

Потом было празднование восемнадцатилетия моей близкой подруги, на который я приехала с новым парнем. Он тоже был там (ну, а как же, друзья у нас же были общие).

Большую часть вечера он молча сверлил меня глазами, я жалась к своему парню, боясь пересечься с ним взглядами. Парень вёл себя непринуждённо и с достоинством.

Все бы обошлось, если бы не каникулы. Мой новый парень уехал, а я осталась у родителей. На следующий же день он явился ко мне домой и пригласил в кафе, поговорить. Я, соврав себе, что в этом "нет ничего такого", согласилась.

Через несколько часов разговора по душам я выходила из кафе на трясущихся ногах. Было полное ощущение обессиленности. Все те барьеры, которые я возводила все эти месяцы по крупицам, рухнули в одночасье! Если на расстоянии я ещё могла справиться со своей болезненной привязанностью, то рядом с ним я совсем лишалась воли. Я была, как наркоман, который долго и мучительно "держался", но потом один только "срыв" отбрасывает его назад, на дно той же ямы, откуда он так медленно выбирался.

Я рыдая призналась, что люблю его по-прежнему (хотя я так долго не говорила вообще о своей любви!), но вернуться не могу…

Он был изысканно-печален, гладил меня по щеке и говорил, что я для него свята и безгрешна, что он даже не может на меня сердиться, ведь я всего лишь слабая женщина, что в том, что мы расстались, виновен только он, что не смог удержать наше счастье...

С грустью каялся в том, что за эти месяцы был с другими ("Прости, я просто мужчина, я не могу иначе, тестостерон нужно куда-то девать… но знай, никто из них не получит и четвёртой доли того, что я давал тебе...Ты навсегда одна в моём сердце!") Он говорил, говорил, оплетая мой разум витиеватой паутиной слов, парализуя мою волю...

Так прошли дни коротких каникул. За это время я, получая каждодневно порцию его "сахарного яда", все больше теряла способность к сопротивлению. Он выворачивал мою душу наизнанку. В результате, я со слезами согласилась начать все сначала.

Вот только до "скрепления контракта" сексом дело не дошло. Я, совсем вымотанная этой "осадой", твердила, что прежде чем вернуться к нему, я должна порвать со своим нынешним парнем. Он хороший, он не заслуживает такого предательства.

Видно было, насколько он раздосадован, но в рамки "сахарного шоу" не укладывался бы грубый натиск. Мне великодушно позволили оформить разрыв.

Дама сердца и дамы перца

Возвращалась в город я с тяжёлым сердцем. Казалось бы - все разрешилось, мы все осознали и готовы начать с чистого листа. Почему же так погано на душе? Только из жалости к хорошему парню, случайно попавшему под "колёса" нашей с ним разрушительной и такой сложной любви?

Хороший парень встречал меня на вокзале. Только взглянув на меня, он сразу всё понял. "Прошу тебя, не говори ничего. Я прошу тебя только об одном - отложи своё решение! Позволь мне доказать, что со мной тебе будет лучше!"

Его мольбы подействовали. Мне было его безмерно жаль. Я обещала эту отсрочку. И (о, чудо!) начала спадать пелена, ослабевать наведённый морок, я ясно увидела, что моя нога готовится не просто шагнуть на те же грабли, а метит в страшный капкан.

Он приехал вскоре в общежитие. Опять без предупреждения. И опять история повторилась - я сообщила, что не вернусь. Он едва скрывал ярость: "Ты кидаешь меня второй раз!"

Он являл собой оскорбленное достоинство: "Знай, я всегда буду ждать того дня, когда ты будешь готова начать всё сначала", - сказал он и ушёл в рассвет. Театральность во всём - он даже не вышел, как человек - через дверь, а спрыгнул с балкона второго этажа.

Казалось, это действительно точка. Я искренне желала ему счастья, надеялась, что он встретит хорошую девушку. Сама же я тоже старалась научиться жить без него.

С положительным парнем отношения не сложились. Мне так и не удалось вырастить любовь из чувства симпатии и благодарности. Была ещё попытка отношений, которые продлились полгода, и которые я также оборвала в одночасье. Решила для себя, что просто нужно "взять паузу", привести голову в порядок, побыть одной.

Тяга к нему не ослабевала, а лишь притуплялась со временем. Но любое напоминание о нем вновь швыряло меня в этот адский котёл тоски, желания и боли. Я констатировала, что необратимо деформирована. Что столкнувшись, мы нанесли друг другу колоссальный урон, безвозвратно изменив друг друга.

Какое-то время он ещё забрасывал меня письмами, правда теперь они стали более циничными. Он теперь примерил образ бездушного пожирателя женских сердец, чьё сердце когда-то растоптала некая жестокая "Королева". И теперь в его груди огромная зияющая дыра, которую он не может заполнить, оставляя после себя лишь слёзы и боль… Этот образ сел на него, как влитой.

Когда мы эпизодически пересекались, он "по-дружески" делился: "Знаешь, как девушки "ведутся" на нашу с тобой историю?! - говорил с улыбкой: - У мужчины должна быть одна дама сердца. И много дам перца!"

Он практиковал короткие отношения и "блицкриги", "на один раз", из спортивного интереса. Я диву давалась, ведь жертвами подобных "кавалерийских наскоков" становились отнюдь не распущенные девушки, как ему это удавалось?

Мой образ, гротескно драматизированный, был для этих несчастных неким "пугалом". Орудием, при помощи которого он получал от них своё нарциссическое питание.

Помню, в общежитие пришла некая девушка и принесла письмо от него. Я удивилась - с чего это вдруг почту заменил курьер? К ещё большему удивлению, письмо оказалось не запечатано. Девушка сказала, что подождёт ответа.

В письме не было ничего сверхважного, там в очередной раз рассказывалось о его любви ко мне, о том, что он готов ждать, сколько потребуется, что дыра в груди всё так же зияет, что он глядя на других, видит везде моё лицо, причиняя невольно боль хорошим девчонкам... "Вот, например-Катя, которая передаст тебе письмо..."

Я подняла взгляд - Катя жадно не сводила с меня глаз. Что она видела? Дьявольские рога над моей головой? Негодование полыхнуло в мозгу! Это письмо, которое не запечатали, и которое она (конечно же!) прочла, было её персональной Голгофой. Я сказала ледяным тоном, что ответа не будет. Катя выбежала, едва сдерживая слёзы.

Все эти лицедейства приносили ему двойной доход. Он сытно и плотно "питался", имея весьма разнообразный стол, и при помощи смеси специй, состоящих из уверений в вечной любви и уколов ревности, мариновал меня - своё коронное блюдо. Без спешки. Восточное изречение про то, как сидя на берегу реки, рано или поздно увидишь проплывающий мимо труп врага - было его любимым.

Одна из его жертв загорелась сильным желанием со мной общаться. Я встретила его однажды в сопровождении хрупкой блондинки. "Познакомься - это Королева" - представил он меня. "Ах вот ты как?!" - с ледяной яростью подумала я. - "За мой счёт девчонку дрессировать?!"

Она буквально повисла у меня на шее: "Я столько о тебе слышала!" Девушка показалась мне странной в своём демонстративно-дружелюбном ко мне отношении. У меня она вызывала смесь жалости и брезгливости. Взяв меня под руку, она начинала доверительные разговоры при встрече. У неё было много вопросов.

Правда ли то, что я такая бессердечная, что однажды не пустила его на порог лютой зимой, а он преданно ночевал под моим окном в сугробе?

Всегда ли он был таким жестоким? "Я хочу отогреть его своей любовью, но у меня пока не получается...", "я устала от побоев…"

СТОП!!! Каких побоев?! Это что, плохая шутка?! Я ей сперва не поверила. Он многократно говорил: "Только подлец может поднять руку на женщину".

Тогда я ещё не знала, что у этого человека ГОВОРИТЬ и ДЕЛАТЬ находится совершенно на разных осях реальности. Я принимала за истину его утверждения о том, что "бить женщин-недопустимо", "мама для меня - святая", "как можно бросить своего ребёнка?".

При случае я набросилась на него с обвинениями: "Ты совсем рехнулся?!! Ты что, её действительно бьёшь?! Посмотри на себя! Как ты до такого докатился?!"

Он -сильный и здоровый "дядя" - сидя в вальяжной позе, лениво растягивал слова: "Да кого ты слушаешь?! Она - истеричка, кричала, что сейчас покончит с собой, мне пришлось дать ей пощечину, чтобы она успокоилась".

