Перверзные нарциссисты, психопаты (tanja_tank) wrote,
Перверзные нарциссисты, психопаты
tanja_tank

Categories:

"Друг семьи" Славик. Окончание

Скоро грянет буря

Лето прошло под слоганом: «Буря, скоро грянет буря». Я была как камаз на льду – не остановить и не остановиться. Слава вел себя так, как будто одной рукой тащил меня к себе, а другой отталкивал. Даже и не знаю, решил ли он идти до конца и просто оттягивал десерт, либо все же не хотел, но я его вынудила. Хотя как можно вынудить того, кто действительно не хочет?

Наташка насплетничала, что у него девушка в соседнем городе, и он к ней ездит уже с зимы. Я не обратила внимания – тоже еще новость. Мы стали встречаться, хотя и не часто. Играли в теннис, пили кофе во всяких потайных кафешках (город маленький, все на виду), как-то сделали вид, что случайно встретились на выставке.

До сих пор я писала в основном о кошачьем, но было бы полбеды, если бы все упиралось в чисто физическое желание. Нет, все было гораздо хуже. Мы разговаривали. Разговаривали и находили столько общего – и это было так волшебно и волнующе (то, что с Андреем общего у меня было намного больше, в расчет уже не бралось).

Он говорил, что уже нагулялся, хочет семью, детей, но «она» должна быть такая, такая… Если бы… (многозначительная пауза, многозначительный взгляд) он бы женился и на женщине с ребенком, он вообще детей любит... И ведь я была не семнадцатилетняя одуревшая от первой любви соплячка, а взрослая, неглупая и вполне самодостаточная женщина!

Собственно «буря»

В начале августа мы всей компанией поехали на речку. Это было какое-то истеричное веселье – много шашлыка, много домашнего вина, прыжки с обрыва, танцы вокруг костра. «Давай приедем сюда вдвоем», - сказала я Славе. «Давай», - ответил он. Договорились на следующую субботу.

Неделя пролетела в лихорадке. «Все будет – и на все плевать!» - говорила девочка-которая-хочет-мишку. «Идиотка, остановись, пока не поздно, - говорила правильная-я, - у тебя же семья!».

Суббота началась грозой – это было как проклятье. Или как последнее предупреждение. Я не вняла. Поехала на работу готовить программу на следующую неделю, позвонила Славе: приезжай, что-нибудь придумаем. Прождала весь день, думала, не приедет, и, вроде бы, даже с каким-то облегчением вздохнула, но тут он появился. Позвонила Андрею, что иду в гости, приду поздно.

Выпили кофе, прошлись по парку и… поехали к Славе домой (он тогда жил с родителями, но они были на даче). И начался цирк с конями. Кофе, вино, разговоры, разговоры. «Ты знаешь, у меня есть девушка» - «И что?» - «Ничего».

Снова началась гроза. Какие-то торопливые, суетливые поцелуи. «Ты правда этого хочешь?» - «Ты издеваешься?»

Это было грубо и примитивно, я привыкла совсем к другому. И очень долго, причем – вот где кошмар-то! – до финала ни один из нас так и не дошел. Фейспалм… Но самое странное, в тот момент я все-таки была счастлива, потому что наконец получила давно желаемое. Разумеется, забыв про «будьте осторожны в своих желаниях, они могут сбыться».

До моего дома шли пешком – было уже за полночь. Как тогда, осенью. Шли молча, держались за руки. Дальнейшее было понятно, но пока не озвучено – этого как бы и не было. У подъезда коротко поцеловались – и все.

«Какого черта от тебя пахнет мужским одеколоном?» - поинтересовался Андрей. «Танцевала с мужиком, который вылил на себя целый пузырек», - легко соврала я. Одеколон, кстати, назывался «Эгоист» - очень показательно.

В понедельник Слава приехал ко мне на работу. Я записала свои выходы на час вперед, и мы пошли в кафе. «Давай на этом закончим», - сказал он, накрыв мою руку своею и прижавшись под столом коленом. «Давай не будем ничего решать сейчас». – «Хорошо. Давай посмотрим, что будет дальше».

«Я хочу тебя, но не хочу»

Август был настоящей агонией. Андрей с сыном уехали навестить моих родителей, мне отпуск не дали. В первый же день я позвонила Славе и пригласила его к себе. Он обещал, но не приехал. Позвонил на следующий день и сказал, что не смог.

Мы встречались в каких-то забегаловках еще три раза. Он говорил, что я такая замечательная, что он меня не достоин, что у меня семья, которую он не имеет права разрушать. Я соглашалась, а потом зачем-то звонила снова, и он сам предлагал встретиться. Чтобы повторить все то же самое.

В последнюю встречу была сказана историческая фраза: «Я хочу тебя, но… не хочу». Я поинтересовалась, какого черта и что вообще все это было. «Мы оба этого хотели – и получили. И я все еще хочу. Но лучше остановиться, пока не поздно». Я разрывалась между желанием разрыдаться, броситься ему на шею с воплями «Я тебя люблю!» и вылить ему на голову чашку кофе. Но вместо этого просто встала и ушла. Домой. Пить коньяк, плакать и писать дрянные стихи.

Приехал Андрей. Отношения между нами совсем расклеились – и неудивительно. Нарастало ощущение восседания на пороховой бочке. Однажды вечером он предложил прогуляться в парке (сын был у свекрови). Мы долго бродили, молча сидели в кафе. Вернулись домой, легли в постель. Потом он сказал, спокойно и буднично: «Я знаю, что ты спала со Славкой».

Я, знала, что рано или поздно этот разговор произойдет, уж очень все было очевидно, и была готова упираться до последнего. Но Андрей сказал: «Только не ври, я все знаю. Он мне все рассказал». А вот этого я не ожидала. Видимо, мой вид выброшенной на песок рыбы был красноречивее любых слов.

Кто соврал?

Он встал и ушел в другую комнату. На следующий день я проснулась с деревянной и ничего не соображающей головой. На автопилоте оделась и пошла к Андрею на работу. Прошла мимо его кабинета в отдел и при всех надавала Славе пощечин – к великой радости и злорадству наблюдателей.

Он догнал меня в коридоре и довольно грубо спросил, что я вытворяю. «Какого черта ты все рассказал Андрею?» - заорала я. «Я ничего не рассказывал, идиотка!» - ответил он. Вечером Андрей в не менее грубой форме высказал все, что обо мне думает, собрал вещи и уехал к свекрови.

Я не знала, кто из них соврал. Я, кстати, до сих пор этого не знаю. Вот такой самый большой секрет всей этой истории. Как ни пыталась я анализировать ситуацию, вспоминать поведение и слова обоих, ничего не выходило. Не знаю, кого я больше ненавидела в тот момент – Славу или Андрея.

Через неделю позвонила свекровь – она, разумеется, была в курсе. «Или разводитесь, или как-то улаживайте дело». Она у меня умная женщина. Процесс улаживания растянулся на год. Андрей был готов постараться простить и забыть. (Забегая вперед, скажу, что простить-то он меня простил, а вот забыть… Ну, я такая же – обиды прощаю, но не забываю. Хотя, в отличие от Андрея, о них не напоминаю).

Возможно, все было бы проще, если бы и я искренне хотела все забыть и пойти Андрею навстречу. Но я вела себя так, как будто это он мне изменил. Боже мой, что я вытворяла! Однажды договорилась до того, что снова припомнила Наташкины заигрывания – мол, кто тебя знает, может, ты ничем не лучше меня. И получила единственную за всю нашу совместную жизнь оплеуху. Возможно, дело было еще и в том, что через какое-то время я почти убедила себя, что это Андрей соврал мне, что Слава ни в чем передо мной не виноват.

Мы просто знакомы

В день рождения Славы у меня был вечерний эфир. Я поздравила его и поставила песню, под которую мы танцевали 1 января. Ровно в полночь Слава позвонил и поблагодарил, спросил, как я живу. Я предложила встретиться и поговорить (зачем, о чем???). Он согласился: «Завтра в обед, в нашем кафе». Я ждала его полтора часа. Он не пришел и не позвонил. «Все так все», - сказала я себе.

С работы Слава не ушел, но перевелся в другой отдел. Теперь мы не виделись, даже если я зачем-то заходила к Андрею – хотя я почти перестала это делать. Изредка сталкивались на улице или в баре – он ходил туда уже не с нами. Кстати, все наши знакомые, разумеется, знали, что произошло, но притворялись, что нет.

Если мы встречались со Славой при Андрее, все делали вид, что незнакомы. Если нет, обходились сухим «привет». Казалось бы, все закончилось, но при каждой такой встрече у меня было ощущение, как от пореза листом бумаги. Тонко, остро и долго не заживает.

Зима и весна пробежали незаметно. В июне снова приехала Лена. Все свободное время мы проводили вместе, и как-то незаметно я ей все рассказала. Она не удивилась и сказала, что еще два года назад поняла – между нами со Славой что-то есть. И что сильно его ко мне ревновала, хотя и не подавала виду.

