Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
«Друг семьи» Славик
tanja_tank
Эта история произошла с читательницей двадцать лет назад. Но для нее она и по сей день «как застрявший в теле осколок, который ни с того ни с сего вдруг напоминает о себе».

«Иногда бывает так остро и больно, как будто все случилось вчера. Мое нынешнее «я», взрослое и циничное, спрашивает: ну что, опять эта херня? А маленькая девочка, не получившая когда-то желанную игрушку, глупая и капризная, снова ноет что-то про романтику и роковые страсти.

Ну, давай, говорю, сходи ВКонтактик, полюбуйся на фотографии толстого плешивого дядьки и представь, что было бы, если бы… Я-настоящая знает, что абсолютно ничего хорошего и что я относительно легко отделалась. Я-глупая девочка упорно отвергает плешивого дядьку, вздыхая о том мальчике, которым он был когда-то, и о том идеальном, что могло бы произойти исключительно в сферическом вакууме...

Вряд ли вербализация поможет избавиться от воспоминаний, да я и не уверена, хочу ли этого. Возможно, я решилась написать лишь потому, что мнение со стороны придаст этому замусоленному леденцу некий новый вкус.

Все, что я вспоминаю сейчас, - экстракт, сгущенный и очищенный от всего темного и мерзкого, которого в этой истории более чем достаточно. Хотя бы уже потому, что предательство и измена – они и в Африке предательство и измена. Я опустила некоторые детали, которые делают историю слишком узнаваемой, и изменила имена – мало ли кто это прочитает.

...Когда я познакомилась со Славой, мне было 28, а ему 23. На тот момент я уже пять лет была замужем и сидела в декрете с двухлетним сыном. Но прежде чем рассказывать о «роковом мужчине», надо сказать несколько слов о моем муже Андрее и обо мне. Он старше меня на пять лет, наш брак был вторым для нас обоих. Первый - и у меня, и у него - был ранним, коротким и абсолютно не с тем человеком.

Мы с Андреем притирались друг к другу с большим скрипом. По сути, это была борьба за роль вожака стаи. Нет, мы друг другу уступали и шли навстречу, но было очевидно, что для каждого из нас эти уступки – ломка себя об колено. Это я сейчас понимаю, что он являлся и является для меня оптимальным вариантом партнера. Как бы мне ни хотелось доминировать, но если б Андрей внезапно стал мягким и пушистым подкаблучником, я бы без зазрения совести вытерла об него ноги и пошла куда глаза глядят. Так уж я устроена, что в отношениях слабый раздражает меня слабостью, а сильный - силою. Я вообще по натуре одиночка.

В поисках «простого»

Итак, мы были женаты уже пять лет, и в какой-то момент я почувствовала, что устала от постоянного эмоционального напряжения. Вдруг захотелось чего-то простого, если не сказать, примитивного. Опять же декрет, постоянная усталость, часто болеющий ребенок и полный дефицит общения. Люди мне нужны редко. Но если уж нужны – то всегда остро.

После свадьбы я переехала к мужу в небольшой провинциальный город, подруг у меня не было. Андрей тоже в общении не слишком нуждался, поэтому жили мы довольно замкнуто. Незадолго до начала событий, компания, где он руководил большим отделом, переехала в новое офисное здание недалеко от нашего дома. И вскоре у меня вошло в привычку заходить к нему на работу после прогулки с сыном в парке. Хоть какое-то разнообразие, хоть какие-то люди!

В отделе работали, в основном, молодые парни, мои ровесники и младше. Я очень быстро со всеми перезнакомилась, и, как мне наивно казалось, подружилась. Вообще-то меня трудно назвать дурой, но тогда я вела себя крайне глупо, делая типичную ошибку женщины в мужском коллективе. Она может флиртовать или косить под своего парня, полагая, что ее все любят – такую милую, веселую, доброжелательную. Почему-то мне и в голову не приходило, что молодые и в основном холостые самцы видели жену начальника, неизвестно зачем ошивающуюся у них в офисе, несколько в ином ракурсе.

Но как бы там ни было, с моей подачи у нас с мужем сложился определенный круг общения: мы, одна из работавших в отделе девушек по имени Наташа (кстати, она много лет была влюблена в Андрея, чего не скрывала) и четверо парней. Вскоре мы уже отмечали вместе праздники, по пятницам ходили в бар, по выходным ездили за город – вместе с постоянными и переменными девушками. Такая большая дружная компания.

«Потаскун» с печальными глазами

Слава моего внимания сначала не привлек. Хотя бы уже тем, что все звали его Славиком, а для меня это был маркер «вечного мальчика». Такие до пенсии остаются Аликами, Толиками, Виталиками.

Хотя я не могла отрицать, что он довольно привлекателен – среднего роста крепкий блондин с печальными карими глазами (любопытно, что до этого блондины в моей эстетической табели о рангах находились ниже плинтуса). Наташа жила с ним в одном доме и рассказала, что Славу не дождалась из армии девушка, поэтому он подался, как она сказала, в потаскуны, не брезгуя никем. И действительно, на наши посиделки он приходил с самыми разными девицами, как красивыми, так и откровенно страшненькими. До определенного момента я ничем не выделяла его из остальных.

В тот день мы отмечали в баре чей-то день рождения. К концу вечера выпито было немало. Мы с одним из парней сидели в холле, пили вино и рассказывали анекдоты. Каким-то ветром принесло Славу. «Что это вы тут смеетесь?» - подозрительно спросил он. Мы встретились взглядом, и… Ну да, тот самый затасканно-киношный момент с пробежавшей искрой.

Впрочем, любая банальщина объясняется своей типичностью и повторяемостью. Искра действительно побежала – по бикфордову шнуру и к пороховой бочке. Ее сразу можно было затоптать, но мой затуманенный алкоголем разум возразил: «Ачетакова?». Наверно, если бы мы просто по пьяной лавочке тут же быстренько перепихнулись в туалете, ничего бы и не произошло. Наутро мне было бы стыдно и противно (я ж не такая, я жду трамвая!), и все бы закончилось, не начавшись. Но этого не случилось, и включилось самое поганое, что может быть во внебрачном интересе – режим romantique.

Наутро я проснулась с ощущением некой умытости и обновленности мироздания. Такое я испытывала только в подростковом возрасте. Специально увидеть Славу я не стремилась, но если собиралась зайти к Андрею в офис, уделяла макияжу, прическе и одежде немало времени (хотя до этого предпочитала джинсы и кроссовки).

При встречах мы косились друг на друга, как два школьника, и я говорила себе, что это просто легкая тонизирующая влюбленность, придающая жизни дополнительные краски. И что, уж конечно, я, такая приличная и порядочная мать семейства, ни за что не позволю себе ничего лишнего.

Хотя – что там скрывать – «лишнего» хотелось. При том, что в постели у нас с Андреем, в отличие от повседневности, все было идеально – так что искать причину в физической неудовлетворенности не имело смысла.

Черная полоса

Так продолжалось месяца два – радужно и безоблачно. А потом события обрушились лавиной, утаскивая за собой остатки моего здравого смысла. Я забеременела, но в начале третьего месяца потеряла ребенка. Он был хоть и случайным, но желанным, и я очень тяжело переживала его потерю. Чистку сделали неаккуратно, начались серьезные осложнения.

Только я выкарабкалась – Андрей попал в серьезную аварию. Операция шла уже несколько часов, я сидела в коридоре больницы, прогнозы были неутешительными.

Неожиданно появился Слава. Он сидел со мной весь день, приносил кофе, пытался хоть как-то меня подбодрить. Все закончилось благополучно. Была уже глубокая ночь, Слава проводил меня домой. В тот момент у меня не было никаких эмоций. Хотелось забиться в дупло и уснуть лет на двести. Мы просто дошли до моего дома и просто попрощались.

В больницах в середине 90-х творился настоящий бардак. Уже через день Андрея перевели из интенсивной терапии в обычную палату, хотя большую часть времени он спал под лекарствами. Мне удалось договориться об отдельной – точнее, трехместной, в которую больше никого не клали. Санитарок не хватало. Я проводила с Андреем весь день, после работы приходил Слава и отпускал меня домой – поесть и поспать. Я возвращалась ночью, и мы со Славой сидели с Андреем вдвоем, спали по очереди на пустой кровати. Только утром он уходил домой – переодеться и пойти на работу.

Как же я ненавидела себя! Сидеть у постели мужа рядом с другим мужчиной и представлять себе такое!.. Отсутствием фантазии я никогда не страдала. Это было отвратительно, но я ничего не могла с собой поделать. Когда Андрею стало лучше, Слава уже только забегал на полчасика, и не каждый день. Как и положено больному, Андрей капризничал, и это приводило меня в едва сдерживаемое бешенство.

Наконец Андрея выписали, а Слава получил официальный статус «друга семьи». Несмотря на разницу в возрасте, они с Андреем тесно сблизились, ходили без меня пить пиво, ездили вдвоем на рыбалку, Слава часто забегал к нам «просто так». Андрей говорил, какой Славик классный парень, а я смотрела на него с подозрением, пытаясь найти какой-то подвох. Правильная часть меня причитала: как это пошло и подло, влюбиться в друга и подчиненного собственного мужа! Неправильная часть упорото повторяла, что все под контролем.

Впрочем, Слава своего интереса ко мне никак не проявлял, и мне даже казалось, что интерес этот мне просто померещился. Ну, выдала желаемое за действительное, с кем не бывает. Это сейчас я понимаю, где собака порылась.

Хотя… кое-что все-таки проскакивало. Такие мелочи-мелочи, которые я, тем не менее, скрупулезно складывала в копилочку. Вот позвал меня в теннис поиграть (а то ж ему больше не с кем, особенно учитывая, как погано я играю). Вот на пикнике взял у меня из рук стакан и допил вино – словно и не глядя в мою сторону. Вот задержал руку на моем плече, помогая надеть плащ…

Лена, Наташа и другие

Девушки у Славы продолжали меняться со скоростью звука. Я не ревновала. Я вообще не ревнивая. Если не хочу что-то видеть – не вижу. Я и Андрея к Наташе никогда не ревновала, хотя видела, как она на него вешается.

А потом в отпуск приехала Лена – двоюродная сестра Вадима, еще одного парня из нашей компании. Она была моей ровесницей и жила в Москве. Вадим привел Лену в бар, мы познакомились, и она мне сразу понравилась.

И не только мне. У них со Славой моментально закрутился бурный роман. Причем такой… демонстративный. Например, если я приходила в бар позже других (а мы в то лето сидели там почти каждый вечер), Слава тут же начинал обнимать Лену и шептать ей что-то на ушко. Любопытно, что никакого негатива к Лене я не испытывала. Чувства мои были похожи на мутную лужу, на поверхности которой плавал фантик с надписью: «Скоро Ленка уедет». Лена действительно уехала, но Слава взял отпуск и отправился к ней. Вот тут мне стало как-то совсем кисло.

Через пару недель я посидела на холодной земле, и все мои женские болячки обострились так, что я угодила в больницу с жутким воспалением и температурой под сорок. Ребята присылали мне с Андреем цветы, фрукты и конфеты, но никто не приходил – неловко как-то в гинекологию. А потом пришел Слава. Без цветов и конфет. Посидел минут десять, смущаясь и глядя в сторону, пожелал выздоровления и убежал.

После этого мы не виделись ровно месяц. Вообще. На наши общие посиделки он не приходил, к нам домой тоже, а на работе, если я заходила, похоже, от меня прятался. Один раз мы столкнулись на улице почти в лоб, но он сделал вид, что меня не заметил. Я пыталась себя убедить, что так лучше, что пора завязывать с этой фигней, но было очевидно, что на безразличие повелась, как девочка. Как??? Он?! Меня?! Игнорирует?! Не я его – а он меня?!

Явление в полночь

Я нашла новую работу – диджеем на местном радио. График был собачий – будни с 8 вечера до полуночи. О посиделках в баре пришлось забыть. Работа захватила, особо страдать было некогда. Все новое, всему надо было учиться. О Славе я почти не вспоминала. Только как-то спросила Андрея, как у них с Леной – не собирается ли он перебраться к ней в Москву. Но Андрей ничего не знал.

В октябре он уехал в командировку. Обычно после смены за мной приезжал водитель, но в тот день позвонил и сказал, что машина сломалась. Лил дождь, транспорт уже не ходил. Ребенок был у свекрови, и я решила переночевать на офисном диване. В пять минут первого в наружную дверь позвонили. На крыльце стоял Слава с огромным зонтом, утащенным со столика уличного кафе. Он сказал, что решил меня встретить, потому что Андрея нет, а погода ужасная.

Мы шли в обнимку под этим кошмарным зонтом по темным улицам, и я была готова на все – хоть прямо в луже. Я была на сто процентов уверена, что вот сейчас мы придем, дома никого, и… Но никакого «и» не случилось. Вообще ничего не случилось. Он меня даже не поцеловал. Просто посмотрел у двери своим обычным - долгим и «проникающим» - взглядом, пожелал спокойной ночи и ушел. И пропал еще на месяц.

Месяц этот мне запомнился как одна сплошная истерика. События совершенно вышли из-под контроля. До сих пор мои отношения с мужчинами складывались по двухвариантной схеме. Либо я была влюблена в того, кто не замечал меня, и я воспринимала это, в общем-то, спокойно: ну, не всем же меня любить. Либо снисходила до чьих-то чувств, до поры до времени принимая их (так было и с первым мужем). Андрей в эту схему не вписывался, но то, что происходило со Славой, было вообще из ряда вон. Ни о каких качелях и прочих психологических тонкостях я тогда не подозревала.

Снова мы встретились накануне его дня рождения, который отмечали на даче у Наташи. Слава был с очередной девушкой. «Да пошел ты на хрен!» - сказала я про себя и – за отсутствием хорошего вина – налегла на коньяк. Выглядела я великолепно и вообще была в ударе. Парни наперебой ухаживали за мной, к великому неудовольствию своих подруг. Я отплясывала, как заведенная, и вдруг поймала Славкин взгляд – совершенно бешеный. Ох, как же меня это завело!

После полуночи я заметила, что он отправился на веранду покурить. Вышла за ним, сказала: «Уже твой день рождения, поздравляю!» и поцеловала. Наверно, столько эмоций у меня было только от самого первого поцелуя с мальчиком в 8 классе. Скрипнула дверь, мы отскочили друг от друга – и все снова закончилось.

"Замерший" адюльтер

Как прошло время до нового года – вот честно, не помню. Абсолютно. Как будто полтора месяца полностью выпали из жизни. Скорее всего, ничего интересного и не происходило. Дом, семья, работа. На Новый год снова приехала Лена. (кстати, когда мы со Славой шли под дождем, я спросила, что у них с Леной. Он ответил, что Лена девушка хорошая, но не для него – «слишком замуж хочет». Мне бы насторожиться, а я обрадовалась).

Однако когда она приехала, у них все закрутилось снова. На Новый год они вдвоем ушли уже в час ночи, так что мне было нерадостно. Первого числа мне выпало дежурить весь день, с восьми утра до восьми вечера. На самом деле никому наше убогое радио 1 января было не нужно, поэтому я просто записала свои выходы в компьютер, залила музыку на весь день и только изредка заходила в студию проверить, все ли в порядке.

Мы тихонько наливались шампанским с двумя другими диджеями и программным директором, и тут пришел Андрей со Славой, Вадимом и Наташей. В общем, получилась вечеринка. Мы танцевали со Славой все медленные танцы подряд, глаза в глаза, и я – как бы поприличнее выразиться? – чувствовала, что физическая база для «пошли» с его стороны полностью готова. Что до меня – я была готова уже давно.

Но Андрею наши обжимания – с чего бы это вдруг? – не понравились, и он устроил мне сцену. В ответ я на него наорала, припомнила Наташкины с ним заигрывания (хотя он ей ни разу для этого поводов не давал) и ушла домой одна. Андрей со Славой не разговаривал довольно долго, разве что по работе, но потом все улеглось. Хотя «другом семьи» он быть перестал, мы по-прежнему встречались в баре и на общих праздниках.

Так прошло еще полгода. Технически адюльтер завис на взаиможелании, не продвинувшись ни на миллиметр. Мы как будто вернулись на самую первую стадию – с пионерским переглядыванием, которое, похоже, не замечал только ленивый или слепой. Андрей не раз пытался мне намекнуть, что я веду себя… неправильно, но я каждый раз психовала, и мы ссорились.

Перелом случился весной. Был выходной, Андрей повез ребенка на какой-то детский праздник, позвонил Слава и сказал, что ему нужны рабочие справочники. Он зашел, мы пили кофе и болтали. Потом я поставила чашки в раковину, он подошел, обнял меня…

Не вдаваясь в детали, было все – кроме «настоящего» секса. Когда дело дошло до главного, Слава пробормотал «мне лучше уйти сейчас» и сбежал. Думаю, описывать, что я чувствовала, будет лишним. Скажу только, что сначала мне просто хотелось его убить. Очень больно убить.

Но потом девочка-которая-хочет-мишку напряглась и выдала оправдание: нееее, у него к тебе чувства, но он все-таки порядочный, Андрей же его друг и начальник. Думаю, если и была в этом доля правды, то только касательно начальника – с нормальной работой в нашем городишке было туго.

На очередной барной сходке мы встретились так, как будто ничего не произошло. Вообще.

(Окончание в следующем посте)


  • 1
Это была не любовь, это была мечта о любви.

Героиня! Попробуйте разобрать свою историю по книге Тани Танк, по видео Татьяны Дьяченко, серия "нарциссическое расстройство личности" (там короткие видео). Вот одно из видео, почему тянет обратно - https://www.youtube.com/watch?v=7u7SGPDVVm0

ну и другие - в группе много рекомендуют.

Уаааау, какой прекрасный ресурс! Кинулась изучать. Спасибо.

Героиня истории прочитала ваши комментарии и вот какие мысли у нее появились:

"По ключевому вопросу - почему до сих пор вспоминаю. Все-таки, думаю, то, что отношения закончились не по моей инициативе и гештальт не закрыт - лишь одна из причин. И возможно, не главная. И даже всякие псевдоромантические штучки, которых мне по жизни, возможно, не хватало, - тоже мелочь.

Скорее, дело в том, что это был достаточно длинный период очень ярких и сильных эмоций. Потом такого уже не было. Были отдельные яркие моменты, но именно моменты, а не целый пласт. Были потом и увлечения, но я, как пуганая ворона, давила их в зародыше, ограничиваясь максимум фантазиями.

И вот еще что. Это был период, когда я последний раз чувствовала себя молодой, прекрасной и обворожительной безусловно и естественно. После всей этой истории я начала в себе сомневаться, мне приходится себе доказывать, что я действительно привлекательна. Я и сейчас пользуюсь успехом, но каждый раз ищу какой-то подвох: а вдруг мне показалось, а вдруг у человека что-то нехорошее на уме.

Хороший был комментарий: когда жизнь чем-то наполнена, тогда не до воспоминаний. Действительно, это так. Когда все рутинно и однообразно - вот эти вот яркости из прошлого, да еще очищенные памятью от всего противного - очень кстати.

А еще я хотела подумать над тем, почему не отвергаю идею новой встречи. Но это оказалось довольно просто. Толстые плешивые картинки из контактика у меня все-таки никак не монтируются со сложившимся роковым образом. Сознание отвергает.

Другое дело - реальный человек. В той истории была изрядная доля эстетизма. Он изначально был красавчиком, и всяким душевно-духовным тонкостям не пришлось прокладывать себе путь через игнорирование неказистой оболочки, как это бывает, когда начинаешь общаться с человеком и перестаешь замечать его не слишком привлекательную внешность.

И потом - мы с ним не менялись вместе, рядом, на глазах друг у друга, с течением времени. Поэтому если бы я увидела С. сейчас - процентов так 80%, что когнитивный диссонанс и экзистенциальный шок :))) поставили бы на всем жирный крест настолько, что мне и вспоминать о нем, возможно, не захотелось бы.

Интереснее с оставшимися 20% - что, если обаяние окажется сильнее пуза и лысины? Могла бы я снова вляпаться? Я, конечно, понимаю, что все эти построения из области фантастики, но жизнь иногда такие вещи вытворяет - никакой сценарист не сочинит. Так вот, одну вещь я поняла очень хорошо. С таким человеком равноправных отношений быть не может - или он тебя использует, или ты его используешь (что менее вероятно, но все-таки возможно). Фактически сейчас именно я использую его - ну, пусть не его самого, а только образ, заставляя в своих фантазиях делать то, чего хочу я.

Беда в том, что все мое эротическое кино заходит в тупик, как только пациент говорит: я твой навеки. Потому что нафига ж козе такой баян навеки? Он мне не нужен ни в качестве мужа, ни в качестве долгоиграющего любовника (впрочем, любовник - это вообще не в моем стиле. Если бы он меня тогда не отшил, я бы наверняка ушла от мужа и рано или поздно осталась бы одна, у разбитого корыта).

Поэтому, если подумать, сейчас я хотела бы одного: я приполз к тебе с букетом, рассказать, что солнце встало. А я такая (куря бамбук): где ж ты раньше был, котик ты мой облезлый? А что еще-то? Романтическая переписка в контакте? Тайный секс на нейтральной полосе раз в полгода? Да прям, из этого и 20 лет назад ничего хорошего не вышло, можно подумать, сейчас что-то получилось бы. Хотя да, он же нарц, он же пинговал бы меня, ставя лайки моим фоточкам и снова исчезая :)))

Нет, никак я не могу представить себе реальные отношения в настоящем. Даже в прошлом - реальном прошлом - не могу. Только в сферическом вакууме. Вот так и получается, единственное, что мне было бы нужно - некая обратка: одной рукой держать, другой отталкивать. Я тебя хочу - но не хочу. Видимо, тот, кого покусал нарц, сам становится нарцем :((("

Возможно просто мало времени прошло после осознания "шо же это было". Меня чуть больше года назад тоже посещали фантазии, в которых нарц приползал ко мне на коленях и умолял принять его обратно. А я его такая гордая отшивала. И говорила ему, что он больной ублюдок. А он обливался слезами.
Теперь не хочется всего этого. Он просто плесень на стене в моей прошлой жизни. Хотя во все ещё иногда приползает на коленях, но наверное со временем и сны перестанут сниться.

А Славик-то по ходу скорпион.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account