Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

"При маме я боялась даже дышать..."



Автора этой истории и ее сестру с детства преследовали проблемы с кожей. Став взрослой, девушка смогла связать это с токсичной обстановкой в своей семье, пошла в психотерапию и вылечилась. А вот у сестры, которая была для родителей "золотым ребёнком", до сих случаются обострения псориаза...

"Меня зовут Марина и мне 35 лет. Сейчас я в разводе и у меня двое детей. Хочу рассказать свою историю. Я родилась в обычной семье: папа, мама, сестра. Как и у многих в те годы, у нас были финансовые проблемы. Когда я была маленькой, папы никогда не было дома, постоянно в командировках.

Мной и сестрой занималась мама. Мы были очень болезненными детьми. Нейродермит, атопический дерматит. У меня проявления в основном были на сгибах рук, ног, на шее и вокруг рта. И тут хочется мне рассказать как нас от этого лечили. Кормили гречкой и водой и большим количеством абсорбентов (помню, мы ели такую черную землю влажную), но это не помогало. Сейчас его не продают уже. Антигистамина не давали, мазали только цинковой мазью, а сверху прижигали марганцовкой.

Родители свято верили, что мы так сильно болеем, потому что едим много сладкого. Хотя его мы не ели вообще, т.к. его у нас просто не было. Когда я утром просыпалась с очередным жутким высыпанием, мама очень сильно ругалась и говорила, что я опять что-то не то съела. Иногда меня за это били.

Сейчас я понимаю, что стресс накладывался на стресс и бесконечные высыпания были обусловлены нестабильным психологическим состоянием меня маленькой. Мне тяжело до сих пор вспоминать, что я тогда чувствовала, помню что всегда было больно и при маме я боялась иногда даже дышать, старалась не попадаться ей на глаза, чтоб она меня не ругала и не била. Я думаю, моя психика выставила какую-то защиту и стерла все переживания того времени.


Школа

Когда я пошла в школу, меня начали травить за мой некрасивый внешний вид. На некоторых детских фотографиях я похожа на Джокера, только с не нарисованным ртом и с хвостиками в бантиках. Из-за сильных высыпаний на лице.

И конечно, мне было от этого очень больно, поэтому я стала мечтать в своей голове, строить как бы параллельную свою жизнь, где я красивая и все со мной дружат. Дружила со мной одна девочка-соседка, наверное из жалости.

Но мне повезло с учителем в младших классах, она не проявляла к моей внешности брезгливости, как делали другие взрослые: например, в саду или друзья родителей. Родители, особенно мама очень любила меня публично унижать, рассказывая всем, что вот я так выгляжу, потому что опять «нажралась конфет».

Наступил пубертатный период. И моя мама стала вести себя иначе. Она перестала меня бить, но в эмоциональном плане это было жесть. Как только она меня не обзывала - и проституткой и шалавой. Хотя парня у меня не было лет до 16.

В 13 лет я впервые задумалась о самоубийстве, и ходила представляла это в разных вариантах. Примерно в том же возрасте я попробовала и алкоголь и сигареты. У меня появилась компания. Мы вместе прогуливали уроки и курили в подъезде.

Я стала чувствовать себя взрослой и начала пререкаться с мамой. Конечно же мама ругалась и опускала меня еще больше. Тогда начался период обесценивания меня как личности, я ничего никогда не могла сделать хорошо. Что бы я не сделала - все это подвергалось критике или уничтожению.

По природе я человек очень творческий, всегда любила петь, танцевать, рисовать, придумывать что-то, но мама разрешила мне только танцевать. Остальная моя творческая деятельность, особенно рисование, жестко критиковалась и даже был момент, когда она выкинула все мои рисунки.

Это был для меня шок, я была просто раздавлена. Мне казалось, что она оторвала кусок меня и выбросила на помойку, как мои рисунки.

В период с 16-20 лет мысли о самоубийстве посещали мня регулярно. Выражение моего лица было чаще удрученное, как у Пьеро. За что меня тоже ругали и стебали. И позволяют делать это до сих пор. Даже скандал был по этому поводу. Моим родителям очень не нравится выражение моего лица, оно их угнетает, видимо. Им уже не до чего докопаться, так что они закатили мне скандал на тему «у тебя не такое выражение лица».

При поступлении в вуз не обошлось без скандала, мне не хватило одного балла до бюджета. И меня приняли только на платное отделение.

Мама сказала, что платить я должна сама. Я училась на дневном и работала. Денег на учебу иногда мне не хватало и мама добавляла. Попрекала меня этим все время учебы и после окончания вуза еще несколько лет.

У нее вообще особенность -что-нибудь припомнить из прошлого, вплести в ситуацию, объединить все это и ругать и оскорблять за всё, без границ. Я рыдала, иногда сопротивлялась, в истерике уходила и хлопала дверьми.

Мне было непросто совмещать дневное отделение и работу в сменном графике, а потом и в ночном. Я предложила маме перейти на заочку, но она не разрешила, сказав, что тогда я вообще учебу прошу. Диплом я получила, но чего мне это стоило.

В 16 я первый раз ушла из дома. Потом вернулась. До момента, пока не переехала к будущему мужу. Я часто уходила из дома.

От страха - к ненависти

Я очень часто слышала и слышу такие фразы: «Ты всю жизнь сидишь на моей шее», «я одна вкалываю», «привыкла жить на всем готовом и нифига не делаешь». Я так не считаю, и слышать мне все это горько.

Мы могли с мамой не разговаривать неделями и месяцами. Потом отношения как-то налаживались сами собой. Я поняла одну вещь: на расстоянии с ней можно общаться и даже хорошо, но как только мы оказываемся в одном пространстве - все, треш, начинаются скандалы.

Но это было тогда, я ведь очень хотела, чтобы она меня полюбила и просто порадовалась за меня. То, что этого не случится никогда, я поняла лишь после 30. И перестала питать какие-либо надежды на этот счет.

И где-то с 16 лет и по сей день я жестко защищаю себя и очень агрессивно нападаю на родителей, когда мне что-то не нравится. В какой-то момент я перестала бояться маму, и мой страх трансформировался в ненависть и злобу. И по отношению к ней я этого не скрывала, особенно в период скандалов. И вот эту модель поведения я перенесла уже в свою семью.

Я выбрала себе в мужья человека без эмпатии. Ругаться и говорить эмоционально гадости он мог, а вот сказать "я тебя люблю" или еще какое-то хорошее слово - нет. Со временем я приняла эту его схему и тоже перестала ему говорить о своих чувствах в положительном ключе, но мне было от этого прямо очень плохо. Я понимала, что этот путь приведет к разрыву.

Но как я ни старалась раскрыть мужа - так и не смогла. В чем, конечно винила себя. И меня с каждым годом пожирало это все больше и больше. Я впадала в депрессии, мы практически перестали нормально общаться. Дома я чувствовала себя кухаркой и обслуживающим персоналом.

Приходил муж всегда очень поздно. Часто отказывался от ужина, хотя я его ждала. Он часто критиковал меня, ему не нравилось, как я готовлю, выгляжу, разговариваю, себя веду. Начались скандалы, вплоть до рукоприкладства, меня от внутреннего гнева разрывало на куски. Мы просто уничтожали друг друга, мы перестали быть мужчиной и женщиной, стали чем-то средним, недовольным и озлобленным.

И если я всегда находилась в таком состоянии и не могла из него выйти, то муж выходя за порог дома, превращался в душку, где все его любили и он срывался на помощь друзьям по малейшему звонку. Иногда я тайно смотрела на себя в зеркало (а их я всегда не любила, сейчас учусь смотреть на себя и принимать) и видела какое-то чудовище. Я ненавидела себя за это и за все, что я делаю.

Я вообще в тот период очень часто себя сама ругала и обесценивала. Я бесконечно жаловалась своим подругам на свою жизнь, мужа, родителей. Некоторые не выдерживали и переставали со мной общаться, я их не виню за это. Мне самой с собой было тяжело.

Я прожила в браке 10 лет. Я несколько раз от него уходила, но потом возвращалась. Но в итоге в очередном скандале я собрала его вещи и попросила уйти. Он был в шоке. Пытался меня обвинить, говорил, что я пожалею, и он больше не вернется, что нельзя так поступать с мужчинами. То же самое мне сказала, на тот момент моя подруга, что как я так могла, он меня не простит. С этой подругой я больше не общаюсь.

Через несколько месяцев я подала на развод и мы развелись. Я до последнего ждала, что он придет и попросит прощение за свое поведение и отношение ко мне (о детях писать сейчас не буду, очень тяжело). Этого, конечно, не произошло.

Сейчас прошел год после разрыва и мне стало все равно. Возможно, эмоционально я от него в каких-то моментах не отделилась. Мы видимся так или иначе, у нас двое общих детей. Но сейчас я точно знаю, что как с мужчиной я не хочу с ним никаких отношений.

Сейчас, в свои 35, я часто слышу, что меня родители обвиняют в том, что когда-то плохо поступали со мной. Мама любит говорить мне: «Да ты ж меня просто ненавидишь», а папа сидит рядом и подтверждает это.

В отношении родителей и мужа я перестала ощущать какие-то эмоции. Меня как будто заморозили. И сейчас мне за это не стыдно и я не испытываю чувство вины. Эти последние две фразы я смогла написать только сейчас, после терапии и изучения вопроса нарциссизма.

В процессе узнавания я стала находить признаки нарциссизма и у себя и даже проходила тест. Но нарцисса пока не признала в себе, хотя конечно много чего в поведении есть такого.

Разорвать связи с родителями мне пока еще тяжело. Я в процессе понимания и осознания этого вопроса. Я продолжаю терапию и очень надеюсь, что смогу стать нормальным человеком, восстановлю свою идентичность и снова смогу любить и раскрывать свои чувства. Я верю в любовь и хочу построить гармоничные отношения.

Tags: абьюз, бойкот, деструктивный сценарий, истории читателей, неглект, обесценивание, токсичная школа, токсичный родитель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments