Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

"Спаси! Помоги! Только ты!"

Долгие годы... недоотношений.

Нелюбовь... но тяга словно к наркотику.

Читаем эту своеобразно написанную историю!


"То, что опишу, это только «надводная часть айсберга». Если вдаваться в подробности, то, это будет история на целый том, ибо наши недоотношения длились целых 17 лет.

Он то пропадал, то вновь появлялся в моей жизни на пару дней или даже часов. Никакого будущего с ним я не планировала, четко осознавая, что это не мой человек, я его даже не люблю.

Но когда он появлялся, у меня словно подкашивались ноги и буквально «сносило» голову. Позже, я «трезвела» и злилась на себя, абсолютно не понимая, почему я так реагирую именно на этого человека, обещая сама себе, что это был последний раз!

Он крепко держал меня «на крючках» – чувстве вины и несчастной жертвы, которую надо было спасти, умело манипулируя этими понятиями.

- Ты виновата, что у нас ничего не получилось!

- Ты оскорбила меня, унизила! При этом, сам не предпринимал никаких шагов к нашему единению, одни разговоры в соцсетях и бесконечное навязывание чувства вины и страха потерять его.

- «Спаси меня! Жизнь не выносима, в ней нет смысла, я так страдаю, скоро умру...»

И я, прекрасно понимая, о чем он говорит, бросалась в «спасательство», не понимая и не осознавая, как великолепно он «зеркалит» меня саму, и спасать-то я кидалась именно себя - в нем.

Но как только я протягивала руку - он сбегал. Давал задний ход, выматывал меня эмоционально и психически. Я же старалась держать его на расстоянии, не встречаться, не видеться, потому что рядом с ним я все время ощущала какую-то невыносимую тоску по Любви. Знала, если увижу его, то, скорее всего, опять сорвусь.


Он был для меня – как наркотик. Если я прогоняла его, у меня начиналась реальная ломка! Я буквально сползала по стене, и хотелось выть.

Если подпускала к себе – то потом подыхала. Серьезно. Месяцами пытаясь восстановиться и физически и морально. Это было невыносимо.

И еще, вот это странное ощущение, что я «недотягиваю». Вроде бы не было явных обидных слов, откровенного унижения, но все это говорилось как бы невзначай, походя, между делом Но ощущение, что я «недостойна» фонило нещадно.

Я злилась на себя, злилась на него. Я болела. Переставала есть и спать. За неделю худела на 6-7 кг. Мой гормональный фон метался, открывались кровотечения. Я натурально теряла кровь. Т.е. теряла саму Жизнь. Я даже предположить тогда не могла, что сижу на «адреналиновой игле», с которой никак не могу соскочить.

А он опять пропадал на несколько лет. Даже не интересовался, как у меня дела, все ли со мной хорошо. Проявлялся тем, что ставил лайк моему посту. Никаких поздравлений с Новым годом или днем рождения. Просто глухое молчание.

Я мысленно посылала его, и шла жить дальше свою жизнь. И в очередной раз говорила сама себе – Все. Хватит. Сколько можно?

Он появлялся как «черт из табакерки». Я могла сидеть в кафе с подругами, совершенно забыв о нем, потому что он не давал о себе знать лет 6, а подняв голову, увидеть, что он стоит около меня и пристально смотрит. Потом берет за руку и говорит «Пошли». И все. Я становилась словно «сама не своя». И шла. Мозг отказывался сопротивляться.

Он спрашивал, почему меня так трясет, когда он рядом? Я не знала. Принимала это за возбуждение. Что это адреналин вскипал в крови, чтобы «бить или бежать» я тоже тогда еще не знала. Потому не била. И не бежала.

Хотя вру. Пыталась. Иногда получалось. Он обесточивал меня и опять сливался на несколько лет в глухом молчании. А я снова выползала, раненая, с поля боя.

Не раз я пыталась серьезно поговорить, спрашивала – что я для тебя? Чего ты хочешь на самом деле? Он постоянно съезжал с темы и снова пропадал.

Пытался стравливать меня со своими другими девушками, я не велась на это. Не ревновала. Рассказывал мне о своих похождениях, с кем спал/жил. И что только мне он может доверять, что только я его понимаю, и только я могу ему помочь выбраться из той психоэмоциональной «ямы», в которой он живет.

Мне хотелось верить, что я особенная. Что я, правда, что-то для него значу. Мне это было важно. Что, сколько бы ни было у него девушек, они так – для секса, а я нечто большее. Святая наивность!

Все эти годы я пыталась понять нелогичность наших отношений. Испытывала к нему какую-то непонятную для меня самой нежность, непреодолимую тягу и жалость. Постоянно оправдывала и его, и его странное отношение ко мне, искала рациональное объяснение нелогичных поступков.

Знаете, мне казалось, у нас есть шанс, и каждый раз я его ему давала, надеялась на то, что он полюбит меня. А я смогу полюбить его. Вот оно! Я тосковала по любви.

Он же периодически говорил, что любви не случилось именно из-за меня. И тут меня охватывали сомнения, а вдруг, правда? Вдруг, это все я? Это именно я не подпускаю его к себе так близко, это я обидела его когда-то.

Только с его стороны не было никаких мало-мальски значимых поступков. Одни разговоры, какие-то намеки, молчание годами. Когда на него накатывала безысходность, он начинал меня бомбить во всех сетях: «Спаси, помоги, только ты…» И ведь я снова велась!

Однажды я решила, что с меня хватит. Я устала. И больше ничего не хочу. Меня измотали эти странные отношения. К тому же, меня невероятно злила моя непонятная тяга к нему. Осознала вдруг – он мне НЕ нужен. Я не хочу с ним быть. Не мой человек и уж точно, не мой мужчина.

Я решила для себя - все это пора прекращать окончательно. Мы вновь встретились. По его инициативе. Чтобы поговорить. Не поверил, что я хочу поставить жирную точку и отказаться от него. «Я тебе не верю…» - сказал он. Ты точно решила? Этот вопрос он задавал мне не раз и не два, словно, проверяя меня на прочность.

Когда понял, что настроена я серьезно, видимо, ощутил весь свой нарциссический гнев Отверженного. Так я оказалась на больничной койке, и врачи спасали мне жизнь. Я истекала кровью. Он знал об этом. Ни слова. Ни звонка. Ни смс. Умерла – так умерла.

И, только отойдя от наркоза, в больничной палате я стала искать ответы на свои вопросы. Это был тот случай, когда знания «преумножают печаль». Это была зависимость, с которой я справилась. Это была болезнь, от которой я излечилась.

Теперь я знаю – таких, как он, нельзя спасти и нельзя вылечить. Они ходячие психоэмоциональные мертвецы, питающиеся нашими эмоциональными состояниями. И чем хуже нам, тем лучше им...

Все мои мысли и чувства, моя внутренняя и телесная боль вылились в небольшой рассказ «Зеркало» - прощание с тем периодом моей жизни. Жирная точка, после которой нет возврата.

Зеркало

Он ухмыльнулся своей кривой самодовольной улыбкой.

Разбил. Наконец-то, разбил! Уничтожил. Я смог!

Рассмеявшись, довольный собой, безжалостно наступил ногой на осколок, который хрустнул как раздавленный позвонок. Человек вышел не оглядываясь, на разлетевшиеся по всей комнате куски, еще минуту назад бывшие прекрасным чистым зеркалом, в крепкой старинной оправе, необъяснимо светящимся в темноте загадочным голубым светом.

Этот свет пугал его. Он отводил и прятал глаза, чтобы в него не смотреть. Глаза, бездонные, и глубокие, как давно заброшенный колодец, в которых нет ничего. Ни чувств, ни эмоций. Давно нет. Не смотреть! Не видеть себя! Не хочу! Ненавижу…

Интересно, подумал он. А Зеркала разговаривают? Как в сказке про эту…? Да, не важно. Любопытно. Поэкспериментируем?

Полночь. Лунный свет мерцает и отражается от гладкой поверхности. Самое время. Ну, что, попытаем Зеркало? Красивое. Такое хрупкое, и, в тоже время такое прочное, что руки просто чешутся раздавить, но еще не время. Еще не сейчас. Он не один раз встречал в своей жизни именно это Зеркало. И смотреться в него было невыносимо. Оно гримасничало в ответ, искажалось, и показывало ему то, что он ото всех так тщательно пытался скрыть, и, главное – от самого себя.