Я спросила, что у них все-таки произошло в Москве. Оказалось, все было хорошо, но когда отпуск закончился, он просто уехал. Ничего не говоря. И больше не звонил. А если она сама звонила ему, быстренько сворачивал разговор, оправдываясь тем, что очень занят. Она-то очень сильно им увлеклась и рассчитывала на что-то серьезное. Долго потом не могла прийти в себя. Так что мы оказались подругами по несчастью.

В последний день перед ее отъездом мы вдвоем сидели в баре, и вдруг появился Слава с двумя девчонками. Увидел нас – и просто в лице переменился. Каких косяков он на нас кидал! А мы, как две дурочки, хихикали, пихали друг друга локтями и пытались сообразить, на кого же именно он смотрит.

На следующий день Лена уехала, а мне стало ну вот совсем не смешно. То я думала, что он смотрел на Ленку, и тихонько умирала. То - что на меня, и тоже умирала, только уже по-другому. Короче, хватило одного сомнительного пинга, чтобы меня снова нахлобучило по полной программе.

В то лето я встречала его везде, как будто он меня преследовал (как знать, может, так и было). Мы здоровались на ходу и шли дальше. Но я спиной чувствовала его взгляды. Однажды получилось как в песне: «Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли я». Иногда рука тянулась к телефону, но мне удавалось себя сдерживать.

Потом я уехала домой в отпуск, и меня отпустило, но как только вернулась – все началось сначала. При этом с Андреем все потихоньку начало налаживаться, хотя, конечно, на прежний уровень мы так уже и не вышли. По сути, нам пришлось снова начинать притирку. И если уж мы ссорились, то так, что только перья летели – не в буквальном смысле, но близко к тому.

В то время я часто мечтала о том, что могло бы быть, если… Здравый смысл неизменно приводил меня к тому, что ничего хорошего точно быть не могло. Тогда я закрыла для него доступ и начала мечтать о совершенно нереально жизни в каких-то параллельных мирах, где все идеально и прекрасно.

Открытая дверь

Снова подошел его день рождения. На радио я уже не работала и попросила знакомую девочку-диджея вечером поздравить Славу в эфире и поставить все ту же песню. А сама написала на открытке безумные стихи и поехала к нему. Вообще-то, я была уверена, что он на работе, и хотела просто опустить открытку в почтовый ящик. Но когда подошла к дому, увидела, что он стоит у окна и смотрит на меня.

Я зашла в подъезд, бросила открытку и… пошла на второй этаж. Как загипнотизированный удавом кролик. На мой звонок никто не отзывался. Я подумала, что он не один или просто не хочет открывать. Начала спускаться, и тут дверь открылась.

Он рывком втащил меня в квартиру, прижал к стене. Взгляд у него был совершенно безумный. Таким я видела его всего один раз – два года назад, когда мы отмечали его день рождения на даче у Наташи. Я подумала, что он меня сейчас или задушит, или разложит прямо в коридоре на полу.

Но он вдохнул глубоко, постоял с закрытыми глазами и пошел на кухню. Варить кофе. Мы сидели за столом, говорили о какой-то ерунде, а меня трясло. Я аккуратно перевернула чашку себе на юбку и пошла в ванную застирывать. И вышла – в полотенце.

Слава подошел вплотную и долго смотрел на меня. Потом сказал: «Оденься. Думаешь, я не понял, зачем ты вылила на себя кофе? Ничего не будет». Я попросила утюг, высушила юбку, оделась. Когда я закончила, он сказал: «Уходи».

Тут меня окончательно переклинило – я заявила: «Не уйду» и уселась на пол в коридоре. Он пожал плечами и сказал: «Ну и сиди». Ушел в комнату и включил телевизор. Полчаса я сидела на холодном полу поясницей в сквозняк из-под двери, жевала сопли и ждала, что он передумает. Но Слава не вышел. Я поднялась и ушла. И вот это уже было финальным аккордом.

Как ни странно, успокоилась я довольно быстро. Нашла новую работу, получила водительские права, увлеклась фотографией. Со Славой практически не встречались – раз в несколько месяцев, не чаще. Просто здоровались, никаких взглядов в упор – ничего. Вскоре он женился, на той самой девушке из другого города. Говорили, что по залету – дочка родилась через полгода.

Десять лет спустя

Пожалуй, был только один момент, через несколько лет, когда меня снова слегка зацепило. По иронии судьбы, это произошло в тот день, когда мы с Андреем обвенчались (идея, кстати, была его). Мы пришли с нашими свидетелями отпраздновать в кафе, где до этого никогда не были, и первым, кого увидели, был Слава – он отмечал с семьей какое-то торжество. Подошел поздороваться, поздравил нас. У Андрея настроение испортилось, мне тоже было неприятно – но больше ничего.

Еще через год Андрею предложили хорошую работу в моем родном городе, мы продали квартиру и переехали. Первые два года мы приезжали летом к свекрови в гости, и один раз в автобусе я увидела Славу. Смотрела на него и удивлялась: неужели я могла сходить из-за него с ума?! Он заметил меня, кивнул и отвернулся. Потом свекровь переехала к сестре в Воронеж, и больше в том городе я не была. И думала, что тема навсегда закрыта. Но, как оказалось, не совсем.

Мне исполнилось 38 – как раз в этот день было ровно десять лет с того момента, когда мы познакомились со Славой. Вечером я вышла во двор выгулять собаку. Шел мелкий снег, и я подумала, что все точно так же, как тогда. Мы пришли с Андреем вдвоем в маленький грузинский ресторанчик и там встретили Славу с девушкой. Андрей нас познакомил, и они пригласили нас за свой стол. Помню, что была недовольна: ну просто зашибись праздник – с двумя незнакомыми людьми.

В тот момент, когда я вспоминала это, вдруг увидела впереди до боли знакомую фигуру. «Слава?» - глупо спросила я. Мужчина обернулся, и в первый момент мне показалось, что это действительно он. Крепкий блондин с темными глазами, очень похожий. «Вы ошиблись», - сказал он.

Выкручивало меня несколько дней. Я вспоминала все и снова грезила о том, что было бы, окажись мы вдвоем на необитаемом острове. Потом отпустило.

Двадцать лет спустя

С тех прошло еще десять лет. Иногда я не вспоминала о Славе два-три года. А иногда – несколько раз за год. Обычно для этого всегда был какой-то толчок – случайно попавшаяся на глаза групповая фотография в альбоме, песня из «тех самых». И да, конечно, встреченный на улице блондин с карими глазами. Вот уже двадцать лет, как этот тип мужчин стал для меня по-настоящему роковым – со слабостью в коленях, дрожью в руках, пожаром в животе и роем неприличных глупостей в голове. И с воспоминаниями следом. Каждый раз приступ болезни заканчивался одинаково – копанием в соцсетях. Не обнаружив его, я успокаивалась – до следующего раза.

Два года назад Слава мне приснился – ни с того ни с сего. Утром я сообразила, что снова день его рождения. И на этот раз я его нашла ВКонтакте. Написала на стене поздравление. Ужаснулась фотографиям. У моих ровесников, конечно, внуки уже, но его-то я запомнила даже не таким, каким видела в последний раз, а таким, каким увидела впервые. На следующий день получила в ответ «Спасибо». Не уверена, что он вообще понял, кто я такая.

...Прекрасно понимаю, что во всей этой давней истории я выгляжу крайне неприглядно. И, разумеется, мне не хотелось бы, чтобы кто-то из моих друзей и, тем более, близких узнал все эти подробности. Но я никогда еще не рассказывала ее никому полностью. Возможно, уже пора – вот так, именно незнакомым людям, как случайному попутчику в поезде.

Мне непонятно одно. Почему я не могу выкинуть этого человека из головы, хотя все закончилось уже много-много лет назад. Все роковые страсти-мордасти давным-давно должны были иссякнуть без притока топлива.

Конечно, в моей семейной жизни не все безоблачно, но я не ищу чего-то лучшего. А тем более – заведомо худшего. Ведь я прекрасно понимаю, насколько бессмысленными и деструктивными были эти отношения. И были же у меня до Андрея всякие бурные метания и страдания, но никого я не вспоминаю. Разве что мимолетно: ну надо же, было ведь такое.

У меня есть только одно предположение. Эти отношения были первыми и единственными, которые закончились не по моей воле. Как я уже говорила, на мои чувства либо не отвечали, либо я заканчивала отношения сама. Именно поэтому они стали разрывом шаблона, своего рода занозой под ногтем. Неужели мое стремление доминировать именно здесь сыграло со мной такую злую шутку?..»

Tags: гарем, жизнь после нарцисса, закручивание гаек, истории читателей, обесценивание, параллельные жертвы, перверзный нарциссист, пинг, соковыжималка, утилизация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 288 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →