?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
"Сверхчувствительный" сталкер Дима. Окончание
tanja_tank
Приближался момент, когда мне нужно было съезжать из общежития. Дата была известна с самого начала, он эту дату знал. Сейчас даже не верится, но я точно помню, что я почти до последнего ждала, что он предложит мне переехать к нему. Т.е. мне нужно было искать квартиру, а я тянула время и все ждала чего-то... Я бы согласилась, несмотря на все вышеописанное. Девчонки вспоминают, что я хотела выйти за него замуж (этого я не помню). Что за мрак был у меня в голове, даже представить страшно.

За несколько недель до переезда Дима мне сказал, что не ожидал, что этот день уже так скоро, что ему еще нужно что-то там решить и вот еще бы немного времени и все было бы по-другому. Очевидно было, что он врет. Что и как "по-другому", он, кстати, не говорил, т.е. ни одного слова о совместном проживании не было сказано никогда. Но намеки были, я этого ждала, а он это понимал.

Не уходи, побудь со мною

Я привыкла бегать по вечерам, около общежития было неудобно, а у него прямо у дома – отличный парк. Однажды я спросила, можно ли я принесу к нему домой спортивный костюм и буду бегать иногда. Он вроде бы даже радостно согласился. В тот день я напомнила ему, что вечером собираюсь побегать и пришла к нему с пакетом вещей. Он вдруг попросил:

– Не уходи, пожалуйста, побудь со мной.
– А что такое?
– У меня плохое настроение.
– Ну я через полчаса вернусь и поговорим.
– Ты не понимаешь, мне плохо.
– Что-то случилось?
– Да.
– Что?
– У меня плохое настроение...

Я четко понимала, что он просто хочет, чтобы я послушалась. Сказала, что приду через полчаса и ушла. За эти полчаса он напился. Я вернулась и обнаружила его на полу в луже рвоты и пролитого вина. Вот тут у меня был момент какого-то просветления. Я поняла, что он действительно больной и что я его боюсь. И что надо все это прекращать.

К сожалению, сразу порвать не получилось, я продолжала думать, что надо еще немножко подождать. Кажется, я так думала все время этих "отношений"…

Я дотащила его до ванной, а потом до кровати, вымыла пол и замочила одежду. Его трясло и я укутывала его одеялами. Потом он наконец уснул. При всем при этом меня не покидало странное ощущение, что он за мной наблюдает. Несмотря на рвоту, озноб и неспособность стоять на ногах.

Утром Дима проснулся бодрый, как ни в чем не бывало. И начал разбирать моё вчерашнее поведение. Я, конечно, виновата в том, что он напился, я ужасно к нему отношусь, но при этом я одежду постирала и пол помыла, значит, какие-то чувства к нему у меня все же есть.

– Почему ты не вызвала мне скорую, когда увидела, что мне плохо?
– Потому что слишком хорошо было видно, как ты внимательно наблюдал за всеми моими действиями.

Как же он разозлился!

Я до сих пор не знаю что это было, спектакль или правда, не верится что можно так сыграть.

Рифма к слову «люблю»

Я знала, что просто так с ним расстаться не получится, он будет гулять под окнами и выслеживать на улице. Поэтому я хотела найти какой-то конкретный повод, но его не было. Это сейчас я так формулирую, тогда это было неосознанно, просто такое ощущение, что нужно искать повод, обвинить его в чем-то.

Он, видимо, почувствовал, что я отдаляюсь и вдруг сказал мне, что именно в августе с ним всегда происходит все самое плохое. И я почему-то решила, что не нужно с ним расставаться в августе. В общем, все продолжалось. Его желание меня удержать стало проявляться таким, например, образом:

– Я хотел бы тебя приковать наручниками к батарее, чтобы ты всегда была со мной.
– А ты не хотел бы, чтобы я хотела быть с тобой?
– Да, хотел бы, но…

Однажды позвонил:

– Ты какой цвет больше любишь, белый или чёрный?
– Прежде всего я не люблю сюрпризы.
– Нет, ты скажи цвет.
– Ну, белый.

Появился через 15 минут и вручил мне пошлейший наряд белого цвета из ближайшего секс-шопа. При том, что до этого мы ничего подобного не практиковали и не обсуждали. Т.е. он именно пытался "вернуть былую страсть". Как и многое другое, что он делал, это было очень не вовремя, не к месту, неестественно, как таракану бантик.

Я отказалась это не только надевать, но даже открывать, на что он грустно сказал: "Не знал, что ты настолько стеснительная". Надеялся, конечно, что я начну доказывать обратное.

Мы стали ссориться, при этом в разгар ссоры он часто говорил: "Я вообще не хотел ругаться, зачем ты это делаешь?" Он-то ни при чем, конечно. А еще: "У тебя ужасный характер, с таким характером понятно, почему ты одна, ты никогда никого не найдешь."

Во время ссор несколько раз произносил: "Я тебя убью". Потом объяснял, что он же не буквально, он имел в виду рифму - "ну ты сама знаешь, какую". Я не сразу даже поняла, что речь про "люблю".

Как-то я при нем расплакалась, и вдруг он, оценивающе глядя на мои слёзы, заявил: "Наконец-то ты настоящая". Причём, несколько раз это повторил. Я, наконец, нашлась: "Может, ты просто не знаешь, как выглядят счастливые люди?" Он опять разозлился.

Расстаемся "друзьями"

Тем временем, мы вдвоем с подружкой нашли квартиру и переехали. Вещей у нас было немного, нам помогли друзья из общежития. Диму я ни о чем не просила, а он не предлагал. В день переезда вообще пропал, ровно на один день. Позвонил назавтра и оправдывался, что было что-то с машиной, хотя я ни о чем не спрашивала. А потом стал подробно выяснять, как мы справились и кто нам помог.

Мы продолжали общаться, но ссоры стали чаще. Через пару недель он вез меня домой, мы опять поругались, ехали в напряженном молчании. Он ехал очень быстро, резко, хотя знал, что меня укачивает, я не выдержала и попросила его высадить меня, не доехав до дома. Он, ни слова не сказав, высадил и уехал. До дома было довольно далеко, поздний вечер, район не самый спокойный. Я пришла домой в слезах, села и написала ему письмо о том, что нам не нужно больше встречаться.

Он ответил, что давно ждал этого (типа он и сам собирался, просто я его опередила). Дальше логично перешел к объяснениям, что не знал (ха-ха), что это так далеко от моего дома, обещал, что больше никогда не будет меня так далеко высаживать. Предложил "остаться друзьями", и я согласилась. Мне тогда это казалось правильным, мы же взрослые умные люди, ну не сложилось, что же теперь.

Когда мы встретились в следующий раз, Дима стал просить меня поехать к нему, но я решительно отказалась, напомнив ему, что мы же друзья. При этом он не пытался меня уговорить, нет! Он пытался мне доказать, что я сама хочу к нему поехать, просто не понимаю этого!

Больше я у него дома не была. Мы несколько раз встречались, иногда у меня дома, иногда где-то гуляли, это было нечасто, я не отказывалась. Он явно старался себя хорошо вести, однажды, впервые (!) подарил букет цветов. "Спасибо тебе за то, что я почувствовал желание подарить тебе эти цветы". Однако же редкая встреча обходилась без того, чтобы он не срывался то на плач, то на злость.

Как-то я вскользь, в тему, упомянула о том, что о наших отношениях знает моя подруга. Он очень встревожился:

– Ты что, ей обо мне рассказала?
– Без подробностей.
– Не надо никому ничего рассказывать.

Тревога была явно настоящая, очень большой контраст со слабенькой или вообще наигранной злостью.

Новогодний сюрприз

Приближался Новый год, у меня компании не предвиделось, подруга устроилась подработать в ночной клуб. А я не сильно расстраивалась, приготовила себе вкусный салатик, договорилась с друзьями из родного города, что позвоню им по скайпу, в общем, ночь обещала пройти неплохо.

Но в 23.50 раздался звонок в дверь. Я сразу поняла, что это Дима, хотя мы уже давно не виделись. Внутри все упало, я поняла, что праздник не состоится. Не хотела открывать, но у меня горел свет и играла музыка, т.е. сделать вид, что меня нет дома, не получалось.

Открыла. Он зашел, постоял, спросил, неужели я одна. В таком вот виде мы и встретили Новый год.

Дима сказал, что хочет меня отвезти в одно место. Куда? Сюрприз. Ладно, поехали. И он привез меня в тот самый ночной клуб, где работала моя подруга! Причем у него уже был туда билет. Т.е. он пришел туда, увидел ее и поехал за мной.

Мы зашли, он встал в уголочке, ничего не предлагал, типа я тебя привез, ты теперь сама развлекайся. Черт! Опять то же самое! И опять я попалась. Настроение было ужасное – я ругала себя, что открыла ему дверь, что согласилась с ним поехать, что пошла в этот клуб (не люблю я подобные заведения), что друзья меня ждут…

Я вышла на улицу, подышала воздухом, сосредоточилась. Зашла обратно, купила себе бокал вина, нашла подругу, бегающую между столиков, мы с ней выпили. Она мне дала пароль от вайфая, я вышла на улицу и позвонила всем, кому обещала, поздравила всех кого могла, стало легче. Зашла обратно, нашла Диму:

– Тебе здесь нравится?
– Не знаю.
– Зачем ты меня сюда привез?
– Развлечься.
– Меня это не развлекает. У тебя еще какие-то планы, или пойдем отсюда?
– У меня к тебе вопрос. Что ты такого наговорила своей подруге, что она демонстративно прошла мимо меня и даже не поздоровалась?
– Она как белка в колесе, она тебя, скорее всего, не увидела или не узнала.
– Не может быть, она смотрела на меня в упор.
– Я не знаю, давай у нее спросим.
– Что ты ей рассказывала?
– Ничего, она только знает, что мы расстались.

Мы потом с ней столкнулись, я обратила ее внимание на Диму, она удивилась и поздоровалась, но его это не убедило. Он говорил, что это было неискренне и рассуждал, когда мы успели договориться. Ну конечно, нам кроме него больше нечем заняться! Но мне уже было все равно, я ничего не доказывала, он наконец замолчал.

Он отвез домой, в гости не напрашивался. У меня осталось ощущение, что он все это устроил, чтобы выяснить, почему моя подруга с ним не поздоровалась.

В безлюдном месте

В следующий раз он позвонил 3 января, предложил увидеться. Я была занята допоздна, но он уговорил встретиться в 9 вечера. Решили прогуляться и оказались в совсем безлюдном месте. Он вдруг сильно схватил меня и прижал к стене. Лицо перекошено злостью, он что-то говорит сквозь зубы, кажется, обзывает меня как-то, людей не видно, полумрак, я понимаю, что кричать и вырываться бесполезно, только разозлю.

Страшно, но голова ясная. Не злить, не бояться, быть спокойной… Начинаю вслушиваться в то, что он говорит, отвечаю что-то. Сколько мы так стояли, не помню. Вообще ничего не помню кроме самого конца:

– Ты понимаешь, что я могу сейчас тебя изнасиловать?
– Да, понимаю. Отпусти меня.
– А волшебное слово?
– Пожалуйста, отпусти меня.
– Назови меня по имени.
– Дима, пожалуйста, отпусти меня.

В общем, отпустил в итоге. Мы пошли обратно, и он нарочито спокойным голосом начал что-то рассказывать, типа продолжая прерванный разговор. Вышли в людное место, стало чуть легче. Наконец он заметил, что я разговор не поддерживаю:

– Что-то случилось?
– Я тебя боюсь.
– Но ты же сама ко мне прижималась!
– Нет.
– Ты хотела меня!
– Неправда.
– Ты сама себя не понимаешь, а я тебя чувствовал! Ты просто не помнишь!
– Это не так. Я хочу домой.
– Но ты ведь сама хотела, чтобы мы встретились.
– Нет.
– После Нового года ты хотела, чтобы я позвонил?
– Нет, я не хотела.
– (очень зло, резко развернувшись на месте и дернув меня за руку) Тогда поехали.

Пришлось ещё терпеть обратную дорогу. Больше мы не виделись. Но история на этом не закончилась.

"Я знаю, где ты бываешь"

Дома на меня накатило, я рыдала от страха, с кем связалась, и ужаса, что не знаю, как от него отделаться. К счастью (и мне опять помог опыт общения с Алешей), я уже догадывалась, что главное, что нужно – безразличие. Слишком часто я замечала в его поведении манипуляции, направленные на то, чтобы вызвать у меня отрицательные эмоции. Я понимала, что именно этого он сейчас и ждет. И что каждое проявление мною чувств будет расценено как подтверждение его значимости для меня.

Я решила, что я не буду избегать общения с ним – во-первых, мне не хотелось, чтобы он думал, что ему удалось настолько сильно меня запугать. Во-вторых, я думала, что если у него не будет возможности со мной пообщаться виртуально, он скорее начнет искать меня в реале, а этого я очень боялась и, кажется, боюсь до сих пор.

Он, конечно, не пропал. Звонил, предлагал встретиться. Я отвечала, что этого не будет никогда, потому что я его боюсь. Он стал мне писать длинные письма. На одно или два я ответила, потом перестала.

Надо сказать, что писал и звонил он не просто так. Писал, что часто встречает моих знакомых - "клянусь, пока не специально." Писал, что знает, где я бываю и может туда прийти. В общем, пытался меня запугать. И небезуспешно, к сожалению. Я стала бояться ездить в тот район, где он жил и в те места, где мы бывали вместе, стала ходить и оглядываться.

Когда я перестала отвечать на письма, он позвонил и спросил, почему я не отвечаю. Я сказала, что мне надоело пережевывать одно и то же, все равно он не понимает. Он опять стал звонить. Мы разговаривали с ним по часу и даже больше, совсем не помню, о чем. Мне это надоедало, отнимало время, но я не могла это прекратить. Он звонил мне поздно вечером и рано утром, будил меня.

Однажды я заметила слишком большие паузы у него между словами. И до меня дошло… он звонил мне и дрочил. Стало ужасно противно, я бросила трубку. Больше я с ним долгих разговоров не вела, жестко спрашивала, что надо и быстро заканчивала разговор.

Перед каким-то праздником он позвонил и сказал, что у него есть для меня подарок, спрашивал, как он может мне его отдать. Я сказала, что занята, и мне ничего не нужно, встречаться отказалась. В итоге он притащил коробку с подарками под дверь, позвонил в звонок и убежал.

Однажды Дима заявил, что был у врача, и тот сказал, что если ему не станет лучше, то через 10 дней придётся лечь в больницу. Он и раньше периодически намекал мне про каких-то врачей, но в ответ на мои расспросы многозначительно отмалчивался. Я пожелала удачи. Он надолго пропал. Где-то месяц я боролась с желанием ему позвонить, узнать, как он, потом потихоньку отпустило.

А через несколько месяцев я, возвращаясь домой, обнаружила розу, привязанную к перилам перед дверью моей квартиры. Аккуратненько так, в пакетике с мокрой тряпочкой. Я, конечно, подозревала что это Дима, но было странно – без звонка, а главное, без повода. И через пару дней до меня дошло! Это был мой день рождения по тому самому религиозному календарю! Вот я тогда веселилась – ведь он хотел же, наверное, какой-то положительной реакции от меня, а все равно по-человечески не смог – у меня должен быть день рождения тогда, когда он хочет!

Прошло полгода, я уже переехала к будущему мужу. Дима позвонил однажды вечером и, как ни в чем не бывало, бодро и весело спросил:

– Ты дома? Можешь выйти ко мне?
– Нет. И я занята, не могу сейчас говорить.
– Но ты не переехала? Когда я могу тебе перезвонить?
– Я переехала. Не надо мне перезванивать.

Как я в этот момент радовалась, что переехала, это просто не описать словами!

В следующий раз он позвонил и будничным голосом осведомился:

– Ты же понимаешь, что я легко могу тебя найти?
– Да, понимаю, а зачем?

Мне стоило диких усилий спокойно и даже весело это сказать, но результат стоил того: больше он меня не запугивал и не угрожал.

Но страх опять усилился. Стабильно раз в неделю мне мерещилось, что я его вижу на улице. Я сворачивала в сторону, убегала, меня бросало в жар, и из груди выпрыгивало сердце. Я стала бояться ходить по тем местам, где его "видела", а их становилось все больше. Если бы мне тогда пришла в голову мысль о психологе!

Кажется, только через год я наконец подумала, что просто не может быть, чтобы он так часто мне встречался. Да ещё в таких несвойственных ему местах. И в следующий раз, когда я его "увидела", то, преодолев себя, подошла поближе. Незнакомый мужчина удивленно посмотрел на меня, а я извинилась и рассмеялась. Стало легче. Сейчас, через 4 года, уже почти все прошло.

Он звонил еще:

– Что ты делаешь 8 марта?
– У меня обширные планы, а что?
– Я хочу 8 марта с тобой встретиться, но ты не подумай, это не в связи с праздником, я терпеть не могу этот праздник, мне просто нужно сказать тебе кое-что очень важное.

(Тут я вспомнила Алешу, его отношение к 8 марта, и мне стало очень смешно)

– Говори сейчас.
– Нет, для этого обязательно нужно встретиться.
– Это невозможно.
– Ну тогда я тебе ничего не скажу.
– Не говори.

После этого он пропал надолго.

Еще через год опять позвонил, довольно поздно вечером, я спокойно с ним поговорила, может, даже слишком тепло, потому что он на следующий день разбудил нас с мужем звонком в 7 утра. Я не взяла трубку.

На этом пока все.

Мне сейчас очень жаль, что я стёрла все его письма. С сегодняшними знаниями я, наверное, нашла бы там много интересного. Помню, например, он обвинял меня в том, что я не выполняю его просьбы. Я ему напомнила обо всех случаях применения им силы, спросила, это ли называется "просьба". Он ответил, что это же просто такая разведка, все же так делают, когда общаются, проверяют, что можно, что нельзя.

Пока я писала этот рассказ, нашла его профиль в соцсети, очень неожиданно. Мне всегда казалось, что с его паранойей он никогда туда не полезет. Но вот он, пожалуйста, живой, здоровый, улыбающийся! Зарегистрировался примерно тогда, когда перестал мне звонить. Глядя на его фото, я с ужасом почувствовала, что внутри шевельнулась какая-то нежность даже, желание узнать, как у него дела… Закрыла от греха подальше.


  • 1
Складывается впечатление что всяческие уроды умело выбирают себе именно уязвимые объекты. Ведь далеко не с каждым человеком все это возможно проделать.

Именно что с каждым или почти с каждым.

Это еще учесть, что героиня была стреляным воробьем, многие манипуляции уже распознавала... Если бы это был первый нарцисс в ее жизни, прогноз был бы хуже.

страшно представить, что почти с каждым...

И кстати, то что героиня увидя его пьяным и грязным не развернулась и ушла говорит хорошо о ней. Она - ответственный и чувствительный человек, а он это использовал. Может они не пристают лишь к крайним разгильдяям.

Скажите, а может ли человек избавиться от такого поведения, мировосприятия? Допустим он прозрел, что он психопат и понял что потерял всех кто у него был и нужно что-то исправить - возможно ли вообще прозреть?
З.Ы. моя мать психопат, нарцисс, садист и полное невменько, там вообще очень яркий букетец. Я уже давно не пытаюсь "наладить" с ней отношения, но смотрю иногда на нее и хочется верить что однажды она скажет мне здравые слова. И я ее искренне обниму. Без оглядки.
З.З.Ы я и сама первое время самостоятельной жизни вела себя во многом как она, вероятно неосознанно следуя ее примеру. Но причин у нее себя так вести я совсем не вижу - ее родители золотые люди были, добрейшие. Может не слишком умные, но ею очень дорожили. Почему она стала такой?

1. Скажите, а может ли человек избавиться от такого поведения, мировосприятия? Допустим он прозрел, что он психопат и понял что потерял всех кто у него был и нужно что-то исправить - возможно ли вообще прозреть?"

Как правило, они довольно хорошо понимают, кто они такие, даже не зная слов "нарцисс" и "социопат". Наплывами они сожалеют, что такие, но чаще делают вид, что сожалеют - потому что эти сожаления очень хорошо растапливают сердца жертв. Хочется обнять и плакать. :)

Но чаще не сожалеют. Они же "сверхлюди"! "Нарцисс влюблен в собственное расстройство", - пишет Вакнин.

Избавиться от такого поведения они не могут, это их примитивные, бессознательные или полусознательные психзащиты. Отказаться от них - выйти в мир "голыми", беззащитными, уязвимыми.

Да и чтобы стать другим - надо иметь другую основу личности. А личность безвозвратно покорежена в детстве.

Максимум о чем можно говорить - что социопат будет творить зло через раз, останавливая себя волевыми усилиями. Но сами понимаете, это будет "по настроению", и в систему войти не может.

З.Ы. моя мать психопат, нарцисс, садист и полное невменько, там вообще очень яркий букетец. Я уже давно не пытаюсь "наладить" с ней отношения, но смотрю иногда на нее и хочется верить что однажды она скажет мне здравые слова. И я ее искренне обниму. Без оглядки."

Если вы выйдете из-под ее власти и замаячит угроза вас потерять, она вам какие угодно слова скажет. Это называется сахарное шоу. Верить ему нельзя. Оно насквозь манипулятивно и не говорит ни о каком раскаянии.

1. З.З.Ы я и сама первое время самостоятельной жизни вела себя во многом как она, вероятно неосознанно следуя ее примеру".

Многие дети из токсичных семей через это проходят, но многие, особенно девочки, "самовправляются". Пусть и ценой первых разрушенных браков, и прочих катаклизмов. Тут есть очень показательные истории, где выросшие дети из деструктивных семей описывают свой путь к нормальной жизни и отношениям.


2. Но причин у нее себя так вести я совсем не вижу - ее родители золотые люди были, добрейшие. Может не слишком умные, но ею очень дорожили. Почему она стала такой?"

Вы лично знали этих золотых людей?
Причины должны быть всяко. Вы знаете подробности о детстве мамы?

Ой, Таня, я с ужасом думаю, что было бы, если бы я не сразу начала видеть всю эту муть. При том, что многое я только постфактум осознавала, да и всячески пыталась оправдывать для себя, предыдущий опыт мне очень помог.

Такой человек опасен тем, что у него нет выраженных нарциссических или пограничных перепадов, которые "хороши" тем, что позволяют очень скоро хлебнуть сильной боли и ускорить расставание.

По сути, Дима вам ни яркого Ледяного Душа не устроил, ни Закручивания гаек... шло какое-то очень постепенное наращивание насилия, которое очень трудно отследить, если не в теме и если не был в подобных отношениях. Кстати, со шлюханом Алешей тоже было "мягкое" сползание в болото.

Новичку надо много натерпеться от такого человека, чтобы понять, что жить с ним невозможно. Люди по 10-12 лет в таких "мягких" абьюзерах разобраться не могут.

Татьяна, а всё-таки точно мы, жертвы, не могли никак повлиять на то, чтобы с нами такого не случалось? Или всё же, может быть, стоит как-то учиться быть более стойкими? Не допускать, чтобы нас кто-то унижал, или оскорблял, делал что-то, что нам не нравится, или то, чего мы бы не хотели? То, от чего нам неуютно?

Детям, конечно, не получится этого не допускать. Но мы все родом из детства. Может, всё же просто нам всем нужно помимо того, чтобы с трех нот определять этих типов, ещё и учиться отстаивать себя и свои интересы? Просто проговаривая: "Не смейте на меня кричать." "Если Вы не прекратите, я уйду (или как вариант "выгоню вас вон"), или "я поговорю с вами, когда вы будете в адекватном состоянии". "Я не собираюсь выслушивать весь этот бред, немедленно прекратите." Даже когда нам говорят, что это из добрых побуждений, то отвечать, что "мне этого не надо!", уходить, если нас не слушают, и т.д.?

Вы говорите о совершенно однозначном и очевидном насилии. Тут и реакция другая. Когда на тебя кричат - это понятно, что надо или уйти, или дать человеку укорот.

В случае с нашими героями долгое время (а то и вообще все время) насилие не маркируется как насилие. Особенно в случае с нарциссами "на мягких лапах". Такой хороший человек, только добра нам желает. И надо же, живет с такой истеричкой и неадекватом, ну просто святой.

Например, в случае с последней историей. Разве может неподготовленный человек распознать насилие в предложении посетить религиозный праздник, на который надо идти по проселочной дороге на каблуках? Ну да, неприятно может быть, но чтобы увидеть в этом злонамеренность, надо быть сильно подкованным в теме и иметь печальный опыт.

А вот прижимание к стене в безлюдном месте со зверским вращанием глазами воспринимается как однозначное насилие, и реакция идет пропорциональная.

С практически каждым.

Edited at 2016-05-12 05:57 am (UTC)

Вот они и пробуют то с одним, то с другим. С тем, кто рядом. Сам же герой признался

  • 1