?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
Закрытый счет виконта и маркизы. Окончание
tanja_tank
...Один из самых популярных вопросов от читателей: «Мы расстались, сейчас он с другой и, судя по фоткам на Фэйсбуке, они счастливы, и он ее любит. Почему со мной он был плохой, а с ней хороший?» На эту тему будет отдельный пост, а пока я хочу обратить ваше внимание на то, что хищник общается деструктивно со всеми. Он или тиран, или жертва.

Вот и маркиза с виконтом используют друг на друге все хищнические тактики. Это и ввод третьих-четвертых-пятых участников — наши герои в подробностях расписывают друг другу все, что они проделывают с действующими жертвами.

Это и подобия бойкотов, когда на несколько дней маркиза объявляет себя крайне занятой и не пишет Вальмону, или когда отказывается принимать его в Париже, демонстративно уединившись с Дансени.



Может показаться, что маркиза более сильный кукловод и имеет больше власти над виконтом, чем он над ней. Но не стоит заблуждаться тем, что якобы Вальмон служит у нее на посылках. Услугами, оказанными маркизе, он стремится добиться власти над ней. И когда он выполняет все условия сделки, маркиза ощущает, что вознаградить виконта она не хочет и не может. Это означает перейти в нижнюю позицию.

«Поговорим по-дружески, и я надеюсь убедить вас, что тот сговор между нами,
которого вы, видимо, так желаете, был бы чистейшим безумием и для вас и для
меня. Неужели вы еще не уразумели, что наслаждения, действительно
являющегося единственным толчком для соединения двух полов, все же
недостаточно для того, чтобы между ними возникала связь, и что если ему
предшествует сближающее их желание, то после него наступает отталкивающее их
друг от друга пресыщение? Таков закон природы, и нарушать его властна только
любовь.


А разве любовь приходит по заказу? Но ведь нужна-то она всегда. И
это было бы до крайности неудобно, если бы люди не сообразили, что, к
счастью, достаточно, когда любовь есть у одной из сторон. Трудность таким
образом уменьшилась наполовину, и притом почти ничего не было утеряно:
действительно - один счастлив тем, что любит, другой тем, что его любят,
хотя, правда, счастье это не так велико, но зато ему сопутствует
удовольствие измены; выгоды уравновешены, и все устраивается
.


Но скажите мне, виконт, кто из нас двоих возьмет на себя труд изменять
другому? Помните рассказ о двух мошенниках, которые поймали друг друга во
время игры. "Ничего у нас не получится, - сказали они, - заплатим за карты
пополам". И они бросили игру. Поверьте мне, последуем их благоразумному
примеру и не станем терять совместно времени, которое с таким успехом можем
провести каждый в отдельности
».

Таким образом, миф об их взаимной любви маркиза вольно или невольно развенчивает. По ее словам, выходит, что один из них должен любить (то есть, быть жертвой, донором), а другой — принимать любовь. То, что возможен равноценный обмен чувствами — в ее голове, видимо, не укладывается. Становиться в донорскую позицию она не может и не хочет, и догадывается, что Вальмон также не станет дающей стороной. Все верно, тупик.

Но, сказав все это, маркиза не произносит «нет». Наоборот, она обнадеживает виконта, в который раз вздыхая об утраченном счастье. Надо же как-то поддерживать нарциссический гарем. Ведь если периодически не обнадеживать, не дергать за леску, то все разбегутся.

«А знаете ли, я иногда жалею, что мы вынуждены прибегать к таким
средствам. В дни, когда мы любили друг друга, - ибо я думаю, что то была
любовь, - я была счастлива... а вы, виконт?
Но зачем думать о счастье,
которому нет возврата? Нет, что бы там ни говорили, возврат невозможен.
Прежде всего, я потребовала бы жертв, которых вы, наверно, не смогли бы или
не захотели принести и которых я, возможно, вовсе и не достойна. А затем -
как вас удержать? О нет, нет, я и думать об этом не хочу»
.

Но Вальмон настаивает на выполнении договоренности, уверяя, что нет таких жертв, которые он не смог бы принести ради маркизы. Тут-то на сцену и появляется письмо с рефреном «Не моя в том вина».

Но не стоит думать, что Вальмон порвал с президентшей потому, что маркиза для него значила больше. Отказаться от ее паса означало бы нарваться на ее обесценивание - «Все с тобой ясно, какой ты губитель репутаций. Эх ты, не мужчина, а облако в штанах!»

Снести подобное Вальмону было бы тяжело. Впереди ощутимо замаячил приступ нарциссического стыда. Но, выполнив приказ маркизы, виконт оказался в патовой ситуации. Да, он доказал, что не «слабак». Но вместе с тем он доказал и другое: то, что маркиза имеет над ним очень сильную власть. То есть, ее место в иерархии этого тандема стало ощутимо выше, чем у Вальмона.

И он это понимал. Поэтому принялся энергично восстанавливать невольно утерянную позицию — требованием свидания. Но маркиза не поспешила выполнить некогда данное обещание.

«Это правда, виконт, вы бросили президентшу? Вы послали ей письмо,
которое я вам для нее сочинила? Право же, вы очаровательны и превзошли все
мои ожидания! Чистосердечно признаю, что эта победа льстит мне больше всех,
которые я когда-либо одерживала. Вы, может быть, найдете, что я очень уж
высоко ценю эту женщину, которую прежде так недооценивала? Нисколько. Ведь
победу-то я одержала вовсе не над ней, а над вами. Вот что забавно и
поистине восхитительно.

(...)
Меня восхищает, как тонко или,наоборот, как неловко предлагаете вы мне потихоньку-полегоньку разрешить вам возобновить связь с президентшей. Как было бы удобно, не правда ли, сохранить за собой заслугу разрыва, не теряя всех радостей обладания? И так как эта кажущаяся жертва уже ничего бы вам не стоила, вы предлагаете принести ее вторично, как только я потребую! Такая сделка позволяла бы божественной святоше по-прежнему считать себя единственной избранницей вашего сердца, а мне - гордиться тем, что я счастливая соперница: обе мы были бы обмануты, но зато вы - довольны, а что вам до всего остального?”

Маркиза мало того, что отказывает Вальмону в обещанном свидании, но и «берет паузу», демонстративно пренебрегая им. Не скрывая, что увлечена Дансени. Обесценивание + бойкот + предъявление «соперника». Она ведет с ним себя уже не как с условно равным, а как с жертвой. И Вальмон перестает сдерживать свою ярость:

«Вы в Париже уже четыре дня, и каждый день вы виделись с Дансени и
принимали только его одного. И сегодня доступ к вам тоже был закрыт. А ведь вы мне писали, чтобы я не сомневался, что первым буду знать о вашем приезде, том самом приезде, о точном дне которого вы еще не могли меня известить, хотя писали накануне своего отъезда.

Станете ли вы отрицать эти факты или попытаетесь найти себе оправдание? И то, и другое в равной степени невозможно, а тем не менее я еще сдерживаюсь! Можете признать в этом
свою власть, но послушайтесь моего совета - удовлетворитесь тем, что
испытали ее, и больше ею не злоупотребляйте. Мы хорошо знаем друг друга,
маркиза. Этих слов вам должно быть достаточно»
.

Дабы усилить давление, Вальмон предпринимает легкие попытки запугивания, туманно намекая, что отомстит:

«Жду вашего ответа. И когда вы будете писать его, подумайте, хорошенько подумайте, что чем легче для вас заставить меня забыть нанесенную вами мне обиду, тем неизгладимее запечатлеет ее в моем сердце отказ или даже простая отсрочка».

Маркиза отвечает почти ернически, в то же время пытается прикинуться менее защищенной, манипулятивно как бы апеллируя к благородству Вальмона:

«Будьте осторожны, виконт, и щадите мою крайнюю робость! Могу ли я
перенести гнетущую мысль, что заслужила ваш гнев, а главное, не сразит ли
меня окончательно страх перед вашим мщением? Тем более, что - вам это
отлично известно, - если вы учините мне какую-нибудь каверзу, я не буду
иметь никакой возможности ответить вам тем же. Сколько бы и что бы я ни
оглашала, вы сможете по-прежнему вести ту же безмятежную блестящую жизнь. И
правда, ну чего вам страшиться? Оказаться вынужденным бежать, если у вас на
то будет время? Но разве за границей нельзя жить не хуже, чем здесь! И во
всяком случае, если французский двор не станет тревожить вас при том дворе,
где вы устроитесь, для вас это будет лишь переменой места ваших побед»
.

Маркиза прекрасно понимает, что не любовь и даже не желание заставляет Вальмона упорствовать в своем требовании. А именно стремление занять верхнюю позицию в их тандеме:

«Вам не столько нужна моя благосклонность, сколько вы хотели бы злоупотребить своей
властью
».

Уступать с таким трудом вырванное преимущество не в интересах маркизы, поэтому Вальмон вновь получает отказ. Он ярится:

«Мне небезызвестно, что вы никогда не любили говорить
"да" или "нет". Но и вы должны понимать, что я не могу выпустить вас из
этого тесного кольца, не рискуя быть обманутым, и должны были также
предвидеть, что я этого не потерплю».


Вальмон требует, чтобы маркиза четко сказала «да» или «нет» и в случае отрицательного ответа угрожает войной. И получает от маркизы всего два слова: «Что ж, значит, война».

Вальмон безотлагательно переходит к военным действиям. Так, он срывает свидание маркизы и Дансени, организуя ему встречу с любимой им Сесилью. Мало того, чтобы сильнее уязвить маркизу, он убеждает Дансени не предупреждать ее о неявке, а оправдаться задним числом:

«Я полагаю, что было бы осторожнее не предупреждать заранее о том, что вы не явитесь на свидание. Пусть вас ждут: если вы рискнете дать какое-то объяснение, его, быть может, пожелают проверить. Женщины любопытны и упрямы. Все может раскрыться».

Дансени внимает советам опытного старшего «товарища», а Вальмон отправляет маркизе издевательское письмо, насмехаясь и обесценивая ее:

«Ну, как находите вы, маркиза, утехи истекшей ночи? Не ощущаете ли
некоторого утомления? Согласитесь, что Дансени очарователен! Мальчик просто
чудеса творит! Этого вы от него не ожидали, не правда ли? Ну, мне приходится
отдать ему должное: такой соперник заслуживал того, чтобы ради него
пожертвовали мною. Я не шучу, он полон превосходнейших качеств! В
особенности же - сколько любви, постоянства, деликатности! Ах, если он
полюбит вас когда-нибудь так, как любит свою Сесиль
, можете не опасаться
соперниц: нынче ночью он вам это доказал. Возможно, что, прибегнув к
кокетству, какая-нибудь женщина и изловчится на миг похитить его у вас:
молодые люди не способны сопротивляться, когда их умело соблазняют. Но, как
вы можете убедиться, одного слова любимого существа достаточно, чтобы
рассеять обман чувств. Таким образом, для полноты счастья вам не хватает
только одного - быть этим существом»
.

Разумеется, маркиза не остается в долгу и тут же натравливает на него Дансени, показав ему письмо Вальмона. В этот же вечер виконт получает вызов на дуэль.

В комментариях к предыдущим постам про Вальмона прозвучали версии, что он намеренно подставлялся под шпагу Дансени, ища смерти. Причина — невыносимая тоска по утерянной любви президентши. И в фильме Фрирза, действительно, проводится такая идея. Во-первых, Вальмон предусмотрительно приносит с собой переписку, компрометирующую маркизу — стало быть, действительно готов к смерти, но не намерен уйти неотомщенным.

Во-вторых, во время поединка перед глазами Вальмона всплывает лицо мадам де Турвель. А умирая, он просит Дансени передать ей, что ее любовь была лучшим, что он видел в этой жизни. Из чего многие и выносят вердикт: да, виновен, но да, любил.

Между тем, в романе Вальмон ничего подобного Дансени не говорит и писем с собой на дуэль не приносит. Он не собирается умирать. И лишь поняв, что смертельно ранен, свершает свою последнюю и глобальную месть маркизе — передает письма Дансени с тем, чтобы он их обнародовал. А как мы помним из Вакнина, «ничто не дезинфицирует агрессию лучше, чем дневной свет». Предание «художеств» агрессора гласности — вот чего он действительно боится.

Поэтому истерика и ярость маркизы, показанные в фильме Фрирза — это не реакция на потерю любимого человека, а ярость из-за того, что Вальмон ее обыграл. И обыграл не потому, что реально сильнее ее. Просто так получилось, «повезло». И самое убийственное для маркизы, что реванш ей уже не взять никогда...

...Меж тем, Дансени пишет тетушке Вальмона, что видел в архиве покойного внушительную стопку писем под названием "Открытый счет маркизы де Мертей и виконта де Вальмона". Как видим, отношения с маркизой Вальмон изначально расценивал как поединок, и их трели про взаимную любовь были попыткой манипулировать друг другом.

(В завершающем посте своей "эпопеи" я разберу личность маркизы и докажу, что она действительно социопатка, а не жертва абьюза, перенявшая хищническое поведение, дабы выжить в этом жестоком к женщине мире)


  • 1
Очень интересно и хорошо написано. Спасибо :-)
Я тоже считаю что Вальмон нарцисс, а маркиза социопатка.

Edited at 2015-09-01 09:50 pm (UTC)

Странно, но при прочтении еще вспомнился фильм "Влюбись в меня, если осмелишься".

Не видела. Хороший?

(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
А, ну как я и подозревала, в фильме, оказывается, всё свели к сценарию чуть ли не Ромэо и Джульетты... Печально, чо уж сказать.

Вот его отношения с маркизой в фильме показаны куда ближе к источнику, в фильме она говорит, что увлеклась им именно потому, что признала в нём "своего" и не могла упустить шанс настоящего экстремального спорта -- одиночного поединка с себе подобным... Личность же маркизы показана в ключе довольно феминистическом, типа, она нахлебалась дерьма от мужского пола вдоволь и теперь мало того у неё вытравлены все нормальные чувства, так она ещё мстит и одновременно выводит себя как бы на уровень с мужской частью общества... Что конечно смотрится уже как манипуляторство режиссёра, сделать такую себе тоже непонятную трагическую личность. Если в книге тоже самое, то я всё равно считаю эту риторику манипулятивной тактикой, но уже самой маркизы.

В книге маркиза ничего не рассказывает о пережитом ею абьюзе. Но я не сомневаюсь, что он был - с самого раннего детства, потому что в то, что социопатами рождаются, я не верю. Наверно, у маркизы была психопатически-нарциссическая семья. И она использовала первую возможность свалить от матушки, выйдя замуж за того, на кого она указала, а после смерти мужа отказавшись к ней возращаться, как предписывали тогдашние правила.

(Deleted comment)
великолепно! спасибо!

Ох, интереснейший роман, давно меня так книга не захватывала. Причём, поначалу эта парочка даже вызывала у меня восхищение (и это после прочтения вашей книги!), но с середины меня начало от них чуть ли не физически подташнивать, и уже руки чесались самой их пристрелить)

Единственное место, которое мне видится слабым, это объявление войны маркизой. Поначалу я поражалась, как они могли писать друг другу такие тонны компромата на себя - мне кажется, одна мысль о том, что такой компромат вообще существует, должна вызывать у первертов мелкую дрожь. ОК, у них "ядерный паритет", да и поделиться/похвастаться с родной душой подвигами хочется, кто другой оценит? Но ведь при это паритете понятно, что начало войны означает обоюдное уничтожение. Как так, маркиза?

А что ей оставалось делать? Неужели "прогнуться"?

Насчет обоюдного уничтожения - именно на физическое уничтожение Вальмона, как на потенциального разоблачителя, она и рассчитывала, когда науськивала на него Дансени.

И да, я не дописала в посте: ее ярость была вызвана и невозможностью взять реванш, и ее разоблачением.

Вот, кстати! Я тоже мучаюсь, понимая, что мой абьюзер с кем-то сейчас "хороший", особенно на фотках в соцсети. Я анализировала свои чувства и могу объяснить причину: проблема не в том, что он в принципе не может быть "хорошим", а в том, что он может быть "хорошим", когда ХОЧЕТ. Т.е. потенциально может, и был же! - со мной, потом с другими. Так чего бы ему не быть "хорошим" со мной постоянно? Т.е. зачем надо искать других для приложения собственной "хорошести"? Ведь понятно же, что ни одна женщина не захочет иметь с ним дела, если он с порога начнёт выкомаривать те коленца, которые я наблюдала на этапе обесценивания. Стало быть, могут же они быть "хорошими", когда хотят, когда им это зачем-то нужно. Ну, и зачем менять шило на мыло? Побыл "хорошим", устал - отдохни, потом возвращайся в "хорошесть" с тем же человеком, зачем нового-то искать, обольщать? Вот этого я никогда понять не сумею. Тем более, что в прежнюю партнёршу уже сделаны "вложения", зачем всё это разбазаривать и начинать с нуля?

Сирин, согласна с Вами полностью. Мой БМ на начальном этапе наших отношений был таким няшечкой, но лишь для того, что бы охмурить меня. Когда же это произошло , тут же началось обесценивание. Уверена, что сейчас он такой же няшка и со следующими женщинами, но только тогда, когда они ему интересны, затем происходит обесценивание. Все очень цикличо)))


Таня, спасибо за разбор. Многое в романе мне стало ясно только после этих постов. В частности, меня тоже волновал вопрос - любят ли друг друга виконт и маркиза? А если любят, то что им мешает наслаждаться друг другом вместо того, чтобы рыскать в поисках новых жертв? Теперь всё встало на свои места.

Вот это вот меня сбивало: "В дни, когда мы любили друг друга, - ибо я думаю, что то была
любовь, - я была счастлива... а вы, виконт? Но зачем думать о счастье,
которому нет возврата?". Я всё время думала - а что такого случилось-то, почему они разбежались? Ну, любили бы друг друга - и всё. И почему "нет возврата", в смысле - почему нельзя продолжить, возобновить роман после многолетнего перерыва, раз уж они так друг другом упиваются и восхищаются в письмах? Что мешает-то?

Мой муж, кстати, в последние встречи постоянно повторял присказку "прошлого не воротишь". Таким фальшивым идиотским голоском, с интонациями спившегося провинциального актёра. Я всё время удивлялась: а зачем "возвращать прошлое"? Мы есть, мы живы, мы можем идти вперёд и строить совместное будущее, признав ошибки и решив все проблемы. Он отвечал: "на руинах нельзя ничего построить". Какие, нафиг, руины? - удивлялась я. Мы - живые люди, мы можем ошибаться, можем признавать ошибки и идти вперёд. Мы же не со смертного одра вещаем. :-) Мужа мои слова дико злили, а я не понимала, почему. А просто потому что он ждал, что я подхвачу его сценарий - "дааа, золотые были деньки! жаль, что прошлое невозвратно" :-))) А у меня внутри всё протестует от этой фальши.

Сирин, потому что наиболее яркая идеализация возможна лишь на ранних этапах отношений. Одно дело говорить "Я скорее отрублю себе все пальцы, чем посмею хоть в мыслях изменить тебе!" неискушённой 16-летней девушке, а другое - жене, которая пережила пару-тройку любовниц.

Совсем недавно прочитала "Опасные связи" и впечатления ещё свежи. Тоже в этой книге никакой любви не увидела. Такое ощущение, что её там просто нет. Одни манипуляции и борьба за доминирование. Это роман про нравы, но никак не любовный. По ощущению грязи от происходящего напомнило "Милого друга" Мопассана. А ещё вчера параллельно с этим разбором характеров слушала "Трактирщицу" Гольдони. Там тоже в главной роли хищница. Опознала в ней тот же самый типаж.

Я "Трактирщицу" смотрела в ромэновской постановке, с блистательной Золотаревой в главной роли. Так вот ее Мирандолина получается слишком эмоциональной и жизнерадостной. И решает проучить кавалера-женоненавистника, влюбляет его в себя, заставляет раскаяться и сама влюбляется в него. Вот там я не вижу ни нарциссов, ни социопатов. Обеспеченная, но одинокая бизнесвумен, которой "возраст подошел". И разочаровавшийся романтик Риппафратта, носящий маску циника
Кстати, отношения между Мирандолиной и Фабрицио там выставлены чисто цыганскими отношениями... брата и сестры

Edited at 2015-09-02 01:55 pm (UTC)

Я прочла Жорж Санд " Индиана". Страшнейший абьюз, нарцисс во всей красе! С многочисленными жертвами в том числе главная героиня. Автор в некоторых местах очень точно замечает, что чувствует нарцисс. Интересно? Писательница женщина, откуда она может это знать?


Нарциссок полно.

  • 1