Оно его раздражало. И, вот оно опять возникло на его пути. Пора с ним заканчивать. Но сначала попытаем. А там, посмотрим. Как пойдет.

О! В этом он не мог себе отказать. Это он просто обожал. Пытать других, ломать их, и видя, как корчатся окружающие предметы в предсмертной агонии, разлетаясь на куски и на щепки, испытывать понятное только ему наслаждение.

- Ты любишь меня? – спросил он у зеркала, стараясь не смотреть в его глубину.

Зеркало задумчиво молчало. Оно собиралось с силами и с духом, чтобы дать ответ на такой непростой вопрос. Ибо для этого Зеркала и существуют. В этом их суть и глубокий смысл для других, понятный, однако, далеко не каждому. Зеркала всегда дают ответы на те вопросы, которые ты боишься задавать даже самому себе.

Зеркало видело самую его суть. Странные, лживые, неискренние маски не могли обмануть смотрящего в самую душу. Как он прекрасен! И как же он безобразно ужасен. Жесток. И пуст.

Дыра. Огромная, бездонная, пугающая настолько, что даже свет самого зеркала поглощался нещадно, и терялся в этом черном колодце чужой души.

- Да. Я люблю тебя. Но… я люблю не тебя. Я люблю того человека, которого я в тебе вижу. Которым ты мог бы стать. Но которым никогда не станешь. Не сможешь. Не захочешь…

Горько вздохнуло Зеркало и поверхность его потемнела. От боли.

- Любишь?! – зашипел он и взвился, как ошпаренный. Голос наполнился злобой и нескрываемым презрением. Он недобро улыбнулся. Луна скрылась. В черных глазах полыхнул гнев. - Ты все врешь! Вы все – врете!! Всегда мне врали!!!

Его трясло. Он никогда не любил себя. Более того, ненавидел, презирал, уничижал. Кто мог по-настоящему полюбить такого, как он? Никто. Он в это не верил. И не хотел верить. Все врут, все! Всем что-то от тебя надо, нет никакой любви. Ее не существует. Есть только ложь, ненависть, зависть и боль. Невыносимая. Раздирающая. Убивающая. К которой он привык за долгие годы. Он сросся с ней так, что практически и не чувствовал. А сейчас…Это все чертово зеркало!

Нет. Зеркало определенно врет! Да что оно там вообще могло увидеть? Его настоящего? Да он сам не знает, какой он настоящий. Он давно потерял себя. А может, никогда и не находил? Маски, маски, маски. Целый арсенал разнообразных масок на все случаи на этом лживом карнавале под названием - жизнь.

Но он быстро взял себя в руки.

- Ты ничего не понимаешь, - холодно и отстраненно произнес он. - Ты всего лишь Зеркало. Причем, Кривое. Совершенно никчемное и ненужное. Мне. Вы все - всего лишь предметы вокруг меня, которыми я пользуюсь, пока вы мне необходимы, пока нужны мне, а потом – ваше место на помойке. Как, впрочем, и твое. Кстати, Зеркала иногда разбиваются, - зло рассмеялся он. - Так бывает. Я покажу тебе как. Проверим, насколько прочна твоя оправа, и легко ли тебя уничтожить?

Удар. И еще. И еще. И еще. И еще.

Зеркало треснуло, но еще не поддавалось. Наконец, не выдержав, оно издало еле слышный стон:

- Что ты делаешь… Зачем ты со мной так?! Перестань, прошу! Ты делаешь мне больно!

- Больно? Нет, ты не знаешь, что такое больно. Но я покажу. Чтобы больше никогда не видеть тебя, не смотреться в тебя и не отражаться в тебе.

Разбитое и хладнокровно раздавленное, оно валялось у него под ногами россыпью сверкающих осколков. Чрезвычайно довольный собой, он оглядел результат своих усилий и с грохотом хлопнув дверью, ушел, не оглядываясь, не испытывая ни жалости, ни сожаления.

Зеркало осталось лежать на полу. Оно понимало, что это конец. Его уже не склеить, не собрать, не сложить воедино. Его мягкий голубой свет погас. Для Него - навсегда.


Tags: истории читателей, мнимо ничтожный нарцисс, нарциссический ресурс, наше творчество, пинг, созависимые отношения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments