?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
«Настоящий мужик» Денис
tanja_tank
В этой истории "традиционно" есть все - обесценивание, неглект, висхолдинг, материальное паразитирование. Но несмотря ни на что, такие истории меня... радуют. Героине всего 22 года, а какой проделан анализ и "работа над ошибками", как все разложено по полочкам с первого дня встречи с Неотразимым.

Особенно радостно, что такой подход я вижу во многих письмах юных читательниц. Это обнадеживает в том плане, что поколение нынешних 18-25-летних сможет куда массовее, чем мое - 35-45-летних - развенчать для себя мифы о "красивой любви", "настоящих мужиках" и "женском предназначении". Очень вероятно, что растет новое поколение женщин...

Пусть вас не смущает начало истории. Нет, не о рядовом быдлане-наркоше пойдет речь. А о полноценном психопате со всеми вытекающими...

"Эта история произошла, когда мне было 19 лет. Я только что вышла из довольно нездоровых отношений и испытывала колоссальное облегчение, прям порхала. Жизнь во мне так и кипела. Мне нравилось, как я выгляжу, у меня была хорошая работа с приличным для 19 лет достатком, я была счастлива и довольна жизнью.

Наезд как повод познакомиться

С Денисом мы познакомились в байк-клубе. Я вообще по натуре человек достаточно мягкий и тактичный, поэтому категорически не приемлю хамства и грубости. А тут мы с подругой вышли из туалета, нас увидел Денис и сказал что-то из разряда «Ээээ, ни*я вы долбите!» (в полумраке бара у нас были расширены зрачки). И попытался с нами познакомиться, но как-то так пошло и вульгарно, что я отправила его на три веселых. Он мне вдогонку крикнул: «Эй, следи за базаром!», но отвалил. На том и разошлись.

Через неделю мы вновь встретились в этом же клубе. Я была с двумя друзьями, они встретили своих знакомых, среди которых был и Денис, в общем, так вышло, что мы попали в одну компанию. Он опять подкатил ко мне с темой расширенных зрачков, опять получил резкий ответ и отъехал. Самое интересное, я совсем не поняла, что тот чувак, которого я послала в прошлый раз и нынешний – один человек. Внешне он показался мне довольно симпатичным, но было в нем нечто отталкивающее, неуловимо-пугающее. Сразу несколько моих подруг потом скажут, что у него внешность маньяка.

Итак, мы оказались за одним столом. Я сидела, общалась с друзьями. Денис периодически подходил к столу, выпивал стопку водки и тут же уходил. В один из своих приходов подсел ко мне и начал рассказывать, что у него сегодня неудачный день, и его все бесит. Сказал, что у него сегодня должен был быть на руках огромный пакет травы, но его кинули, и трава будет только завтра. Сразу оговорюсь – я абсолютно нормально отношусь к натуральной марихуане, но очень плохо – к спайсам, различной химии и тяжелым наркотикам. Тогда я и отшутилась, типа «ну тогда позвони мне завтра». Он записал мой телефон.

Дальше заиграл медляк. Я не танцую медленные танцы. Но Денис меня пригласил. Я отказалась. Он еще раз пригласил с присказкой: «ну давай, ну че ты!». Я отказалась опять. Тогда он просто взял меня вместе со стулом, на котором я сидела и вытащил на танцпол. Пришлось согласиться. Сейчас я понимаю, что это уже должно было стать для меня первым звоночком - человек явно не понимал значение слова «нет» и бесцеремонно лез в мое личное пространство. Но тогда я подумала – ах, какой он романтичный. Мужик захотел – мужик взял, тьфу!

Потом он буквально силком вытащил меня на улицу «прогуляться», не дал даже с друзьями проститься. Рядом с байк-клубом был заброшенный завод, вот туда-то он меня и потащил. И еще спрашивал все время: «А ты не боишься, вдруг я маньяк?». Я смеялась и отшучивалась.

Надо сказать, он мне совершенно не понравился в тот день, я и восприняла это как просто ночное приключение. Он пытался нащупать темы, которые мне интересны, но у него это не очень получалось. Потом мы стали целоваться. Я давно ни с кем не целовалась, а поцелуи я очень люблю – на ту пору для меня это было лучше, чем секс. Выяснилось, что живем мы совсем рядом. Он вызвал такси, и мы вместе поехали домой: он – к себе, я – к себе.

«Я мог сделать с тобой все, что угодно»

На следующий день он позвонил мне, как и обещал. Приехал за мной не один, с другом. Мы поехали на тот же заброшенный завод, они там накуривались, а я не стала – не хотелось. Я думала, они покурят, погуляют, отойдут, и мы поедем дальше, но все оказалось не так. Он курил жадно и много, а потом сразу завел машину и поехал. Мне было страшно, но меня будто парализовало. Я ехала и думала – если мы сейчас разобьемся, такая дурацкая будет смерть…

На следующий день я сидела у подруги, когда он написал. Спросил, чем я занимаюсь. Я ответила – у подруги. Получаю смс: пиши адрес, сейчас за тобой приеду. Удивилась, но написала. Чертовы мои представления о романтике и настоящем мужчине! Он приехал. Предложил покататься. Катались мы минут 15, затем он предложил «дунуть». Я согласилась.

Мы поехали в гаражный комплекс. Он еще подшучивал, что высадит меня и «хрен ты отсюда потом выберешься». Подъехали к его гаражу. Он забил мне трубку, дал затянуться, сказал, чтобы затягивалась посильнее и держала в легких подольше. Две минуты мне было нормально, а потом началось… Это было самое ужасное состояние в моей жизни. Такое ощущение, что мой мозг перегружен и вот-вот взорвется. Я не понимала, кто я, где я нахожусь… сложно описать это состояние словами, но это было жутко. Мне ужасно хотелось пить, но Денис выпил всю воду. Пошутил что-то вроде «у меня есть краник, подставляй рот». Меня покоробило, но я ни о чем не могла думать, кроме своего жуткого состояния. Мне казалось, что я сойду с ума, что я сейчас умру. Потом оказалось, что вместо обычной марихуаны он подсунул мне спайс.

Кстати, после этого он шутил, что у меня совсем нет чувства самосохранения, что я с малознакомым мужиком поехала в гаражи да еще и накурилась. Сказал – я мог тебя убить, мог сделать с тобой все, что угодно, и тебя никто бы не нашел. И себя выставлял типа таким благородным, что он даже не воспользовался моим состоянием (видимо, продолжение подразумевалось само собой – а мог бы!).

Домой я добралась еле живая и тут же легла спать. На следующий день на работе мне было ужасно плохо. Вечером от него пришла смс: «Я сейчас заеду за тобой и тебя украду. Пиши адрес». Я ответила, что устала и сегодня останусь дома.

«Надеюсь, ты не феминистка?»

Два дня мы не виделись и не списывались, а потом я написала сама. Не знаю, почему, но мне захотелось его увидеть. Он ответил, что сейчас в гараже, чинит машину, но если ему удастся скоро закончить, то может быть…

Через три часа ответа не последовало и я снова написала сама: хотелось распланировать вечер. Он ответил, что уже едет. Снова мы покатались минут 15-20, потом он предложил выпить. Подъехали к его подъезду, посидели в машине, поболтали, попили пива. Было достаточно весело. Он оказался очень неглупым парнем. Но насторожили два момента.

1. Совершенно не в тему он задал мне вопрос «Надеюсь, ты не из этих… не феминистка какая-нибудь?» Я мало была знакома с феминизмом на тот момент, поэтому ответила, что нет. Тут-то он и проронил несколько слов об «истинном женском предназначении», что кругом одни шлюхи и ТП-шки, которые только деньги сосут, а я вот «нитакая», правильная. В тот момент мне это польстило.

2. Я мало рассказывала ему о своей жизни, но оказалось, что он знает, что у меня вот-вот закончились отношения с девушкой. Спросила, откуда, он ответил, что навел обо мне справки у общих друзей. И снова он себя выставил таким великодушным: типа все ЛГБТ – извращенцы и конченные люди, но так и быть, он прощает меня за мое прошлое. Ведь теперь в моей жизни появился ОН и избавил меня от этой грязи, «вытащил из твоей лесбийской ямы». В этот момент я действительно почувствовала себя виноватой за «грязное прошлое» и испытала к нему благодарность. Вроде вот какой он молодец, принял меня «грязную».

Потом были еще пара дней посиделок в машине, пиво, умные разговоры, страстные поцелуи и петтинг. К сексу я была еще не готова. Он все время уговаривал меня подняться к нему: «мы будем просто спать», «ты такая классная», «я не хочу, чтобы ты уходила». Я не соглашалась, но он уговаривал и уговаривал – он совершенно не желал слышать слова «нет». И все-таки мне удавалось устоять. Часов в 5 утра я ползла домой с этих свиданий, а к 9 – на работу.

Кстати, несмотря на то, что он все время склонял меня к сексу, он повторял, что если девушка дает в первый месяц знакомства, то она – шлюха, и надо ее трахнуть и дать пинка под зад.

«Не переживай, я куплю тебе постинор»

Где-то через неделю после нашего знакомства он пригласил меня к себе пить чачу с его друзьями. Сильно напился, блевал из окна на 9 этаже. Друзья засобирались домой, а вместе с ними и я, но он начал плакать, ползать на коленях и умолять меня, чтобы я осталась, типа ему очень плохо. Мне стало его жалко – все-таки и я в таком состоянии бывала, да и вообще кинуть беспомощного человека не могу, и я осталась. Думала, подожду, пока он в себя придет, уложу спать и уеду. Он проблевался, освежился и стал ко мне приставать.

Мы долго целовались, он разделся, раздел меня, уже лег сверху, но в последний момент встал и сказал, что «это как-то неправильно, я так не могу». Ну не можешь, так не можешь, подумала я и уснула. Проснулась я от того, что он пытался всунуться мне между ног. Я попыталась возразить, но он стал меня целовать, гладить, сказал, что «проснулся, увидел, какая ты прекрасная, и мне так тебя захотелось». Так у нас случился секс. Длился он от силы минуты три. Он делал это грубо и как-то отрешенно. Мне было больно, но я списала это на то, что у меня очень давно не было секса с мужчиной.

Стоит ли говорить, что он даже не подумал о защите? Мало того, он даже не вытащил, когда это было нужно. Я стала очень возмущаться, на что он совершенно спокойно ответил мне, что ничем не болеет и купит мне завтра таблетку. Презервативами он пользоваться категорически не желает, т.к. «а ты лизни сахар через целлофан. Че, сладко?», а вытащить вовремя не может, т.к. «ты просто совсем не понимаешь мужскую физиологию» и тому подобные бредни. Я хотела вызвать такси и поехать домой, я была просто в бешенстве! Но он начал меня обнимать, гладить, утешать, говорить ласковые слова. А я просто села на кровать и разревелась.

Утром он вел себя, как ни в чем не бывало. Он проснулся, сел за компьютер ко мне спиной, делал какие-то свои дела. Даже чая с утра не предложил. Я прождала его часа два, после чего он наконец оделся, завел машину, заехал в аптеку, без лишних слов выдал мне постинор и высадил возле дома. И все это молча. Я была разбита, раздавлена, в бешенстве, мне было очень плохо, я его почти уже ненавидела. Дома я позвонила подруге и долго ревела в трубку. Она позвала меня к себе.

С Денисом мы встретились в тот же вечер. Я сама написала ему. И опять старая схема «пиши адрес, сейчас заеду». Он приехал почти ночью. Привез меня на окраину города, взял за руку и повел в лес. Молча. Мы долго шли по темному лесу, вышли на склон, он достал пневматический пистолет и предложил мне пострелять. Я взяла пистолет в руку, он ее направил, и я выстрелила несколько раз. Мне было жутко.

На обратном пути он завел старую шарманку про мое чувство самосохранения, что он мог меня убить и т.д. Мы сели в машину, и он, ничего не спрашивая и не узнав моего согласия, повез меня к себе домой и там занялся со мной сексом. Дальше мы начали встречаться каждый день. Он заезжал за мной вечером, иногда дарил цветы, отвозил к себе, трахал, а утром отвозил на работу. Несколько раз он приезжал ко мне на своей машине в умат обдолбанный.

«Пусть все видят, какой у тебя страстный парень»

В сексе он категорически не желал слышать слова «нет», был агрессивен, делал все зло, отрывисто, грубо. Фактически меня насиловал. В постели я, абсолютно осознавая это, была вещью, сексуальной игрушкой. Ему очень нравилось меня кусать, до синяков, до крови. Причем, он оставлял свои метки на видных местах – на шее, на руках, на области декольте – «пусть все видят, какой у тебя страстный парень, и завидуют».

Предохраняться он не желал и убедил меня в том, что вопросы контрацепции – это мои проблемы. О том, чтобы довести меня до оргазма или просто доставить мне удовольствие и речи не шло, я обязана была кончать по умолчанию, иначе – обида, холод, игнор. Как только он сам получал оргазм, сразу же подрывался и несся в ванную. Он частенько принуждал меня к тем видам секса, к которым я была не готова, а иногда и вовсе не спрашивал разрешения.

Одна подруга мне потом напомнила, что я говорила о том, что секс с ним был великолепен. И да, я действительно так говорила. Более того, я действительно так думала, пока не попробовала нормальный секс. И еще: мне нравится очень легкая игра в «подчинение и доминирование». Я специально написала «доминирование», а не «унижение» - есть разница. Меня заводит легкое садо-мазо (шлепки по попе, легкие покусывания). Возможно, еще поэтому меня так восхищал интимный контакт с ним. Но ключевое слово тут «легкое», а он кусал меня до крови, до того, что после секса я еще долгое время не могла придти в себя.

Еще несколько «звоночков», которые должны были меня насторожить.

1. Он никогда не приезжал в то время, в которое обещал. Опаздывал на два-три часа, а иногда и больше. Ссылался на дела с машиной. Когда звонила – трубку не брал, говорил, в гараже не заметил или связь не ловила. Меня это очень сильно раздражало: я не выношу, когда не могу распорядиться своим временем.

2. Его движения – сложно сказать, что с ними было не так, но определенно что-то было. У него как-то странно болтались руки и ноги, будто они от другого тела.

3. Он был очень истеричен и зол, часто орал на бабушку и на мать, иногда даже матом. Я в такие моменты его очень боялась. Он настолько дико кричал, обвинял их, что они его доводят, пилят, выносят мозг. А я находила ему миллион оправданий в своей голове и даже жалела. К тому же после приступов он «раскаивался», говорил что-то типа «я не знаю, что на меня нашло».

4. У него не было друзей. Совсем. Были несколько товарищей, которых он поливал грязью за спиной, и сборище гаражных алкашей, с которыми он бухал. И был еще один «лучший друг», с которым Денис за все полтора года наших отношений виделся раза три-четыре.

5. Он был настоящим жмотом. Я почти жила у него дома, а он никогда не предлагал мне еды. Я стеснительная, почти не выходила из комнаты, ужасно стеснялась бабушки с дедушкой ( Денис с ними жил). Он шел на кухню и ел там, а когда бабушка спрашивала, почему же он ничего не предложит мне, он неизменно отвечал «она не хочет». Когда я говорила, что хочу есть, он говорил: «иди на кухню, приготовь что-нибудь», зная, что я скорее умру, чем зайду на чужую кухню и буду там хозяйничать.

Однажды он пригласил меня «в кафе» - в дешевую узбекскую забегаловку. Я взяла себе только чай, и он прямо обрадовался, что я больше ничего не заказала. Он считал, что парни, которые своих девушек водят в кафе и дарят подарки – подкаблучники, а эти девушки – потребляди. У него прямо пунктик какой-то был по этому поводу: он вел длинные монологи о том, что деньги не главное, главное любовь.

6. Резанула уши одна странная фраза: «Даже не пытайся меня разгадать. Никто не может меня разгадать».

7. Он подавал себя как бунтаря, типа весь такой «против системы».

8. Я недавно наткнулась на такой отличительный признак: они же любят себе на аватарки в соцсетях ставить различных супергероев, великих и ужасных. У Дениса на аватарке стоял Тайлер Дерден из «Бойцовского клуба».

Эти звоночки зазвенели уже в самом начале наших отношений. Назревает вполне логичный вопрос, который задали мне не раз: почему я не обратила на все это внимания? Где был мой мозг? Как я вообще на это повелась? Сейчас мне сложно это даже вообразить. Я пишу, и меня просто потряхивает от омерзения. Но тогда все было по-другому.

Его грубость, наглость и откровенную хамоватость я списывала на мужественность и брутальность. Моя предыдущая партнерка была с комплексом жертвы, и это вынуждало меня рядом с ней быть рыцарем на коне. Но мне тяжело давалась моя позиция «верхнего», я все же за равные, партнерские отношения. Поэтому с Денисом я смогла расслабиться.

Выяснилось, что я у него чуть ли не первая "нормальная" девушка. Нет, до меня конечно были, но это было все не то, они сплошь были суки, шлюхи, тупые и т.д. А я вот – особенная, я – не такая, как все. На это «ты особенная» он меня крепко поймал. Мне было важно, дорого это чувство «особенной меня». Правда, мне не нравилось, что он меня превозносил над другими женщинами и противопоставлял им, но я это списала на влюбленность. Каждый влюбленный, должно быть, видит своего возлюбленного самым красивым, самым умным, самым-самым...

Он был виртуоз комплиментов. Я с детства не люблю, когда меня хвалят или расписывают мои достоинства, а он делал это настолько тонко, настолько оригинально, что это не звучало как комплимент, а, скорее, как «оговорка по Фрейду». И были там и горящие глаза, и счастливая улыбка, и учащенное дыхание. Уже сейчас я осознаю, что большинство этих «оговорок» не имели ко мне отношения вообще. Он дозированными порциями представлял мне свой идеал женщины, задавал стандарты. А мне уж очень не хотелось разрушать иллюзию «нитакой», и я изо всех сил старалась этому идеалу соответствовать.

Он отдавал должное моему уму, образованности и начитанности. Слушал с интересом, задавал вопросы. Мне легко и свободно было делиться с ним какими-то своими мыслями, убеждениями. Он сказал, что достаточно много читает - «для молодого человека». Сыпал множеством умных слов, фактов, рассказывал интересные истории из области физики, механики, информатики, а я, гуманитарий, смотрела ему в рот, что называется. Кстати, меня удивило то, что он часто употребляет слова «тривиальный» и «эргономичный», к месту и не к месту.

Раза два-три он подарил мне цветы, причем один раз очень эффектным жестом – приехал ко мне ночью с огромным букетом роз. Я не люблю цветы, но его внимание мне польстило, особенно на фоне его рассуждений о ТП-шках, которые сосут деньги. Если он решил потратиться на меня, думала я, значит, я того стою. Значит, он уверен в чистоте моих намерений.

Но больше всего трогала забота. Так я трактовала то, что он каждое утро увозил меня на работу на машине, потом приезжал за мной, забирал, отвозил домой и уезжал по делам. Правда, на работу я стала постоянно опаздывать, уж очень долго он собирался, и после работы приходилось подождать минут сорок – час, т.к. час-пик, пробки.

«Распорядитель» деликатесов

Однажды мама дала мне несколько кусков баранины, а Денис подвозил меня от нее. Услышав про мясо, он весь загорелся, сказал, что просто обожает баранину, спросил, умею ли я ее готовить. Я сказала – да, знаю пару блюд. Он предложил приготовить прямо сейчас. Мы заехали в магазин, докупили нужные продукты, поехали к нему и стали готовить (в смысле, готовила я, а он сидел на кухне и говорил, как ему нравится смотреть на меня готовящую). Просто классика патриархального жанра – на кухне, босая, и хорошо хоть не беременная.

Кстати, он мне говорил, что хочет много детей, и как будет здорово, если у нас будет большая семья. Как мы построим дом, заведем собак и т.д. и т.п.

В общем, про баранину. Он выдал мне несколько кусков для готовки, остальное убрал в холодильник. Ладно, подумала я, я домой ведь только завтра поеду, а мясо испортится. Блюдо приготовилось, он себе наложил огромную порцию и мне – половину самой маленькой тарелки. Быстро поел – он всегда ел быстро, жадно и очень неаккуратно, и ушел в комнату. Я неоднократно просила его не оставлять меня на кухне одну. Мы были знакомы около двух недель, и мне было очень неуютно, особенно если учесть, что жил он не один.

Я больше не попробовала ни блюда, которое приготовила, ни баранины, которая ушла в холодильник Дениса. Но тогда, как ни странно, я расценила это как деловитость, обстоятельность.

Такой же примерно случай произошел с красной икрой. Мама подарила мне полкило красной икры, я обрадованно решила поделиться ей с Денисом. Дело опять было у него дома. Он сделал штук пять бутербродов с маслом, намазал их икрой по четверть ложки на бутерброд, остальное убрал в холодильник. Ну вы догадываетесь, да?

Вечером мы пили абсент, который я купила, чтобы изредка насладиться. Мы выпили бутылку абсента за два дня, точнее, Денис выпил - я в те дни плохо себя чувствовала, мне совершенно не хотелось алкоголя.

Уже в те дни я ловила себя на мыслях, что он как-то уж слишком любит пошиковать на халяву, прибрать к рукам все, что можно, но потом мне становилось стыдно за эти мысли – фу, как можно быть такой мелочной! Кто бы отказался от угощения свежайшей бараниной, красной икрой и абсентом? К тому же, сама предложила. А то, что он в свой холодильник все складывал, так я ж у него и была. Может, он рассчитывал, что я напомню, заберу? А если сама промолчала, то он и решил, что так и надо?

Нашему знакомству было две недели, и я познакомила его со своей мамой. Он приехал к ней накуренный, но вел себя прилично, не вызывая подозрений. Со стороны сложно было догадаться, но об этом знала я и сильно нервничала.

А вечером мне стало совсем худо, температура поднялась почти к сорока. Выяснилось, что у меня пневмония. В больницу меня не положили, потому что в ней был ремонт, отправили лечиться домой. Денис привез меня домой, порывался купить лекарств, но я отказалась. Несколько дней мне было ужасно плохо, я чувствовала постоянную слабость, голова не соображала. А Денис постоянно приезжал ко мне, забирал к себе и занимался со мной сексом – он в эти дни сделался особенно возбудимым. Утром он увозил меня домой.

А еще через две недели пневмонию нашли уже у него, и его-то в больницу положили. А я долечивалась дома. Он сбегал ко мне из больницы каждый день, приходил в обед, а расставались мы часов в 6-7. Он катал меня на машине, мы покупали пиццу, опять занимались сексом.

Я вышла с больничного через месяц и попала в глубокую финансовую яму. Мне нечем было платить за комнату, и Денис предложил переехать к нему. Я сначала была против, мне было неудобно, да и не хотелось попадать на его территорию, но он обставил ситуацию так, будто у меня нет выбора. Он привел очень убедительные аргументы, и я
согласилась.

Медовый месяц

Я переехала к нему 1 декабря, и месяц мы жили душа в душу. Денис менялся на глазах в лучшую сторону. Все его родственники были от меня в восторге, говорили, как я хорошо на него влияю. Он стал спокойнее, сдержаннее, перестал орать на бабушку и маму, был весь нежный, обходительный. И даже в сексе старался прислушиваться к моим желаниям.

Мы много и долго разговаривали обо всем на свете, я рассказывала ему о себе как на духу, хотела, чтобы между нами не было тайн и недоговорок. Он рассказывал, в основном, о своем детстве и раннем подростковом возрасте, что у него был жестокий отец, который третировал маму и ужасно бил Дениса. Рассказывал о своем чувстве собственной ненужности, бессмысленности. Но тут же поправлялся и добавлял, что теперь у него есть я, и жизнь наполнилась смыслом. Цитирую: «Я даже не представляю, как мог радоваться чему-то раньше, без тебя». Сказано это было не в тему, но с таким чувством, с такой искренностью, что сложно было не поверить.

Когда он говорил о своем детстве, он часто рисовал себя эдакой белой вороной, одиноким волком, непонятым и непризнанным. Я жалела этого несчастного ребенка. Я знаю, что такое тяжелое детство, и как это сказывается на психике, и мне было искренне его жаль. Мне хотелось приласкать его, уверить, что все хорошо. Он в детстве был отвязным хулиганом, но оно и понятно – отец тиранил, мать оставила его на бабушку с дедушкой… Должно быть, он просто хотел, чтобы его полюбили, хотел внимания и одобрения от близких людей, хотел быть единственным и неповторимым для них – и для себя. Все эти чувства мне знакомы, и я сопереживала ему всей душой.

(Продолжение в следующем посте)

  • 1
Им крайне невыгоден окончательный вердикт разгадывания, а сам процесс поиска партнером волшебной кнопки - любимое дело после врубания Душа. Годами же жертва искать может, что она делает не так, что ушла его былая пылкая страсть.

  • 1