Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

"Ты потеряла лучшего в мире мужчину". Окончание

Окончание. Начало в предыдущих постах.

(Картина - Рон Хикс)

Прозрение

Я держалась три месяца – с января по март. От отчаяния стала сидеть на женских форумах, чтобы было где выговориться. Подруги на тот момент из моей жизни давно исчезли.

И одна форумчанка скидывает мне книгу Тани Танк «Бойся, я с тобой». Я начинаю читать и не могу оторваться – там вся моя жизнь описана, как будто в моей семье жил свидетель и все фиксировал.

Охватывает ужас от того, что пока я пыталась разобраться в хитросплетениях сложной души своего мужа, он методично и осознанно меня уничтожал, как злейшего врага! Это не укладывается в голове. Я переживаю такой шок, что начинаю панически бояться нарца. Теперь про себя я называю его только так, он кажется мне исчадием ада.

Тимур приходит к ребенку каждые два дня, меня демонстративно не замечает. А я наблюдаю за ним, и у меня мурашки по спине от нового инсайта. Я начинаю искать еще книги, статьи, группы в Фейсбуке. Нахожу истории других жертв, и почти все они, как под копирку.

Я сравниваю поведение Тимура с тем, что описывают другие девушки, и замечаю в его словах то, что не замечала раньше. Мне страшно так, что даже хочется все это «развидеть». Это враг, насильник и психопат, а я жила с ним под одной крышей, ждала любви и понимания, ребенка от него родила!

Во мне просыпается дикое желание узнать, что же на самом деле было у него с бывшей, Машей. Залезаю в его контакт и прочитываю всю историю их переписки за 5 лет.

Волосы дыбом – там все то же самое! Те же «сама виновата», ее попытки оправдаться и прояснить ситуацию, его игнор и хамство, критика внешности: «корова, му-у-у-у-у» за то, что девушка поправилась на пару килограммов. Она лечила несколько раз венерические заболевания! Девочка, которая до него была девственницей. Ужасно жаль ее и себя, понимаю, что это он ее по-хамски бросил, а не она изменяла. Все доказательства того, что он действительно нарцисс, и мне не показалось, перед глазами. Я сделала скриншоты, начала вести дневник его подлостей.

Муж видит, что со мной что-то происходит, я поменялась, взгляд другой, сторонюсь его. Начинает подходить с боков, прощупывать почву на мягких лапах. То конфеты мои любимые принесет, то денег на сына подкинет, то фразочку цепляющую выдаст про то, как мы упустили счастье. Жалкие крохи, но я не слышала доброго слова столько лет. Тяжело. И все же, я распознаю эти манипуляции и радуюсь – «красная таблетка» работает, я больше не в матрице.

Не выдерживаю накануне 8 марта. Приходит от него смс: «Скажи мне, что со мной не так? Больно, жить без вас не могу. Можно хоть приеду поздравлю тебя?». И я выдаю ему все-все, что узнала за это время. Что он нарцисс, что вот так у него и сяк…

И он с готовностью соглашается. Пишет, что сам подозревал об этом, ведь все его отношения начинались и заканчивались одинаково. Но только со мной он понял, как ему дорога семья, ведь это другое, это не просто встречаться. Нельзя так взять и все разрубить! А как же сынок?

"Задушить в себе нарцисса"

Приезжает, показывает мне список того, что он «себе запретил»:

- пить
- орать
- обесценивать жену
- портить людям настроение
- смотреть порно
- флиртовать на работе
- курить гашиш… что-то там еще.

Он мне вручает этот список со словами «мне проще задушить в себе нарцисса, чем потерять тебя». Все внутри меня противится и не верит. Но тут к нему выбегает сынок, они плачут, обнявшись, и у меня падает планка. Я говорю ему: «Оставайся, попробуем все починить».

Я не виню себя за тот камбэк, кажется, он был неизбежен. Тогда, даже понимая, что это за человек, я все еще верила, что он хороший отец. И сама, выросшая без родителей, очень хотела, чтобы у моего ребенка была полная семья. Сын обожает отца, и разлучая их, я ощущала себя предательницей.

Кроме того, отдохнув, я почувствовала в себе силы для дальнейшей борьбы. Думала, что станет легче, если теперь мы будем жить осознанно. Где-то перетерплю, где-то отстою границы и поставлю его на место. Он знает, что нарцисс, я знаю теперь, чего от него ждать, а чего нет. И вроде как есть шанс на мирное сосуществование.

Чего я не подозревала, так это того, что горькие раскаяния Тимура были вызваны лишь досадой, что он меня не дожрал до конца и не сам бросил. Сейчас, спустя два года, сожранная и утилизированная, я виню себя не за возвращение, а за то, что не сбежала от него на первых стадиях – пока я была вольна поступать, как угодно, и мы еще не были связаны браком, ипотекой, ребенком и кучей проблем, которые неизбежно возникают у созависимых.

"Я же нарцисс, забыла?"

На волне решимости жить по-новому я выставляю свои условия. Мы больше не ездим к свекрови каждую неделю, максимум – раз в месяц. Если он хочет, пусть ездит один.

По воскресеньям он сидит с ребенком, а я отдыхаю и провожу день, как хочу: встречаюсь с подругой, иду в кино или просто читаю книгу на диване. Как только вижу, что Тимур переходит границы, делаю ему замечание, и он обязан выслушать и взять себя в руки, а не поворачиваться ко мне жопой. Вот собственно и все. Не так сложно, как мне казалось.

Перемирие длилось недели полторы. Как только мне в уши был залит сладкий сироп из обещаний, а вещи перевезены обратно и разложены по полочкам, Тимур позвал в гости свою команду летучих обезьян, чтобы продемонстрировать воссоединение. Друзья на меня посматривали странно. Представляю, сколько гадостей он им наговорил про меня за время расставания! Полагаю, в их глазах я уже была конченная истеричка, меркантильная сука и изменница.

Заручившись их поддержкой, Тимур тут же вернул «кислые щи», снова лег на диван с телефоном в руке, а на все мои попытки «сохранить границы» издевательски провозглашал «Ко-ко-ко! Я же нарцисс, забыла? Да, вот такой я».

Теперь он нес свой нарциссизм, как флаг. Это было и алиби от всего, и его беда, над которой он не властен (когда выгодно). Это было и его преимущество передо мной, ничтожеством, и другими «обычными людишками» (в периоды грандиозности).

Мне поделом, честно говоря, потому что вместо того, чтобы действовать сразу, я снова повела себя, как терпила. Теперь еще боялась потерять лицо перед его родственниками (то расстаемся, то сходимся, бред какой-то!) и друзьями – да, теми самыми, которые блевали у меня в туалете. Они же ничуть меня не стеснялись. Тоже проявляли неуважение, видя, как обращается со мной Тимур. Могли заткнуть или говорить в параллель, не обращая внимание, что я не закончила фразу. Я снова стала пустое место.

Запой

В апреле от сердечного приступа (прямо в день годовщины нашей свадьбы!) умерла мама Тимура. Кто стал виновником ее смерти? Конечно, не Тимур, который без меня перестал ездить к ней вообще. Виновата была я, из-за своего «дебильного» нежелания являться по ее приказу каждую неделю.

Он заехал к матери за какими-то документами, и обнаружил ее мертвой. Судя по всему, пролежала она дня три. Тело покрылось трупными пятнами, рот был разинут и перекошен, как в фильме ужасов. Тимур, рыдая, позвонил мне и потребовал приехать. Там уже была полиция и «скорая». Меня заставили снять с трупа серьги, потому что сын боялся прикоснуться к телу.

Я собирала вещи для морга и затем в последующие дни оформляла бумажные дела. Похороны тоже организовала и оплатила я. Поминки устраивала тетя Тимура. Он сам все эти дни лежал на диване и страдал, периодически прикладываясь к бутылке и матеря меня на чем свет стоит. Я разрушила его жизнь и угробила его любимую маму. А потом последовала информация еще круче: я узнала, что купленную в браке машину и еще одну квартиру Тимур записал на свекровь, и теперь он единственный наследник и владелец этого имущества.

После похорон он пил уже каждый день. Сначала это были 2-3 бокала пива вечером, после работы. Потом «полторашка» пива и коньячок сверху, чтобы заснуть. Потом только коньяк и уже вместо работы. Брал больничные и бухал беспробудно, начиная с 11-12 утра и заканчивая только, когда свалится. На следующий день просыпался к обеду, под трели пропущенных звонков от начальника. Илюша уже спотыкался о пустые бутылки. Я выгребала их изо всех щелей – из кухонных ящиков, бачка в туалете, с антресолей, из-под дивана и со шкафов.

Дошло до того, что я шмонала мужа на входе в дом, чтобы проверить, что он принес из магазина. Но он все равно как-то проносил эти «шкалики», выпивал их тайно, а я уже почуяв запах, понимала, что он снова успел нажраться, за каких-то 20 минут, пока я купала ребенка. У нас были страшные скандалы. Тимур уже не выбирал выражений – «тварь, мразь, ничтожество, сучара, когда ты сдохнешь». Не знаю, когда он был злее – под коньяком или трезвый.

Я рвалась между домом и работой, отпрашивалась, чтобы водить сына к логопеду и психологу. Дома вставала во вторую смену к плите и стирке. А двухметровое тело валялось и ссало под себя. Дважды он схватывал «белку», дважды перепутал шкаф с туалетом и мне пришлось перестирывать стопки обоссаного белья.

Мое здоровье истощалось уже критически: постоянные простуды, циститы, нарушение женского цикла, расшатывание зубов, волосы сыпались, иммунитет упал до нуля, начались проблемы с суставами. Ко всему прочему я не спала по ночам, потому что задыхалась от перегара храпящего рядом мужа и мучилась мыслями о том, что делать с ребёнком, каким еще специалистам его показать. В свои 34 года я еле ползала, как 80-летняя бабка, и чувствовала себя соответствующе.

Сыну на тот момент было 4, он все еще не говорил. Нас «попросили» из двух садиков, посоветовали оформить инвалидность. Я рыдала ночами от бессилия, от того, какая я херовая мать.

У нас давно достроилась ипотечная квартира, но в ней очень медленно шел ремонт, потому что им занималась только я. И мы сбежали туда с Ильей, чтобы он не видел весь этот ужас. В самое обычное утро я проснулась, достала чемодан и стала бросать туда все подряд. Я убегала из собственного дома, не причесавшись, не почистив зубы, схватив сына под мышку! Убегала в голые стены, лишь бы не находиться больше в этом аду.

Самостоятельная жизнь

Конечно, меня накрывал страх. Там была ужасная, но «стабильность», тут – необходимость справляться в одиночку, а ведь я худшая из матерей, никчемная, ни на что не способная эгоистка и мразь. Как я выживу одна с ребенком, без садика, без помощи? По утрам тряслись руки.

Я понимала, что на финансовую поддержку Тимура лучше не рассчитывать. Благо, у меня была работа с неплохим заработком. Буквально за два дня я перевела ребенка в новую поликлинику, встала с ним на учет к неврологу, нашла частный садик прямо в доме, создала кое-какой уют. Розетки мне прикручивал «муж на час», а муж законный продолжал бухать в моей прежней квартире.

Тимура еще терпели на работе. Удивительно, но на литрах моей выпитой крови человек из чумазого монтажника дорос до должности генерального директора с зарплатой в 150 тысяч. И это – бухая и прогуливая. Чего он мог бы достичь, если бы вел нормальный образ жизни? Впрочем, мне от его успехов практически ничего не перепадало. Покупки делались только ребенку – и на том спасибо.

Через месяц после нашего переезда он проспался и приехал мириться. Примирение выглядело так: в 10 утра он открыл дверь своими ключами, занес внутрь чемоданы и сообщил мне «Хватить дурить. Мы семья, и я буду там, где вы». После этого развесил свои рубашки по шкафам. Все. Ребенок был счастлив. Я – просто смирилась.

Четвертый круг ада (он же последний)

В этот раз не было никакого сахарного шоу. Не было больше и сдерживающего фактора в лице властной мамы. Тимур сказал мне: «Все это было для нее, а теперь – чего уж». То есть, в счастливую семью он играл перед мамой, чтобы доказать ей, что он «не болван».

И все же, поначалу он старался – взял на себя обязанность отводить ребенка утром в сад и забирать вечером. Несколько раз приготовил ужин к моему приходу с работы. Но пьянство никуда не делось. Периоды трезвости в неделю-две сменялись запоями. Я опять выгребала отовсюду пустые «шкалики», плакала, просила, ставила ультиматумы, записывала его к врачам. Он ржал и рыгал мне в лицо.

Я думала, что мне делать дальше. Опять собирать вещи и бежать с ребенком? Снова срывать его из садика? Пыталась выгнать эту сволочь, но он твердил «это мой дом, я его купил, я плачу ипотеку». Чертовой ипотекой он колол мне глаза ежедневно, выставляя чуть ли не содержанкой. Мог во время ужина сказать: «Эту еду купил я. Вкусно тебе?».

Потом вообще стал есть, спать и смотреть фильмы отдельно, как будто меня и не существует. Игнор был демонстративный, вплоть до того, что я захожу в комнату – он тут же выходит. Я сажусь рядом смотреть фильм, который он включил, - он выключает телевизор и ложится спать. Если я не реагировала достаточно эмоционально, он начинал цеплять меня сам: «Хорошо тебе живется, счастливо? Ну-ну».

Про воспитание ребенка я уже даже молчу! Разрешить то, что не разрешаю я, – в порядке вещей. Дать ребенку чипсы и шоколадку, пока я готовлю обед – нормально. Капать сыну на мозг «мама дура, не повезло нам с ней» – а чо такого?

Однажды приезжаю с работы, зная, что муж забрал сына из садика, и вижу, что Илья в квартире один. Ходит чумазый, ест горбушку. Через полчаса появляется Тимур. Оказалось, он ходил в магазин за пивом. В комнате открытое настежь окно, сын тогда лазил по подоконникам. У меня сердце холодеет при мысли, что могло случиться в любую минуту. Ору от ужаса, а эта тварь говорит «не драматизируй».

В тот момент я возненавидела его всей душой. Я уже боялась оставить ребенка с ним наедине. Наконец дошло, что никакой он не хороший отец, что сына он точно так же использует и жрет, как меня. Я втайне начала собирать бумаги на развод, и тут в стране объявляют карантин. Наш частный садик закрывается. Второй удар – меня сокращают на работе. И у нарцисса начинается праздник души. После «пылесоса» он приступает к утилизации.

Спектакль окончен, все свободны

Тимуру оформили постоянный рабочий пропуск. Он может выезжать, я – нет. Сижу с ребенком в четырех стенах и медленно схожу с ума. Нельзя гулять, невозможно выйти из дома и поехать с ним хотя бы в игровую комнату.

Наш папа возвращается с работы как можно позже, чтобы тут же сесть на кухне с коньяком. Потом ложится спать. Иногда в промежутке между первым и вторым обливает меня помоями, если видит, что я относительно спокойна. Если нервничаю, делает все, чтобы накрутить еще больше. По выходным это просто сосед, который не видит нас в упор. Отталкивает и доводит до слез ребенка. Иногда приносит продукты, но чаще – пиво и коньяк себе. Его мутные красные глаза пугают меня – в них такая злоба.

Я пытаюсь быстро-быстро найти подработку, беру фриланс, но это копейки. Тимур ведет себя так, как мне не снилось даже в худшие периоды. Он насилует меня дважды, издевается страшно, унижения идут чередой: «Я подам на развод и что ты будешь делать? Работы нет, на шее дефективный прицеп. Кому ты нужна?» Уровень агрессии такой, что я со дня на день ждала, что он меня убьет. Стала держать кухонный нож возле подушки. Тимур спал отдельно на диване.

1 апреля он просыпается с бодуна и начинает пихать по пакетам свои вещи. Я молчу и наблюдаю. Он подходит вплотную и презрительно улыбаясь, шипит: «Ты права, я нарцисс. А нарциссы используют таких, как ты. Вы, ничтожества, никогда не переведетесь. Ты стала совершенно бесполезна. И знаешь, что, Катя? Иди нахуй».

Это сказано с такой ледяной ненавистью... Сынок бегает у него под ногами, хочет играть, а папа переступает через него и пакует вещи. Илюша плачет, цепляется за ноги. Он отдирает его ручки. Ни любви к ребенку, ни жалости. Уходит, забрав все, даже отвертки, лампочки и крышки старых розеток. На прощание бросает: «Ты не удержала лучшего мужчину в своей жизни»

По его предыдущим уходам, я знаю, что это ненадолго, поэтому даже не воспринимаю все происходящее всерьез. Понимаю, что первый пинг будет уже через пару дней. Так и происходит. Он пишет «как там Илюша?», я отвечаю односложно «хорошо» или «ок». Так повторяется всю неделю. К выходным он не выдерживает моего равнодушия. Приходит смс: «Я вижу, что у тебя все в порядке, ты мне не пишешь. Не просишь ни о чем. Значит, так лучше. Спасибо тебе за все, с этой минуты ты уходишь в блок».

Он блокирует меня в мессенджерах, но у меня все еще есть доступ к его Контакту. И зайдя туда, я обнаруживаю, что он уже «окучивает» другую грядочку. Это снова коллега. Невзрачная, полная дама 46 лет. Я уже просто ржу и не верю своим глазам, но ей он шлет те же самые песни и те же фразы – один в один, по своему заезженному шаблону. Ничего не меняется в голове и образе жизни этого человека. Дама явно влюблена, значит, охмурение началось еще до ухода от меня. Она признается ему в любви и спрашивает, чем он недоволен, почему игнорирует сообщения. Он ее вкусно жрет. Итак, схема та же, действующие лица играют в той же пьесе. Нарцисс снова сменил кормушку, подгадав уход в самый сложный для меня период.

Конечно, первый порыв – написать ей и открыть глаза. Потом думаю – а кто мне, собственно, эта женщина – сестра, подруга? Она встречается с женатым и ее все устраивает. Так пусть хлебнет по полной. Во мне просыпается мстительность. И теперь я твердо знаю, что упыря назад не пущу, что бы он ни выкинул.

Он, кстати, назад не просится. Понимая, что я нахожусь в отчаянном положении, что у меня ни денег, ни работы, ни возможности выйти из дома, плюс ребенок 24/7 на руках, Тимур пропадает из нашей жизни. Периодически снимает блок и выливает ушаты дерьма по смс, потом снова блокирует. Ребенка он не навещает. Меняет пароли в соцсетях, в его Контакт я больше зайти не могу, но я и так уже увидела все, что надо.

Собираюсь с силами и решаю, что этот человек для меня умер. Мне придется выживать вдвоем с сыном и как-то сводить концы с концами.

Набираю заказы, пытаюсь работать дома и не свихнуться от постоянно плачущего сына, который зовет папу и стоит у входной двери часами. Постепенно финансы выравниваются, мне удается даже откладывать. Сынок успокаивается, начинает улыбаться и хорошо кушает. По ночам мы спим спокойно, благо никто не гремит бутылками на кухне.

И тут начинается атака нарцисса. Он взбешен, что я справляюсь без него. Идет то поток угроз – «выкину из квартиры», «отдай все подарки», «я приеду, тебе шею сверну», то сопли – «мне без вас не жить, прощай навсегда, скоро тебе позвонят из полиции. Я стою на карнизе на 16 этаже». Я не ведусь, усилием воли запретила себе отвечать. Так проходит три месяца. Он то исчезает на пару недель, то снова атакует сообщениями, что умирает от ковида или кончает с собой. Периодически пересылает по 10 тысяч на ребенка.

Великомученик

В начале июля открывается ключами входная дверь и эта мразь, улыбаясь, стоит на пороге. Выглядит он страшно – грязные отросшие волосы, щетина, мутный взгляд. Красная морда вся в прыщах и воспалениях, как у последнего пропойцы. Запах, как от сильно пьющего и давно не мывшегося человека. Это не мой муж, а какой-то бомж с помойки.

Буквально за день до этого я думала сменить замки. Не успела. Его видит сын, выбегает в коридор, смеется счастливо. Мой бедный малыш. Он стоит и смотрит на папу, улыбается, а подойти боится. Убежал в комнату.

Папа, пришедший с пустыми руками, идет в детскую, садится на ковер и рыдает! Ни сын, ни я к нему не подходим. Через 10 минут спектакль ему надоедает, и он приходит к нам в комнату выяснять отношения.

Меня прорывает, я ору так, что трясутся стены: «Какого дьявола, ты, мразина, приперся? Ребенок успокоился! Разговаривать уже начал потихоньку! Что тебе от нас надо? Когда ты оставишь нас в покое?» Он выслушивает, идет на балкон и перелезает через ограждение. Сидит на карнизе: «Катя, прощай, я прыгаю».


У нас 14-й этаж и внизу асфальт. Понимаю, что одно неверное движение, и ему хана. И мне хочется, чтобы он грохнулся! Я всей душой жду этого. Еще когда он по смс угрожал самоубийством, я представляла, как узнаю о его смерти. Организую похороны, надену красивый черный костюм, буду принимать соболезнования, а внутри – радоваться, что этого монстра больше нет. Я просила у бога прощенья за эти мысли, но буквально мечтала о смерти любимого когда-то человека.

И вот он, сидя на карнизе, смотрит мне в глаза, и я вижу, как маска страдальца сменяется изумлением – как так, ей плевать?! Что случилось с его игрушкой? Я говорю ему: «Прыгай, Тимур! Избавь нас от себя! Ипотеку мне выплатит страховая компания, я продам твою машину и квартиру и заживу с сыном наконец-то счастливо и спокойно! Прыгай, сделай мне подарок».

- Тебе что, совсем не страшно? За что ты ТАК со мной?

Он не может поверить. Не понимает, насколько люто я его ненавижу. Я простила бы, наверное, все, но только не предательство ребенка, который ждал его с работы каждый вечер и плакал навзрыд, и я вместе с ним – от боли за своего малыша. Что я могла объяснить ему, если детское сердце любит вопреки всему, не держит зла и верит, что папа вернется? Этого я не прощу монстру никогда, пока жива.

Я забираю у него ключи и впредь запрещаю появляться на нашем пороге. Тимур слезает с карниза и уходит, даже не взглянув на сына. Поздно вечером мне приходит смс: «Сынок – моя жизнь и радость, я его не брошу, имею право его видеть. Если будешь препятствовать, подам в суд».

В ожидании развода

Все, что происходит сейчас, опишу кратко. Он сам подал на развод, суд должен состояться в конце сентября. Периодически приезжает и ломится к нам. Дважды я его впускала, потому что было стыдно перед соседями.

Ребенка от него ограждаю. Они играют не больше часа под моим присмотром, раз в две недели. Из пингов – он сухо поздравил меня с днем рождения, потом в очередной раз сообщил, что кончает с собой и пропал. Я ездила к его дому – машина стоит, капот теплый. Значит, выезжал недавно, и следовательно, жив-здоров.

Сейчас я жду развода и молюсь, чтобы мне хватило сил отстоять свои права в суде. Алименты папа платит минимальные, с работы его все-таки поперли. Об этом мне сообщили его родственники с напутствием «срочно спасай, он же сопьется». Очень жалею, что не подала на развод и алименты раньше, когда он еще был трудоустроен. Получала бы почти 40 тысяч.

Сейчас мы с ребенком еле сводим концы с концами, экономим. Но у меня наладился сон, прошли проблемы с циклом и суставами. Я все еще анорексично худая, вешу 43 кг, но прихожу в норму эмоционально. Нарцисс не пытается вернуться, он видит, что отклика на его шоу больше нет. Думаю, он утилизировал меня окончательно.

Хочу сказать девочкам, которые прочитают мою историю:

1. Не ждите чуда, с каждым кругом «уход – возвращение» нарциссы становятся все злее и мстительнее. Вы горько пожалеете о том, что вновь впустили этого нелюдя в свою жизнь. Тихушник, который даже голоса не повышал на вас, дойдет до изнасилований и рукоприкладства! Если мучают сомнения при виде его «раскаяния» и слез, спросите себя: «Я готова к тому, что будет в РАЗЫ хуже, чем было?»

2. Собирайте скрины сообщений и ведите дневник подлостей. Перечитывайте это все, когда тянет назад – очень помогает прийти в себя.

3. Если есть дети, спасайтесь ради них. На моем ребенке очень пагубно отразилась жизнь с отцом-нарциссом. Ему сейчас 5 лет, он почти не говорит. Я трачу большие деньги на врачей и педагогов. Возможно, если бы я ушла еще 4 года назад, этой проблемы бы не было. Я уговаривала себя, что годовалый сын ничего не понимает. Это не так!

4. Если видите, что нарцисс переключился на новую жертву, используйте это время, чтобы «соскочить с иглы». Не вступайте в борьбу, помните, что очень скоро все ваши проблемы с нарцем станут проблемами этой женщины. Ей не позавидуешь.

5. Откладывайте деньги, пока живете с нарцем. Копите, заныкивайте, врите ему о расходах. Делайте что угодно, но имейте собственную копейку! У меня не было финансовой подушки в браке, и я пребывала в страхе, что нам с ребенком будет нечего есть, если уйду. Сейчас я откладываю финансы по чуть-чуть и понимаю, какую уверенность дарит тот факт, что у тебя лежат в конвертике хотя бы 20 тысяч.

Спасибо всем, кто прочитал. Девочки, мы сильнее, чем внушают нам нарцы, мы справимся!
Tags: истории читателей, обесценивание, параллельные жертвы, пинг, сахарное шоу, соковыжималка, токсичный родитель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments