?

Log in

No account? Create an account

Перверзные нарциссисты, психопаты


Previous Entry Share Next Entry
Исповедь девочки-"невидимки"
tanja_tank
Сбить спесь. Сломать волю. Переломить характер. Мать читательницы Инны говорила о своих намерениях в отношении дочери совершенно открыто. Сейчас Инне 31, и она категорически не хочет общаться со своей матерью...

«У меня вроде бы все хорошо. Я работаю на хорошей работе, замужем. Снимаем квартиру отдельно от родителей. Проблема у меня с матерью. Я не хочу видеть ее и общаться с ней. Мне физически плохо от ее звонков и даже мыслей о ней.

Я относительно недавно начала понимать, насколько сильно она поломала мою психику и насколько глубоко это во мне сидит. Я вечно не уверена в себе, чувствую себя виноватой, никчемной. В какой-то момент поняла, что это край, я себя разрушаю, появляется психосоматика. Начала прорабатывать все это с психологом (в третий раз за свою жизнь) и решила записать все плохое, что у меня было в детстве (хорошее, конечно, тоже было, но я прицельно прорабатываю плохое, чтобы справиться с последствиями).

В первую очередь, для себя, чтобы видеть и помнить, что я это не придумала. И еще, чтобы объективно оценить свое прошлое, посмотреть на него со стороны, а вдруг оно не такое уж страшное, а я перегибаю палку со своими реакциями и действительно просто неблагодарная дочь...


Страх и тревога

Мать вырастила меня одна. Приехала в Москву в 15 лет из деревни, работала на заводах. В 26 вышла замуж за моего отца и в 27 родила меня. По ее коротким рассказам, отец был «уголовник», почти сразу после моего рождения опять попал в тюрьму, и мать с ним развелась. Родственники отца ее не поддерживали, считая, что мать вышла за него из-за московской прописки. Скорее всего, так оно и было, голый расчет, не оправдавшиеся ожидания и еще ребенок на руках.

Когда я родилась, матери дали комнату в коммунальной квартире. В скором времени она перевезла к нам бабушку, через несколько лет нам дали вторую комнату в этой же коммуналке. Там мы жили, и мать живет до сих пор.

Раннее детство, до семи лет, помню смутно, в основном вспоминается, что постоянно было страшно и тревожно. Мама работала, бабушка вроде бы тоже, меня запирали в комнате, оставляли горшок (это было довольно унизительно, я уже умела пользоваться туалетом) и закрывали на ключ снаружи. Было почему-то очень страшно. Бабушка перед уходом демонстративно крестила окно и дверь, но я от этого пугалась еще больше, ведь если нужны такие предосторожности, значит, есть чего бояться.

Матери я постоянно опасалась – в каком настроении она придет, будет ли хлопать дверью и кричать. Теперь я понимаю, что она вымещала злость на мне. Тогда же я не знала, за какую провинность опять получу крики или трепку. Разбросанные игрушки – крик, в меня летит игрушечный докторский чемоданчик.

Помню, пока ее не было, я сломала какую-то деталь в конструкторе и от страха спряталась под кровать, надеясь так показать, что я понимаю всю степень своей вины. Когда она пришла, оказалось, что с ней какие-то гости. Она, смеясь, сказала мне вылезать, но видно было, что перед гостями ей неудобно. Еще бы, ребенок настолько запуган, что прячется под кроватью из-за детальки конструктора.

Черствая эгоистка

Мама с бабушкой вроде бы не особенно ладили. Бабушка наедине упрекала меня в том, что я не вступаюсь за нее перед мамой. Я чувствовала себя виноватой, что не догадалась, не защитила, хотя сама боялась, когда мать кричала на бабушку.

Бабушка умерла, когда мне было семь. После этого мать начала при каждом моем проступке вспоминать, что даже бабушка говорила, что я вырасту неблагодарной, черствой эгоисткой и «себе на уме».

Выплыл какой-то эпизод, что у тетки в деревне (у матери есть сестра, у которой две дочери, мои двоюродные сестры) бабушка почему-то упала. Моя двоюродная сестра, на полгода старше меня, побежала помочь, а я якобы отвернулась и продолжила играть. Не знаю, насколько это правда, я этого не помню, но этот случай теперь преподносился матерью как моя врожденная неблагодарность и злонамеренность, которую бабушка распознала во мне лет в пять.

Всё не так!

С детства я была виновата почти всегда и во всем. Не так сижу, не так мою посуду, выжимаю белье «не по-женски», говорю не так… Все не так!

Один раз перед сном (одно время мы спали в одной кровати) матери показалось, что я скриплю зубами. Она вся вскинулась, зашипела: «Ты зубами скрипишь, ты меня ненавидишь, только и ждешь, когда я умру». Я в ужасе стала ее разубеждать, что я не скрипела зубами, а если и скрипела, то случайно, и люблю ее. Бесполезно. Она была уверена, что я ее ненавижу, делаю все назло и желаю ей смерти. Мне было лет десять.

В другой раз я что-то сделала не так, уже не помню что. Может быть, огрызнулась как-то. Мать пришла в ярость, стала шипеть: «Ах ты скотина неблагодарная. А я-то, пригрела змейку на свою шейку!» и т.п. Повторялось это несколько раз и в будущем. Не понимаю до сих пор, что я такого делала, что бы заслуживало такой реакции. Я была домашним тихим зашуганным ребенком, отличницей в школе. Имела свое мнение, да, но до подросткового возраста особо не отсвечивала. Все равно она видела во мне злодейку.

Самая частая претензия ко мне была в том, что я «неласковая» и не лезу с поцелуями-объятиями. Мать прямо говорила, что маленьких детей она любит, они хорошенькие. Вот если бы я была ласковая, как маленькие, она бы меня любила. А так, ну сама виновата в таком отношении.

Когда я пыталась потом поговорить с ней, действительно ли она считает виноватыми меня и всех вокруг, она прямо сказала, что да, она – жертва. Жертва меня (я ей «всю жизнь испортила»), жертва других людей, жертва обстоятельств.

Но самый страшный для меня случай произошел, когда мне было девять лет. До этого времени я каждое лето проводила у маминой сестры в деревне. Как-то так произошло, что моя старшая двоюродная сестра, которой было на тот момент около 18, ввязалась в любовную историю и стала переписываться и советоваться с моей матерью. Мать отвечала ей, видимо, поддерживала, втайне от сестры.

Сестра об этом узнала и написала матери ужасное письмо, в котором поливала ее грязью и обвиняла в куче всяческих грехов. Мать получила это письмо и по мере чтения вся белела. Потом отдала мне, чтобы я тоже прочла. Там были такие слова, что «как только ты (т.е. моя мать) приезжаешь, твою девку всю наизнанку выворачивает».

Что она имела в виду? Наверное, что у меня менялось поведение после приезда матери. В общем, не очень понятно. Зато мать, как всегда, подумала про меня самое худшее, что позволила фантазия. Она начала разборку, вперила в меня взгляд и начала шипеть, что я ее настолько ненавижу, что меня рвет от ее вида, и прочий бред.

Меня почти парализовало от ужаса. Она продолжила перечитывать письмо. Я ушла из комнаты, читала, пыталась отвлечься. А она говорила, что я ее предала. Предавала ее с теткой, а сейчас опять предала, потому что ушла, занималась своими делами, не успокаивала ее, не разделила эту боль с ней. Но я не могла быть с ней в это время, она вызывала во мне какой-то первобытный страх. Говорила она все это злым и каким-то замогильным голосом. У меня внутри тогда все оборвалось, я как будто заледенела. Сейчас чувствую, что тогда порвалась какая-то связь с матерью, которая была раньше.

«Втяни сопли, дура»

Из хорошего могу сказать, что она меня не била. Ну как, несколько раз, как многих, скакалка, ремень, пощечина. Больше было угроз «вот получишь» и замахиваний. Был запрет на любые ответные действия.

Как-то раз, мне было около 12, она ударила меня в плечо на улице за что-то, а я пихнула ее в ответ. Она не ожидала, в удивлении опять толкнула, я тоже в ответ, так мы пару минут стояли и толкались. Когда она опомнилась, то в ярости взяла меня за шкирку (в прямом смысле, я была в шубе) и поволокла домой, приговаривая «пошли домой, а то люди смотрят, как две бабы дерутся, ну ты у меня дома увидишь, запомнишь, как на мать руку поднимать». Я сжалась от страха, хоть и чувствовала себя правой. Дома, естественно, она на меня шипела и надавала оплеух.

Но я к 12 годам уже была выше нее, к 14 выше и сильнее и, видимо, она стала опасаться отвешивать пощечины. Стратегия сменилась – теперь она стала кричать, что она меня боится, и даже это стала ставить мне в вину. Когда я говорила, что я ее боюсь, когда она шипит и входит в раж, она начинала орать, что я вру, да это она меня боится, я вон кобыла какая.

Одним из самых болезненных воспоминаний было то, как она меня в пылу очередной ссоры выставила за дверь на лестничную клетку в одних трусах и майке. «Все, живи как хочешь, пошла вон». Я в истерике рыдала за дверью, и в голове неслись мысли, куда же мне идти полуголой, кто мне может помочь. Через пару минут она грубо втащила меня в квартиру и с презрением кинула что-то типа «иди умойся, втяни сопли, дура». Очень больно об этом вспоминать.

Так же, как больно вспоминать про наших котов. У нас их было несколько, по очереди, каждый не задерживался больше, чем на три года, кто-то убегал, кто-то разбился, упав с шестого этажа. Они были некастрированные и иногда устраивали концерты. Мать их часто била.

Не могу простить себе и ей того, что разбившегося котика, который лежал внизу, мы так и не подобрали и не отвезли хотя бы усыпить. Приходили соседи, спрашивали, не наш ли. Мать отправила меня открыть им дверь и сказать, что не наш. Наверное, не было денег? Или ей денег было жалко? До сих пор плачу, когда вспоминаю об этом. Такое непростительно никому.

«Моя задача — тебя сломать»

Самым частым наказанием был бойкот. За любой моей провинностью шла ссора, показная обида, после которой я должна была выпрашивать прощения. Если я этого не делала, а с каких-то пор я это делать перестала, мать переставала меня замечать. Если мы встречались в коридоре или на кухне, она с непроницаемым лицом проходила мимо. Она молчала днями, неделями. Рекорд – больше трех недель.

В детстве меня это приводило в иррациональный ужас. Я выходила из комнаты в туалет, ванную или на кухню только когда ее не было дома или поздно ночью, настолько боялась выдать свое присутствие. Я чувствовала себя невидимкой и хотела исчезнуть. Думаю, того же хотела и она. К сожалению, эта травма со мной на всю жизнь. Я до сих пор как невидимка, иногда очень удивляюсь, что люди меня слышат и даже запоминают, что я говорю.

Однажды такой бойкот пришелся на мой день рождения, точно не помню, наверное, мне исполнилось 14 или 15. Она его проигнорировала. Даже через несколько дней, когда мы «помирились», она про день рождения не вспомнила, видимо, в воспитательных целях. Ни поздравления, ни подарка. Мне же было очень обидно, и я начала понимать, что матери на самом деле неважна я как человек, ей нужно, чтобы я делала то, что она хочет.

Она не скрывала, что ее задача – меня сломать. Сломать волю, переломить характер. А то, мол, я очень своевольная с детства. Помню очень яркий разговор, когда она назидательно говорила, что она – Красный Петух (она родилась в год Петуха, а я в год Быка), а Петух всегда заклюет Быка. Еще Петух легко приходит в ярость, но и легко отходит, если к нему найти правильный подход. Этот подход заключался в том, что с ней нельзя спорить, надо ублажать, заискивать и подлизываться. А я вот не ломаюсь, не хочу этот подход использовать, вот и расхлебываю, сама виновата.

В подростковом возрасте добавился экономический шантаж. Я с детства была приучена ничего не просить, мы жили почти в нищете, и я привыкла не просить купить мне игрушек, одежды и т.п. Теперь же иногда приходилось просить денег на учебные материалы, изредка обязательные экскурсии. Если во время бойкота я заходила к ней в комнату, неважно, пыталась ли я помириться или действительно попросить денег, первая фраза, которую я слышала, была: «Денег нет!». Она была уверена, что деньги – это все, что мне от нее нужно.

Скоро мне надоело унижаться и вымаливать из нее хоть слово, тормошить, плакать и выспрашивать, что такого я в очередной раз сделала, что ее расстроило. Бойкоты она не прекратила, только добавила упреки, что «вот была маленькая – мама нужна была, выросла – вот и мама не нужна».

Уродина и пустышка

Я выросла с убеждением, что все, что я делаю или говорю, неважно, недостойно особого внимания. Учусь на пятерки – так и должно быть. Веду себя хорошо – так и должно быть. Получаю пятерку с минусом – почему минус, недоучила? Занимаю второе место на олимпиаде – победитель есть только один, и это не ты.

Как-то еще в начальной школе я пришла к ней посоветоваться или пожаловаться на что-то. В ответ мне возмущенным тоном было высказано, что «твои детские проблемы вообще ничто по сравнению с моими. Я семью обеспечиваю, чтобы тебя прокормить, так что не лезь ко мне со своими глупостями». И потом еще заявляла, что она меня кормит-одевает-обувает и ничего больше мне не должна.

По сравнению с остальными вещами, то, что я сейчас говорю про обесценивание, выглядит жалко и слабо. Ну раскритиковала она мои дощечки с выжиганием (перевела же с картинки, не сама нарисовала), ну посмеялась над моим первым увлечением мальчиком, про которое я написала в дневнике. Пустяки же. У всех было. Нельзя, чтобы дети зазнавались. Но каждый раз это было как хлыстом по сердцу.

Свое мнение обо мне она еще раз подтвердила, когда мне было около 15-16 лет. Мы поспорили об одном фильме, у меня было другое мнение, которое я пыталась отстаивать. Аргументировать свою позицию она даже не пыталась, просто заявила, что я глупая пустышка, а никакая не личность, а личностью становятся, только когда сами начнут зарабатывать и встанут на ноги.

Это была очередная веха в моем осознании того, насколько ей неинтересно, чем я живу и что я за человек. Я совершенно уверена, что уже в 15 лет была личностью, я умела сформулировать и защитить свою позицию, пусть и неправильную. Честно говоря, от полной потери себя меня спасло то, что я была умнее своей матери и уже в детстве и подростковом возрасте многое понимала. Да, доля высокомерия меня тоже спасла.

Еще очень болезненны воспоминания о моей внешности в подростковом возрасте. Я была гадким утенком, нескладная и большелобая. В обычном своем состоянии на мои вопросы мать пыталась мне говорить, что я не красивая, но симпатичная, но когда она была взвинчена чем-то (или даже просто так), я несколько раз слышала: «Уродина, да посмотри на себя, на кого ты похожа!».

Особенно это ударило по мне, когда мы случайно встретились в метро, и она, увидев меня, вскрикнула – ахнула, всплеснув руками, что я такая уродка. Я была уверена, что действительно выгляжу затрапезно и неприглядно. Это, кстати, укладывалось в мою «невидимость», я боялась смотреть людям в глаза, поднимать голову, выходить на первый план.

Фотографироваться до сих пор не люблю, боюсь, что в мои фотографии будут тыкать пальцем и смеяться или жалеть, несмотря на то, что сейчас у меня обычная симпатичная внешность.

В то же время я должна была сама знать, сама догадаться, как мне одеваться и как ухаживать за собой. Многое она не трудилась мне объяснять, предполагалось, что я сама должна знать, как причесаться и вообще подать себя в лучшем виде. Я же от этого была в то время очень далека, и помочь мне было некому.

Однажды, когда мы ходили на рынок за продуктами, я не захотела покупать помидоры с машины у каких-то кавказцев, мне это все было неприятно, я побаивалась атмосферы рынка, всех этих зазываний и торга. Мать купила эти помидоры сама, схватила меня за руку и поволокла домой, шипя по дороге, что я должна пользоваться своей молодостью, что мне бы продали дешевле. Мне такое раньше даже в голову не могло прийти, мне было около 12 лет.

Фото ню и обучение поцелуям

Около того же возраста матери взбрело в голову обязательно сфотографировать меня голой «на память». Мне было очень неловко, я стеснялась, но она все-таки сфотографировала меня голую лежащей в ванне (я предусмотрительно напустила пены, сколько могла) и в трусах и майке после ванны (на фотографии видно, как я зажалась и отвернулась, мне это было почти непереносимо). Зачем это надо было делать? Чтобы запомнить, какая хорошая фигура в пубертате?

Вспоминаю еще один случай. Мы изредка переписывались с моей двоюродной сестрой – ровесницей. В одном письме она писала про какого-то мальчика, явно свою первую любовь, и в письме была фраза «он меня любил». Мать, вместе со мной читавшая письмо, пронзительно взглянула на меня и с нажимом спросила, знаю ли я, что это значит. Я не нашла, что ответить, что-то промычала.

Мать начала объяснять, что деревенские девочки очень рано начинают половую жизнь, и моя двоюродная сестра уже имела половые отношения с этим мальчиком, что видно из написанного. Сказать, что я сильно удивилась, это ничего не сказать (нам было около 11 лет!).

В более старшем возрасте мать, видимо, начала сравнивать меня с собой. Она напрямую хвасталась мне, что мужчины любят большую грудь, чтобы «было что подержать в руках», вот как у нее. И показывала выразительными жестами, что у нее «во», а у меня «прыщики», складывая пальцы в две фиги. Я чувствовала себя уязвленной, я ведь уж точно не виновата в размере своей груди. Зачем вообще сравнивать подростка с взрослой женщиной?

Еще один эпизод, от которого меня до сих пор передергивает, случился уже лет в 17. У меня никогда не было отношений к тому времени, о чем она, наверное, знала. Однажды она пришла домой в какой-то непонятной экзальтации. Я сидела в кресле и читала. Она о чем-то защебетала и ни с того ни с сего оседлала меня в этом кресле, слишком близко нависла надо мной и возбужденно предложила: «А хочешь, я научу тебя целоваться?». Меня накрыло гадливостью и омерзением. Я столкнула ее, вырвалась, а она спокойно и почти обиженно ответила: ну раз не хочешь, как хочешь.

(Окончание в следующем посте)

Какой ужас...

Очень похоже на то,что было и в моем детстве и продолжалось очень долго, лет до 35,пока  я не собралась с силами пересмотреть отношения с миром.
На самом деле мне очень стыдно: взрослая тетка, обижаюсь на маму... Но как-то в самом деле обидно: в самые тяжелые моменты моей жизни (развод, смерть близкого) она говорит:"у тебя всегда проблемы!Ты такая эгоистка! С тобой с рождения невозможно общаться,какой трудный характер! Ты сама виновата!" А у меня до сих пор не хватает мудрости,наверное,простить. И очень хочется никогда больше не общаться.
Спасибо,что отважились рассказать об этом. Кажется, знаю,что вы сейчас чувствуете...



Edited at 2016-07-19 03:12 am (UTC)

Ужас. Вот они нас жрут и используют, используют и жрут, но почему-то эгоисты при этом - мы!) "Черствый человек попался!" - жаловался людоед©

Сложно поверить, что бывают такие случаи. Но могу сказать точно, что некоторые моменты негативного отношения матери к ребенку - это простая психологическая и физическая усталость от одинокого воспитания. Знаю по себе, одна воспитываю сына и иногда просто могу накричать на него, хотя он ничего плохого не делает, но я не могу остановиться, потому что просто морально истощена на столько, что нет сил разобраться по человечески.

Если поможет, то есть другой способ — уйти.
Когда нет терпения, нет душевных сил, я стараюсь так делать. "Дочка, ты не права, а я устала сильно, нормально объяснить не смогу" и ухожу, ну или молча. Потом объясняемся, конечно. Но она уже сама научилась ловить такие состояния, в т.ч. и в себе.


Читаешь, и сердце кровью обливается от сострадания. (((

Знакомо и не забываемо...

Тяжелый пост для меня. много воспоминаний грустных...(( до сих пор не отпускает


Сочувствую. Для меня то, что я это написала, уже было огромным шагом к выздоровлению, правда. Воспоминания нужно вспоминать, а еще лучше записать)) Это помогает, чтобы отпустило)

Всё так знакомо.
Тварь, а не мама.

Эх, как все знакомо. Обнять хочется, утешить как-то, это ужасно больно и горько, когда с тобой вот так.



Edited at 2016-07-19 04:41 am (UTC)

Как будто с моего детства писано.. Ну вот один в один. И те же проблемы у меня сейчас с матерью, что и у автора. :(

Жду продолжения рассказа.

Очень жаль всех детей, кто рос с такими родителями. Нужно с этим работать, выздоравливать, жизнь одна, как ни банально это звучит.
К слову, у меня сейчас с матерью проблем нет. Нет общения - нет проблем)))
Шутка. Почти.

Про таких матерей меня мучает один вопрос: зачем рожать ребенка, если она не собирается его любить, а он может оправдать сам факт существования, если будет идеальным, но и это его не спасет от регулярно прилетающего на голову комода?
Это кошмар.. Многое узнается. И про бойкоты, и про "мне за тебя стыдно" (в моем случае - например, за нитакую прическу на вручении золотой медали в школе), и про чтение дневника с последующим разбором.
Автор, Вам не в чем себя винить. Сил Вам!

Edited at 2016-07-19 04:58 am (UTC)

"зачем рожать ребенка"

чтоб было как у людей

Мне 49. Матери 73. Дочери моей 7.
Три года я избегала как могла, не ездила.
Но неловко мне моей дочери обьяснять , почему мы к бабушке не ездим. Поехали с дочерью в Карпаты, думаю - там крюк в 100 км к маме, заеду на 1 день.
7 утра, мы одолели за ночь почти тыщу км в автобусе , и за предыдущую тоже - конечно, вид помят с дороги,не как с салона красоты только что.
Вижу - мать выгнала козу припнуть на пастбище, идёт через дорогу с 4хколёсной деревянной тачечкой травы, с ведро, курям. Нагнали её, здороваемся. Она немедля в ответ : "А Я вижу, якась бидося суне по дорози..."
Люди у меня за прошлую неделю с этой самой поездки тут два десятка фот - скажите мне, и подтвердите мамины слова, что я правда была в тот момент похожа на нищету, на бомжа, на пьянь, на чёрт знает кого ещё в глазах своей матери ?
Было желание даже в дом не заходить, тут же развернуться и уехать - но я же обещала своей дочери бабушку навестить.((
потом днём бабушка таки улучила момент, схватила внучку и потащила в магазин - местным, своим соседям - показывать.
Купила внучке две манипусеньких заколочки и один бант в школу ( не два ! ) она ещё спрашивала, что можно ей купить, я сказала - белые футболки без принта. про футбы мне сказали, что нет нужного размера. Через два часа в том же магазе я купила их сама. Маме не говорила ничего. мама пыталась сунуть моей дочери 500 грн и потом по телефону возмутилась, когда я сказала , где я оставила в её шкафу те предлагаемые ею деньги.
Ещё мне продавцы порассказали,что и как моя мать им обрисовала про мою дочь, такого что...ну вот и совестно мне к ней не ездить - и не могу - боюсь что сотрворит с моей дочерью то самое что и со мной - убийство воли и самостоятельности и внушение комплекса вины и комплекса неполноценности, и тд и тп. Кста, моя мама - отличник народного образования, заслуженный педагог - считает, что она имеет вполне заслуженное право лупить не только детей - своих дома, чужих в школе, и внуков само собой - и как меня за четвёрки в школе, так моих сынов лупила за ненарванную её кроликам траву, вот внучка избежала побоев - потому что раз в три года - за один день не успела накосячить )))а я за тот день выслушала столько, что приехавши домой, хотелось три пачки успокоительных на раз сожрать, и то замало (

ааа, мои "любимые" педагоги.... Как же я их ненавижу...

Как это ужасно, когда мать так неприкрыто ненавидит ребенка :( Последний абзац просто убил. Долбанная извращенка! Вспомнилась бабка Риты, которая рассекала по дому голой, фубля.

Героине хочу посоветовать поразглядывать свои детские фото. Мне это помогло начать адекватно оценивать свою внешность. Моя мать хоть и не обесценивала так открыто мою внешность, но ни разу не сказала, что я красивая или хорошенькая. Зато одноклассники травили еще как и из-за этого я долго считала себя уродиной. Помню классе в 7 я как-то раз заглянула после уроков по делу в кабинет нашей училки истории, она там сидела с другой училкой и говорит про меня: "Смотри какая девчонка хорошенькая, глазища какие красивые". Я была жутко смущена и... не поверила тогда в это, посчитала это вежливостью или лестью. Но позже мне это воспоминание помогло поверить, что я все такие не уродина.

Героиня, попробуйте повспоминать, может что-то такое было и у вас? И посмотрите фотки, наверняка вы там увидите очень симпатичную и милую девочку.

Присоединяюсь к совету. Я всю жизнь себя считала жирной уродиной, а оказалось-то все совсем не так.
Очень сочувствую автору.

Такой матери ребенок ничего не должен.
Телефон матери- в "черный список".
И забыть о ней. Навсегда.
Жить свою жизнь.
Любить своих детей.

Спасибо, про черный список - уже есть :)

Спокойно нахаркал на родителей в 17 лет, поступил в институт и отчалил к бабке. Хотя папаша обсирал меня немало, а иногда и бил. И что? Тьфу на него, и вся недолга. Есть хорошая цитата моего друга.

(с) В четырнадцать лет, я послал родителей нахер. А в шестнадцать они уже давно ушли.

Если захотите анонимно рассказать свою историю, нам всем это будет полезно и познавательно. Очень хочется представить, как родительское насилие воздействует на личность мальчика. Пока мужских историй на эту тему у нас не было.

Врете вы все, женщины они святые и ничего такого не делают. Вот если бы мужчина, то можно было бы добавить #янебоюсьсказать



Edited at 2016-07-19 06:03 am (UTC)

Ну да, но тут еще добавляется миф "мать это святое".