Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
"Вся правда о нашей маме". Прозрение двух сестер
tanja_tank
Впервые в блоге! :) На этот раз взглядом на токсичную обстановку в родительской семье поделились две сестры. Как и многих из вас, родители раздруживали их, и только повзрослев, женщины смогли разобраться, что собой представляет их мать, и сделать шаг навстречу друг другу.

Рассказывает старшая сестра:

«Я часто задумывалась о том, что мне не очень повезло с родителями. С виду было всё замечательно. Они оба работали, мы втроем жили в большой квартире, где у меня была своя комната. Стали мы жить в таком составе только когда мне было лет пять. До того я папу видела, знала, что это он, но заговорить с ним стеснялась. Мне рассказывала мама, что они периодически сходились-расходились, и что впервые на развод она подала, когда мне было девять месяцев. И что папа не хотел меня, у него уже был ребенок, и ему было рано во втором браке обзаводиться детьми.

Она говорила, что я была похожа на папу, а с ним у мамы не складывалось, и, глядя на меня спящую, она испытывала ненависть из-за этого сходства. Потом отошла постепенно. Для чего мне были нужны эти откровения, я не понимаю до сих пор.

По мне, родителям надо было разводиться тогда еще, не дожидаясь очередного рецидива. Но они считали иначе. Мама до сих пор говорит, что она мучилась из-за детей – её папа рано умер, и она не хотела своим детям такого же. Потом, когда эта версия уже не казалась такой душещипательной, была другая, что они остаются вместе из-за жилья.

"Ты -дерьмо"

Маминого общения с другими взрослыми было очень много. Т.к. она работала на дому, у нас часто сидела многодетная соседка, запирая детей дома. Когда я спросила маму, почему тетя Света не сидит дома с детьми (кстати, у неё раз в год стабильно был пожар в квартире с участием детей в её отсутствие), она прошипела злобно: «Это вообще не твое дело, замолчи».

Мне не разрешалось участвовать в разговорах взрослых, даже стоять рядом было запрещено. Такие правила: «Пришли гости – иди почитай у себя в комнате». Правил вообще было много. Сладости были под запретом, мало того, детям разрешались только дешевые – карамельные и леденцовые – конфеты. Шоколадные ели только взрослые.

Так же с курицей. Детям – голени, взрослым – бедра. С едой вообще было странно. Даже в моменты хорошего уровня достатка - «по одному кусочку в тарелку». Глупо, конечно, будучи матерью и взрослой женщиной, вспоминать и за это цепляться. Но это отличная иллюстрация к положению детей в нашей семье, которую можно описать всего одной фразой: «Ты – дерьмо».

С конфетами был такой случай – зашла соседка, принесла несколько штук. Я подошла что-то спросить, и мой взгляд упал на сладкую кучку. Мама скривила презрительную рожу и процедила сквозь зубы: «Только попробуй взять, это не тебе».

Они купили пуделя. Он был у нас не совсем здоровым, сердечником. Периодически случались судороги, при которых нужно было его держать, чтобы не упал. А потом, из-за появления крыс в доме, мы завели кошку. Кошка подрала ему глаза, и он ослеп. Ходил, утыкался в косяки, взвизгивал.

После общения с «кинологом» (у тетки был огромный шрам на пол-лица) по её совету было принято решение усыпить собаку (якобы гнойные выделения могли пойти в мозг, и он мог кого-то укусить). Ничего не проверилось у компетентного врача, усыпление доверили вообще каким-то уродам, которые решили перед смертью над ним поиздеваться. Это выяснилось уже потом, как и то, что «кинолога» посадили за забивание до смерти девушки в подъезде по пьяной лавочке. Меня до сих пор трясет при воспоминаниях об этом.

Кстати, пудель без пинка матери в дверь не проходил. Ей казалось, он медленно ходит, вот и придавала ускорения. Сейчас, если вижу, что знакомый склонен к жестокому обращению к животным, исключаю его из круга общения. Считаю это наиточнейшим маркером человечности.

"Моя дочь - воровка!"

Еще ярчайшее впечатление детства – порка ремнем и просто тычки, пинки и прочее рукоприкладство. Надо сказать, у мамы не было времени разбираться в ситуации. Ей проще было наказать и всё. Как-то я взяла поиграть купюру в пять рублей (в те волшебные времена, когда «Эскимо» стоило 20 копеек). Я точно помню, что мне было лет 6-7, и пользоваться деньгами я не умела и не собиралась. Точно помню, что взяла для игры. Когда мама заметила у меня деньги, то вырвала их из рук и стала громко кричать, что её дочь – воровка. Скоро об этом стало известно всем соседям и знакомым. Мне было стыдно с ними встречаться, и казалось, что они меня осуждают.

Кстати, мама вполне могла рассказывать обо мне нелицеприятные вещи кому-то в моем присутствии и смаковать мою реакцию, когда я хотела сквозь землю провалиться. Надо сказать, после первого случая я стала обворовывать всех, с кем пересекалась. Одноклассниц, подруг, обшаривала сумку соседки, зашедшей на чай, скручивала крючки с вешалок в музыкалке, обыскивала карманы в гардеробе школы. Причем, найденное мне было не нужно совершенно. Чаще всего выбрасывала. Клептомания прекратилась с появлением у меня подруг классе в восьмом.

Нечеловеческое лицо

Отдельный вид унижений – порка ремнем. Она сопровождалась подготовкой собственно ремня и словесной прелюдией. Во время избиения я старалась прикрывать ноги руками и не смотреть в лицо, потому что один раз я посмотрела, и мне стало страшно – человеческим его назвать было никак нельзя. Просить, умолять, падать ниц было бесполезно.

Как-то в очередной раз я потеряла варежку на улице. Зашла, еще не успела раздеться, и зачем-то об этом сказала. Мама начала меня избивать прямо у входной двери. При этом она, как всегда, голосила - видимо, чтобы слышали все соседи. Папа редко вмешивался вообще, но тут и на него что-то нашло, и пинать меня, рыдающую, продолжил уже он. Да, ребенок потерял варежку, которые мама вязала ночами, к тому же не в первый раз. Криминал.

Помнится, за плохое поведение мне было на полном серьезе высказано, что меня отдают в интернат. Вот прямо сейчас собирают документы и отдают. Интернат для первоклассницы был чем-то страшным, где издеваются над детьми (еще больше, чем в семье, дыа). После нескольких заявлений об этом я перед школой встала на час раньше и написала на нескольких двойных листах письмо родителям о причинах моего нежелания ехать куда-либо из дома и прочем. Разговоров об этом письме не было, но и байки про интернат сразу же прекратились.

Вообще, во время абсолютно всех экзекуций была странная жестокость. Мама была холодная, как снежная королева. На неё не действовало ничего. Слёзы, уговоры. Еще безумно раздражало, что практически каждый раз после воспитательных процедур она обязательно звонила какой-то из своих подруг и рассказывала, какая же я плохая. Если при её звонке к телефону подходил ребенок, она говорила ему сладким голоском: «Лапочка, маму позови». А в это время я, её дочь, стояла где-то рядом, униженная, и почему-то никогда, никогда таких слов в свою сторону не слышавшая.

"Обновки" с мусорки

Когда мне было лет восемь, у мамы родился еще один ребёнок – моя младшая сестра. Мне даже не соизволили сообщить до её рождения об этом – мама была женщина габаритная, и беременности не было заметно. Узнала я по факту рождения. На вопрос, почему так, сказали – думали, ты будешь ревновать и ненавидеть.

И как в воду глядели. Теперь к моей обязанности выгула собаки прибавился выгул коляски с краснолицым человеческим детенышем, потом бегающей активной малышкой, с которой до её трехлетия у нас были прекрасные отношения. Потом что-то щелкнуло. И она стала делать гадости, стучать на меня родителям и всячески издеваться. Никаких разбирательств не было никогда. Виновата была я, как старшая, видите ли, я её подначивала, чтобы она плакала.

Где-то после трехлетия сестры мама по стечению обстоятельств похудела до среднестатистического 48 размера. Начался ужас для меня, поскольку новую одежду я видела раза два в год. Остальное было из того, что кто-то из соседей нес на мусорку, выросли дети подруги, поносила сама – отдала мне. У меня было даже нижнее белье после кого-то.

Основную массу одежды мама покупала себе. Каждая купленная мамой новая юбка, куртка для сестры или папы откладывалась у меня в голове в виде обиды – им купили, а мне нет. У детей в нашей семье в принципе не существовало личных вещей. При малейшей провинности оказывалось, что подарок на день рождения лет пять назад ты уже не заслуживаешь, а если думаешь, что он твой по факту дарения, так перебьешься - это купили родители, а «твоя только грязная задница здесь» (с).

Потом выяснилось, что одевая детей в жуткие ношеные шмотки, родители добивались, чтобы на нас не обращали внимания посторонние, а то так и до беды недалеко. Говоря «родители», подразумеваю маму. Папа был человеком мягким и чересчур пофигистичным. Он не мешал ей вершить воспитание.

С той же целью, когда я ходила гулять с подругами в 13-15 лет, мне на каждую прогулку вручали собачку и сестру (предохраняли от глупостей). У меня после рождения сестры было стойкое ощущение, что её родили для меня. Прогулки с коляской и готовка еды (с восьми лет) легла на мои плечи. Мама просто не любила никогда ни готовить, ни убираться. И свои дела она с легкостью перекладывала на того, кто меньше возмущается. То есть, на меня и реже, папу.

Подруга из семьи с пятью детьми, с которой мы очень крепко сдружились лет в 16, спрашивала меня – а твоя мама вообще что-то по дому делает? Как ни позвоню, ты всегда чем-то занята.

Мама работала на дому, и совершенно справедливо, что перекладывала часть дел на нас. Потому что надомная работа почти никогда не заканчивается. Только вот тратили на нас минимум. Карманных денег у нас не было никогда, а то вдруг потратим на что-то запретное. Когда я пошла учиться и стала получать стипендию, у меня её изымали полностью, оставляя только на проездной. Не знаю, как сестре, а мне приходилось брать деньги на свои нужды из родительских кошельков и карманов, за что я опять же, каждый раз была наказана. Замкнутый круг.

Правда, я научилась хитрить. Сказала, что обедаю в училище (в этом случае вся стипендия перечислялась в счет обедов), а на самом деле покупала себе что-то нехитрое из еды, а через полгода накопила на свой первый фотоаппарат. Некоторое время я его прятала, когда он обнаружился, был скандал – естественно, подумали, что я украла либо его, либо деньги. Когда мне удалось убедить в обратном, сказали, что нечего было так мучиться и копить, мне всё равно собирались дарить фотоаппарат на какой-то там праздник. Я бы могла с легкостью в это поверить, если бы не одно «но» - подарки для детей были чем-то особенным.

Во-первых, если обнаруживались какие-то провинности накануне праздника, то подарок отменялся. По этой причине, если у меня во второй четверти была хоть одна тройка, под елкой для меня не было ничего. На дни рождения обычно дарилась одежда, причем, купленная без учета пожеланий и каких-либо примерок.

А на один новый год, когда мне было 16 или 17, подарили заводного Санта-Клауса на олене. Я всё-таки надеюсь, что это была шутка. Но об этом подарке мне говорили за несколько дней, хотели, чтобы я угадала – «Это что-то красивое и вкусное, а также музыкальное». Вкусным был олень. Да, пластиковый.

Вся такая противоречивая

Пару раз мама всё же поддерживала меня. Первый случай – мы гуляли с подругой, и повздорили с пьяной компанией. Причем, «вякала» на них подруга, а досталось мне. Ничего особо страшного не было – пара пощечин и заставили меня снять четыре серебряных сережки-кольца. Поддержка матери была сухой, но правильными словами: «Против двоих нужно было драться вдвоём, а ты, я так понимаю, была одна». Скорее всего, сыграла роль её личная неприязнь к подруге.

Второй случай – когда умерла та самая подруга из многодетной семьи. Умерла от халатного отношения матери к её болезни. Та мать не придумала ничего лучше, как обвинить меня и умирающую дочь (она умерла через пару дней после того разговора) в приеме запрещенных веществ в виде уколов. Говорила – скажи мне, что вы кололи, и врачи смогут её спасти (алиби себе обеспечивала за мой счет и счет дочери, понятное дело, что мы с ней ничего не принимали). Тут особой поддержки не было, но когда я сказала маме о смерти подруги, она разрыдалась.

Вообще, странность – будучи очень черствой с нами и вообще по жизни, она легко рыдала над жалостливой сценой в фильме, глядя на фото своей давно умершей подруги, ахала от трупа птички на улице или визга тормозов за окном. То есть, она постоянно меня запутывала, будучи такой разной. Мне словно давали понять: «Посмотри, твоя мама хорошая и чувствительная, это ты плохая, её расстраиваешь».

Работа как наказание

После училища я решила пойти в техникум, хотя сначала я хотела работать, потом учиться, не могла никак решить. Когда я заявила, что хочу работать, мне сказали – надо учиться. Позже мне сказали: работай лучше. Не помню, каким образом, но мне удалось и поступить, и отстоять свое право учиться. Работать страшно не хотела, и вот почему – в подростковом возрасте, когда я начала проявлять характер, меня постоянно пугали тем, что «ты сейчас встаешь и идешь устраиваться на работу, вон папа с 13 лет работал – не развалился». Работа для меня была чем-то вроде наказания. И в сознательном возрасте я длительное время «сидела на шее» мужа, и пыталась рассчитать то минимально необходимое количество детей/курсов/высших образований, чтобы никогда не выходить на эту работу.

Отдельная тема – мои отношения с бабушкой по материнской линии. Она была абсолютно другая. Мама была у неё третьим ребенком, первые дети умерли в ясельном возрасте. У мамы были свои обиды на неё. Но так получилось, что бабушка переехала к нам. Какое-то время была идиллия. А потом они поругались. И началось затяжное молчание. Нам было также запрещено с ней общаться, мы делали это тайно. Я могла часами разговаривать с бабушкой, когда мамы не было дома - мы с ней хорошо понимали друг друга.

Потом, когда я вышла замуж, мама навязчиво давала мне советы по семейной жизни, по грудному вскармливанию, абсолютно ничего в этом не понимая. Тогда я слушала и внимала, потому что мама, у неё опыт, и знания. Мне бы тогда мои теперешние мозги, а еще лучше в детстве. Я бы с удовольствием врезала ей пару раз вместо порки. Её советами было: «Молчи, не нужно с ним спорить, не надо скандалов и ссор, пусть всё будет ровно и спокойно». Ну, я слушала, конечно, превратившись со временем в тень своего мужа.

Что не мешало ей нарочито ржать, когда я озвучивала ей наши планы переехать за город, продав квартиры, и жить в доме. «Ха-ха-ха, вылетишь, как пробка, из своего коттеджа с детьми по месту прописки, - говорилось мне, – ты что, не знаешь, как оно бывает?» Хотя сейчас понимаю, это была банальная зависть (мы жили хуже вас, и вам не положено), и понимание того, что за город в гости на обед приехать будет не так уж легко.

Отстаивать право делать так, как я считаю нужным, я начала только во время второй беременности. Именно тогда, без советов мамы, у меня получилось всё идеально – и вынашивание без таблеток и ограничений в жидкости, и кормление ребенка, и всё остальное. Недовольства и споров было много. «Я с тобой вообще пила три ложки воды в день и ничего не ела, а так бы не доносила», - говорила мама. А консультанты по грудному вскармливанию – это вообще что за люди-неучи такие, дающие преступные советы кормить детей так часто, как они хотят и особенно по ночам?

На любви к болезням и лечении стоит остановиться подробнее. Каждый диагноз произносился с особым смаком, придыханием, а количество принимаемых лекарств – с гордостью. У неё обязательно была «самая редкая, неизлечимая болезнь в мире». «Если бы я не принимала эти таблетки, я бы уже не ходила своими ногами». Зачесался глаз – всё, я пошла в клинику, а удалят его или оставят, уж не знаю. И то же отношение к чужим болезням. Например, малые аномалии развития сердца моей дочери окрестились «пороком сердца», «больным сердцем».

Соревнование мамы и папы

Когда я окончательно поняла, что с мамой что-то не так? Совсем недавно.
Изначально она вбивала клин между мной и сестрой, рассказывая какие-то вещи, в несколько раз преувеличенные. Потом заявила мне, что у них с папой было соревнование, чей ребенок по жизни успешнее, и она выиграла. У меня был хороший (читаем: денежный) муж, отдельная квартира и т.д.

Как-то я высказала ей, что не надо было ко мне так относиться, и как вообще можно бить детей? Ей это не понравилось. И еще, она со мной не разговаривала несколько недель после того, как я ей сказала: «Если ты не можешь наладить отношения с собственной дочерью, живя с ней в одной квартире (имея в виду сестру), то может, дело всё-таки не в ней, а в тебе?»

Скорее всего, на это мое «прозрение» повлияло восстановление общения с сестрой – теперь я имела возможность выслушать две абсолютно разные версии события. То есть, я понимала, что кто-то из них врет или преувеличивает. Вот только кто?

После моего прозрения относительно мужа, я начала прозревать и в сторону мамы. Если в случае с ним мне достаточно было прочесть в новогоднюю ночь, в которую он внезапно исчез, несколько статей, и меня «осенило» - я рыдала, оплакивая свою иллюзорно-счастливую семейную жизнь, то с ней всё было сложнее. Это было ступенчатое прозрение в течение длительного времени.

Снижение количества общения с мамой произошло после моего выхода на работу – раньше она регулярно приезжала с визитами, причем, начиналось всё с телефонного звонка примерно следующего содержания: «Я к тебе приеду сегодня, у тебя будет обед? Я деньги экономлю, покорми меня». При мне она пыталась воспитывать моих детей – я разрешала двухлетнему сыну ходить по лужам в непромокаемых ботинках, а она своими замечаниями доводила его до слез, потому что нельзя же по лужам ходить, они мокрые. Насчет дочери советовала «Выбивать из неё дурь мытьем посуды». Откуда у моей дочери в 10-11 лет дурь, она не уточнила. Эти визиты трепали мои и без того натянутые нервы.

"Жду, когда ты перестанешь влезать в джинсы"

Отдельная песня – это отношение к имуществу детей. Почему-то оно считается чуть ли не своим. Помнится, один раз у меня появились две пары одинаковых джинсов, я одну отдала ей. Так она потом постоянно говорила: «Всё жду, пока ты перестанешь в них влезать и отдашь мне – они мне так нравятся, а если часто носить, то истреплются быстро». То есть мама ради обладания тряпкой желала дочери лишнего веса.

С остальным тоже не всё благополучно. Во-первых, у нее так и не закончилась маниакальная страсть тащить в дом то, что выбросили другие люди. Неважно, комнатное растение или шкаф/ холодильник, одежда и обувь. Какие-то ковры и занавески.

Во-вторых, то, чем обладаем мы, взрослые дети, тоже считалось наполовину своим. Когда у нас с мужем начались серьезные конфликты, она посоветовала мне привезти всю свою бытовую технику к ней - а то продаст, глазом не успеешь моргнуть. Естественно, что она надеялась полноценно пользоваться техникой. Но в случае, когда я перед рождением ребенка попросила её дать на время пылящуюся в кладовке вязальную машину, ответила: «Не отдам, это же моя игрушка». Причем, у неё была и есть вторая, гораздо круче той, что я просила.

Когда я, разведясь с мужем, начала отращивать себе зубы, то и она пала их жертвой. Я запретила ей обсуждать мою одежду (цвет, фасон, уместность), мою внешность (сколько раз в детстве я слышала – «ну, тебе это не пойдет, ты толстая»), внешность и вес моих детей (начала говорить сыну, что он худой, и надо есть больше, потом высказала, что я плохая мать – не кормлю его). Запретила ей что-либо спрашивать о моем муже, т.к. мне эти вопросы напоминали о нем и вызывали отрицательные эмоции (но она всё равно спрашивала периодически, якобы забывая).

Я это запретила еще и потому, что мне надоело распространение информации по её знакомым. К тому же, часто выдавалось следующее – а вот баба Маня считает, что тебе в твоей ситуации надо делать не так, а по-другому. Теперь каждый раз, когда она лезет в чужие дела, я резко отвечаю, и довожу её до того, что трубка со злостью кидается. Само собой получилось так, что все её излюбленные темы для разговоров закончились. Но способность довести меня до трясучки за пару минут беседы всё равно сохраняется.

Всё усугубляется выходом на пенсию в 55 лет. Работать она не хочет, а денег не хватает. Периодически мне намекает на то, что мы с сестрой должны отложить денег ей на отдых (а я потом сделаю вид, что я у вас их не брала, ха-ха-ха), постоянно говорит мне, что я трачу деньги не туда, я должна их откладывать (маме на путевку, она же двоих детей родила, ага). Когда я сказала, что детей вообще-то, рожают не для этого – «А я родила для этого».

Я взаимодействую со своими детьми (даже язык иногда не поворачивается называть это воспитанием) совершенно в другой плоскости – они для меня личности с рождения, я не применяю физических наказаний, всегда их выслушиваю. Я не хочу, чтобы они росли в такой обстановке, как мы с сестрой.

(Версия младшей сестры - в следующем посте)

  • 1
не понимаю один момент. героиня пишет, что из нее растят самостоятельного человека, лишая денег. И зачем этот самостоятельный человек продолжает общаться с родителями, когда вырос? Обычно младшие дети, если им покровительствуют, более инфантильны. А старшие легче рвут с семьей и продолжают общаться с родителями по-минимуму.
я бы привел примеры, но судя по обитателям этого блога, мои примеры вредны и неправильно трактуются.

Бывает по-разному. Я вот после развода и почти 9-ти лет жизни отдельно от родителей вынуждена жить с ними. Зато  стало понятно, что мои - тоже токсичные. Неплохой разбор полетов, если честно.


Единственное, за что можно дочке сказать спасибо матери, это за пример того, как не надо воспитывать детей. И дочка этот урок очень хорошо усвоила.

так все знакомо...

Автору - спасибо! Поучительно.
Как мне видится, в идеале можно было бы установить мамаше ежемесячные перечисления, в минимальном размере, с перечислением на карту и свести общение к минимуму. Для чего деньги - поясню.
Во-первых, это не позволит ей говорить, что вы неблагодарная дочь, а если позволит - у вас будут доказательства, что это не так. Для этого и нужна именно карта. Разовые суммы налом, даже в намного большем размере будут быстренько забыты.
Во-вторых, и в суде можно доказать, что мать на содержании (вроде как и по закону могут обязать выплату содержания родителям, а с такой матерью не исключен данный вариант развития событий в дальнейшем).
Только вот я не поняла на счёт отца, он сейчас не зарабатывает для нее деньги?

А еще у меня вопрос, как можно добится запрета разговоров на какую-нибудь тему? Вот я тоже хочу запретить некоторым родственникам что-то говорить про моих детей, и про здоровье и про воспитание. Но не представляю как этого добится. Всё же подается под соусом "бееееедные деееети".

На счёт слезливости и жалости к разным посторонним историям. Пишу как человек, постоянно испытывающий "комок в горле", когда слышу истории, берущие за душу. Так вот, эта реакция - всего лишь реакция, не говорящая НИ О ЧЕМ. Хотя я тоже была долго убеждена, что это признак душевности и прочего хорошего, что есть в человеке. Потому что судить надо по поступкам, по реальным делам, которыми человек показывает своё неравнодушие, а остальное - эмоции. Меня так даже стала раздражать в себе такая реакция, полагаю это типа внутреннего "якоря", установки, которая по какой-то причине зарубцевалась на эмоциональном уровне.

Боже, как больно читать. Многое знакомо.

Когда я спросила маму, почему тетя Света не сидит дома с детьми (кстати, у неё раз в год стабильно был пожар в квартире с участием детей в её отсутствие), она прошипела злобно: «Это вообще не твое дело, замолчи». - соседка хотела сжечь детей?

Читаю такое и думаю каждый раз: Боже, как же мне повезло родиться интровертом, флегматиком и эгоисткой! Как хорошо, что меня никогда не волновали ничьи проблемы! Быть безчувственной, с одной стороны, может, и плохо, а с другой - хорошо. Я никогда не реагировала на обвинения и причитания родных и думать, что я где-то в чём-то виновата, если что-то происходит с родителями - это не про меня.

Соседке с детьми было скучновато просто. Вряд ли она планировала эти происшествия. Потом половину детей отправила к родственникам пожить.

И не вздумайте давать на путевку! спасибо вам за это не скажут

Я вообще не понимаю, почему я должна отрывать от своих детей финансы и пускать их на отдых, хотя сама не езжу никуда, допустим? Я бы еще поняла, на решение проблем со здоровьем...

" Я запретила ей обсуждать мою одежду (цвет, фасон, уместность), мою внешность (сколько раз в детстве я слышала – «ну, тебе это не пойдет, ты толстая»), внешность и вес моих детей (начала говорить сыну, что он худой, и надо есть больше, потом высказала, что я плохая мать – не кормлю его). Запретила ей что-либо спрашивать о моем муже, т.к. мне эти вопросы напоминали о нем и вызывали отрицательные эмоции (но она всё равно спрашивала периодически, якобы забывая)."

я сделала проще - просто запретил матери трепать мне нервы. под угрозой прекращения контакта

Вот прям такими словами "прекрати трепета мне нервы"? Или говорили о каких-то конкретных действиях? И что, сработало, правда перестала трепать? А ваша маменька нарц?
Для меня вопрос очень актуальный. Думаю как раз то ли моих "родственников" сразу нах послать, то ли можно ещё как-то попытаться приструнить...

Есть сходство с моей бабушкой по отцовской линии(


(Deleted comment)
Ваша мама выглядит человеком, которого в детстве сильно головой ударили. Сочувствую :-(

Я запретила ей обсуждать мою одежду (цвет, фасон, уместность), мою внешность (сколько раз в детстве я слышала – «ну, тебе это не пойдет, ты толстая»), внешность и вес моих детей (начала говорить сыну, что он худой, и надо есть больше, потом высказала, что я плохая мать – не кормлю его). Запретила ей что-либо спрашивать о моем муже, т.к. мне эти вопросы напоминали о нем и вызывали отрицательные эмоции (но она всё равно спрашивала периодически, якобы забывая).
Я это запретила еще и потому, что мне надоело распространение информации по её знакомым.

Как вы можете что-либо запретить своей маме? У вас ведь нет над ней никакой власти. Она может с лёгкостью нарушить ваши запреты.

Запретить обсуждать со мной могу :)

Это все СССР, довел людей до такого

(Deleted comment)
Так это всё недавно было систематизировано. Некоторые моменты вспоминала и ужасалась, поскольку действительно, психика так устроена - наиболее шокирующее прячет.
Зато сейчас гораздо легче - как гнойник вскрыла.

//стала громко кричать, что её дочь – воровка. <...>
после первого случая я стала обворовывать всех, с кем пересекалась. //

назови человека свиньей, он и захрюкает.
Дети программируются на все что родители говорят и даже думают о них - на все без разбору, как в гипнозе.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account