Каким-то образом ему удалось меня убедить, что девчонка раздувает из мухи слона. Сейчас я понимаю, почему я за столько времени даже не догадывалась о его склонности к банальному бытовому насилию. Помимо того, что девочка была совершенно беззащитна (её воспитывала одна, не совсем благополучная, мать), она ещё и не оказывала ему никакого морального сопротивления, старалась быть покорной и услужливой, пытаясь "отогреть своей любовью". Поэтому за столь короткий срок он дошёл до рукоприкладства.

«Живой не отпущу!»

Затем он с двумя друзьями уехал учиться в Питер. Его прощальное письмо передала мне та самая девушка, в отношении которой он распускал руки. К тому моменту они уже расстались, но письмо (надо же!) вновь оказалось не запечатано.

В нем - очередные признания в любви, долгие и чувственные выражения того, как сильно он меня желает, с описаниями его тактильных и обонятельных ощущений, поэма о нашей любви на полторы страницы и приписка: "Только попадись мне, живой не отпущу! Р-р-ррр!!!"

Вообще, все эти "животные" эпитеты и сравнения были его персональным почерком. Тогда я как-то не придавала этому значения, но сейчас, оглянувшись, содрогнулась. Все эти "разорву", "съем", "загрызу", "живой не уйдёшь", особенно, если учесть, что это выходило далеко за рамки интима. Даже при условии, что это просто такая ролевая игра. Как-то нелогично ожидать любви и заботы, если тебе, пусть даже в шутку, отвели роль добычи, а то и вовсе еды!

Они приехали из Питера на Новый год. Отмечали мы большой компанией, веселились. Тот Новый год у нас был запланирован костюмированным. Он с повязкой на глазу и обрядившись в белую простынь, объявил, что его костюм изображает "Призрак адмирала Нельсона". (На выпускном вечере в школе кто-то из учителей сравнил меня с Леди Гамильтон)

Со словами: "А теперь, я стоя на табуреточке, прочитаю Дедушке Морозу стишок", он продекламировал объемное стихотворение собственного сочинения, после которого повисла тишина. Оно называлось просто и со вкусом -"Бог"...

Не буду приводить его здесь полностью, из-за его объемности, но скажу, что оно является ярчайшей иллюстрацией его деструктивности.

..."Своё имя я меняю
Каждый день по много раз.
Я отвечаю за себя,
И я не замечаю вас "...
..."Мне все равно-свет, или мрак,
И я могу убить-просто так"...
..."Линия судьбы - всего лишь змея,
Что на ладонях греется у тебя и меня,
И когда-нибудь она ужалит тебя,
И ты всё больше становишься похожа на меня..."


Было весьма эффектно.

Не «просто секс»

Каким-то образом, мы втайне от всех, в те каникулы стали опять видеться, гулять, разговаривать... Мой настрой был таков: "Я больше от него не зависима! Я свободна, сама решаю как и сколько мне с ним общаться!" Ну а то, что мы видимся - почему бы и нет? Мы же цивилизованные люди, нас многое связывает. Врала я себе всё больше.

На тот момент я была "свободна и ни от кого не зависима". Не вступала ни с кем в серьёзные отношения, хотя предложения (даже предложения замужества) сыпались в тот период, как из рога изобилия.

Но я была холодна. Это была та броня, в которую я облачилась, чтобы скрыть шрамы, оставленные мне нашим разрушительным столкновением. Я так глупо уверовала в собственную силу и неуязвимость, что бесстрашно сама шагнула в логово хищника, хотя столько времени и сил потратила, чтобы вырваться.

Секс с ним? Почему бы и нет?! Ха! Я сильная, я не боюсь. Это будет просто качественный секс, ради секса. Без чувств. Просто, чтобы поставить жирную точку. Чтобы доказать, что мне уже все равно. Чтобы... Не знаю, что я там ещё наплела сама себе…

В тот вечер мы впервые оказались у него дома. Я отважно готовилась к плотскому удовольствию. Но… он был необычайно нежен, осторожен, бережен… Тихо осыпал поцелуями моё лицо, гладил волосы, неотрывно смотрел в глаза, шептал, что хочет запомнить каждую секунду, проведённую со мной, чтобы бережно хранить в душе эти воспоминания, когда я опять буду далеко…

Мы сидели тихо обнявшись, смотрели его детские фотографии. У меня в горле был ком, сердце в груди наливалось свинцовой болью. Это не был "просто секс", как я себе задумала… Чёооорт!!! На что я только рассчитывала?!..

Потянулись безрадостные зимние месяцы. Все вокруг мне опостылело. Он по-прежнему был далеко, а я не могла прекратить о нем думать. Близился его день рождения, 20 лет. Я написала ему длинное письмо с пожеланиями всего хорошего, с признанием, что он, несмотря на всё, так же дорог мне... Это был классический пинг! Его терпеливое сидение на берегу реки всё же увенчалось успехом!..

Ответ пришёл так быстро, как только позволила почта. В нём он "брал быка за рога": "Хватит заниматься ерундой, мы довольно натворили. Выходи за меня замуж!".

Я металась между двумя полярными ощущениями: счастья от предстоящей возможности закончить всю эту "войну", забыть обиды и зажить с чистого листа, осознанно и по-взрослому с любимым человеком. И гаденького ощущения холодка по спине… Как-то всё это неправильно, поспешно…

Я просила его не гнать лошадей. Нам для начала нужно встретиться и убедиться, что мы действительно повзрослели, набрались ума, что не будет больше места глупым противостояниям, что мы готовы быть вместе.

Перст судьбы

Он приехал в конце лета. Помню, как было волнительно при нашей первой встрече. Неужели снова вместе? Добирались до моря автостопом, смеялись, не могли разжать рук. Казалось - всё плохое позади. Все были рады нашему воссоединению. Родители, друзья.

Пошли компанией в лес с ночёвкой. С нами была та самая одноклассница, с которой они когда-то непродолжительно встречались "по детству". И вдруг он начал сыпать какими-то скользкими шуточками в её адрес. Она весело смеялась, заливаясь краской. Это была явная пощёчина, адресованная мне.

Так скоро? Я, отведя его в сторону, попросила прекратить так себя вести, мне это неприятно. "А в чём дело? Ничего такого... Просто, ты наверное не поняла, я теперь другой" - ответил он мне вальяжно и с нажимом, как бы сразу оговаривая своё право на сальные шуточки в адрес других женщин в моём присутствии.
И где-то тогда же он ввернул мне то, что наш общий знакомый при встрече, узнав о нашем воссоединении, якобы сказал: "Как? Вы опять вместе?! Так она же ш@ха!".

Я не поверила этой бредовой истории. Во-первых этот знакомый слишком хорошо ко мне относился (это был тот самый парень-сосед, с которым мы в детстве ходили на дискотеку, его влюбленность в меня со временем переросла в настоящую дружбу), а во-вторых мне был уже знаком этот приём: высказать мне гадость от лица другого человека, очернив того в моих глазах и нанеся мне таким образом пинок исподтишка.

Тааак! Всё ясно! Никакого "переросли", "набрались ума" не произошло. Более того, он так долго добивался моего возвращения, что теперь горит желанием взыскать с меня за все свои "страдания". Ничего не выйдет, нужно рубить, пока опять не приросла к нему намертво.

И в это самое время, когда я с тяжёлым сердцем констатировала про себя, что все же ничего не получится, я узнаю, что беременна… Это произвело на меня эффект разорвавшейся бомбы! Мыслей о том, что ребёнка можно не оставить, я даже не допускала. Это была первая беременность.

И надо же такому случиться, что наступила она не тогда, когда мы жили очень насыщенной половой жизнью (несколько раз в день), а именно сейчас, когда мы сошлись ненадолго, и я готовилась порвать отношения окончательно! Я увидела в тот момент в этом некий перст судьбы...

Решила сообщить ему, т.к. он имел право знать. Из определённого на тот момент для меня было только то, что ребёнка я непременно оставлю. Так и сказала: "Я беременна и буду рожать, а что делать тебе - это твоё дело."

"А что тут делать? Будем жениться", - ответил он очень спокойно. Его эмоции совершенно невозможно было считать. Как будто ему каждый день сообщают такую новость, или как будто это новостью не было...

(Продолжение в следующем посте)

Tags: гарем, грандиозный нарцисс, закручивание гаек, идеализация, истории читателей, мнимо ничтожный нарцисс, нарциссическая зависть, обесценивание, параллельные жертвы, пинг, промискуитет, психопат, сахарное шоу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments