Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

"Почему ты меня бросила 40 лет назад, Люда?" (Окончание)

(Окончание рассказа Лики Шергиловой "Встреча". Начало - в двух предыдущих постах. Картина - Игорь Андрианов)

Глава 9

— Я спрашиваю, есть будешь? — вырвала его из воспоминаний Вика. — Ты сегодня сам не свой.
— А что есть поесть?
— Лосось на пару и тушеные баклажаны. Будешь? — Вика проследовала на кухню.
— Фу! — сказал Сергей Иванович и набрал телефон водителя. Некоторые вещи — в частности, всегда диетическое меню Вики и регулярные, по расписанию, бесконечные массажи, маникюры, укладки — раздражали его: ему казалось, что он имеет отношения с запрограммированной бездушной куклой.
— «Фу, лосось» или «фу, баклажаны»? — раздался голос Вики.
— Всё фу! — крикнул он ей и сказал в трубку: — Виктор, я на Колпачном. Подъезжай через двадцать минут.

В дверном проеме появилась обнаженная Вика и, картинно изогнув бедро, с шутливым вызовом переспросила:
— Что значит «ВСЁ фу»?!
— Всё фу по сравнению с тобой, дорогая! — шаблонно ответил он и подумал: «Интересно, почему она все время ходит голой передо мной? Наверное, думает, что для такого старика, как я, она в свои сорок четыре еще молода?» и без всякого перехода вдруг подумал: «Интересно, а смог бы я заняться любовью с Людочкой?»

Он вспомнил, как поцеловал ее в ладошку и ему это было очень приятно. Вспомнил, как прижался губами к ее щеке и почувствовал ту самую сладкую горчинку срезанного подсолнуха, которой пахла только она. Вспомнил, как на прощание обнял ее, коснувшись мягкой груди, как широким объятием перехватил всю ее покрепче, прижал к себе и тела их, заново совпав всеми впадинками и выпуклостями, вспомнили друг друга. «Не хулигань!» — сказала она ласково. Сергей Иванович улыбнулся и закрыл глаза, чтобы воспоминание не исчезло. «Зачем я только приехал к Вике? Что я делаю здесь в такой день?» — подумал он. И если бы Вика зашла в комнату и увидела бы его в этот момент, она бы забеспокоилась, не скончался ли ее сердешный друг от счастья, застыв с блаженной улыбкой на устах.

Позвонил водитель, доложил, что на месте. Сергей Иванович быстро оделся, наскоро простился с Викой и, не дожидаясь лифта, бодро сбежал с пятого этажа, сел в машину и дал команду «Домой». Дорога до дома в московский час пик была долгой, и Сергей Иванович, удобно устроившись на заднем сиденье, прикрыл глаза и заново окунулся в сегодняшнюю встречу с Людочкой.

Да, эта встреча всколыхнула в нем забытые чувства и заставила бойко и радостно, как в молодости, стучаться ко всему привыкшее сердце. Но, подъезжая к дому, Сергей Иванович вспомнил шальную мысль «А смог бы я заняться любовью с Людочкой?», честно признался себе «Да боже упаси! Зачем? У меня же Вика есть» и очень удивился этому скорому, спонтанному ответу.

Это что же получается? Получается, что не Людочка взволновала его? Получается, что взбудоражили его собственные чувства, которые он когда-то испытывал к ней? А как тогда объяснить, что тебя до мурашек волнуют голос и прикосновения этой пожилой женщины? Путаница какая-то. Но волнующая, приятная путаница.

Дома он сослался жене на усталость, молча поужинал, принял душ и рано лег спать. Но сон не шел, да Сергей Иванович и не надеялся на это. Заново перебирая подробности встречи с Людочкой, он вспоминал ее смешливые сиреневые глаза в сеточке морщин, легкий смех и ласковые, почти невесомые прикосновения. Где-то в глубине души он стыдился своего неуместного хвастовства и старательно пытался не думать об этом, забыть. Ему было уже неважно, что она состарилась и выглядит на свои шестьдесят три года. Он хотел видеть ее и знать, что она снова у него есть. Он понял, что влияние ее голоса, глаз, запаха, прикосновений не имеет срока давности. И это не давало ему покоя.

А вспоминает ли она встречу? Что подумала о нем? Каким увидела? Понравился ли он ей? Его мучили эти вопросы. Чем больше он думал о ней, тем больше хотелось увидеть ее снова. Зачем? Он сам не знал. Сергей Иванович посмотрел на часы: 21:35. Она говорила, что будет дома около десяти вечера. Может, он еще застанет ее одну, если позвонит? А что сказать? Да ничего! Просто голос услышать! Ну, спросить, как доехала.

Он протянул руку к мобильному телефону и набрал номер, который несколько часов назад выдернул его из прошлой жизни и снова лишил покоя.
Сердце гулко билось в такт бесконечным гудкам.


Глава 10

Людмила Павловна посмотрела на часы — до прибытия в Обнинск оставалось немного. Надо позвонить Игорю, их водителю и помощнику на время болезни мужа. Она достала телефон и набрала номер:
— Игорь? Я буду в Обнинске минут через сорок. Ты машину забрал?
— Да, Людмила Павловна, забрал. Все в порядке, починили, выглядит и бегает как новенькая! Выезжаю встречать вас. Только… — он замялся, изображая неловкость.
— Что «только», Игорь?
— Людмила Павловна, можно я с сыном приеду? Ну пристал он ко мне: «Пап, можно я с тобой поеду, а то уедут дядь Дима с тёть Людой, и больше я никогда не прокачусь на крутом BMW!»

Людмила Павловна улыбнулась этой незамысловатой хитрости. Она прекрасно знала, что сын их водителя, тринадцатилетний Пашка, не раз ездил с папой по разным делам на их джипе, стараясь попасть на глаза всем знакомым. И даже более того, она была уверена, что вихрастый Пашка и сейчас сидит рядом и жадно ждет ее разрешения! Но иногда ведь можно сделать вид, будто ты не в курсе, что происходит…
— Конечно, Игорь! — ответила она и улыбнулась, представив, как просиял сейчас веснушчатый, голубоглазый Пашка - очень похожий на подросшего мультяшного Антошку. — Как там Дмитрий Александрович?
— Все в порядке. Погулял, поел, сидит за своим компьютером опять.
— Ну окей! До встречи!

Хорошие машины были единственной слабостью ее мужа. В остальном он был абсолютно неприхотлив. Три месяца назад они ехали на машине из Обнинска в Москву — отпуск заканчивался, и надо было возвращаться в Нью-Йорк. На перекрестке попали в аварию: со встречной полосы вылетела Toyota Land Сruiser и столкнулась с их машиной.

За рулем была Людмила Павловна. А дальше, как в кино – потеряла сознание, очнулась в больнице, закрытый перелом руки, гипс. Ее муж — Дмитрий Александрович — казалось, не пострадал, но через пару дней его увезли в больницу с инфарктом, а уже в больнице случился инсульт. Возвращение мужа в Нью-Йорк пришлось отложить почти на три месяца: длительный перелет был противопоказан. Людмила Павловна разрывалась между работой и мужем и курсировала маршрутом Москва - Нью-Йорк, Нью-Йорк -Москва, как молодая стюардесса. Неделю назад она вернулась за мужем. Врачи, наконец, разрешили ему долгий перелет.

В Нью-Йорк они уехали в конце девяностых годов по приглашению Рокфеллеровского университета. Их работы в области твердофазного синтеза пептидов вызвали большой интерес, а после доклада в 1998 году на международном конференции, они, к своему большому удивлению, получили от университета официальное приглашение приехать в США для продолжения исследований. 1998 год — год повальной эмиграции из России. Они смогли быстро оформить документы и уехали в Нью-Йорк, где с головой погрузились в работу, пораженные практически безграничными техническими и финансовыми возможностями для исследований.

В 2005 году Людмила Павловна получила премию Грингарда, ежегодно присуждаемую женщинам за выдающиеся достижения в области биомедицинских исследований. Собственно, частично на эту премию они и купили этот дом в деревне недалеко от Москвы, чтобы иногда можно было приезжать в отпуск и отдыхать от двух сумасшедших мегаполисов, просыпаться под петушиный крик, а засыпать под соловьиные трели, есть овощи с грядки и яйца, снесенные соседской курочкой, пить молоко утреннего надоя, гулять в лесу и пропускать перед обедом для аппетита и здоровья для рюмочку-другую под малосольный огурчик. И может быть — кто знает? — когда-нибудь даже переехать сюда, чтобы вести спокойную пенсионерскую жизнь вдали от городской суеты. Хотя такое, конечно, вряд ли случится.

Людмила Павловна занесла лекарство соседке, попыталась было уклониться от потока ее благодарностей, но в результате ушла с домашней сметаной и трехлитровой банкой соленых груздей.
— Произведение искусства, а не грибочки получились, Пална! – хвалилась соседка, обтирая полотенцем трехлитровую банку из погреба. — Объеденьеце! Груздок к груздочку! Сама собирала. Ты только их по моему рецепту сделай: сметанкой, значит, залей, да чесночком, укропчиком приправь и картошечку отвари – я так больше всего люблю! Язык проглотишь и меня добрым словом вспомнишь! У вас в Америке-то такого небось и не поешь!
— Ох, не поешь, Тимофеевна! Спасибо вам большое!
— Да чё спасибо-то? У меня такого добра полно! На здоровьеце пусть будет! Санычу привет передавай! Как он там, хромает?
— Хромает.
— Ничё, он мужик крепкий, оклемается.

Она проводила Людмилу Павловну и, стоя на крыльце, смотрела в ее стройную удаляющуюся спину и качала головой: «Вот бывают же такие люди: и богатые, и умные, и прийти к ним всегда можно запросто, и поговорить по-свойски. Ох, жаль уедут опять в свою Америку надолго».

***

— Привет, я дома! — крикнула Людмила Павловна с порога.
— Привет, Людочка! — Муж, профессор Дмитрий Александрович Колосов, вышел встречать ее, опираясь на костыль. — О, да ты с дарами!
— Да! Тимофеевна одарила за доставку лекарства. Неудобно даже, пустяк ведь – забрать лекарство, но я никак не могла отказаться, она прям всовывала мне их.
— Вот тебе русский человек – за пустяк от души полцарства подарит. Как ты? Устала? Есть будешь?
— Нет, не хочу. А вот чаю с удовольствием выпила бы. Садись, я сейчас заварю.
— А я все уже подготовил, так что только кипяток залей. Я с травками баб Зины сделал, как ты любишь, — сказал муж и, приволакивая левую ногу, по-черепашьи медленно направился к столу. Левая рука беспомощно висела вдоль тела. Людмила Павловна тихонько вздохнула и бодро пропела ему вслед:

— О-о, тра-а-вки бабы Зи-и-ны! Что она туда добавляет интересно? Я сплю, как убитая, после них.
— Ты спишь, как убитая, из-за часовой разницы, дорогая.
— Или так, любимый! — согласилась Людмила Павловна, подошла к мужу сзади, прижалась, поцеловала в родную лысину и c нежностью сказала по слогам:
— Спа-си-бо!

— Как день прошел?
— Ах, — Она беззаботно отмахнулась, уходя от ответа, и, кокетливо подбоченясь, покрутила головой, демонстрируя новую прическу.
— Что? — недоуменно спросил муж.
— Ну Ми-и-итя! — она еще раз горделиво покрутила головой влево-вправо.
— Брови выщипала, что ли? — пошутил он.
— Ну Ми-и-итя! — деланно возмутилась она.
— Да ладно, ладно! — сдался Дмитрий Александрович. — Я сразу заметил, что ты подстриглась! Тебе очень идет. Правда!

Людмила Павловна поставила на стол, накрытый зеленой гобеленовой скатертью, две пузатые кружки и села рядом с мужем. Над столом висел желтый абажур с длинной золотистой бахромой. Он очерчивал большой солнечный круг и уютно помещал в него их обоих.
— Как же здесь хорошо и спокойно, — сказал Дмитрий Александрович, — даже не хочется уезжать!
— Да, — ответила Людмила Павловна и устало положила голову ему на плечо.

Он взял ее руку, нежно, как котенка, погладил ладошку, поднес к губам и поцеловал.
— Почему у тебя самые красивые в мире руки? — спросил он, проводя пальцами по тонюсенькой коже с голубыми прожилками.
— Потому что ты их любишь! — ответила она и печально улыбнулась, наблюдая как под его пальцами собирается мелкими складочками и бежит волнами сухая, прозрачная кожа. Вперед-назад. Вперед-назад. Как прилив и отлив.

Из коридора донесся звонок мобильного телефона Людмилы Павловны. Она вышла из кухни, достала из сумки телефон и посмотрела на номер — звонил Сергей Иванович. Людмила Павловна замерла, не решаясь ответить.

Телефон звонил, и каждый гудок отзывался в ней тяжелым толчком сердца. Людмила Павловна смотрела на номер, а потом осторожно нажала на красную кнопку «Отбой» и еще долго, словно пытаясь задушить звонок, не отпускала ее, глядя, как под гулкие удары сердца исчезает высветившийся из прошлого номер.

Убедившись, что звонок прерван, она выключила в телефоне звук, провела ладонью по лицу, возвращая его в состояние покоя, поправила прическу, выдохнула и вернулась на кухню.
— Кто звонил? — спросил муж.
— Да так. Никто. Ошиблись номером, — сказала она как можно более беззаботно и наполнила чайник кипятком.

PS

Заинтересовало творчество Лики Шергиловой? Послушать сборник рассказов «Давай поболтаем, подружка!» - https://www.litres.ru/lika-shergilova/davay-poboltaem-podruzhka-23553954/#play_now

Почитать: https://proza.ru/avtor/magdeburg

Tags: деструктивный сценарий, конструктивные отношения, наше творчество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments